Чем дальше в лес...

Рубия
Лаас

Объяснить, что к чему, стоило большого труда. Разыскивать дренейку в окрестностях города, полного дренеев - мазохистская задачка.
"Зде-есь..."
Шелест воздуха. Повернулась в сторону звука, вгляделась. Роса, трава влажная. Если не очень давно проходила, могли остаться следы.
Не то чтобы она не доверяла воздуху. Но её описание было сумбурным. Лучше убедиться.
Без своего оружия шаманка чувствовала себя полуголой. Легкий топорик непривычно бил по боку рукояткой.
Присела, принюхалась. Неглубокий след копыта во влажной лесной подстилке. Жалко, что не подписан.
Уже рассветало, но под кронами деревьев царил полумрак, в лощинах ещё висел туман. Рубия сконцентрировалась, опадая серой кипой пуха. Из мокрых стеблей встал волк - лохматый, неаккуратный, в густой тени едва заметно прозрачный.
"Так-то".
Волк отряхнулся - не более чем видимость, роса на его шерсти не повисала. Следы стали четче, контрастнее. Туда.
Ветер вёл её, уши чутко дергались, ловя направление в срывающемся с веток кустов шорохе. Охотиться. Интересно, на кого.
Увлекшись, волк не заметил, как вляпался в растянутую меж веток паутину. Чихнул, отскочил, завозив по морде лапами. Пакость!
Земля пошла каменистей, отпечатки прерывались, пропадая. Приходилось следовать одним подсказкам ветра, подныривая под низко повисшие ветви, заросшие мхом. Постепенно мохнатый входил в азарт, набирая темп, выделяя в изредка встречающихся следах отметки того, что он на верном пути.

- Твою же ж, - сплюнула кровью Лаас, пошатнулась, оперлась ладонью о каменный выступ, ловя равновесие. Мокрая ладонь соскользнула, чиркнул по камню металлической пластиной наруч.
Кто же мог подумать, что преследование дичи может поставить под вопрос не только сам завтрак, но и все последующие трапезы в целом. Охотничков в этой местности было пруд пруди, как оказывается. И не только на дичь.
Вытерла тыльной стороной ладони лоб, перешагнула через серую груду меха. Изломанная шея, остекленевшие глаза, окровавленная оскаленная морда. Хозяин волка лежал чуть поодаль. Можно было подумать, что его заставили сожрать гранату, а потом она взорвалась. На зеленокожей клыкастой роже застыло недоумение.
Наклонилась, хмуро осмотрела то, что осталось от лука, и снова зло сплюнула, прошипела сквозь зубы что-то весьма нелицеприятное о ближайших и дальних предках неудачника.

Перебежка, замирание в поисках продолжения следа. Снова бег. Шум, звяк. Быстрей - то ли ветер шепчет, то ли сознание. Чувство чужого. В нос, перебивая дух лесной подстилки, бьёт запах, что трудно описывается, но легко узнается.
Волчье выскочило на открытое место, встало статуей, широко расставив лапы. Рыкнуло, ощерилось в пенистом от погони оскале, одновременно обшаривая глазами пространство.
валяющееся. неживое. источник запаха. дальше. фигура?
Р-р-р-р.

Звук позади заставил дренейку инстинктивно сжаться, первой мыслью (и пожалуй единственно верной) было, что охотник до рогов и копыт был не один. Пусть и приотстал подельник где-то на поворотах. Мацнула пальцами по наголеннику - нож где-то обронила. Проклятье. Глаза лихорадочно шарили по земле. Рука. Зеленая. На рукояти топора. Бинго.

Волк сорвался, рассекая встречный ветер вымокшей грудью. Двигался стремительно, размашистыми, отточенными бегом скачками, взмётывая в воздух гравий, звякая когтями по булыжникам покрупнее. На камень. С камня. Пры-ыжок.
Кусочек вопросительно замер, ухватывая неправильность происходящего. Замер кусочек внутри. А сам мохнатый уже летел.

ID: 12295 | Автор: Vagrant
Изменено: 20 июля 2014 — 18:41

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
18 января 2013 — 0:03 Люггер

Я расстроился, когда не обнаружил в логе толстых партизан.

18 января 2013 — 1:10 Vagrant

Хотите исправить это?