Погружение Дуэт непотопляемых (7)

Тайлиф Азария
Шиоми
...и еще миллион персонажей Gjyr

Незадолго до того, как Флорио и Лина обнаружили таинственный корабль, проплывавший над Азаритом.

Шийе снова повелевал исполинской дракономордой черепахой, потащившей шаровидное судно по серому песку мур'гульской резервации. Они беспрепятственно пересекли защитный купол, за непрозрачной гладью которого скрылись неуютные жилища порабощенных существ. Пожалуй, им еще не довелось встретить свободных морских жителей. Даже акулы, и те несли на своем челе руну контроля завладевших ими квалдиров.
На этой глубине от солнечного света оставались лишь сине-зеленые лучи, и, когда песчаная пустошь закончилась, раскинулись подводные рощи. В воде никогда не бывает ветра, но мягкий морской лес не останавливался ни на мгновение: тонкие стебли мелко вздрагивали даже в легком шевелении вод.
Такое обилие выросших водорослей неспроста. С особым тщанием зеленые массы растений опутывали осколки руин, пока не показалось обширное скопление затонувших строений и башня, уходящая вершиной к самой глади моря, где ее окружал ореол дневного света.
- В последний раз я тяну вас за собой, не спрашивая. Но прошу с готовностью принять мое предложение. Вы станете тогда намного свободней, чем обычно чувствуют себя люди, попав на дно моря.
Азария смотрела на руины города, плывущие за окном.
Шиоми проследила за взором эльфийки, лениво провожая взглядом светлые камни, укрытые буро-зеленой порослью: припавшие к морскому дну колонны, арки, ведущие в никуда, и статуи, чьи прижизненные имена больше никогда не прозвучат, поглощенные ненасытными глубинами. Женщина отдыхала на деревянном настиле их корабля, подложив руки под голову, рассыпав по полу огненные локоны. Ноги она закинула на невысокий ящик.
- Похоже, когда-то это был действительно красивый город. Даже сейчас здесь каждый камушек помнит больше, чем я за всю свою жизнь, - усмехнулась Шиоми. - Расскажи, как ты хочешь научить нас дышать под водой, - повернула она голову к статной Азарии.
- Посмотрим ближе к делу, - прищурился Джаррет, хрустнув пальцами. Он кругами ходил по подводному кораблю, поглядывая то на Шиоми, то на Азарию, то на Шейе, находящегося снаружи и направляющего черепаху, тащившую их судно, - Да и, честно сказать, не помню я, чтобы ты предлагала что-то конкретное, остроухая. Говорила только, что мы пойдем в Азарит, навестим квалдиров, научимся у них кое-чему. Так вот, вопрос у меня стоит такой: что это за, черт возьми, предложение?.. Что мы будем делать на месте? Не увиливай, говори прямо и не утаивай ничего: только так мы сможем достигнуть... доверия. Здесь, под водой, в окружении врагов доверие союзникам будет не лишним, а?.. - Валентайн глухо прокашлялся. Отвернувшись от эльфийки, он заложил руки за спину и обратил свой взор на башню.
Шиоми, заслышав слова Джаррета, тихонько рассмеялась. Считала, что если уж ей не удалось сорвать с языка эльфийки ничего, кроме того, что та сама хотела сказать, то мужчина ей будет вообще на один зубок. Но она не вмешивалась, лишь прислушиваясь. Похоже здесь, под тяжестью водных течений, ценили это умение.
Кальдорейка повернулась к ним лицом. Оказалось, что ее силуэт выглядит нелишним на фоне потонувших развалин. Так одна из тех зеленых от водорослей статуй за окном могла облечься в плоть и ожить. Она отвечала обоим сразу:
- Мы не станем знакомиться с квалдирами, потому что я не стремлюсь проверить остроту их топоров и цепкость метательных сетей. Но они умели дарить дыхание океана тем, кто по праву рождения им не обладал..
Для этого нужно всего лишь раз отказаться от поверхности. Все, что от вас нужно, - это однажды отдать свое дыхание морю, когда я подам знак.
Азария задумчиво посмотрела вбок, размышляя, удалось ли ей достаточно мягко завуалировать обыкновенный глагол "утонуть".
Ошарашенная рыжая сосредоточенно хлопала глазами. Села, подобрав ноги под себя. Переглянулась с Джарретом.
- Отдать дыхание морю, говоришь... - она шумно сглотнула. - А если...не сработает?
Ей почему-то показалось, что в стенках корабля стало очень тихо, по крайней мере сражение "за" и "против" в своей голове она слышала вполне отчетливо.
С половину минуты после слов Шиоми Валентайн не издавал ни звука. Наконец, он собрался с мыслями, подобрал слова и заговорил.
- Уж не хочешь ли ты сказать, что, - здесь Джаррет сделал паузу. Очень большую паузу, - Я должен по твоему сигналу открыть рот в воде и таким образом нахлебаться её на весь объем легких и других внутренностей?.. И эти слова, "отдать дыхание океану" - не значат ли они того, что я не смогу более дышать на поверхности? - желчно спросил он. Наконец, он повернулся к Азарии и всё так же прищурившись посмотрел ей прямо в глаза. Его поза, выражение лица, взгляд - всё выражало уверенность; обычно он так давал знать людям, что его не проведешь.
- Расскажи-ка для людей темных, не разбирающихся во всякого рода ритуалах. Таких, как я. Пошагово, на простом всеобщем языке.
- Мозг некоторое время живет без воздуха, - авторитетно заверила Азария, весьма удивленная, что ради весомого преимущества они боятся пожертвовать малым. - Сильная магия всегда чего-то требует взамен. Дыхание возобновляемо. Как только легкие захлебнутся и сознание погаснет, чары насытят вашу кровь воздухом точно так же, как вода насыщает жабры морских созданий и позволяет дышать.
Вы не станете ожившими утопленниками. Возможно, телу понадобится время, чтобы привыкнуть. Светобоязнь, головные боли, привкус соли, онемение. Это пройдет. Магия обратима. Достаточно пробыть сутки вне воды, и дыхание океана исчезнет.
- Это очень похоже на оживших утопленников, - хмуро сказал Джаррет, мельком взглянув на рыжую и потом снова посмотрев в глаза Азарии, - Не знаю, можно ли тебе верить. Может, сейчас ты говоришь так, чтобы мы поступили так, как тебе угодно. Может, ты нас вообще в жертву этим квалдирам принести решила, а?.. Да и даже если ты правду говоришь, что будет, эльфийка, что будет, если ты, мать твою, ошибешься? Мне так видится, мы просто утонем, а ты пожмешь плечами и продолжишь свой путь, ни капельки не сожалея. Слушай, придумай-ка лучше что-нибудь безопаснее, что не потребует от меня добровольного самоумерщвления.
Взгляд Азарии холодел и холодел с каждым словом Джаррета, а нос ее брезгливо наморщился. Но на короткий миг. Издевательская улыбка круглозубого Шийе видна даже через преломляющий пузырь. И черноволосая отвечала:
- Трусливый человек. Ты не желаешь видеть различие между самоубийством и долговременной задержкой дыхания в воде. Я уже повязала на вас заклинание. Стоит ли открыть винты и впустить воду сюда принудительно?
Эта женщина делала удивительные дары. Похожие на проклятие или угрозы смертью.
На корабле, что следовал за неспешным ходом огромной черепахи, рыжая женщина ломала засохшие водоросли. Болотного цвета крошки сыпались на одежду и застревали между стыками досок. Шиоми решалась. Перехватив недоверчивый взгляд Джаррета, она прикусила палец. Похоже, все еще колебалась, но верила, что Азария не собирается убивать их за просто так.
Не сама смерть, а именно необходимость захлебнуться пугала ее безмерно. Эта мысль казалась ужасающей. От нее пробегал холодок по спине, и пальцы на секунду цепенели, замирали, давая короткую передышку все укорачивающимся лентам морских растений. В расширенных зрачках тут же темнел страх, лишь Шиоми представляла себе холодную морскую воду, что не дает сделать вдох, и разгорающийся в легких смертельный огонь. Но, тем не менее, женщина, похоже, была готова пойти на это. Лишь небольшой капли не хватало, чтобы чаша ее решимости наполнилась.

Джаррет вдруг улыбнулся, смотря на мрачневшую Азарию. Чем мрачнее она становилась, тем шире он улыбался и в итоге, когда она закончила говорить, человек даже рассмеялся. В этом смехе не слышалось обреченности или страха, сейчас Валентайн мог показаться как никогда веселым. Однако, левая рука ненавязчиво переместилась к рукояти клинка, висевшего с левого же бока; наверно, это было случайностью: в такой позе вряд ли будет легко выхватить оружие, - Какая ты... Забавная, эльфийка. Нет, правда, ты держишься здесь подобно правителю, непоколебимому суверену среди своих вассалов, здесь, среди этих морских скал, которые столь же враждебны к тебе, сколь и ко мне. Ты можешь говорить всё, что твой душе угодно, но ты же неглупая, верно?.. Должна понимать, что в этой ситуации это мало уместно, мы всё таки в одной лодке, и раз ты потащила нас с собой, тебе без нас не справиться. Эй, Шиоми, а ты что думаешь обо всем этом? Давай, скажи, не стесняйся!
- Мне кажется, мы ей не нужны совершенно, - поморщилась Шиоми, которую голос Джаррета вытащил из мира собственных кошмаров и сомнений. - Но я не хочу, совершенно не хочу тонуть. Если мы ей не нужны, то можем просто остаться в корабле, верно? - взгляд сощуренных глаз внимательно изучал Азарию. - И здесь дождаться,
пока она завершит свои дела в этом явно не предназначенном для людей месте. Ни к чему плести такие сложные заклинания.
- Эти скалы мои по праву наследования, - кальдорейка отступила от окна, чтобы руинного пейзажа стало больше. Там скользили каменные дома с треугольными фронтонами и портиками, как в Дарнассе, почти целые ротонды, изваяния с ушами той же длины, что у Азарии.
- Ты метко рассудил, назвав меня правителем. Скоро, если поступишь мудро и дашь мне закончить превращение, ты поймешь, зачем я здесь, на дне, в руинах города моей праматери. Ты намерен и дальше влачиться в громоздком корабле с прожорливой черепахой на виду у наг? Я даю редкий шанс прижиться в беспощадных условиях, а ты упрямишься, боясь наглотаться воды.

Несчастно вздохнув, рыжая чуть покачала головой в сторону Джаррета. О да, ей был знаком этот властный тон, не терпящий сомнений. И теперь Шиоми была уверена, что ей нужно бы подготовиться к предстоящему. К смерти.
Очередная минута молчания в раздумиях. Наконец вынесенное решение. Джаррет шумно выдохнул через нос и в последний раз посмотрел в глаза Азарии: - Хорошо, остроухая, выбор у меня всё равно небольшой. Но если что-то пойдет не так - может быть, непредвиденные побочные действия - и я при этом выживу, то рано или поздно доберусь на тебя и сомкну пальцы на твоем чертовом горле; если же умру - было бы хорошо, если бы океан поглотил тебя подобно акуле, поглатывающей свою добычу; но нет справедливости в мире этом, так что надеяться на это не смею. Это всё, пожалуй. Скажешь, что нужно делать, когда настанет время.
- Словесные потоки наконец умолкнут, а водные - прибудут - поднятая рука Азарии обращена к шлюзу корабля. Фиксирующие винты заскрипели, самостоятельно поворачиваясь, а черепаха резко дала ход на подъем, расплескав волны и выпустив вершину пузыря на непривычно яркий свет дня. Фонарь в средокрестии ребер закачался.
Люки разом открылись, и громогласно журчащая вода ударила по ногам, сбила ящики, плеснула в прозрачные стены судна. Корабль стремительно заполнялся ею и тонул. Азария сделала шаг назад и, невзирая на ограждения, оказалась за бортом, улыбаясь тонущим людям.
Их пузырь, оплот суши, стал сверкающей на солнце тюрьмой, до отказа заполненной соленой водой.

Когда шлюзы открылись, лицо Джаррета на пару секунд исказилось, а страх, стихийный страх, свойственный людям в той же мере, что и животным, накативший на него вместе с водой, оставался в глазах и после того, как спокойное, лишь слегка встревоженное выражение вернулось на его лицо. Выглядеть сейчас спокойным, уверенным, хладнокровно смотреть смерти в лицо... Это стоило чудовищных волевых усилий, таких, каких он за прожитые годы ещё не прикладывал. Наверно, это была самая страшная ситуация в жизни Джаррета, и страшная во многом своей неординарностью: подводное судно, созданное обитателями океана, быстро наполнялось холодной морской водой, а лучи солнечного света, пробивающиеся через тьму, в нескольких десятках футов под уровнем поверхности освещали эту сцену. Сцену, кульминацией которой может стать его смерть. Всё же человек не мог до конца справиться со страхом, липкой ледяной паутиной сковавшим ему спину. Валентайн посмотрел наверх. Томительные секунды идут. Вода добирается до колен, до пояса, до груди... Наконец, Джаррет с головой оказывается в ней и вот она полностью заполняет пространство, где несколько мгновений назад был живительный воздух. Упругий толчок сдавливает грудную клетку, выталкивая из неё воздух, выходящий вереницей маленьких пузыриков через угол рта Валентайна. Стараясь не двигаться и максимально сохранить контроль над собой, он переводит взгляд на ночную эльфийку. Десять секунд, тридцать, сорок пять, семьдесят... Больше, больше. Время безжалостно отсчитывает мгновения, отпущенные ему. За свою жизнь Джаррет не раз нырял, но ни одно погружение не было таким долгим. Соль щипет глаза, голова начинает раскалываться от недостатка кислорода. Боль усиливается. Наконец, силы на сопротивление уходят из Джаррета, и он непроизвольно открывает рот. Вода мигом заполняет желудок и легкие, делая тело тяжелым и принося обжигающую, просто невыносимую боль. Он испытывал уже что-то похожее когда-то очень, очень давно. Мысли окончательно спутываются, контроль над телом теряется... Огонь мысли во взгляде капитана угасает. Не в силах справиться с водной стихией, продержавшись так долго, как только мог, и поставив все возможные личные рекорды выдержки, Джаррет Валентайн умер.

Уворачиваясь от объятий смерти, не позволяя цепкой хватке темного дыхания вцепиться в свое горло все время до этого, сейчас Шиоми сама ждала прихода той и могла лишь молить о недолгой агонии.
Так вот как пахнет смерть. Солью и морем. Шипит белой пеной и отзывается ударами сердца в ушах. Эти удары глухим набатом отсчитывают секунды, крохотные песчинки отмерянной жизни. Вода уже накрыла с головой, и алыми водорослями взметнулись вверх волосы, следуя за непокорным буйством потоков. Как тряпичную куклу, ее понесло к одной из стен корабля, беззвучный удар отозвался вереницей воздушных пузырей, что запутанной нитью закрутились, всплывая туда, где дневной свет разрезал толщу вод. Шиоми потянула руку вперед, желая схватиться за эту спасительную нить, вместе с ней улететь вверх, к покрытому рябью небу, как и гласят рассказы жрецов. Но в ее глазах заплясали черные пятна, и невыносимая слабость сковала движения. Да, она не достойна того, чтобы уйти на небо. Всегда знала, но сейчас, именно сейчас, ощутила всю горечь потери. "Нет, подожди!" - пыталась прокричать она. Но в кошмарах нельзя кричать, и женщина лишь глотает воду.
Так вот, какая смерть на вкус. Соль и горечь. Ей больше нечем дышать, и Шиоми делает вдох.
Всё почему-то не так, как она ожидала. Огонь внутри нее, но она ощущает кровавые росчерки на спине. Те словно пронизывают ее ледяными спицами, а после выжигают каленым железом. Это не вода. Это ее наследие адской болью пробудилось из прошлого. И Шиоми кричит, пытаясь укрыться от него в спасительной темноте. Огонь теперь везде, и даже холод воды не может его угасить. Ее ладони пылают алым и зеленым, а из-под рубашки за спиной, темными чернилами вверх клубится кровь.
Женщина больше не может кричать - вода теперь властвует над ее телом. И тогда, укрывая темным покровом сознание, приходит долгожданная темнота.
Азария видела мутные, как стекло, глаза утонувших. Она не шелохнулась, видимо, оберегаемая своей магией, и только черные русалочьи волосы развевались в воде.
В воде запутался солнечный свет, наполнив шар так, что умирающие люди были как на ладони - трепещущие рыбки в круглом аквариуме.
Когда тела безмятежно замерли, Азария считала. Дыханию океана не место в легких, не место под небом и солнцем. Ему нужна жертва, и эта жертва принесена.
И сейчас в открывающиеся губы и судорожно вздрагивающие ноздри, звеня, втягивается вода, и растворенный в ней воздух вырывает головы из смертельного сна. Джаррет и Шиоми проснулись почти мгновенно и ощутили абсолютную дезориентацию: только пятна света и лазурь. И жгучий рвотный позыв.
Корабль тем временем поднимался, и вода выливалась из него.

Вспышка света перед глазами. Знакомый шепот разносится в голове, яркие сцены из прошлого возникают в сознании. Некоторые из них произошли десятки лет назад, другие относятся к последними минутам. Агония прекратилась, и лишь её отголоски проходили через тело, напоминая Джаррету о произошедшем. Кажется, он чувствует запах. Что-то горькое, соленое, почему-то смешанное с ароматом цветущих роз и тропических плодов. Всё происходило за мгновения. Вода уходила из судна, и вот его стопы касаются пола. Он судорожно вдыхает воду в последний раз перед тем, как она полностью - или почти полностью - покинет корабль. Шаткой походкой Джаррет делает несколько шагов. Эйфорические ощущения: он будто и не ходил уже много, много лет. Зрение возвращается. Кажется, он сейчас повалится на пол. Спасаясь от этого, Джаррет хватается за Азарию, которую замечает боковым зрением. Ох, этот рвотный призыв, который невозможно сдержать. Валентайн подчиняется ему, судорожно кашляя. Содержимое его желудка вместе с водой выливается прямо на ночную эльфийку, спина человека трясется, а пальцы смыкаются на руке калдорейки, которую он сейчас использовал как опору. Когда всё, что могло Джаррета сейчас покинуть, наконец сделало это, он так же валко прошел ещё несколько шагов, пробормотав под нос что-то вроде извинения. Сейчас он прислонился спиной к стене и прикрыл глаза, восстанавливая дыхание.
Больше всего сейчас хотелось раствориться в воде. Стать частью бесконечного соленого простора и не двигаться больше, пока солнце не высушит всю влагу. Но уже сейчас его яркие лучи невыносимо резали глаза. Шиоми попыталась зажмуриться, но, похоже, это было бесполезно. Она попыталась встать, и за ее спиной остался кровавый шлейф. О, тут-то она быстро поняла, что не быть ей частью моря. От малейшего покачивания волн ее безбожно мутило.

- Правильно, опорожни желудок и прокашляйся. В вас вместились оба дыхания, но нужно блюсти равновесие, - Азария невозмутимо устраняла стекающую с одежд рвоту, инструктируя утопленников. - Если не дышать воздухом, как дышат все подлунные твари, вы потеряете путь назад, станете зависимы от моря. Отвыкание от суши займет несколько недель, а вот отвыкание от моря, напоминаю, всего лишь сутки.
Джаррет лишь посмотрел мутным взором на Азарию и махнул рукой, решив, что в ближайшее время лучше будет помолчать и освоиться. Он снова закрыл глаза.

Течение несло открытое и залитое водой судно все дальше по-над городом, к высокому силуэту купольной башни. Шийе отстегивал тросы от бугристого панциря черепахи. Лишь к ней он, видимо, испытывал некоторую теплоту и уважение.
Судно покачивалось, и Азария держалась за каркасные ребра, чтобы не окунуться в розово-рыжую от крови и рвоты воду.
- Вам пора на волю. Привыкнуть.
- Просто подождать вас здесь, у поверхности?.. Или сразу спуститься поглубже? - спросил Джаррет, подняв свой вещевой мешок и прицокнув языком. Всё промокло. Оставшиеся припасы точно больше не годны в пищу, сталь скоро покроется ржавчиной. У него была пара мыслей, как справиться с этим, но для этого ему не хватало некоторых материалов и относительно сухих условий работы: - И ещё вопрос - мы наткнемся на места вроде лагеря тех животных, смахивающих на мурлоков? Ну, находящиеся под куполом, с воздухом внутри.
Говоря, он вытрясал свои вещи из мешка и вешал оружие уже на себя; испорченое продовольствие быстро смешалось со рвотой и кровью, разлитой в воде. Прелестный коктейль.
С обреченным взглядом человека, понимающего, что ей так далеко не дойти, Шиоми смотрела на люк, что в нескольких шагах от нее пропускал солнечный свет. Она вообще не была уверена, что сможет ходить. Может лежать...да, вот полежать она была не против, хотя бы пока этот чертов окружающий мир не перестанет вертеться бес знает как.
- Ох, как же я ошибалась. Похмелье - замечательнейшая вещь.

ID: 12302 | Автор: Toorkin Tyr
Изменено: 18 января 2013 — 16:38