Погружение Морские бродяги (2)

b161d0bd26.jpg

Это был вечер седьмого дня плавания; ровно неделю назад, в полдень, судно капитана Валентайна, доставшееся ему в следствие безвременной кончины предыдущего владельца, отшвартовалось от пристани в гавани Менетила. Никто на корабле, кроме самого капитана, не знал, куда они отправляются; истинная цель плавания тоже была неизвестна команде. Честно говоря, это сборище сложно было назвать командой - познакомились они друг с другом за три дня до отправления в местной таверне, где Джаррет - именно так зовут нашего капитана - бросил клич о сборе команды в дальнее путешествие за несметными сокровищами. Нет, возможно, сокровища были одной из целей, но самое главное, ради чего Джаррет вообще искал корабль - это поиски его пропавшего младшего брата, Диего. Когда они виделись в последний раз, тот взволнованно говорил о способе несказанно разбогатеть и звал брата принять участие, но тогда Джаррет лишь скептически хмыкнул и махнул рукой, ожидая скорейшего возвращения братца с пустыми руками и, возможно, без корабля. Однако, время шло, и в гавани не появлялось ни братца, ни весточки от него, что пробудило в моряке беспокойство и заставило отправиться на поиски. Итак, вечер. Солнце медленно заходило за горизонт, волны лениво перекатывались по морской глади, а уже изрядно подвыпившие моряки начинали нестройно горланить военные песни - многим из них в своё время довелось побывать солдатами. Умение держать оружие было, в общем-то, основным критерием при сборе команды: управлять таким небольшим кораблем капитан, пожалуй, смог бы и в одиночку. Джаррет стоял на капитанском мостике и внимательно разглядывал карту, то и дело бросая взгляд на компас. Судя по имеющимся у него данным, они уже были близко. К утру судно должно будет достигнуть места назначения, а дальше уже придется действовать по ситуации. Закончив с картой, он аккуратно свернул её и подошел к бортику. Облокотившись на него, Джаррет принялся смотреть на заходящее солнце, насвистывая какой-то небыстрый мотивчик, отдаленно напоминающий похоронный марш.
Прозрачная вода снизу раскрашивалась дивными цветами: угадывалось приподнявшееся содержимое пучины, которую разбередили катаклизмы. Но близость подводного рифа или утонувших руин была обманчива, ведь здесь солнечный свет скрадывал и искажал расстояния. Его блики легко проникали в зеленоватую толщу, и пьяный моряк мог принять их за мерцающих морских духов, неотступно следующих за парусом. Ветер помогал в пути, приближая ожидания Джаррета.
Когда на горизонте затемнела полоса земли, косвенно подтверждая слухи, ветер крепчал.

Джаррет задумчиво рассматривал водную гладь, то и дело поглядывая на уже почти зашедшее солнце и темнеющую линию суши на горизонте. То, что ветер становился сильнее, ему не нравилось: он не хотел добраться до места до наступления рассвета. Для ориентирования на местности нужно солнце. Конечно, можно было бы бросить якорь где-то неподалеку, но не сказать, что этот вариант нравился капитану: кто знает, что их ждет там, у берега. Наконец, он принял решение. Выпрямившись, он глубоко вдохнул и крикнул так, чтобы слышно было на всю палубу:
- Убрать кливер, живее! Джейк, ты принимаешь вахту, остальные - отбой. За час до рассвета чтобы все были в шеренге на палубе, готовые к выходу, - капитан сейчас проходил мимо большинства моряков и позволил себе говорить не так громко, - О любой внештатной ситуации немедленно доложить мне, - капитан закончил говорить и продолжил свой путь. Оказавшись в своей каюте, он открыл бутылку виски, сделал пару глотков и, не раздеваясь, лег в постель. Самое время немного отдохнуть. Завтра их, наверно, ожидает тяжелый день...
Солнце окутывалось дымкой на горизонте, будто скрывавшей момент его погружения от посторонних глаз. Море перестало просвечиваться своими глубинными сокровищами и померкло. Пока не стемнело, было видно, как за бортом дрейфует все чаще попадающийся сор. Должно быть, след давних кораблекрушений. Или все тот же катаклизм, взволновавший весь океан.
Даже с убранным кливером ход не убавился. По левую сторону борта огрызки досок неторопливо вращались в волнах. Судя по всему, шхуна попала в рукав морского течения. Земля незаметно приближалась.

Валентайн никак не мог уснуть. Свет свечи давал зловещие блики на стенах, и даже после того, как он её потушил, они не перестали ему мерещиться. Джаррет не был человеком суеверным, и он не был трусом, но какое-то странное ощущение в его груди сейчас определенно присутствовало. Все эти обломки кораблей вокруг... Нет, это был не совсем страх. Он сам не знал, что это. Но то, что происходило за бортом, совершенно его не радовало. Течение было гораздо быстрее ожидаемого, и по всей видимости выходило, что они подойдут к месту слишком быстро. Капитан рывком поднялся с кровати и вышел на палубу. Матросы всё-таки послушались команды капитана и в большинстве своем разошлись: лишь сонные вахтеры бродили по палубе, перекидываясь не самыми остроумными шуточками по поводу интеллекта или внешнего вида друг друга.
- Убрать все оставшиеся паруса. Течение здесь слишком сильное, - скомандовал Джаррет, оглядывая палубу, залитую светом прибывающей луны. Он перевел взгляд на ночное светило и задумчиво провел ладонью по щеке, думая про себя, что через три-четыре дня будет полнолуние. Понимая, что всё равно не сможет пока уснуть, он уселся где-то около носа корабля и достал из кармана жилета карту.
Когда зреющую луну прикрыла облачная кисея, впередсмотрящий увидел проблески огней на острове вдали, куда влекло течение. Дрейфующего сора стало больше. В бок парусника, наконец замедлившего свой ход, беспрестанно бились бревна и испорченная временем и водой утварь.

Капитан всё так же и сидел на своем месте, поменяв лишь положение ног, убрав карту обратно и прикрыв глаза. Он занимался планированием. Он понимал, что в принципе не может доверять людям, которых собрал в этот поход, но можно ли будет хотя бы разделиться для облегчения поисков, или же всё сразу пойдет не так и руководить можно только самостоятельно, не давая больше никому дополнительных полномочий?.. В раздумьях прошло, может быть, с час. Может, больше. Сейчас он чутко дремал, чуть хмуря брови, когда о борт билось что-нибудь особенно массивное и слегка встряхивало корабль. Вахтеры к тому времени уже сменились; пока всё работало, как часы. Впередсмотрящий ошибся, указав, что остров полон огней. Огни приближались гораздо быстрее, чем неразличимая ночью земля. Их растущее посверкивание напоминало пламя факелов, пока слишком крошечное, чтобы судить.
Но спустя долгих десять минут, каждая из которых запомнилась неумолчным плеском и постукиванием хлама о борт, сомнений не осталось: это факелы. В ночи и с расстояния был виден лишь их неровный огонь и смутные движения тех, кто факелами освещал свой путь в просторах моря.
Огненных точек насчиталось пятнадцать штук - три группы по пять.
Дремота Джаррета была прервана одним из матросом, подошедшим к нему и грубо дернувшим за рукав. Когда капитан открыл глаза, тот что-то не слишком внятно сказал и указал рукой в сторону огней. Валентайн пристально взглянул в сторону факелов, поднялся и быстрым шагом проследовал к капитанскому мостику, где взял подзорную трубу. Хорошенько протерев линзу рукавом, он поднес оптический прибор к глазу и попытался получше рассмотреть источники света, их окружение и оценить расстояние.

Плоты - это оказались именно скрепленные друг с другом бревна - шли на изрядном друг от друга расстоянии навстречу Джарретовой шхуне, искусно избегая течение. На них сидели, стояли, лежали, взмахивали руками, гребли веслами и даже танцевали люди, кажущиеся в рыжих отсветах морскими чертями, исторгнутыми бездной.
Вскоре донесся долгий вопль с одного из плотов. Голос был сильный, звучный, пугающий, веселый и пьяный. Звук замер над водой.
Нервно облизнув губы, капитан Валентайн встряхнул головой и ещё раз обвел взглядом плоты. Наконец, до него дошло, что всё действительно происходит наяву и никакого отношения к дурному сну или выпитому алкоголю не имеет. В таких ситуациях нужно мыслить здраво, поэтому первое, что нужно сделать - это успокоиться и оценить ситуацию. Пока она казалась ему не слишком радужной: до берега было далеко, плоты были уже не слишком далеко, что ждать от тех, кто плыл на них, было непонятно. Джаррет подошел к колоколу, висящему там же, на мостике, и четырежды ударил в него, призывая команду к подъему. Его сигнал подхватили вахтеры, побежавшие будить остальных. Прошло всего несколько минут, а вся команда уже была на палубе с оружием наготове. Оставалось только ждать, пока плоты подойдут совсем близко.

Ожидание не было долгим. Просторные плоты подкрадывались по левому борту. Гребли почти все - лишь пара-тройка мужчин и женщин, веселившихся с факелами на каждом из них, бездельничали. Именно они громко говорили в голос на всеобщем, подставляя под свет факелов свои лица, раскрашенные цветными полосами.
Когда расстояние до корабля сократилось настолько, что хватило бы длины двух весел для прикосновения, дикари разразились шумными приветствиями. Течение теперь влекло их обратно. Вместе с командой Джаррета.
Одежды на людях почти не было: обноски и лохмотья, набедренные повязки и банданы и украшения в виде выцветших лент.
Капитан вместе с командой были, мягко сказать, удивлены. Пожалуй, подобное зрелище - это последнее, что они ожидали увидеть. Наконец, как-то справившись с удивлением, они подошли ближе к краю судна для того, чтобы видеть и слышать людей на плотах лучше. Джаррет облокотился на борт и громко крикнул: - Кто вы и что вам нужно?!..

- И тебе безоблачной ночи! - проорал в ответ полуголый оборванец, чьи губы тут же жадно впились в горло пузатой бутылки.
- Нам нужно, чтобы вы не разбились о рифы, которые впереди в изобилии, - отвечала смуглая женщина, пока горлопан шумно пил. - Под рифами поджидают вечно голодные макрура. Нас они никогда не трогают. А вас - схватят, когда эта посудина расползется по дощечкам.
Ей в ответ согласно зашумели. Пьяный крикун, обнаружив, что бутыль суха, швырнул ее в море, утопив с громким всплеском.
- Будешь засорять воду - тебе зашьют рот, чтобы никогда больше не смог жрать, - шикнула та женщина, гневно тряхнув густой черной шевелюрой, в которой трепетали ленты.
- А с чего бы вам, - здесь Валентайн сделал паузу, - Помогать нам? Мы не разобьемся о рифы и не станем добычей крабов, но какая вам выгода? Что послужит для вас наградой за то, что вы встречаете чертовой ночью чертов корабль незнакомых людей? Если вы ждете от меня чего-то - исчезните по-доброму, пока мне не пришлось разогнать вас из пушек!
Мысли лихорадочно щелкали в голове капитана. Может, эти люди на плотах пытаются отвлечь их от чего-то важного? Может, они ведут их в ловушку?

ID: 12108 | Автор: Toorkin Tyr
Изменено: 30 декабря 2012 — 16:53