Сказки юга Двоеветвие: назови меня добрым

Бубоник
Шариэль Зимний Сумрак

Бубоник: Бубоник не стал торопить ящера, и тот всё так же медленно шагал к просеке. Без проклятых спутниц троллю было спокойнее, но он всё равно ощущал тревогу. Вряд ли друиды оставили свою могущественную реликвию без какой-либо охраны.

Ящер подошёл к периметру и переступил через импровизированный забор, ощущая магию, которая его переполняла. Впрочем, магия эта совсем не отторгала Бубоника, что немного улучшило его настроение - он боялся, что сам подхватил порчу за пару дней среди слуг Древнего Бога.

Между двумя зданиями зандаларец слез с ящера и оставил его здесь. Правое, судя по его виду, служило друидам столовой, пока они не сбежали. Левое пустовало. Он сделал несколько шагов вперёд и резко остановился, когда наконец заметил трёх древней, окружающих центр просеки.

ДМ: Их сложно было не заметить - исполинскими массивами, деревянными истуканами, чьи руки-ветки срослись почти воедино, они стояли на главной площади просеки, охраняя покой священных вод.

Безмолвны. Недвижимы.

Они вели свой хоровод вкруг белокаменного газебо, под изящной крышей которого уместилась круглая пиала на треноге - алтарь.

Бубоник: Тролль одновременно видел свет, испускаемый камнем, и чувствовал, как он пульсирует с невиданной силой. Артефакт сам себя защищал от злодеев, но магия всё-таки пропустила Бубоника. Древни вроде бы не шевелились, и Бубоник медленно зашагал к беседке, внутри которой находился камень Элуны.

Шариэль: Старушка Шариэль дернулась и закрыла книгу. Пусть и в ее временном пристанище царила тишина и темнота, с тех самый пор, когда стук молота Сориса утих, она все могла читать и писать – всегда умела. Теперь шорох, снова шум на улице. Сорис вышел, что ли? Чародейка не знала. Она встала, отложив книгу и карту на вырезанную в дереве скамью, и тихо перешагнула к проходу. Никого. Она высунулась, наклонилась и наблюдала. Ящер. Старушка прижалась к косяку и замолчала, не выдавая своего присутствия. Ей надо было увидеть хозяина.

ДМ: Все казалось слишком просто.

От подъема на площадку Бубоника отделяли только десять высоких ступеней и пять метров выложенной по траве брусчатки.

Бубоник: Зандаларец не отводил свой взгляд от древней - вдруг кто-нибудь из них всё-таки шевельнётся - и всё такими же медленными шагами продолжал свой путь к центру. Подойдя к ступеням наверх, он начал подниматься в газебо, влекомый светом камня.

Шариэль: Высокорожденная избегала чар, не использовала их вовсе. Даже мигающий в дальнем углу ночник погас по единственному слову и едва заметному взмаху тонкой кисти. Она притаилась, не желая первой начинать это опасное знакомство. В светлой головушке, тем не менее, уже созревал план.

ДМ: Ква.

Ничего особенного - то ли жаба, то ли лягушка, раздобревшая и пупырчатая, проскочила под ногами тролля и, как ни в чем не бывало, плюхнулась в искусственный водоем.

Это была первая жаба, встреченная троллем в болотистом лесу.

Бубоник: Услышав кваканье, тролль вздрогнул и замер, но это действительно была всего лишь жаба. Он сосредоточился и, наконец поднявшись в беседку, перевёл взгляд на алтарь, расположившийся в её центре.

ДМ: Алтарь был чудесный, почти нерукотворный на вид: редкий мастер смог бы создать столь совершенную вещь.

Только сама богиня.

Углубление пиалы, должно быть, предназначалось для священной жидкости - может быть, для воды из лунного колодца или сонного зелья, о котором сказала троллю его новая знакомая.

Камень ярким светилом был подвешен над высоким куполом беседки.

Рядом, почти на краю газебо, обнесенного невысокой изгородью, уместился круглый и совсем маленький столик. На нем - только одна вещь - серебряный браслет тонкой работы.

От него несло запахом странной ауры.

Бубоник: Алтарь выглядел потрясяюще, но не слишком интересовал зандаларца сейчас. Блестящий браслет, лежавщий на столике, явно был каким артефактом, но его сила казалась незначительной по сравнению с камнем Элуны, который парил в воздухе над алтарём. Хотя Бубоник и был довольно высоким троллем, достать камень руками явно не получится. Он даже не знал, насколько безопасно пытаться прикоснуться к нему.

ДМ: У Бубоника было достаточно времени, чтобы выяснить ответы на свои вопросы - даром что компанию ему составляли только пара квакушек и странный браслетик.

Странный - потому что был оставлен на улице просто так, без всякой причины. Странный - потому что его аура резонировала с течениями потаенных энергий мира куда как сильнее заветного камня.

Шариэль: Шариэль знала, что ящер может не дать ей выйти из хижины, но действовать из нее было удобно. Конечно, старушка не имела и малейшего представления о способностях существа к ночному зрению, но и выбора иного не имела. Она двинулась обратно к скамье, в спешке собирая вещи обратно в ранец. Нужно было успеть до ухода незваного гостя. Все летело внутрь: зеркальце, заметки, блокноты и книги, наточенные угольки и булавки. Она торопилась.

Бубоник: Пока тролль обдумывал, как спустить камень вниз, его взгляд снова наткнулся на магический браслет. Он подошёл к столику и рассмотрел побрякушку еще внимательнее - артефакт вроде сильный, но может быть проклят.
ДМ: Побрякушка как побрякушка - внешне. Явно на женское запястье; серебряная лента увита декоративными лозами.

А аура - как у Атиеша, не иначе. Размытая, перебивающая свет благословленного Богиней камня, но сильная, терпкая.

Бубонику она показалась знакомой - и не по новой его подруге из культа, а по ранней жизни.

Бубоник: Он задумался. Может, браслет использовался, чтобы управлять камнем Элуны? Его могли наполнить такой магией специально для этого. Тролль, понимая, что не может тут надолго задерживаться, вздохнул и взял украшение в левую руку.

ДМ: Украшение показалось очень легким, почти невесомым.

Но волна мурашек - очередная - прокатилась по спине тролля, одарив нарастающим беспокойством. В браслете был вес. В браслете была сила.

В браслете было потустороннее.

Бубоник: Бубоник сосредоточил и, мысленно обратившись к Лоа, призвал их магию, пытаясь окружить ей артефакт и овладеть им.

ДМ: Ай, лучше бы была стена! Лучше бы хитрые ночные эльфы - или мудрые таурены, кто ж друидов-то знает, - потрудились оградить артефакт от незваных оценщиков!

Нет - на это внеземная магия браслета была неспособна.

Бубоник ощутил, как цунами образов, духов, памяти и мелодий накрывает его, затягивает в водоворот, не отпускает ни разума, ни тела... Он слышал мольбы, слышал вопросы, слышал приказы.

И - самое страшное - понимал.

Бубоник обнаружил себя в сознании через пару секунд. Браслет лежал у его ног.

Бубоник: Он торопливо вскочил и снова уставился на браслет. Внутри него не просто была магия, там были заключены какие-то души или существа, требовавшие, чтобы их выпустили. Но откуда такая сила? Зачем вообще пленить опасных противников в настолько ненадежном предмете и забрасывать его потом? Впрочем, стоит попытаться освободить их хотя бы для того, чтобы они задержали порчу, которой намерена окутать лес Кетиль. Кошмар должен закончиться здесь же, а пленники браслета явно не имеют к нему отношения.

Бубоник вновь обратился к Лоа и теперь уже наполнил божественной силой свою кровь. Он снял с пояса кинжал и провёл им по краю ладони. Горячая кровь, переливающаяся фиолетовыми искрами магии духов, капала на браслет, пока тролль произносил заклинание разрушения.

Шариэль: - Остановись, - используя заранее заготовленные чары, чародейка говорила на знакомом тролле языке. И довольно сносно – четко и внятно.

- Эта вещь не твоя, - она намерено кивнула на браслет, а не на камень, его судьба не волновала старушку, ей нужно было лишь серебряное украшение. Одна рука была направлена на ящера, а другая - в сторону тролля. - Я не знаю, кто и что ты, но ты задержался.

Шариэль хотела было кинуться, чтобы остановить незваного гостя, но этого не потребовалось. Собрав в руке, которая до этого целилась в голову троллю, морозный шар, шипящий и испускающий прохладный ветерок, чародейка превратила его в небольшую иглу. Она летела, рассекая ветер, и врезалась прямо в землю под браслетом. Но успела ли она?

Бубоник: Сперва он услышал слова незнакомки, обращенные к нему, а потом прямо в браслет у его ног влетело ледяное копье. Заклинание сорвалось, и тролля усыпало ледяной крошкой. Сила Лоа затянула порез на ладони и высвободилась.

- Кто ты такая? - крикнул зандаларец, повернувшись к нападавшей и приготовившись защищаться от новых заклинаний.
Шариэль: - Это не важно. Но я не рада, что ты трогаешь чужое. Уходи, - чародейка не собиралась атаковать вновь, о чем говорили расслабленные плечи, но руки держала нацеленными на гостей.

- Ты слишком задержался, - повторила она, изредка посматривая на спутника клыкастого. - Я не стану тебе мешать уйти, если ты не попытаешься забрать с собой браслет. Он мой, - и тут она помрачнела, безапелляционно заявляя свои права на валяющуюся у круга газебы драгоценность. Ее и только ее.

Бубоник: - Чужое? Если этот браслет твой, то это ты и запихала всех этих бедолаг внутрь него? - насмешливо спросил Бубоник, всё еще готовый сражаться в случае необходимости. - Что ты вообще делаешь на просеке, которую вот-вот захватят слуги Древнего Бога?

Шариэль: - Именно, - конечно, не она была прямой хозяйкой браслета, но троллю деталей знать не следовало, Шариэль не сказала. Так она решила. - Я уже собиралась уходить к утру, но твой визит, незнакомец, заставил меня пересмотреть поспешно принятое решение. Кто ты? - наконец-то пришла очередь старушки спрашивать, а тролля - отвечать.

- Если ты вор, то бери что нужно и уходи. Но если ты за браслетом, то оставь, это пустое.

Бубоник: - Я всего лишь вор, - подтвердил тролль, не торопясь называть своё имя. Если эта эльфийка каким-то образом свяжется с друидами, лучше им не знать, кто похилил реликвию. - Расскажи мне, как я смогу забрать камень Элуны, и браслет останется твоим. Или мы можем поколдовать еще, только я больше не буду стоять к тебе спиной.

Шариэль: - Я не стану тебе помогать или мешать доставать камень. Но и ты не станешь между мной и браслетом. Забираешь камень и идешь своей дорогой, - пытаясь придать голосу строгости, Шариэль все больше и больше уставала говорить – впервые за всю жизнь!

- Но одно я тебе подскажу. Лезть в воду не стоит, - и она кивнула на мутную воду с маслянистой пленкой. - Такова моя помощь.
Бубоник: - Не слишком-то много помощи, - усмехнулся зандаларец, покосившись на воду, на которую указала незнакомка, - скажи хотя бы, камень как-нибудь защищен, кроме своей обычной магии?

Шариэль: - Нет, - коротко и понятно, достаточно, чтобы быть категоричной и в меру сдержанной. Такой она хотела казаться, такой она сейчас была. Рука, направленная на тролля опустилась, но ящер все еще был под прицелом. Тем не менее, она не спускала глаз с загадочного вора. Не интерес - тревога.

Бубоник: - Ладно, забирай свой браслет и проваливай, - вор отошёл от браслета, позволяя эльфийке забрать его, - лучше бы ты не задерживалась на просеке дольше, чем нужно, потому что после моего ухода Круг Двоеветвия захватит и это место.

Бубоник отвернулся и окинул взглядом территорию лагеря, ища что-то, что поможет ему добраться до камня Элуны. Столика явно не хватит. Лестницу, может быть?

ДМ: В обозримом окружении тролля никаких лестниц или стремянок не наблюдалось.

И кто его туда засунул? Сама богиня, что ли?

Шариэль: Довольно быстро Шариэль оказалась возле тающей льдинки. И так же быстро она спрятала браслет в безразмерные карманы своего жилета. Ей хотелось думать, что они столь велики.

- Круг Двоеветвия. Не слышала об этом. Кто они? - чародейка уже не была так напряжена, медленно успокаиваясь и приходя в свое обычное состояние. Она держалась тролля, была готова.

Бубоник: - Слуги Древнего Бога, я ж уже говорил, - недовольно откликнулся тролль, безнадёжно пытаясь нашарить взглядом что-нибудь достаточно высокое, - те самые, кто выгнали друидов из рощи. Слушай, а летать ты не умеешь?

Шариэль: - Нет, - все так же коротко и сухо.

- Какого Древнего Бога? Почерк их слуг мне знаком. По пути сюда мы встретили одного - жалкую мошку. Он, поди, из этого твоего Круга. Для кого ты воруешь камень Элуны?

Бубоник: - Слуги Кошмара, - уточнил зандаларец и, спрыгнув по ступенькам, поднял небольшой булыжник, - украсть камень я должен по их приказу, но оставлю его себе.

Он вновь поднялся в беседку и, прицелившись, запустил булыжник прямо в камень Элуны, явно надеясь сбить его.

Шариэль: - Ты тоже как-то связан с Кошмаром? - она топнула недовольно - проговорилась. Дальше продолжать смысла нет, вдруг, не заметит. И она замолчала, усевшись на все ту же каменную скамью у живой изгороди.

ДМ: Ох, и меткий получился бубоников бросок! На калдорайских соревнованиях по метанию дисков такой ловкости рук бы позавидовали.

Булыжник не только попал в священный камень, но и вытолкнул его с привычной орбиты наверх, аж под самый свод беседки; там он стукнулся о расписанную изнутри крышу и, уже не удерживаемый заклятьем, со скоростью гномской бомбы полетел вниз.

Шариэль: Пуф! Сугроб, шар летел уже в сугроб. Чародейка ожидала подобного - как всегда. Всегда будь готова к худшему. Она готова, она помогла, пусть и против своей воли. Но будет ли достаточно слоя магического снежка? Попадет ли шар точно в него?

Бубоник: - Надеюсь, что никак не свя... - Бубоник прыгнул вперёд, пытаясь поймать камень. В голове промелькнула шальная мысль, что этот сияющий шар сейчас прожжёт или оторвёт ему руки.

Шариэль: - Ты бы еще чего похуже придумал! - вспылила чародейка, журя нерадивого вора, как малое дитя, разбившее фамильную вазу. Дорогую вазу!

Она уже была на ногах и торопилась к месту падения парочки в сотворенный сугроб искрящего снега.

ДМ: И волшебная сфера была способна и на то, и на другое; когда Бубониковы ладони легли на нее, он почувствовал невыносимую боль: свет Элуны не был милосерден.

К счастью для тролля, ненадолго: тяжелый шар утянул своего спасителя вниз, вместе с собой, в вовремя призванный волшебницей сугроб.

Если бы не ее магия - Бубоник точно остался бы без какой-нибудь важной конечности.

Бубоник: Зандаларец не закричал. Камень обжёг ладони, но уже через секунду оба они рухнули в снег, который даровал облегчение. Тролль оттолкнул камень и выполз из сугроба.

- Могла бы и сказать, что он жжётся, - прохрипел он, зло глядя на эльфийку.

Шариэль: - Благодари, что остался жив. Ты мне должен, тролль, - чародейка была не в лучшем настроении. Если бы камень разбился, то было бы плохо всем, а не только неудачливому воришке.

Бубоник: - Да плевать, - фыркнул тот, вставая на ноги и отряхиваясь от снега, - ты сама мне должна за предупреждение о слугах Кошмара, которые скоро придут. Ты явно не одна из них.

Шариэль: - Была бы из, уже убила. И куда ты собираешься направляться с камнем Элуны? С такой вещью опасно бродить одному по лесам и пустырям юга.

Бубоник: - Не опаснее, чем бродить без такой вещи, - пожал плечами Бубоник, - я даже не знаю, как эту штуку тащить, если она обжигает руки. Раптор тоже вряд ли согласится её везти.

Шариэль: - Да? - чародейка побрела к реликвии и спокойно, словно ничего не произошло, подняла камень. Он был довольно тяжел, руки не привыкли к таким ношам, но продемонстрировать сие чудо Шариэль смогла.

- Целы? - показала ладони троллю, хихикая, то ли над ним, то ли от похорошевшего настроения. Вскоре она опустила его обратно в сугроб.

Бубоник: - Он не обжигает калдораев? - деловито поинтересовался тролль, не понимая, в чём тут фокус. Боль, которую он почувствовал, когда прикоснулся к камню, невозможно было выносить.

Шариэль: - Не всех, - слукавила Шариэль, проведя коготком по поверхности шара. - Но тебя точно будет жечь. Тебя и всех тех, кто попытается притронуться к нему. Лишь тот, кто близок к Элуне, сможет взять его в руки и воспользоваться его теплом. Но далеко не все мои сородичи таковы, - сородичей она буквально выплюнула, намеренно задрав нос.

Бубоник: - Близкая к Элуне, которая позволяет украсть её реликвию? - поднял бровь Бубоник, которому всё больше не нравилась затея связываться с этим камнем, - впрочем, согласен, что украсть у меня пока не слишком получается.

Шариэль: - Я бы сказала иначе - ты провалился. Тебя заметили, - чародейка начала загибать тощие пальцы. - Тебя прервали во время колдовства, - второй, - ты чуть было не уничтожил свою цель, - третий, - но тебе повезло, что ты встретил меня. Мне, - она перешла на полушепот, закончив загибать пальцы, - плевать на эту рощу, плевать на друидов, мне нужно в Мародон.

Бубоник: - Я не слишком профессиональный вор, - развел руками зандаларец, - Кетиль обещала, что здесь никого вообще не будет. Что ты забыла в этих заброшенных глубоких пещерах кентавров, из-за которых Пустоши столько настрадались?

Шариэль: - Знание - это сила. Жалкие исследования и ничего больше. Скажи-ка мне, тролль, куда ты направишься с этим камнем? Ведь, судя по всему, ты решил предать своих друзей из Круга Шестиветрия... или как он там? Это не важно, впрочем. Мне куда интереснее, как ты собираешься нести шар.

Бубоник: - К другим друзьям, которых я тоже собираюсь предать когда-нибудь, - тролль опять ухмыльнулся, - думаю, я смогу управиться с шаром, если найду где-нибудь в этом лагере телегу или что-то вроде того. Пойду проверю.

Он сошёл с беседки и начал осматривать просеку, ища нужные предметы.

ДМ: Тележка была одна - припаркованная за складом и предназначенная для перевозки мешков с семенами.

Такие мешки - в количестве четырех штук - на той же тележке и лежали, заполняя собой все пространство до бортиков.

Шариэль: - Ты мне симпатичен, - призналась прямолинейная Шариэль.

- Не своей удачливостью, не своей внешностью, а своими амбициями. Мне нравятся такие создания, тролль. Тебе интересен Мародон? – от первичной строгости и грубости не осталось и следа. Мягкий и монотонный, но не усыпляющий голос.
- У меня было два попутчика, но они канули в небытие. Надеюсь.

Бубоник: - Два утыканных стрелами дренея, наверно? - Бубоник подозрительно посмотрел на чародейку, пока стаскивал мешки с телеги. Чего это она вдруг стала такой доброй? - Мародон мне интересен. Мне вообще интересно всё, с чем я не слишком близко знаком. Но сперва я должен вернуться в деревню Ночных Охотников и закончить то, что начал.

Шариэль: Чародейка засмеялась. Очень громко и с надрывом. Она схватилась за живот, боясь завалиться на влажный пол.
- Близнецы? - все же решила переспросить со слезами-смешинками на щеках.

Шариэль: - А Ночные Охотники - твои новые друзья? - приходя в себя, добавила чародейка.

Бубоник: - Те самые близнецы, - тролль понял, что угадал, - рабы, сбежавшие от толпы кентавров, которые провожали меня сюда. Удивлен, что выжили после всех этих ран. Ночные Охотники - просто друзья моих друзей. Их деревня - хорошее место для сбора.

Он начал толкать найденную тележку к беседке.

Шариэль: - Ночные Охотники - что это? Разбойники какие-нибудь? И кто твои настоящие друзья? Не думай, что я собираю информацию против тебя - не стала бы. Все, что я хочу узнать, так это возможность нашего совместного путешествия в Мародон. Я могу предложить там все, что угодно: сокровища, силу, древние и могущественные артефакты... что там еще предлагают обычно? Женщин? Этого у меня нет, - волшебница пожала плечами и улыбнулась. Ей нечего добавить.

Бубоник: - Ночные Охотники - это деревня ордынских троллей на западном берегу, - ответил Бубоник, продолжая удивляться внезапному радушию эльфийки. Это было подозрительно. - Извини, но сейчас Марадон меня не интересует. Сперва я должен вернуться к деревню и поведать обо всём узнанном друзьям.

Он стоял рядом с тележкой и опасливо смотрел на камень Элуны.

- Впрочем, Мародон не так уж далеко оттуда. Нам почти что по пути, и совместное путешествие всяко безопаснее. Может быть, ты найдешь и более подходящих спутников. Не поможешь затащить на телегу камень, раз уж тебя он не обжигает?

Шариэль: - Мне для этого не обязательно брать его в руки, - чародейка сосредоточилась и махнула рукой, опустив тяжелые веки. Камень, словно потеряв весь свой вес, поднялся над землей и медленно-ровно переместился в телегу, где был кое-как размещен. Открыв глаза, старушка лишь выдохнула.

- Не думаю, что все тролли будут рады видеть динозавриху детей звезд у себя в деревне, так что туда я с тобой точно не пойдут. А идея с прогулкой до Мародона мне нравится. Так и поступим. Это лучше просиживания бридж на деревянных скамьях.

Бубоник: - Отличный фокус, - в голосе тролля была заметна некоторая зависть. Тайная магия никогда не была ему подвластна. Он сбегал до одного из жилых зданий и вернулся с одеялом, которым прикрыл камень Элуны сверху. Ящера с трудом удалось впрясти в телегу, причем он вполне мог медленно катить её. Никакой погони не выйдет.

- Что ж, тогда идёт к горам. Лучше тут не задерживаться. Забирайся в телегу или шагай пешком, нам придётся сделать крюк через запад, чтобы не столкнуться с Кругом, - сказал он и огляделся, нет ли кого вокруг. - Кстати, меня зовут Бубоник.

Шариэль: - Зови меня Шариэль, - она быстро, насколько могла, сбегала в заброшенную хижину, перенеся оттуда все свои вещи, предварительно выгруженные с уставшего мула, который теперь имел возможность свободно и без лишнего груза следовать за телегой. Как и поступил по первой же команде своей хозяйки, что уже успела умоститься вместе со своими вещами. Чародейка положила свою руку на укутанный шар, отдающий приятным и расслабляющим теплом, а другой подвязала поводья к торчащей из основания телеги доске.

- Трогай, дорогой Бубоник.

Она была довольна, она улыбалась и знала, что добрый Сорис остался позади. Теперь у нее был добрый Бубоник. Добрый Бубоник и камень Элуны.

ID: 16434 | Автор: Пират-ассассин Эонарис
Изменено: 10 августа 2014 — 4:06