Единым духом Свет в конце туннеля (2)

Иллиас Расколотое Древо
Анфисса Серебряный Ветер

Что-то казалось ему неправильным. Ее лицо, в тот момент, когда он ранил ее... Оно было необычным. Осунувшееся, усталое, но с выражением такого облегчения и надежды... Поварро точно никогда не видел ее такой. Но тогда откуда Древнее Зло могло взять такой образ?!
Приблизившись, бывший целитель осторожно склонился над распростершейся на земле эльфийкой. Лазурные глаза мерцали все тусклее, узор из голубых нитей угас, редкие вздохи явно давались ей с трудом.
Кто же это на самом деле?! Поварро не знал. Все так же сжимая в руке нож, он застыл, вглядываясь в до боли знакомые глаза и пытаясь найти хоть какое-то подтверждение робкому лучику надежды, мелькнувшему на задворках истерзанного разума.
"Чего же он медлит" - эльфийка уже не видела ничего, только мутная темнота, но тем не менее чувствовала присутствие друида. Она силилась открыть потяжелевшие веки, но тщетно.
- Ну давай же - прохрипела охотница, - я хотя бы попыталась найти его... - уже на грани слышимости выдохнула Анфисса.
В ожидании нового удара она зажмурилась, по щеке блеснула дорожка от слезы.
- Найти кого? - прошептал Поварро в тон своей жертве. Он ожидал мольб о спасении, уверений в том, что "я настоящая", каких-то обещаний... Тогда бы он, не раздумывая, нанес решающий удар. Но эта гордая, спокойная решимость, эта готовность к смерти...
Бушевавшая в голове буря утихла, на место вернулась холодная рассудительность. Перед глазами пробегали вереницы воспоминаний, чувств, знаний. Всего, связанного как с Анфиссой, так и с Древними Богами и их прихвостнями.
И друид понял: мысль о гибели охотницы не принадлежала ему. Его заставили так думать! А теперь из-за этого она и впрямь погибает. Ослабшие пальцы выпустили окровавленный нож. "Что я наделал? Она шла за мной, когда я бросил всех, а теперь я еще и убил ее!"
Однако на сей раз отчаяние быстро сменилось решимостью. Еще не поздно все изменить. Еще не поздно вернуть Анфиссу к жизни. Припав к распростертому на земле телу эльфийки, целитель привычно воззвал к силе Изумрудного Сна... И впервые не получил ответа.
Поспешно вытерев руки о подол плаща, калдорай стянул с девушки многострадальный нагрудник, одновременно вытаскивая из-за спины бурдюк с остатками чистой воды. Убрать пропитанную кровью ткань рубашки, промыть рану, а дальше... А что дальше?
"Какой же ты целитель, если в трудную минуту не можешь помочь той единственной, кто тебе дорог?!" - прикрикнул он на себя. "Сделай что угодно, отдай жизнь, если потребуется, но Анфисса должна выжить!"
Поварро возложил руки на рану. Он слышал о способности зеленых драконов передавать свои жизненные силы друг другу и теперь попросту не видел другого выхода. "Свет, помоги мне принести эту жертву и сделай ее ненапрасной."
Кажется, кругом стало светлее: это старинная дренейская реликвия засияла сквозь плотный карман. Поварро был готов к боли, но тело наполнила легкость и теплота. Лежащая перед ним эльфийка, напротив, замерзла и устала, и он просто поделился с ней тем, чего с избытком хватало ему.
Со временем свет померк и целитель убрал руки. На месте раны остался лишь небольшой шрам, а дыхание девушки выровнялось и даже круги под глазами стали куда менее заметны. Теперь надо уходить. Древнее зло, скорее всего, все еще имеет силу здесь, в Седой Пасти - Поварро догадывался, что до недавних пор ко всем решениям его словно бы подталкивал кто-то.

Укрыв Анфиссу своим плащом, он поднял ее на руки и легким шагом направился прочь от Фордрассила.
Уверенными, широкими шагами Поварро двигался на запад. Казалось бы, только недавно он валился с ног от измождения, но сейчас усталость как рукой сняло и друид, несмотря на свою ношу, чувствовал, что сможет идти хоть до самого утра.
"Она жива. Она будет жить." Только эта мысль придавала сил, от нее одной сердце готово было выпрыгнуть из груди. Но не выпрыгивало, потому что следом шла другая мысль: "Сможет ли она простить мое предательство? Что, если нет?"

Небо медленно светлело. Постепенно накатывала дремота. Целитель нашел более-менее сухую площадку под сенью высокой сосны и осторожно сел, прислонившись спиной к шероховатому стволу. Выпускать эльфийку из рук Поварро попросту боялся, словно она вновь могла исчезнуть. В конечном итоге он осторожно уложил ее рядом, одной рукой приобняв за плечи. "В конце концов, если она проснется и решит уйти - или убить меня - что ж, значит, я это заслужил. Жизни Анфиссы теперь ничего не угрожает, и это главное." Вскоре веки друида смежились и он задремал.

Сквозь сон Анфисса чувствовала, что ее куда-то несут, но она не могла хоть как-то воспротивиться этому. Сознание снова провалилось в темноту. Боли больше не чувствовалось, лишь чудовищная тяжесть в теле и звон в ушах. Постепенно этот звук набирал мощность, превращаясь в невыносимый гул, от которого, казалось, лопнут барабанные перепонки. С каждым новым биением сердца затянувшуюся рану на груди обжигало новой волной боли.
Веки эльфийки беспокойно задрожали, постепенно она приходила в себя. Еще два коротких вдоха и она распахнула глаза.

ID: 12258 | Автор: Безумная кошатница Анфи
Изменено: 23 марта 2013 — 17:15