Ожидаемый поворот

Бриана

Небольшое быстроходное судно резво мчалось по холодной глади северного моря. Угрюмые члены команды кутались в меховые плащи и хмуро поглядывали на показавшийся берег. Перевозить живой груз для контрабандистов было далеко не впервой, но почему-то в этот раз все заметно нервничали.

Чез’ет стояла, прислонившись спиной к стене, и неторопливо курила. На самом деле, где-то в глубине души она надеялась, что их всё-таки кто-нибудь нагонит, или на их судёнышко обрушится шторм и потопит их вместе с грузом. Но ничего не произошло. Всё шло слишком легко и гладко и это заметно нервировало эльфийку. Ещё и жребий на доставку покупателю выпал именно ей, а это означало, что придётся покинуть уютную каюту и отправится брести по колено в снегу к какой-то башне, к какому-то магу…
– Просто доставить груз… – бормотала себе под нос син'дорай, выдохнув облачко дыма. – Просто доставить груз, забрать деньги и свалить…
– Земля, Чез… – в дверном проёме нарисовалась ссутуленная фигура тролля. – Одевайся потеплее, Нордскол тебе не Тернистая долина.
– Знаю, Залбард, – кивнула она. – Знаю… – добавила тише, глядя на закрытую дверь, за которой покоился их «груз».

Эрвимонт Снежная Башня действительно жил в башне. Даже с помощью выделенных Эрвимонтом помощников путь до неё занял половину дня. Сама башня казалась заброшенной, но на многие мили вокруг не было никаких построек, так что ошибки быть не могло.
Связанная женщина вела себя на удивление тихо, не брыкалась и не скулила. Наверное, уже поняла, что это бесполезно. Помощники колдуна, жутковатые на вид дуболомы, кроме хихиканья не произнесли ни звука. Немые? Глядя на них, не хотелось даже спрашивать.
Всё это путешествие выглядело на удивление зловеще и оставляло весьма жуткие впечатления. Забавно, что Эрвимонт представился членом Серебряного Авангарда. Не очень-то верилось.

Сложнее всего было затащить связанную женщину по узкой винтовой лестнице. Однако подъём прошёл в том же давящем молчании, что и весь путь до башни.
Чез'ет тихо брела за дуболомами. Единственное, чего она хотела сейчас – вернуться к своей команде.
Лишь у самого входа в покои колдуна группу встретил такой же жутковатый привратник, который произнёс только два слова:
– Без сюрпризов?
Осмотрев привратника, Чез'ет кивнула. Тот поправил капюшон, не оставлявший никаких шансов разглядеть его лицо, и начал ковыряться в замочной скважине.
Эльфийка выдохнула облачко пара и поёжилась. В башне было не намного теплее, чем снаружи. Это очень раздражало син'дорай, куда больше чем всякие там сомнительные личности и жуткие прислужники.
Привратник открыл дверь и тут же скрылся во мраке. Дуболомы вздохнули и потащили мешок с пленницей внутрь, а эльфийка поплелась следом, хмуро оглядываясь по сторонам. В башне было не только темно и холодно: стоял какой-то мерзкий едва уловимый запах химикатов. На стенах горели факелы, но света от них было мало.
Вскоре вернулся привратник. Жестом он поманил всю компанию в один из боковых проходов.
За ним была ещё одна винтовая лестница и, наконец, круглая зала со множеством окон. Самая вершина башни, выше – только небо.
Зала, в которой они оказались, походила больше на лабораторию алхимика, чем на пыточную камеру, однако у стены син'дорай приметила клетку.Чез'ет осмотрелась, в поисках того самого заказчика.
Привратник кивнул в сторону большого стола посредине, на который падал столп света.
– Хозяин сейчас будет, – кивнул он контрабандистке. – А вы тащите её сюда.
– Что бы ваш хозяин не собирался делать с этим, – Чез'ет покривила губы, кивнув на мешок, – Надеюсь, он будет делать это после того, как расплатится...
Зловещий привратник улыбнулся краешком рта.
– Сперва надо убедиться, что это действительно она.
– Это уже не наши проблемы, – син'дорай сложила руки на груди. – Моим ребятам вручили груз, сказали доставить – мы доставили. Дальше уже ваши дела.
Вся компания дружно уставилась на эльфийку, ожидая, что та сама распорет или развяжет мешок.
Женщина нервно передёрнула плечами и двинулась к столу.
– Где там ваш "злой властелин"? Получите, распишитесь... – с этими словами она развязала горловину мешка.
Наступила почти абсолютная тишина, которую, наконец, прервал тихий скрип откуда-то сзади и сверху. Оказывается, Эрвимонт уже давно следил за ними с небольшого застеклённого балкончика.

Эльфийка обернулась и задрала голову, в поисках источника звука. Эрвимонт подошёл ближе, к самому стеклу. Отсюда можно было разглядеть его лицо. На "тёмного властелина" он не был похож. На служителя Авангарда тоже. Скорее, на человека уставшего и разочаровавшегося в жизни. Увидев его и рассудив, что это и есть заказчик, контрабандистка картинно поклонилась и раскрыла мешок, демонстрируя его содержимое.
Пленницей оказалась син'дорай. Глаза её были широко распахнуты, но, похоже, эльфийка была без сознания: она никак не отреагировала на свет, который сперва ослепил даже её тюремщиков.
– Бун? – раздался голос позади.
Привратник наклонился к лицу пленницы, а затем взволнованно посмотрел на хозяина. Всё было понятно без слов.
– Очень хорошо... – тихо произнёс Эрвимонт.
Контрабандистка деловито отряхнула руки. Дело сделано.
– Эй, упырь, гони деньги.
Сперва хозяин никак не отреагировал, но затем вполголоса повторил последнее слово.
– Деньги... да. Бун, принеси госпоже Чез'ет обещанную сумму.
Привратник кивнул и убежал вниз.
Чез’ет не терпелось поскорее покинуть это место. Скорее отправится туда, где тепло и вскоре вообще забыть о том, что произошло за последние несколько недель.
Она отошла от стола, осматриваясь по сторонам.
В это время один из прислужников Эрвимонта – самый небритый – подошёл к пленной эльфийке и потыкал её мизинцем в щёку. Второй отпёр клетку, стоявшую в углу.
– Допрыгалась... – довольно проговорил бородатый.
Эрвимонт тем временем абсолютно неподвижно пялился на Чез’ет. Или сквозь неё. Снизу раздались поспешные шаги, возвратился Бун с толстым звенящим мешочком.
Женщина вновь плотнее укуталась в плащ, стараясь не смотреть ни на прислужников, ни на самого хозяина башни. Однако внутреннее убранство тоже навевало тоску и бесконечное раздражение.
Хозяин тем временем удалился, но легче не стало. Теперь на Чез’ет пялился огромный портрет тощего юноши с козлиной бородкой и нездоровым чахоточным румянцем.
Вернулся Бун. Он поманил Чез’ет к небольшому столику, на который он высыпал золото.
– У них это, видимо, семейное... – потерла подбородок контрабандистка, осмотрев портрет, и резво двинулась к столу.
– Пересчитай.
Женщина склонилась над монетами и принялась со скоростью профессионального гоблина-казначея пересчитывать добычу. Достаточно быстро закончив пересчёт, эльфийка довольно улыбнулась.
– Приятно было иметь с вами дело... – Чез'ет принялась собирать монеты обратно в мешочек.

Нечто изменилось. Повеяло свежим ветром, морозным северным воздухом. Ни Чез’ет, ни Бун не заметили, как затихли охранники, копошившиеся рядом с пленницей.
Раздался грохот - кто-то бегом взбирался по ступенькам.
– Что за...? – встрепенулась эльфийка.
Мешок уже был пуст, чего не скажешь о клетке: один из охранников валялся в ней без сознания. Пленница скинула с себя последние верёвки и, увернувшись от набросившегося на неё очередного врага, ловко бросила его через плечо.
Бун застыл с открытым ртом.
Чез’ет оперативно сгребла оставшиеся монеты со стола в мешочек и с чувством выполненного долга уже стала обдумывать пути отхода, через которые как раз вбежала подмога откуда-то с нижних этажей.
Двое вооружённых стражников теперь застыли на лестнице, переводя взгляд с одной эльфийки на другую.
– Чего встали, держите её! – Женщина ткнула пальцем в сторону Чез’ет.
Контрабандистка выхватила из-под полы плаща ружьё и прицелилась в пленницу.
– Ну, они почти купились, сестрёнка, – наёмница криво ухмыльнулась. – Но трюк плохой.
Бун тем временем схватился за сердце и медленно сполз на стол.
– Хватайте её! Чего ждётё? Или боитесь, что она вас так же как тех ребят отметелит?!
Отражаясь многократным эхом от каменных стен, раздался хохот Эрвимонта. Хозяин башни вернулся в свою ложу. И все, как один уставились на него.
– Ах, вот, кому я этим всем обязана… – прошипела пленница.
Она сделала магический пасс в сторону Чез’ет и вырубила её качественно и надолго. Та рухнула на пол, толком не поняв, что с ней случилось. Пользуясь случаем, эльфийка прихватила ствол наёмницы.
На Эрвимонта это не произвело ровным счётом никакого впечатления. Он продолжил буравить женщину глазами, полными ненависти. Его скрюченные пальцы, сжимавшие перила, теперь походили на когти хищной птицы, и лицо было чернее ночи.
– Будешь оправдываться как всегда, Бриана?!
Бриана стала отступать к окну, прихватив в качестве заложника обмякшего Буна, и закрылась им от приближавшихся охранников. Но дуболомам, кажется, было совершенно плевать на бедного привратника, поэтому в сторону убегающей пленницы полетело несколько копий. Эльфийка отбросила то, что осталось от привратника в сторону.
Эрвимонт хотел что-то прошипеть, но увидев, что стражники того и гляди прикончат эльфийку раньше времени, выпрямил руку со скоростью сжатой пружины. От его заклинания стёкла разлетелись в дребезги, а стражников и бесчувственную Чез’ет впечатало в стену. Бриана едва не вылетела в окно, но вовремя зацепилась за оконную раму.
– Вы идиоты?! – взревел колдун. – Попробуйте дёрнуться, хоть один! Она нужна мне живой!

Шлёпнувшись сначала об стену, а затем - об пол, Чез'ет пришла в себя. Несколько раз тряхнула головой, пытаясь расслышать хоть что-то, кроме навязчивого звона в ушах.
– Ять... – тихо прошипела она.

– Ну а ты? – Эрвимонт теперь обращался к Бриане, полагая, что бежать ей некуда. – Хочешь спрыгнуть? – хозяин башни кивнул. – Прыгай.
– А что я должна делать? – крикнула в ответ эльфийка, уже закинув одну ногу на подоконник. – Духу не хватило просто поговорить? Или мозгов?
– Тогда, может быть, ты объяснишь мне, почему я слышу вину в твоём голосе? И заодно - вот это!
Эрвимонт бросил к её ногам смятую бумагу.
Бриана сделала вид, что хочет поднять её, но в последний момент вскинула ружьё и нажала на курок.

Чез’ет осмотрелась в поисках своего ружья. Нужно было забирать деньги, оружие и драть когти отсюда. И какого беса её вечно заносит в какие-то дыры? Нужно завязывать с этим гиблым делом. Эльфийка осторожно поднялась, опираясь о стену. Услышав выстрел, она подняла голову и увидела своё сокровище в руках бывшей пленницы, которая, похоже, собиралась удрать через окно.

В одно мгновение произошло сразу несколько действий.
Бриана промахнулась. Пуля убила... портрет. Тот с жалобным скрипом упал со стены, и по полу покатились обломки резной рамы. Сама женщина прыгнула в окно, но колдун успел послать ей вдогонку какой-то гнилостный сгусток. Один из стражников кинулся к хозяину, но налетел на Чез’ет, которая с рыком: «Ах ты #$*#@ ушастая!!!» рванула за Брианой в окно.
Второй стражник споткнулся об Буна, точнее то, что осталось от него и теперь походило на подушечку для булавок, и беспомощно растянулся на полу.
Эрвимонт яростно хлопнул себя ладонью по лбу.
– Божественный щит! #$*#@ ый божественный щит. #$*#@ ые рыцари крови...
Перемахнув через перила, он спрыгнул вниз из своего укрытия и слегка пнул тушку привратника. Тот, без всякого сомнения, был мёртв.
– Чё встали?! – взревел он на слуг.

Чез’ет уже в полёте поняла, что погорячилась с последним своим поступком, извернулась в воздухе, попыталась сгруппироваться и ухнула в сугроб. Приземлилась эльфийка на ноги и не совсем удачно. Она взвыла от резкой боли в левой ноге.
Колдун, высунувшийся сверху, пробормотал что-то нецензурное. В ответ на это эльфийка оттопырила средний палец, демонстрируя его Эрвимонту, и принялась выбираться из сугроба.
Тот только покачал головой: вот тупая.
Чез’ет осмотрелась в поисках беглянки с её ружьём.
– Ты! Найдёшь её и доставишь ко мне!
– Ага, щаз! Доспех поглажу и приведу! – крикнула она и уселась на снег, стараясь отдышаться.
Чез’ет попыталась встать. Левая нога болела зверски, но эльфийка поднялась, стиснув зубы.
– Смотри, фокус! – хохотнул Эрвимонт и Чез'зет тут же рухнула на колени, схватившись за горло.
Она судорожно принялась хватать ртом воздух, который совершенно отказывался идти в лёгкие. Колдун сжал руки в кулаки, и дышать стало совершенно невозможно. Син'дорай мгновенно забыла про боль в ноге. Хрипя, она уткнулась лбом в промерзлую землю, пытаясь сделать хоть полвдоха.
– Я не повторяю, #$*#@ тупая. Это заклинание называется "петля". Скажи мне, ты веришь в каких-нибудь богов? – Эвримонт явно издевался, зная, что Чез’ет не может ответить.
Эльфийка подняла затуманенный взгляд наверх.
– Вместе с моей милой Брианочкой вы можете жить. Но упаси тебя твои боги (или кто там у тебя?) отойти от неё хотя бы на полмили.
Чез’ет буквально ползком двинулась вперёд. Благо Бриана не успела замести следы.
– Ага... доходит... – довольно потёр ладони Эрвимонт. – Или может лучше просто замочить тебя?!
Почувствовав, что дышать стало чуть легче, син'дорай поднялась на ноги и, пошатываясь, пошла к лесу, куда вели следы.
Удаляясь, Эрвимонт произнёс последнюю фразу:
– Приведи её сюда. Живой.
– Да получишь ты свою эльфийку, упырь! – крикнула син'дорай ему вслед.
Охранники колдуна смеялись над ней, но не были удостоены никакого внимания со стороны наёмницы.
Чез’ет добрела до какого-то дерева, где, наконец, смогла свободно дышать. Син' дорай достала из-за пазухи пачку сигарет, и сунула одну в рот.
– Вот ведь #$*#@ный денёк, мать вашу...
Прикурить, как и всегда, было не от чего.

ID: 12111 | Автор: Юная авторесса Бриана
Изменено: 24 февраля 2013 — 22:57