Внимание: материал с «шок-контентом»!
Опубликованный на этой странице текст содержит описание жестоких убийств, пыток, расчленений или отыгрыш гномов.
Не читайте его, если вы младше 18 лет или сторонитесь подобного.

Сказки юга Друзья Кеху: Все дороги ведут в рощу

Бубоник

ДМ: Утро у конелюдского лагеря Натхар выдалось... странным. Ни с того ни с сего воин-исполин Кеху скомандовал общий сбор; потребовал растолкать даже самых пьяных и поднять на ноги самых хмельных. Недовольных среди разгулявшихся на пиру кентавров нашлось достаточно, и будь хоть половина из них способна драться в полную силу, Кеху было бы несдобровать.

Но - обошлось. У ханова кровного брата был один только приказ: собираться.

С места снялись через два часа. Кеху успел попрощаться с лоснисто-толстым ятамом, даром, что вялая конелюдская процессия вытекала с ярмарки через его холм; успел загрузить обоих дренеев-рабов на скрипучую телегу, почти пустую, и сунуть им в руки по сахарной галете, купленным у какого-то гоблина еще ночью.

Кеху спешил. Он был трезв, взволнован и нетерпелив. Его воины спешить не хотели и не могли, поэтому привалы приходилось делать чаще, чем обычно - путь до рощи в обход бушевавшей на западе песчаной бури занял у кентавров целых три дня.

Утром четвертого на горизонте наконец замаячили макушки зеленых древ оазиса. Роща была совсем близко, а вместе с ней - и "союзники", о которых вскользь упоминал Кеху.

Леат: Зелье, сделанное братом, не подкачало. Наутро Леат обнаружил, что вполне сносно может ходить, ни на что не опираясь. Правда, походить получилось недолго, ибо начались внезапные сборы, потом была телега и была галета, которая показалась Леату безвкусной, - отвлекали мысли о насущном и грядущем.

Им сказали, - клан возвращается домой. Дом клана был явно не в оазисе, где явно должны были водиться друиды и близнецы вполне обосновано забеспокоились, - а вдруг Кеху собирается повторить подвиг тех, кто разорил высоту Найджела?

Мысли были неприятные, а потому Леат на всякий случай еще раз осмотрел телегу и то немногое, что в телеге было, на предмет поиска чего-либо, способного сойти за оружие. Роль наблюдателя в гипотетически возможной драке его не устраивала.

Бубоник: Бубоник уезжал с ярмарки в числе последних - всё никак не мог найти того ящера, за которого заплатил в деревне и должен был вернуть. Один из табунов кентавров ранее направился по тому же пути, но нагнал их зандаларец только на третий день. Дни выдались унылые и однообразные, глаз Пустоши не радовали совсем. Песчаная буря оказался самым интересным из увиденного.

Когда на дороге наконец стали заметны друидская роща и замыкающие кентавры, Бубоник чуть замедлил ящера и задумался. Следы он заметил много ранее, но надеялся, что стадо свернёт куда-то в сторону, прежде чем их получится нагнать. Расстояние до кентавров всё ещё сокращалось, и молодой тролль внимательно смотрел вперёд, прикрыв ладонью глаза от лучей солнца.

Атал: Вид оазиса, куда они с Леатом так стремились, наполнил второго близнеца не менее мрачными предчувствиями. Ночью перед отъездом у него было сильное желание взять мешки и сбежать вдвоем, но раненая нога брата не оставляла ни малейшей возможности для побега. Пришлось покориться на какое-то время судьбе и смотреть, куда вывезет кентаврова кривая.

ДМ: Кентавры узнали, что по их следам идет тролльский раптор, не сразу. Замыкающий по имени Кагаш, молодой и крепко сбитый лучник, весь путь таращивший карие глазенки по сторонам, сообщил Кеху о "преследователе", но воин только отмахнулся, - если тролль был один, то наверняка побоялся бы нападать.

Пустошь глупых не любит, в конце концов.

Роща сомкнула ветви, запорошенные песком и пылью, над головами конелюдской процессии, и дренеям видно было, как непринужденно ведет себя Кеху, будто его дом - здесь, а не за северными горами.

Леат: Непринужденность та Леатов пыл не охладила. Молодой дреней уже задумывался, из какого сегмента телеги сподручнее будет выломать жердь, на ум наставляющу.

Бубоник: Кажется, пытаться объехать кентавров, сойдя по дороге, будет не менее опасно, чем столкнуться с ними. Если его заметят и поймают как шпиона, то уж точно возьмут в рабы и оторвут голову. Бубоник погладил ящера по темно-зелёной шее и дал команду ускориться. Замыкающие кентавры были всё ближе и ближе.

Атал: Поведение вождя выглядело подозрительным. Атал приоткрыл было рот - окликнуть Кеху и спросить у него, с чего бы ему здесь все так хорошо знать, во вражьем логове - но вовремя вспомнил, что рабы таких вопросов не задают и прикусил язык.
Только зыркал по сторонам с удвоенной силой.

ДМ: От острого взгляда лучника Кагаша движения тролля на ездовой животине не укрылись; ему, должно быть, казалось наглостью такое назойливое присутствие чужака рядом с непобедимым племенем, но он, как и два дренея-братца, держал язык за зубами.

А Кеху шел вперед, и посматривал на фиолетовые метки, которыми была обнесена добрая половина деревьев в роще. Не боялся.

- Мы скоро будем на месте, - сообщил конелюд своим рабам, поравнявшись с телегой, - Потрудитесь приготовиться таскать мешки.

Бубоник: Тролль, зандаларец по виду, но совсем не так богато одетый, наконец догнал группу кентавров, и снова замедлил ящера рядом с одним из кентавров, разведчиком по виду.

- Приветствую ваше великое племя, - внятно произнес он на всеобщем.

Леат: - Мешки таскать не трудно, - Леат заметил тролля и потому смотрел мимо вождя клана, - другое дело, зачем. У тебя дела с друидами, Кеху? С Альянсом?

Атал: Подобная вежливость от Кеху - ну прям аристократический вечер - повергла Атала в задумчивость, но кивнуть он кивнул, тоже рассеянно глядя на догнавшего караван тролля. После долгого пути и усталости сосредоточится было несколько сложно.
- Ты говорил, что не любишь их, а пришел сюда, будто хорошо тут все знаешь, - добавил он к словам Леата, сморгнув и посмотрев на Кеху. - Я помню, что здесь курганы твоего народа, но ведь заросло все вон как...

ДМ: - С друидами? - Кеху не рассмеялся, хотя один из конелюдов, тащивших скрипучую телегу вперед, звучно хыкнул, - Нет. С их врагами.

Тем временем, Кагаш-замыкающий недовольно инструктировал заезжего тролля:

- Тебе что надо? Не маячь, проходи.

Его братья по оружию зыркали на незваного гостя исподлобья, раздраженно; по цепочке вперед Кеху передали новость о тролльском присутствии.

Атал: - Друидов выгнали из оазиса? - недоуменно дёрнул бровью младший. - Но... когда? Или они с врагами жили тут вместе? И кто враги?

Подростковая непосредственность иногда игнорировала то желание казаться умудрённым опытом, которое Атал всегда старался демонстрировать. Очень хотелось быть похожим на отца в его хладнокровном спокойсствии, но получалось пока далеко не всегда.
Бубоник: - Я всего лишь хотел засвидетельствовать почтение моего племени вашему, - с важностью в голосе, не соответствующей его одежде, ответил зандаларец, обогнав замыкающего.

Леат: Леат, ничего не понявший, на всякий случай вернулся к осмотру телеги.

ДМ: Кеху и сам был не прочь объяснить все, что не покидало разума молодого Атала, но помнил, что для остальных они - рабы, и что стоило бы этот образ поддерживать.

Да и назойливый тролль не давал покоя; Кеху метил в него своим холодным взглядом еще издалека.

Какой-то особенно неспокойный конелюд попытался было всадить между ног раптора копье, чтобы запутать животину, но другой воин поспешил перехватить древко еще в полете - не им решать, что станет с троллем.

Бубоник: Ящер медленно шагал вперёд, а Бубоник чувствовал недобрые взгляды со всех сторон. Разве что дренеи, ехавшие в телеге для рабов, смотрели на него иначе. Взгляд одного из кентавров напугал зандаларца - этот, кажется, не такой простой, как остальные. Наверняка его и считают главным в этом отряде.

- Да благословят ваше племя духи предков, - Бубоник предпринял еще одну попытку заговорить.
ДМ: Кеху проигнорировал тролльи любезности; его, собранного и сосредоточенного, слова умаслить не могли.

- Ты идешь за нами уже долгое время, - заметил конелюд, - Что тебе нужно?

Атал: Атал, поняв, что сделал ошибку, шмыгнул носом, понурился и решил с вопросами повременить. Увидев, что брат, вместо того, чтобы наблюдать за действом с троллем и его крайне любопытным средством передвижения - раптора Атал видел так близко впервые - шарит взглядом по телеге, младший тронул его краем копыта, и задал глазами немой вопрос, мол, ты чего?

Бубоник: - Я иду за вами, потому что нам по пути. По крайней мере, пока по пути, - без промедлений ответил Бубоник, не сводя глаз с кентавра, - и я не отказался бы от совета. Куда приведёт эта дорога?

ДМ: - На север, - кентавр позволил себе удивиться. - Ты не знаешь, куда идешь, но утверждаешь, что нам по пути?

Леат: "Посохи", одними губами ответил Леат и его брату не стоило большого труда понять то, что игра в рабов, которые ходят строем, молчат и дают себя отвозить к чертям на рога, начала малость утомлять. За эти три дня в пути Леат неоднократно вспоминал о том, зачем они приехали в эти края. Катание на телегах и стрелы в коленях это, конечно, хорошо, но в качестве кратковременного разнообразия, не больше.

Бубоник: Зандаларец покосился на дренеев, которые возились в телеге и негромко обратился к командиру кентавров: - Слишком быстро здесь всё меняется. Мне сказали, что дорога приведёт к лагерю друидов в роще. Но я вижу здесь вас и теперь уже сомневаюсь.

Атал: Ответный взгляд младшего был укоризненным. Ну и правда, куда было драться с целым отрядом кентавров, давно отошедших от ярмарочного похмелья? А идти одним потом как?

Атал вздохнул. Даже если бы условия были более благоприятными, то ни посохов, ни более-менее приемлемых жердей, которые могли сойти за оружие, в телеге не было. Опоры от шатров были слишком длинными и увязанными в шкуры.

ДМ: Дорога стала тропкой, а тропка начинала петлять и извиваться как джунглевый уж; но Кеху сверялся с кружками и значками, нанесенными потекшей фиолетовой краской на стволы деревьев, и уверенно вел своих людей вперед.

- Не приведет, - пробасил Кеху; в его голосе отчетливо прозвучали довольные нотки, - Потому что друидов здесь больше нет. А если и остались - так это ненадолго.

Бубоник: Бубоник вёл своего ящера почти вплотную с кентавров - слишком узкой стала дорога. Было заметно, что друидов его удивила.

- Друидов здесь нет? - переспросил он. - Ни разу не слышал, чтобы кому-то удалось прогнать их с территорий, которые они успели засадить. Это сделало ваше племя?

ДМ: - Круг Двоеветвия, - пояснил Кеху, но эти слова не сказали троллю ничего, - Наши друзья.

Леат: А вот эта новость, о том что друидов в здешней роще не водится, дала Леату возможность вздохнуть чуть свободнее и перестать думать о пускании телеги на запчасти. Теперь и на раптора можно посмотреть.

Бубоник: - Никогда не слышал про них, - честно сказал Бубоник, всё ещё ошараненный новостями. Неужели три дня пути привели его в никуда? - Это всё из-за бежавшего хана Колкаров?

ДМ: - Что именно - "это все"? - голос у Кеху стал почти учтив, но по-зловещему тих, - Племя Колкар мы не любим.

Атал: Уши младшего дренея мелко подрагивали от желания услышать всё и сразу. Но еще больше ему хотелось понять, что происходит, что за Двоеветвие, не любящее друидов и что вообще будет дальше.

Бубоник: - Всё - это уничтожение лагеря друидов, - спокойно пояснил зандаларец таким же негромким голосом, - а про Колкаров ты мог и не говорить - немногие любят это племя сейчас, и совсем никто не любил прежнего хана. Даже мои соплеменники разыграли тот спекталь на ярмарке совсем не ради дружбы с Колкарами.

ДМ: - Мы не были на ярмарке, чтобы наблюдать за чужаками, - отрицал Кеху, приподнимая особо низкую ветвь лиственницы над собой, - Мы одарили нужных нам, но не смотрели на вас. Понятия не имею, что за спектакль, и понятия не имею, как побег хана Колкар связан с этой рощей.

Бубоник: - Вы многое пропустили, если только отдавали дары, - заметил Бубоник, - один друг сказал, что друиды укрыли бывшего хана где-то здесь, и меня отправили, чтобы узнать об этом больше. Видимо, ответов от друидов услышать уже не придётся. Моё имя - Бубоник из племени Зандаларов.

Атал: Зандалары!

Младший из двух одинаковых очень постарался не таращиться. Об этом племени он слышал, как и о известном Чёрном Копье. Говорили, они не в ладах с нынешней Ордой, но подробностей рогатый паренёк не знал.

ДМ: - Я Кеху. Кровный брат Урду, клана Натхар, - представился воин, потерявший всякую надежду на то, что от тролля удастся избавиться по-быстрому, без любезностей, - И я рад был бы лично найти этого хана и отрубить ему голову.

Тропка все вилась и вилась, и конелюдам становилось откровенно трудно продираться через заросли травы и сорняков. Кто-то даже говорил о том, что телеги стоило оставить позади, но Кеху такое предложение отверг: место, мол, недалеко.

Не соврал; под сенью высоких лиственных деревьев расположился эльфский лагерь: три одноэтажных домика с покатыми крышами, выкрашенными в фиолетовый. Только вот странность - словно бы в контраст зеленеющей роще, черные шипастые ветви укрывали серые камни построек, неживые и сухие, как руки древних стариков.

Место выглядело заброшенным и нехоженым.

Бубоник: - Рад знакомству, - вежливо ответил зандаларец, и некоторое время они ехали молча. Увидев заброшенный лагерь друидов, Бубоник шлепнул себя по лбу - кентавр не соврал, и три дня были потрачены впустую.

- Вы направляетесь к своим друзьям из Круга Двоеветвия? - он попытался разузнать как можно больше. Вдруг знания о кентаврах окажутся не менее ценны, чем о друидах.

Атал: - Хорошо, что мы сюда не пришли тогда, - вполголоса, для братовых ушей, буркнул Атал, мрачно созерцая лагерь, чем-то неуловимо напоминавший заброшенную могилу. Двоеветвие, значит.

Леат: Место навевало жуть. Леату приходилось бывать в гостях у друидов Ясеневого леса и постройки их он знал очень хорошо, однако те дома были лишены каркасов из угрюмого переплетения шипастых ветвей. Копыта Атала коснулось копыто брата; настала очередь Леата смотреть вопросительно. Мол, что за хрень мурлочья?

Атал: Атал ответил смурным взглядом, мол, чтоб я знал. Но место недоброе.

- Двоеветвие, - шепнул он. - Видимо. Знать бы, ещё что это.

ДМ: - Мы уже пришли, - ухмыльнулся Кеху. Ухмылочка на его широком плоском лице получилась необыкновенно гаденькой.

Поляна, устланная желто-бурой пожухлой травой, вся была в выжженных проплешинах; бурная растительность отступала от этого проклятого места, и поэтому кентавры легко сумели вкатить телеги на опушку.

Было подозрительно тихо. Где же друзья, о которых говорил Кеху? Он сам осматривался по сторонам и не знал, в какой из трех домиков податься.

Бубоник: - Это было не простое нападение, а магия какого-то особого рода, - Бубоник иногда любил озвучивать очевидные вещи. Он почувствовал угрозу в ответе Кеху, но не смел пытаться сбежать - лучники наверняка были начеку.

- Похожие шипы я видел в Степях.

Атал: - Кеху, всё хорошо? - напрягся Атал, зыркая по сторонам, как затравленный волчонок. Это место ему откровенно не нравилось. Как и выражение лица кентавра.

- Если дашь нам оружие, мы сможем защищать тебя, - тихонечко предложил он.

ДМ: - Все хорошо, - кивнул Кеху, про себя вспомнив пословицу о кормленом волке, смотрящем в лес, - Мы к друзьям пришли. Не надо проявлять недоверия, пока у нас нет на то причин.

Тут воин отрывисто скомандовал своим людям разделиться и глянуть на внутренности увитых шипастыми лозами лачужек.

- Что было в Степях? - спросил у тролля Кеху, глядя на то, как его конелюды с трудом продираются через колючки.
Бубоник: - Геоманты свинорылов способны заращивать гигантские территории похожими шипами, - пояснил молодой тролль, поглядывая по сторонам, - в Степях сложно не заметить это.
Атал: О расе свинорылов Атал даже не слышал, но новое узнавать можно всегда. Особенно, учитывая то, что попытка пообщаться провалилась и деваться было пока что некуда. Оставалось по прежнему притворяться послушными рабами и отгонять мысли о том, что в последнее время обещанной дружбой уже и не пахнет.
ДМ: - Здесь свинорылов нет, - Кеху в своих словах был уверен так же, как и в ясности дня, - Я не видел друзей, но мой хан сказал мне имя: Кетиль. Разве же так зовутся свинолюды?

Попытки воинов продраться через острые переплетения черных лоз не увенчались успехом; тогда Кагаш, нетерпеливый конелюд, выхватил свой изогнутый меч и рубанул им прямо по шипастым препятствиям.

Зря. Скрюченные ветви ожили, и удавами опутали конелюдские ноги.

Кагаш закричал. Шипы пронзали его щиколотки не хуже заточенных ножей.

Бубоник: Когда шипастые растения шевельнулись, Бубоник вздрогнул и снова подавил в себе желание тотчас бежать отсюда. Если в этом не замешаны иглошкурые, то дело принимает очень серьёзный и интересный оборот. Да и с кентаврами тут всяко будет безопаснее, чем одному.

- Нужно его оттащить, - он сделал пару шагов к попавшему в ловушку кентавру и остановился, видя, что не сможет освободить его.

Атал: Как травник, Атал бы с удовольствием наблюдал за подобной интересной особенностью здешних любопытных растений. Но как дреней в его малоприятных условиях, он только содрогнулся, глядя на то, как острые кинжалы шипов вонзились в кентаврьи ноги.

Но делать ничего не стал. Просьбу дать оружие Кеху проигнорировал, а лезть в "интересные растения" с голыми руками оба близнеца не собирались. Инстинкт самосохранения у них был на высоте.

Леат: Весьма на высоте.

- Может свалить попробуем? - свистящим шепотом предложил один из рабов другому.

Атал: - И куда? - кисло пробубнил Атал. Вокруг был недружелюбный оазис, за ним - не менее недружелюбная пустошь, а у них ни еды, ни воды, ни оружия.

ДМ: Бубоник не смог бы помочь Кагашу, даже если бы был из числа знаменитных аманийских берсерков-исполинов; кентавровы ноги подломились, обессиленные, и шипастые лозы взяли в путы его руки.

Кто-то попытался совладать с комком змеящихся лиан тем же оружием, но напрасно: лезвие хоть и перерубило шипы, но там же и увязло.

Кеху ругался. Достаточно громко, чтобы не слышать перешептывающихся рабов.

- Идиоты! Отойдите от дома! - командовал конелюд, срывая глотку. - Кто вам сказал трогать лозы?!

Леат: - Ну... - Леат почесал висок, с нездорово-отстраненным видом наблюдая за шухером у внезапно ожившего, хищного кустарника. - Теоретически, в обратную сторону. Не, ну ёлки-друидки, а что ещё нам в перспективе остается? Дружбой уже давно не пахнет, нам не доверяют, раз оружие не дали. Или не дали его нам потому, что мы в действительности рабы, которым оно не положено. Тебе рабская участь еще не надоела, изучатель активной флоры?

Бубоник: Зандаларец послушно отошёл назад, подальше от живых ветвей. Наблюдать за смертью кентавра было не слишком приятно, но ко всему постепенно привыкаешь.

- Те, кто вызвали это, на самом деле твои друзья, Хеку? - осмелился спросить он у командира.

ДМ: - А ты бы что сделал, если бы к тебе в дом заявились друзья и начали рубить забор?! - выпалил Кеху, даже не обратив внимания на то, как тролль исковеркал его имя.

Лозы взяли еще одного воина, прежде чем остальные поняли, что бороться с ними не стоит.

Атал: - Надоела, и давно, - очень тихо проворчал Атал, мрачно глядя на происходящее. - Но одни мы тут недолго проживем. Нужно хоть увидеть, с чем имеем дело, прежде чем бежать незнамо куда. Тут вода отравленная, помнишь? Мы без оружия и припасов далеко не уйдем. Да и куда идти - неясно. В Когтистые разве что выбираться, ведь Высоты Найджела уже нет.

Бубоник: - Я бы не использовал настолько опасный забор, который может обернуться против меня, - подумав, ответил Бубоник, - теперь ясно, почему друиды погибли или бежали.

ДМ: - Нам нужна эта дружба, - второе слово Кеху подчеркнул особенно явственно. - Нам очень нужна эта дружба.

Тут его взгляд вернулся наконец к дренеям. Конелюд, забыв про всякие прикрытия, спросил у козлорогих прямо:

- Что ваша раса сделала бы?

Бубоник: - Убежала бы, - хмыкнул тролль, тоже уставившись на двух дренеев. Он не сомневался, как важна для кентавров дружба с теми, кто способен на подобную магию.

Атал: - С забором? - уточнил Атал и тут же предположил:

- Сожгла бы из спектрального излучателя. Это была бы демонстрация силы, которая укрепляет возможную дружбу, потому как нам вред тоже был причинен в лице двух кентавров, чьи жизни унёс этот забор. А уже подружившись, попросили бы семечек на рассаду.

ДМ: - Из чего? - переспросил Кеху. - Огнем, что ли?

Атал: - Ну... ближе всего был бы огонь, да. От которого невозможно скрыться даже за стеной, - любезно ответил Атал и ухмыльнулся троллю.

Леат: - Это, кстати, подсказка, что можно сделать с вашим забором, - не менее любезно подсказал Леат, не поверивший в троллью прозорливость и уверенный в том, что тролль их банально подслушал. - Попробуйте сжечь.

Атал: - Кстати, если спросят, то скажите, что у вас принято мёртвых кремировать, - усердно не замолкал фонтанирующий идеями Атал. - Сразу после смерти желательно. Традиции, все дела.

ДМ: - Вы вообще видите, что мы в лесу находимся? - опешил конелюд, - Что, если огонь перекинется на деревья? Ладно бы лес сожгли - он не нужен - но мы-то сами в этом лесу!

Тут Кеху сплюнул на землю.

- Чертова медведиха. Если бы она не тронула нашего шамана, то он был бы с нами сегодня.

Бубоник: - Ваш шаман знал больше об этом? - махнул рукой в сторону шипов Бубоник, - я бы побоялся применять огонь. Он может только подпитать магическое растение и погубить нас всех.

Леат: Леат, оглядевшись, изобразил на лице понимание своего местоположения и выключился из беседы, в которой явно мало что понимал.

Атал: - Огонь плохо действует на живые растения, в них слишком много воды, - заметил младший. - Тем более хвойных деревьев тут мало, а земля влажная, насколько я вижу. Ну и потом, у вас есть друие мысли, чем можно уязвить этот забор? Сталь его не берет, магов среди нас нет, с кулаками лезть бесполезно. Есть ещё идеи, кроме как стоять напротив?

Голос младшего был откровенно скептичен. Притворяться покорным ему надоело вусмерть.

ДМ: - Если бы они были у меня, я бы не обратился к вам, - подытожил Кеху, потеряв всякий интерес к дренеям, - Мудрая раса, тьфу!

И, уже троллю: - Конечно! Наш шаман должен был вести переговоры с этим Кетиль, кем бы он ни был. Но на пути на Куралы на нас напала какая-то долбанутая панда. Убила его, прежде чем мы хоть что-то смогли сделать. Я за него.

Бубоник: - Мы можем постоять и подождать, пока друзья Кеху наконец не объявят себя, - благоразумно предложил тролль, - они наверняка знают, как укротить эту бешеную лозу.

Атал: - Ага, или позвать их - вдруг вылезут из-за заборчика? - с едва уловимым оттенком насмешливости протянул Атал. Ситуация, несмотря на трагическую смерть, его немного забавляла тем, как Кеху мигом разрушил всю тщательно сохраняемую легнду о рабах, прилюдно... приконелюдно обратившись к ним за советом. И не воспользовавшись им.
- Может и не мудрая, но из вариантов торчать под кровожадным забором и попытаться его сжечь, я бы выбрал последнее. Огонь-то у тебя есть, Кеху.

Леат: - А еще можно поразмыслить и понять, что раз встреча произведена посредством агрессивных заборов, убивающих не самых слабых, надеюсь, воинов, то делать здесь нечего, - флегматично заметил второй представитель мудрой расы, рассматривая свои пыльные копыта. - Только наш мудрый хозяин и вождь величайшего клана среди себе подобных не привык, видимо, отступать перед трудностями. Ничего, в его рядах достаточно крепких мужей, которых можно бросить на битву с опасной колючкой. В конце концов, не рабам же учить жизни великого Кеху.

Бубоник: - Знаешь ли ты, как вообще позвать этого Кетиля? - поинтересовался у командира кентавров зандаларец, - вдруг это вообще какой-нибудь дух, с которым может разговаривать только шаман.

ДМ: - Это правда, - согласился Кеху и как будто бы ни с того ни с сего обхватил массивной ладонью левый рог дренея, а потом потянул его голову к себе. - Я понятия не имею, какой из меня был бы великий Кеху, если бы я не знал, как надо обращаться с рабами и как надо обращаться с друзьями. Твои слова делают тебя менее другом каждый раз, когда ты говоришь или перечишь мне. Мы друг друга поняли?

Кеху снова отвлекся на тролля; ладонь его разжалась, тем временем: - Это древесный человек. Хан Урду предупреждал, что он сам против друидов, и что поможет всем, чем сможет, если мы назовемся людьми хана.

Бубоник: - Древесный человек, который против друидов? Звучит странно, но... - Бубоник развел руками, оглядывая лагерь, - тут не поспоришь. Будем надеяться, что твой хан знал, что делал, отправляя отряд сюда.

Леат: Со своего места Атал видел, как вздрогнули руки Леата, ухваченного за недосформированный роговой нарост. Однако, Леат ничего не сделал.

- Еще раз попробуешь меня за что-нибудь ухватить, я тебе сломаю руку, - сказал так, словно со стороны Кеху не было никаких демонстраций своей силы. Негромко сказал, так, чтобы слышал только кентавр и сидевший рядом брат. - В двух местах. Потому что мне надоел этот балаган с игрой в рабов. Или мы рабы и ты сажаешь меня на цепь, либо мы друзья и нам возвращают наши вещи и оружие. Выбирай.

Атал: Не на шутку возмущённый поведением кентавра Атал исподлобья смотрел на вождя молодого клана, стремительно разочаровываясь в его интеллекте.

- Твои действия делают тебя другом ещё меньше, Кеху, - так же негромко заметил он.

ДМ: Кеху было странно выслушивать ультиматумы от двух пришельцев, которых он всю ярмарку кормил и поил, как своих собственных братьев. Настолько странно, что он даже и не сказал ничего.

- Слезайте. - скомандовал он в конце концов. - Слезайте с вашей телеги, и мы посмотрим, что вам можно дать.

Леат: - Не на что смотреть, - отозвался дреней, который всю ярмарку, из уважения к кентавру, соглашался изображать его частную собственность, что для дренея было непривычно и неприятно. - Верните нам то, что у нас отобрали, этого будет достаточно.

И, оперевшись ладонью о днище телеги, спрыгнул наземь, рефлекторно оберегая заживающую ногу.

Атал: Видимо, одной кормёжки было требовательным темнокожим копытным недостаточно для того, чтоб прочувствовать все братские чувства кентавра.

- А насчет огня и забора - подумай всё-таки. Не гробь воинов, - посоветовал Атал, следуя примеру брата.

Бубоник: - На два воина больше - это хорошо, - вмешался Бубоник, не слишком довольный таким исходом, - они заменят двух погибших. Но если Кетиль вдруг решит напасть, нам ничего не поможет. Нужно убираться отсюда.

ДМ: - У вас в зандаларах принято бежать перед лицом опасности? - Кеху скорчил невеселую гримасу, - Тебя тут никто не держит, а у меня есть вполне точный приказ от моего хана. Я намерен его выполнить.

Наконец Кеху трусцой объехал телегу, на которой сидели братья-дренеи, и остановился у второй, заваленной нераздаренным добром.

Среди шкур, мешков и свертков дорогой ткани прятались пожитки инопланетян.

- Если вы хотите воевать с нами как равные, докажите это. Возьмите свое оружие и встаньте в ряды. Но знайте, что всякий взгляд будет нацелен на вас, - недоказавший себя чужак недалек от смерти.

Бубоник: - У нас в зандаларах принято знать о друзьях и врагах немного больше, чем одно имя, - отозвался молодой тролль, закатывая рукава, - и я останусь, чтобы оказать всю помощь, какую смогу. В благодарность за то, что ты мне рассказал.

Бубоник тоже готовился к возможной битве. Оружие он не любил, но с силой Лоа был опасным противником.

Леат: Пожитки инопланетян перекочевали непосредственно инопланетянам.

- Встать в твои ряды? - переспросил Леат, закрепляя ножны на поясе и продевая руки в лямки рюкзака. - Уже поздно, Кеху. Я не знаю, что за дренейки тут с вами кружились, но от меня тебе не будет никакой помощи после того, как твои соплеменники выжгли высоту Найджела. Я не нейтрал и не перебежик, Кеху, как и мой брат. Сражаться за тебя, зная, что сохраненные жизни твоих воинов придется разменять на загубленные жизни представителей Альянса, - нет. Мы готовы разово помочь тебе, в плату за наше вызволение из рабства. Потом наши пути разойдутся. Надеюсь, что мирно.

Атал: - Вообще-то, Кеху, - скептически сморщившись, дополнил старшего младший, тоже не забывая спешно экипироваться, - мы тебя давно уже просили дать нам оружие и возможность защищать тебя и себя. Так что твоя речь - это прям квинтэссенция ненужного пафоса.

Атал много читал в детстве, да и в юношестве не отлипал от книг, поэтому умел при случае ввернуть эффектное словцо. А то и два.

- Ты нас чего, вообще за дураков держишь? - куда проще и доходчивее поинтересовался он.

ДМ: - Понятно, - неожиданно легко согласился Кеху и постучал ближайшего своего воина по плечу - им оказался высокорослый копьеносец. Не сказав ни слова, конелюд перехватил оружие соратника в свои руки; деревянное древко в его лапищах казалось слишком тонким, - Бубоник, я прошу твоей помощи. Эти двое говорят много, а делают мало, но и для них будет применение.

- Убейте дренеев! - во всеуслышанье воскликнул конелюд, - Лучники, соберитесь!

И сделал два шага назад, уступая передовую позицию одному из своих воинов. Они - воины - не были против указа предводителя; соседство с пришельцами, да еще и на правах равных, их совсем не прельщало.

Тетивы натянулись на пяти плечах тисовых луков; остальные воины схватились за рукоятки мечей, а бывший копьеносец поспешил ретироваться к телеге, чтобы найти себе другое оружие.

Леат: И тут близнецы сделали то, что они мечтали сделать с самого первого дня пленения и для чего таки настал самый удачный момент.

Молча и не сговариваясь, дренеи рванули с места в заросли, строго в противоположную от воинов, Кеху и транспортной телеги сторону.

Теоретически, с той стороны был восток.

Бубоник: Зандаларец вздрогнул от резкого крика кентавра, но не удивился - он вообще был удивлен, что это стадо ещё не прикончило его самого. Когда дренеи побежали, он уже собирался наложить проклятие на кого-нибудь из них, но упустил момент и просто смотрел на Кеху.

ДМ: - Агшап, Мергаз, пли! - громогласно скомандовал Кеху, и две стрелы сорвались с длинных конелюдских луков. Воины не перестарались с натяжением тетивы, поэтому дуга полета снарядов получилась невысокой, но достаточно длинной; острие одного из наконечников попало прямо в болтающийся на спине мешок одного из дренеев - кажется, Атала, насколько Кеху мог судить издалека, - а второе угодило ниже локтя Леату и пронзило его руку насквозь.

- Воины, наизготовку! Бубоник, в сторону!

Бубоник: Тот поспешно прыгнул в сторону, чтобы ни одна шальная стрела точно его не зацепила. Даже хорошо, что дренеям не удалось сбежать - оставаться одному с дюжиной кентавров не хотелось.

Леат: Стрела в руке? Да и черт бы с ней, с ног это не свалит, пока даже боли от ранения нет, она придет позже и хочется надеятся на то, что это случится. Короткий взгляд назад, проверить, на ногах ли брат, - и ходу, ходу, потому как счас не время обращать внимание на инородные тела в тех частях тела, кои не отвечают за сваливание в кусты.

Атал: Насчет не удалось сбежать - это ещё было неизвестно. Тупой удар подсказал Аталу, что лучше резвее перебирать копытами в сторону спасительных непролазных зарослей. Оставалось надеяться, что там не будет похожего "заборчика", а то останется просто погибнуть малоприятной смертью.

ДМ: Кеху прокричал снова: - Пли!

Те же лучники, успевшие положить на плечи луков новые стрелы, спустили тетиву. Фьють - пропело древко у самого уха Атала, пролетая мимо. Повезло.

Не как Леату; ему шальная стрела угодила в многострадальную ногу, ниже колена. Лучник сплюнул: целился он гораздо выше.

Леат: Удар в икру, нога становится непослушной; Леат не успел даже выругаться, как ощутил, что теряет равновесие, что на набранной подростками скорости неизбежно должно было окончиться падением с переворотом и несколькими метрами юза.

Атал: Не зря рядом мчался брат, тревожно метавшийся взглядом с Леата на спасительную преграду. Подхватил падающего, с шумом вломился в густой подлесок и по инерции потащил дальше, насколько хватило сил.

Благо, местность пошла под уклон, помогала едва ли не скатываться вниз и очень важным было не упасть, удержать равновесие, пока оба не достигли дна ложбинки между холмами.

Здесь Атал уложил Леата наземь и полез смотреть, что с ним стряслось, потому что последние метры близнец просто висел на нём полубессознательным грузом.

Рана была хреновой. Даже на взгляд малоопытного подростка. Стрела впилась в голень, прошив мякоть и, видимо, застряв в кости, что объясняло полуобморочное состояние Леата. Боль должна была быть адской, поэтому медлить не стоило.

Выдрав из вещмешка бутыль с мазью, всхлипывающий Атал с сомнением посмотрела на встрявшую стрелу, но так как в ближайшее время перспектив на качественное исцеление не было никаких, он решил не оставлять её в ране и выдернул.

Количество хлынувшей крови, блестящим ультрамарином залившей голень ниже раны, испугало его ещё больше. Он сдавил тёмную ногу под коленом, пережимая крупные сосуды и чутко шевеля ушами - идет ли погоня. Если бы кентавры решили сунуться сюда, то бежать было бы некуда, только геройски гибнуть над умирающим от кровопотери братом. Оставалось надеяться, что им общение с неведомым Кетилем дороже пары сбежавших от "дружеских" стрел недорабов-недодрузей.

ДМ: Гнаться за ними не стали; где-то совсем недалеко прозвучал голос Кеху: он приказывал своим конелюдам опустить оружие.

Вряд ли близнецам было дело до промедления конелюдских воинов, и до того, почему такой увлеченный Кеху скомандовал прекратить преследование - для них выдалась долгожданная минута покоя.

А Кеху вот видел, как из среднего домика, раздвинув шипастые наросты не иначе как ворота или калитку, вышла рослая эльфка, наряженная в какую-то рванину, - теперь она была главной целью воинов.

Бубоник: Тролль тоже перевёл взгляд на гостью. Пока было непонятно, была она одной из местных друидов или принадлежала к таинственному Двоеветвию, про которое столько говорил Кеху.

ДМ: Эльфка испугалась.

Обомлела. Еще бы - нечасто увидишь сборище вооруженных кентавров у себя во дворе, пусть даже двое из них напоролись на шипастый забор.

- Вам что надо? - промямлила она, но Кеху ее не услышал. - Вы что за тролля привели?

Кеху выкрикнул имя: - Кетиль! Где он?

Бубоник: - Никто меня не приводил, - негромко пробурчал зандаларец, не пытаясь вмешиваться в разговор Кеху и эльфийки. Лучше бы не привлекать внимание командира кентавров, после того как он дал команду застрелить этих дренеев.

ДМ: - Что вам надо от Кетиль? - вылупилась эльфка, - Она спит. Зачем вы покормили лозы... своими?

Кеху уже был совсем рядом; от эльфки его отделяли только шипастые заросли.

- Буди, - приказал конелюд, - Или вы оба глухие? Криков не слышали? Кетиль ответит за моих воинов.

Эльфка, скользнув взглядом по внушительному длинному копью, юркнула обратно в дом.

Кеху, тем временем, обратился к зандалару: - В степях так же было? Что за спячка?

Бубоник: - В Степях я не видел, чтобы лоза шевелилась без колдующего геоманта рядом, - задумчиво ответил Бубоник, - и про спячку не знаю ничего. Вряд ли эльфийка бы стала возиться с одним из свинорылов. Тут что-то другое.

ДМ: - Что? - не унимался Кеху, терпеливо ожидая, когда наконец на пороге объявится Кетиль, - Они делают то же самое, что и геоманты. Почему нас не услышали сразу? Это стоило жизни двум воинам.

Тут лозы зашевелились снова, оставляя истощенные, обескровленные тела без опоры, и вернулись восвояси: заново охватили стены домов.

Кеху напрягся.

Эльфка вышла снова, а за ней - еще одна, которая, в отличие от боязливой соратницы, держалась смело и непоколебимо. Она была некрасивая на лицо, худая и заспанная, но своего вида не смущалась.

- Я Кетиль. Ты - старейшина Натхар? Или сам хан?

- Кеху, кровный воин, - конелюд сплюнул и указал острием копья на трупы своих соратников, - Твои лозы убили их. Прежде чем мы будем говорить о союзе, плати за их смерти.

- Так разве же не они сами виноваты, что набросились на шипы? - уточнила эльфка. - Почему с вами тролль? Это раб?

Бубоник: - Я не раб, - Бубоник не смог промолчать, - мы встретились пару часов назад на дороге, и оказалось, что нам про пути. Правда, я только от Кеху узнал, что вы сумели прогнать отсюда Круг Кенария.

ДМ: - Вам по пути? Интересно, что же у тебя за путь такой, что ведет именно сюда? Или тебе нужен был Круг? - короткий смешок. - Ха-а... Ты нашел другой Круг, тролль.

- Плата, - напомнил Кеху, - Кровь или золото, Кетиль.

- У меня нет золота. Ты хочешь пойти против своего хана, воин?

Кеху многозначительно глянул на своих соратников, а затем - на Бубоника.

Бубоник: - Я не слишком расстроен, что нашёл другой круг, - пожав плечами, спокойно ответил зандаларец, - Двоеветвие выглядит намного могущественнее друидов, которых мне не за что жалеть. Откуда у вас такие силы, калдорайка?

ДМ: - Силы? - переспросила эльфка, отсылая свою женщину обратно в дом, - Ах, да какие же это силы! Друиды Кенария сделали эту рощу, а мы всего лишь паразитируем на их трудах. Не путайся, тролль. Мы служим другим богам.

- Плати! - потребовал Кеху в который раз; терпение его было на исходе, и пальцы сжимали копье так, что костяшки были белые.

- Ах, да... Возьмешь рабов, воин Кеху?

Бубоник: - Не сомневаюсь, что другим, не Белой Леди же, - фыркнул Бубоник, не понимая, чего кентавр пристал к эльфийке с этим золотом, - несмотря на опасность этих шипов, позволь засвидетельствовать своё почтение за это паразитирование на трудах друидов. Моё путешествие оказалось не таким уж бесполезным.

ДМ: - А что тебе за польза от путешествия? - решила уточнить эльфка, сошедшая с серокаменных ступеней домика вниз; все конелюдское внимание было сосредоточено на ней.

Кеху пробасил: - Возьму. Дай мне двух рабов взамен, и мы будем квиты.

Кетиль цыкнула: - Я дам тебе одну рабыню, которая стоит больше, чем два твоих воина, пусть и не должна: твой хан должен был предупредить тебя, что просто так меня не разбудишь. Если не эти двое несчастных, то кого бы ты кинул в пасти? Этого тролля?

Бубоник: - Польза? Я имел честь познакомиться с будущими союзниками, - глаза тролля фанатично сверкнули, - и увидеть, как пал Круг Кенария, то и дело вмешивающийся туда, куда не надо.

ДМ: Ох, и не по себе стало троллю Бубонику, зашедшему в эльфский лес; прокатилась по телу волна мурашек и тревожащим эхом ушла в пятки.

Кто-то творил грубое, почти первобытное колдовство; такое явное, что даже Бубоник его чуял.

А Кеху вот - нет:

- Рабыня против двух мужей-воинов? Это нечестный обмен.

Кетиль фыркнула, отмахиваясь от конелюдских слов как от роя назойливых мошек, и обратилась к троллю: - Какие у тебя счеты к Кенарию и его последователям? Неужто настолько большие, что ты едва ли не подписал себе смертный приговор, войдя вместе с кентаврами в эту рощу?

Бубоник: - Они упорно твердили, что баланс важнее знаний, и запретили мне не одно интересное исследование, - ответил Бубоник, чувствуя отвратительный вкус магии, которую творили вокруг, - не с чего ни мне, ни моему племени их жалеть. Ни один истинный зандалар не откажется от засвидетельствования знаний даже перед угрозой смерти. Я просто не мог уйти, услышав про падение друидов от Кеху.

ДМ: - Какие исследования? - эльфка внезапно сделалась заинтересованной в тролле больше, чем в исполине-Кеху и его воинах; даром что предводитель незваных гостей отчего-то затих, всматриваясь в каждое калдорайкино движение.

Бубоник: - Наивысшие уровни вуду, - с удовольствием пояснил он в ответ, - при поисках сильнейших зелий и ритуалов требуется большое количество самых особых реагентов. И когда друиды ловят тебя при попытке добыть ведро змеиных глаз, очень сложно унести ноги и не быть плененным. А чем они помешали тебе, калдорайка?

ДМ: - Они не считают Изумрудный Сон нашим домом, - пожаловалась эльфка, - Отрицают наше право ходить по его бескрайним просторам. Гонят и отсюда. Мы просто берем свое - ведь нашего бога они не выгнали. Ай, Кеху, смотри, а вот и твоя рабыня идет...

"Рабыня" оказалась совсем маленькой человечкой лет двадцати, не больше, и эльфка-прислужница вела ее за руку за собой, как будто маленького ребенка. Человечка путалась в собственных ногах, словно бы только что родилась, и никак не походила на дар, достойный двух мертвых мужей.

По рядам конелюдов прокатился рев неодобрения. Кеху молчал.

Бубоник: Бубоник слышал про Изумрудный Кошмар. Слова эльфийки не оставили никаких сомнений по поводу того, кому она служит и что здесь происходит. Ему стало страшно. Ощущение зловонной магии только усилилось.

- Некоторые из Лоа, которым поклоняются тролли, тоже происходят из Изумрудного Сна, - вежливо сказал тролль, - уверен, что друиды тоже пытались прогнать их оттуда, но не смогли.

ДМ: - Я не сомневалась, что мы подружимся, - не менее цветисто сказала Кетиль, сложив худые руки в молитвенном жесте; такое проявление святости да такой-то персоной казалось очень уж нелепым, - Мы ведь подружимся, да, тролль? Как твое имя? Как хорошо, что кентавры заплатили за мое внимание, и тебе не пришлось никого сюда приводить, да?

Какой-то конелюд положил на плечо Кеху тяжелую ладонь, потряс его; воин-исполин только промычал что-то про дары, и замотал головой, как спящий в беспокойном сне.

Бубоник: - Моё имя - Бубоник из племени Зандаларов, - поклонился он, скрывая беспокойство, - и я рад быть другом такой удивительной личности, как ты. Не думай, что я бы не смог найти необходимую жертву, убийство - важная часть ритуала.

ДМ: - Надо же! - весьма и весьма дружелюбно воскликнула Кетиль, - Я даже и помыслить не могла о том, что в нашу скромную общину пожалуют Зандалары. Не бойся; мы хоть и эльфы, но счетов к троллям не имеем. Не хочешь остаться здесь? Эти конелюды уйдут, как только узнают то, что хотели. Моя женщина вместе с ними. А ты? Я бы познакомила тебя с сестрами.

Бубоник: - С радостью задержусь здесь на любое время, чтобы познакомиться с вашим Кругом, - заверил её Бубоник, покосившись в сторону Кеху, - я и сам смогу поведать много чего интересного.

ДМ: А Кеху молчал; человечка-рабыня безвольной куклой стояла рядом с ним и пялилась перед собой; взгляд у нее был пустой, волосы - спутаны и неухожены, а под ногтями было черно от земли. Хорош дар...

- Слушай, Кеху, что мне сказали, и хану передай, что мы почти закончили наши дела в этой роще, и скоро присоединимся к вам на севере. Так и передай, запомнишь? Ах да - напомни ему, что лучше бы он присылал ко мне мудрецов или шаманов. Они все запоминают без сторонней помощи.

Тут нетерпеливый конелюд покинул ряды своих же соратников, трусцой приблизился к предводителю, начал увещевать: - Кеху! Да ты не видишь, что эта ведьма тебе делает?! Скажи, Кеху!

- Я все запомнил, - сказал Кеху.

Другой конелюд зарычал.

Бубоник: Бубоник внимательно посмотрел на командира кентавров. взглядом пытаясь передать весь тот ужас, что испытывал от магии богов этой эльфийки. Он не был уверен, что получилось, но боялся обратиться к Кеху напрямую.

ДМ: - Скажи, Кеху, - вторила беспокоящимся конелюдам эльфка, которая явно не опасалась за свою жизнь, в отличие от своей прислужницы, то и дело выглядывавшей из-за спины своей госпожи, - Скажи, Кеху, что с тобой все в порядке, и что никакая я не ведьма.

Никакого жеста; ни одного звука - но колдовство пропало, и отступила волна сомнамбулической слабости от проснувшегося в одночасье кентавра.

- Со мной все хорошо, - наконец подтвердил он, - Я принимаю твой дар, но хан узнает о смертях моих воинов, и может принять свое решение. Они не должны были закончить здесь...

- Две смерти за сотни смертей врагов, - хмыкнула Кетиль, - Вы разбудили меня, так или иначе, и вы получите мою благодарность. Так что, прощаемся?

Кеху обратился к троллю, как будто не слышавший ни слова из их с эльфкой диалога: - Так чего тебе надо? Тебе все еще по пути с нами?

Бубоник: - Пока я останусь здесь среди Круга, - покачал головой зандаларец, - и потом вернусь на юг, если Кетиль не потребуется моя помощь. Спасибо за ответы, Кеху.

ДМ: Кеху не вернул благодарность ни троллю, ни Кетиль; прошедший мимо уже ничего не понимающих соратников и остановившийся у телег, он скомандовал:

- Мы выезжаем сейчас. Дренеев не ищите, они теперь будут принадлежать Кругу, если их смогут поймать. Завтра вечером мы будем пировать у хана с хорошими вестями!

Конелюды принялись собираться. Без особой охоты: поступки предводителя Кеху были все страннее и страннее, но маячивший на горизонте событий пир слегка подогрел их желание последовать приказам вождя.

Кетиль поманила тролля к себе: - Ну что, раз мы попрощались с нашими друзьями, могу ли я предложить тебе мое гостеприимство? Приглашаю тебя в дом как своего друга и друга моего бога.

Бубоник: - Не смею отказаться, - Бубоник улыбнулся, подойдя к эльфийке, - уверен, нам многое нужно обсудить.

Страх никуда не делся, но он должен был узнать про Круг Двоеветвия как можно больше. Не только ради себя, но и ради всего племени.

ДМ: А эльфийка улыбнулась ему; улыбка совсем не шла ее хищному лицу и превращалась скорее в оскал.

Лозы пропустили Бубоника вперед как дорогого гостя, и не двинулись, даже когда конелюды подошли к зарослям и забрали обескровленные трупы собратьев.

Сейчас в жертве не было нужды.

ID: 16432 | Автор: Пират-ассассин Эонарис
Изменено: 10 августа 2014 — 4:43