Самый ценный груз Рок "Сияния Рассвета"

Гильдия Великий Дом Крайтен
Тристана, графиня Ольгерд

В роли Митсона Фейка - Мitton.

До берегов Пандарии оставалось всего пара дней пути, а то и меньше, и на корабле последнее время царило приятное оживление. Пассажиры будто очнулись от месячной спячки, в которую погрузились на время долгого плавания, и активно обсуждали свои планы и чаяния на чудесную жизнь в новых землях.

Вот и очередной день подошел к концу, тьма в этот раз опустилась куда раньше, в первую очередь из-за того, что небо уже с час как было затянуто темными тучами. Видимость, и без того не самая лучшая, стала совсем никудышной.

Впередсмотрящий изо всех сил всматривался в окружающую тьму, силясь разглядеть хоть что-то: эти места еще не были изведаны досконально, потому приходилось быть начеку.

Большая часть пассажиров разбрелись по своим каютам, но резкие порывы ветра раз за разом пробирали насквозь смельчаков, что даже в такую непогоду не побоялись выбраться на прогулку по палубе перед сном. Вздымающиеся волны шумно ударялись о борт корабля, окатывая его пеной и раскачивая, словно люльку с капризным младенцем.

Александр: Чую, скоро грянет буря, - оставаясь на мрачной палубе, бормотал Алек.

Тристи: По моему, я даже видела молнию, а вы не заметили? - Трис ежилась, кутаясь в шаль.

Александр: Молния еще не самое страшное, - зевнул Алек, прикрывая рот ладонью, - А вот шторм будет очень некстати.

Митсон сидел на борту верхней палубы, свесив ноги в сторону моря. Такая тряска не давала ему упасть только благодаря канатам, за которые он крепко схватился.

Митсон улыбался шторму голубыми губами. Да и вообще, если бы кто-нибудь увидел его лицо сейчас, такое радостное, белоснежное от ледяной волны то наверняка у этого "кого-то" возникло несколько вопросов.

Очередная особенно высокая волна накатила на борт, да так, что даже забрызгала стоявших слишком близко

Александр меланхолично попытался стряхнуть с глаз воду.

Тристи: Ах, - Трис отскочила, и чуть не упала, едва удержав равновесие.

Тристи вернулась к бортику и ухватилась покрепче

Тристи: Но похоже, что он все таки будет? Александр, а вы не слышали, что говорят матросы? - графиня осмотрелась в поисках кого-нибудь с виду знающего.

Митсон после очередного толчка, чуть было не сорвался вниз, на нижнюю палубу. Однако крепкая хватка за край борта, сделанная стол вовремя, спасла его от столь неприятного падения.

Александр: Возможно, что будет. Матросы помалкивают, но это приводит к определенным выводам.

Тристи: Их как-то особенно много.. И вроде я даже слышу голос капитана...

Александр: Значит, дело дрянь, - спокойно бросил Тейн. - Будем надеяться, что мы проплывем достаточно, и нас выбросит где-нибудь возле места назначения.

И действительно, на палубе собралась абсолютно вся команда. Каждый был сосредоточен и занят своим делом.

Матросы карабкались вверх по вантам, а затем на реи абсолютно молча, время от времени раздавался звонкий крик помощника капитана, а сам он стоял на мостике непривычно замерев и глубоко задумавшись, разглядывая море впереди.

Александр устало смотрел вдаль. Путешествие утомило его настолько, что он был бы готов перетерпеть многое, только бы ступить на твердую землю.

Помощник капитана: Если не хотите, чтобы вас смыло за борт, лучше убирайтесь ка в трюм! - голос его раздался совсем рядом, и рукой он указывал на море.

Александр: Ну, что ж, раз нас так вежливо просят, - протянул Алек. - Леди, не желаете проследовать в нашу каюту?

Высокая, куда выше предыдущих волна неслась к кораблю

Митсон посмотрел на процессию внизу. Что, уже в трюм? Ну что же, и правда. Веселье весельем, но вот когда оно переходит в безрассудное самоубийство...

Александр: Леди?

Митсон зацепился за такелаж и, проверив прежде его на надёжность, поспешил дерзко съехать на нижнюю палубу.

Тристи открыв рот смотрела на несущуюся к ним волну. Она не успела ответить Алеку, а только еще крепче ухватилась за борт, за несколько секунд до того, как с куда более пугающей силой толчком волна ударилась в борт, и окатила с ног до головы всех, кто не успел убраться в трюм с нижней палубы.

Митсон, прикрываясь высоким бортиком, защищающим от особо ненастных нападков стихии, пробрался поближе к компании.

От резкого удара корабль даже накренился, по палубе что-то с грохотом покатилось

Александр тяжело вздохнув провел рукой по окончательно вымокшим волосам.

Александр: Еще одна такая волна и нас смоет за борт, - поморщился Алек с трудом удерживая равновесие на мокрой палубе.

Митсон наскоро замахал рукой спутникам, призывая их, наконец, последовать за ним.

Александр тяжело глянул на Тристану.

Александр: Я понимаю, что зрелище захватывающе, но может, вы все-таки пройдете в каюту?

Митсон пробежал несколько метров, однако поскользнулся на луже морской воды, оставшейся после последней волны.

И тут над кораблем разнеслись крики капитана. Он сам лично стал у руля, и показывал чудеса управления, выравнивая корабль

Митсон, упав, начал скользить по палубе, направляясь под углом наклона. Однако, когда до падения за борт оставалось пара мгновений, корабль чудом выровнялся.

Александр схватился за ближайший трос, пытаясь удержаться.

Митсон висит на краю, держась за бортик корабля. Сильная качка и волны, бьющие по ногам со всем ненастьем, не давали ему возможности подтянуться наверх.

Тристи цепко держалась за борт, обхватывая двумя руками, и не отпустив даже когда корабль выровнялся.

Александр: Тристана! - прикрикнул Алек. - Так вы собираетесь уйти с палубы или нет?

Митсон с бешенным тактом начинает крутить головой, стараясь приметить хоть что-то, что могло бы спасти его от неминуемой смерти в ледяной пучине.

Митсон уже давно приметил, что его просто никто и не замечал. Слишком много шума, слишком много возни. В такой суматохе ничего не заметишь.

Казалось никто из команды не замечал пассажиров на нижней палубе, или просто было не до них. Сейчас они были похожий на цельный организм, с головой на капитанском мостике.

И тем не менее, кто-то заметил болтающегося Митсона, крикнул что-то одному, другому, и вот уже несколько матросов тянут его за руки, ругаясь и тыкая пальцами в сторону трюма

Митсон поморщился, когда его затащили. Мышцы отмёрзли, находясь так долго под ледяной водой, а потому прикосновения были жгучи и остры, словно раскалённая заготовка меча на наковальне у кузнеца.

Митсон побрёл в сторону трюма. Пошатываясь и то и дело прогибаясь в ногах. Боль жуткая.

Митсон оглянулся на своих спутников и попытался что-то крикнуть им, чтобы они быстрее шли в каюту. Но вместо слов из горла вырвался омерзительный хрип, свойственный старику на смертном ложе.

Александр прижался к борту, хватаясь за веревку. Плюнуть на эту глухую тетерю ему мешали только трижды клятые принципы.

Тристи еще некоторое время непонимающе смотрела на Алека. От испуга она растерялась, но быстро взяла себя в руки, и чуть ли не с усилием отцепившись от борта, быстро побежала в сторону трюма, стараясь удержать равновесие.

Александр: Какого, вашу мать, демона? - выругался Тейн.

Александр: Я, мать вашу, невидимка. Могу отправиться в столицу Орды и убить их вождя, так никто же и не заметит! - продолжал ругаться Алек, с трудом пробиваясь к трюму.

Похоже, шторм не усиливался, но волны продолжали ударяться о борт, раскачивая корабль, будто игрушку.

На время даже показалось, что ветер стал стихать, но тут послышался оглушительный раскат грома.

ID: 12313 | Автор: Гуляющий DeathRaider
Изменено: 21 января 2013 — 16:49