Сказки юга Кенарийское сопротивление: Надежда

Шариэль Зимний Сумрак
Тайрет Белая Песня

ДМ: Неблизкий - и трудный, потому как в роще творились странные вещи: чем глубже друиды и волшебница заходили в сердце леса, тем чаще им на глаза попадались заросли из сухих черных лоз, колючих и острых. Сорис припомнил, что видел такие во Сне еще пять лет назад, до освобождения Малфуриона, но не смог объяснить, почему эфемерный план выплюнул эти сорняки в Азерот.

Не смог объснить, почему всякий менгир, встречавшийся им на пути, был либо повален и разбит, либо увит во много колец комками шипастых плетей.

Не смог объяснить, почему просека Карнума, пусть даже внешне нетронутая, пустовала: друидское поселение встретило искателей гробовой тишиной.

Три древня, смыкавшие пальцы в хороводе, охраняли газебо, расположившееся на мраморной баллюстраде, но двинуться не смели. Домики и лачужки - их было шесть одинаковых штук - расположились вокруг центра поселения параллельно друг другу.

Рядом с пустующим насестом гиппогрифов были установлены цветастые шатры.

Шариэль: Шариэль не знала, как на подобное реагировать. Возможно, так и должно быть. Быть может, стоянка была покинута и потому пустовала. Она не знала, но тишину терпеть не могла.

- Как-то у вас тут слишком пустынно. И все эти шипастые лозы по пути - так и должно быть? Они, конечно, симпатичны, но совсем не смотрятся рядом с зеленью.

Тайрет и Неварий: Ботаник взвыл и направился к пустеющей трапезной. Перекинувшийся медведь - к складу.

Шариэль: Чародейка решила не бездельничать и отправилась к стойлам. Может, будет чем угостить своего уставшего мула.

ДМ: - Не должны, - в голосе Сориса не было ни капли дружелюбия. Неприязни, прочем, тоже не было, - Используй аркану. Попробуй найти здесь хоть кого-нибудь истинным зрением, пока они прочесывают дома. Я буду рядом, если что-то случится... С тобой или по твоей вине.

Шариэль: - Да-да, - чародейка остановилась в нескольких шагах от насестов. Ничего лучше она не придумала, предложение немолодого друида было принято без препирательств и словесных перепалок. Чародейка закрыла глаза. Промычала удовлетворенно. Открыла вновь, но с отдающим фиолетовым свечением. Обостренные чувства позволят ей найти живых в округе.

ДМ: Трапезная и правда пустовала: это было видно еще издалека, потому как эльфийская столовая была обнесена только одной стеной - на востоке.

Все было как всегда: только вот еда на столах все еще не была убрана, и над фруктами, начинающими пованивать, уже вились мелкие назойливые мошки. Котел у стоек со снедью был до краев наполнен жирной, отвратительной жижей, которая еще пару дней назад могла бы сойти за кашу.

ДМ: А вот склад удивил друида-медведя своим беспорядком: лачужка была без окон, темная, ничем не подсвеченная изнутри, и луч света снаружи выхватывал из мрака очертания раскиданных по полу мешков и банок с ингредиентами.

Кто-то что-то искал.

Тайрет и Неварий: Поискать решил и Тайрет - ничего особенно ценного вот так не хранили, конечно, но мотивы неаккуратных визитеров упускать из виду не стоило.

Ботаник, с прискорбием отметив пропажу аппетита, направился к ближайшим деревцам - расспросить.

Шариэль: И старушка почувствовала: невылупившейся детеныш гиппогрифа и что-то непонятное в газебо рядом с камнем Элуны, впрочем, камень тоже был отмечен ее ощущениями.

- Там, - она указала перед собой, развернувшись лицом к беседке с камнем Элуны.

- Там что-то есть, надо посмотреть, - это уже было адресовано немолодому друиду. Про яйцо она умолчала.

ДМ: Тайрет нашел много вещей: от вытяжки из корня жизни, пузырящейся в кристаллической склянке, до набора нагских ожерелий, связанных кожаной лентой - это была кровавая память о недавней операции на западном побережье. Чего Тайрет не нашел, так это содержимого шкатулки с древними драгоценностями; серебряный коробок валялся под стеллажом, открытый и опустошенный. Две выемки, обернутые красным шелком, намекали на то, что пропали круглые серьги, либо два тонких браслета.
Не было и сонной воды - волшебного экстракта, о котором упоминал Сорис на своем пути.

ДМ: А деревья молчали - если встреченные часами ранее энты спали, и ботаник чувствовал их Сон, то эти казались скорее неживыми истуканами: тоненькая ниточка, которую эльф едва-едва смог поддеть, связывала ольховые массивы с сознаниями древних, унесенными куда-то в Круговерть, где путеводная перемычка терялась и пропадала.

ДМ: Сорис, тем временем, хмыкнул: - Это камень Элуны, если ты про это. Или тебе странно, что он все еще не угас?
Тайрет и Неварий: - Надо б его забрать, - подал усталый голос Неварий. - Древа считай что мертвы.

Пропажа сонной воды, признаться, Тайрета не удивила: сколько шипастых клубков он повидал во Сне... Друид взял опустевшую шкатулку и вышел прочь из разоренного склада:

- Не поспим мы сегодня, воду забрали. И вот это, - тряхнул он коробочкой. - Предположения?

Шариэль: - И это тоже, он все еще светится... но я не про это. Там что-то еще, но мне не видно отсюда, а одна подходить я не рискну - даже ваши друзья могут принять меня за угрозу. Лучше ты попробуй. Если опасность, то я помогу.

ДМ: - Погоди, - осадил волшебницу беловолосый Сорис, чьи морщинистые, но все еще шустрые ладони потянулись к шкатулке, - Красивая. Нигде не написано, чья?

Сорис верно догадался: это был именной коробок - на самом донышке, снизу, между четырех витых лапок, пряталось клеймо мастера и одно-единственное имя - Кетиль.

ДМ: - Ну вот, - разочаровался Сорис, - Еще одна тайна, которая начинается с имени. Тайрет, что там было внутри? Ты уверен, что больше ничего не пропало, кроме сонной воды?

Шариэль: - Ох, Элуна! - чародейка довольно эмоционально восприняла появлением серебряной шкатулки в руках друида.

- Это же шкатулка этой... - вспоминала имя секунды две, - Сури Самарис, жрицы Элуны. Она мне показывала ее еще давно, еще в землях людей. Она была на складе? - нотки сомнения теперь были отчетливо слышны и даже отпечатались на лице.

ДМ: - Чья? - не понял друид-сноходец. - Там другое имя.

Тайрет и Неварий: - Не то, чтоб я знал, что у них тут точно лежало, но все остальное просто перерыто, - покачал головой друид.

Шариэль: - Сури Самарис. Там было это же имя написано. Ох, это все очень плохо, ведь Сури Самарис погибла в Изумрудном Сне, - старушка прикусила губу, опустив одну из рук в карман жилетки, в котором лежал украденный из злосчастного портала амулет.

ДМ: - Да-а, - протянул Сорис, позволивший себе провернуть шкатулку в руках еще пару раз, прежде чем пихнуть ее обратно в ладони Тайрета, - Ну, мало ли, как она сюда попала - и мало ли мастеров, которые клепают свои вещички как гномы на своих конвеерах?

Призрачно-золотой взгляд стариковых глаз некрасноречиво мазнул по силуэтам энтов: - С ними что?

Тайрет и Неварий: - Эхо, - вздохнул ботаник.

Шариэль: - Какие гномы? Какие мастера? Это ее личная шкатулка, она носила в ней дорогие, как я поняла, вещи. Ее появление тут кажется мне очень странным. Как вещь из Сна могла попасть сюда?

Тайрет и Неварий: - И как только ты сюда попала, ай, - язвительно откликнулся Неварий. - Что она там держала, эта Сури Самарис?

Шариэль: - Краски и кисти для своего рисовательства, кажется. Еще там были какие-то бумажки, вроде бы. Больше ничего я такого не смогла разглядеть. А я сюда очень долго попадала. При случае расскажу. Но появление этой вещицы здесь не дает мне покоя. Мог ее кто-то принести из Сна? Вернее будет сказать, из Кошмара.

ДМ: - Почему ты уверена, что эта жрица бы стала таскать с собой приборы для рисования в Сон? Что вообще жрица забыла там? - Сорис хотел, чтобы его голос звучал с известной долей скептицизма, но получилось весьма жалко: увядание энтов огорчило даже его, - Я думаю, просто типовая шкатулка. К тому же, внутри скорее место для украшений, чем для кистей-красок. Разве что для маленького наборчика.

Тайрет и Неварий: - Тебе это имя, как я понимаю, не говорит ничего... Хоть бы кто местный нашелся, а, - медведь с досады пнул камешек.

Ботаник тем временем изучал Камень Элуны - равно как и возможность его забрать.

Шариэль: - Я не уверена потому, что не видела, но я уверена, что она ее. И это очень мне не нравится. Тут творится что-то странное, так еще и шкатулка моей знакомой, пропавшей в Кошмаре. Мне кажется, что мое предложение вполне логично, - чародейка вздохнула разочарованно и вытащила ладонь из кармана, осмотревшись в который раз.
- И что теперь?

ДМ: Любопытному калдораю никто не грозился оторвать нос, как в известной пословице: свет от камня Элуны, одаривающего чашу на мраморной треноге, был особенно ярким, но не жгучим и, уж тем более, не ослепляющим. Мутно-муреновая жидкость, плескавшаяся в углублении купели, казалось, не знала ни края, ни дна, и даже серебряный луч не проникал через толщу воды.

Это там чародейка что-то углядела, если ее словам предпочли довериться.

- Что теперь? Ты куда-то меня звала. Посмотреть на газебо, - Сорис подернул широкими плечами.

Тайрет и Неварий: - Если тут есть какая-то дрянь, то она прямо вот в купели и сидит. Очень надеюсь, что это жаба, - ткнул пальцем на мраморную чашу ботаник.

Шариэль: - Жаба, мышь, что угодно. Но там действительно что-то есть, что-то, излучающее жизнь и теплоту. Может, просто источник магии или руна, а может, наложенное проклятие.

ДМ: - Как ты себе представляешь мышь, которая все еще живая и сидит под толщей воды? - невесело поинтересовался Сорис, одним рывком забираясь на высокий мраморный поребрик; его древнее тело потихоньку возвращало себе гибкость, оставленную за мерцающей ширмой Сна и яви, - Давно воду не меняли, я так погляжу.

Шариэль: - Водная мышь. Я такую как-то раз видела в озерах земель людей, - со знанием дела заявила чародейка, отстаивая свои слова.

- Проверять стоит осторожно.

Тайрет и Неварий: - Судя по состоянию еды - не могла тут вода так быстро стухнуть, - ботаник коснулся ладонью мраморного бока купели. Эх, ладно, Тайрет, подсади меня, что ли, надо его снять... Нехорошо.

Тайрет и поплелся подсаживать.

ДМ: А Сорис все выхаживал рядом, как барсук на обходе своих владений. Готовился ловить младшего, если вдруг Тайрет-исполин не удержит, или камень Элуны - если ботаник со своей задачей не справится.

Не пришлось. Теплая сфера легла в ладони травника, большая, легкая, но крепкая; в ней чуялась древняя сила, и даже черствый сухарь-Сорис позволил себе неяркую полуулыбку: сохранили. Спасли.

- Куда вы ее спрячете? - спросил он наконец.

Тайрет и Неварий: - Пойдем на север, - пробасил Тайрет. - Если повезет, встретим Надзирательниц - мы когда на Зеленый Перекресток шли, они там были. Можно, конечно, и до Колодца, но уж больно далеко.

ДМ: - Чем ближе союзники, тем лучше, - удовлетворенно кивнул Сорис и зыркнул на чародейку исподлобья, без особой охоты: - Так ты точно не можешь посмотреть, что там? Напрячься, достать магией оттуда эту живность?

Шариэль: - Я отправлюсь с вами, если вы, конечно, не будете против. Уверяю, обузой я не стану, а если что - помогу, - подала голос Шариэль, стоя в метре от друидов и посматривая на мерцание камня с интересом и плохо скрываемым любопытством.
Шариэль: - Посмотреть на животину?

Тайрет и Неварий: - Мы будем, - улыбнулся Неварий.

- Надзирательницы, не будь теперь всего этого вокруг, были бы счастливы, - усмехнулся и Тайрет.

ДМ: - Да, посмотреть на животину, - ответил Сорис, ухмыльнувшись друидовому отказу. - Я останусь здесь. Нельзя допустить, чтобы это место осталось без защиты... Без надзора, в конце концов.

Тайрет и Неварий: - Сорис, - взмолился ботаник. - Помилуй, здесь уже ничего не осталось!

Шариэль: Старушка что-то прошептала про себя, но все-таки закрыла глаза, чтобы вновь провернуть фишку со зрением и увидеть, что за зверье спрятано там.

ДМ: - Так а если вернутся забирать то, что осталось? - не унимался старик, с упорством тяглового мула стоявший на своем, - А если я наконец увижу наших людей? Вдруг я смогу найти тех, кто спрятался. Вдруг я смогу найти тех, кто напал?

Тайрет и Неварий: - Остались травы в кладовой да три полумертвых древня! - в сердцах топнул ногой Неварий. - И связи теперь никакой, все зверье попряталось и спит! Не в одиночку же тебе тут...

Шариэль: - Какая мощь! - восторженно сказала чародейка, не открывая глаз.

- Там определенно что-то сильное... яркое и сильное, да. Ты уверен, что хочешь, чтобы я это достала?

Тайрет и Неварий: - "Что-то". Вот тебе и "магия всесильна", - хмыкнул ботаник.

ДМ: - Доставай, - махнул плоской ладонью Сорис, а Невария успокоил: - А эта дамочка на что? С вами ей пути нет, стражницы заклюют, сама она, судя по той малой информации, которой она располагает, через рощу на юг идти недостаточно смелая. Так что либо будет сидеть здесь, либо улетит на крыльях всесильной магии обратно в Дарнас.

Тут друид-сноходец шаркнул расхлябанной сандалией по мраморному поребрику и невесело утвердил: - И не смей говорить так, как будто ты меня в последний раз видишь. Я помирать, по-твоему, собрался?

Тайрет и Неварий: - Он всегда так говорит, - непритворно вздохнул Тайрет.

Шариэль: Чародейка продолжала, только теперь она пыталась не понять природу существа и его магический фон, а поднять его, чтобы все смогли увидеть его и оценить. Да и самой Шариэль было жутко интересно, что же там такое прячется от любопытных глаз друидов и волшебницы.

ДМ: - Ужас, - с претензией на смешок кашлянул Сорис, - Ну, не в мою смену: вернетесь и увидите, что у нас тут все хорошо, и цветочки цветут.

А волшебнице, тем временем, ничего не мешало: толща мутной жидкости была темной, маслянистой и застоявшейся; когда сгусток жизни приблизился к поверхности, пузырь воздуха поднялся вместе с ним и негромко булькнул, лопаясь.

Из бездонного болота пиалы невидимые путы достали серебряный браслет.

Шариэль: - Да уж, лягушка и мышь, - выдохнула старушка, опуская на небольшой пень-столик, расположенный подле газебы, серебряный браслет.

- Это не аркана, это жизнь, - ответила она, открыв глаза и уставившись на все еще влажную вещицу.

Тайрет и Неварий: - Дрянная какая-то ее форма, судя по воде, - подал голос ботаник.

Шариэль: - Может быть, оскверненная его силой. Оченно сильную ауру источает он. Такое не часто встретишь. И это как минимум любопытно.

ДМ: Вещица была искусная: тонкая дуга, увенчаная двумя шариками, подошла бы только женскому запястью.

Сорис хмыкнул: - И это - сгусток жизни? Какая же там может быть жизнь, в этой-то безделушке?

Шариэль: - Иллюзия, может быть, но из-за ауры не могу понять. Она заглушает и притупляет некоторые ощущения. Код странный и непонятный. Надо изучать.

Тайрет и Неварий: - Странно, - повел плечом Тайрет. - Сном пахнет.

ДМ: Сорис утвердительно кивнул: - Точно - Сон. То есть, на взгляд чистая вещь, полная жизненных сил, как у большого количества существ, лежит в толще мутной воды под светом Элуны, и на ней лежит печать Сна? Извините, я, видимо, не до конца проснулся.

Тайрет и Неварий: - Я, что ли, тоже уже десять лет никак не проснусь? - хмыкнул Тайрет.

Шариэль: - Это может быть Кошмар? - переспросила старушка, все еще подозревающая во всех здешних бедах проклятую смолу.

Тайрет и Неварий: - Это Сон, - наставительно прогудел медведь.

ДМ: - А вот водичка, может быть, и кошмарная, - предположил, тем временем, Сорис, - Может, поэтому мы сразу не почуяли: больно уж аура перебивается.

Тайрет и Неварий: - Может, может, - потянулся медведь к купели, пытаясь почуять, чем метафизическим тянет от воды.
- Ты еще нырни туда, - сощурился Неварий, заворачивая бесценную ношу - Камень - в плащ.

ДМ: А нырять было без нужды: теперь, когда уравновешивающий предмет покинул беспокойные воды, стало ясно: водичка была не иначе как подпорченная, и несло от нее не только Кошмаром, но и вытяжкой из корней плеточника, обязательным ингредиентом сонной воды.

Шариэль: - Пытались уничтожить? - полюбопытствовала чародейка, смекнув что к чему.

- Кошмар же негативно сказывается на живой природе, если память мне не изменяет, конечно. Вам, впрочем, виднее.

Тайрет и Неварий: - Н-да. Чистить надо, - выдохнул Тайрет. - Вот что, Сорис. Давай-ка мы останемся ненадолго с тобой, и поможем. Надзирательницы, чай, не убегут, а с остальным сам справишься.

ДМ: - Сделаем, - с готовностью кивнул беловолосый Сорис и поскреб шершавую щеку, - Тьфу, как наждачкой оброс... Браслетик-то из шкатулочки взят, судя по выемкам и размеру украшения. А второго там не было?

Шариэль: - Я вообще не помню, чтобы там были браслеты. Да и Сури Самарис их не носила, кажется. Но уж больно много времени прошло, могла запамятовать.

Тайрет и Неварий: - Если только он обычный, - медведь уже копошился в напоясной сумке, пытаясь найти среди многочисленной заклинательской дребедени нужный амулет.

ДМ: - Поэтому я уверен, что это другая шкатулка, - менторским тоном утвердил Сорис, наблюдавший за Тайретом, - Или внутренности поменяли. Неважно. Что у тебя там, Тайрет?

Тайрет и Неварий: - Вот, - торжествующе продемонстрировал тот в ответ круглый кусочек светлой коры, в центре которого застыла капля древесной смолы. Мелкий узор, покрывавший обе стороны амулета, казался нерукотворным. - Сама Эссина благословила.

ДМ: Сорис присвистнул.

- Хорошие у тебя связи, друг Тайрет, ничего не скажу. Пускай в дело: давно я не видел, как высвобождаются силы Древних, погляжу с удовольствием.

Шариэль: - Я тоже с удовольствием посмотрю, - чародейка, стоя на месте, с любопытством была готова наблюдать за манипуляциями Тайрета.

Тайрет и Неварий: Манипуляций было немного: провести ладонью над каплей, которая тут же отозвалась мягкой искоркой в глубине, да поднести к свободной от энтовых корней земле. На траве отсветило янтарным.

- Теперь, - протянул медведь.

Засуетившийся Неварий с более чем вдохновленным лицом уже проращивал крохотное деревце - и, когда то достало друиду до колена, кивнул. Над деревцем склонились сразу две головы: один уговаривал, другой прилаживал к тонкой веточке вытягивающуюся круглую чешуйку. Деревце не противилось: приняло новый листок, и вскорости склоняться над деревцем друидам не пришлось: вот оно тянет листок к жилетке Невария, дразнится будто, а вот уже бодро хлещет окрепшей веткой Тайрета по уху.

- Сбросит листву - значит, все, - устало выдохнул Тайрет. - Кончилось благословение.

Дерево трепетало всеми листьями, хотя ветра в роще не было - зато мраморный бок купели мягко озарился золотым.

ДМ: Сорис смотрел на таинство рождения совсем без благоговейного придыхания, но довольства в его взгляде было изрядно: так, должно быть, глядят наставники на своих-мальчишек учеников, совсем зеленых и молодых, прямо как росточек из друидского амулета.

- Отлично, - заключил сноходец. - Просека, считай, под защитой.

Шариэль: - Прекрасная магия. Надо отдать должное друидам - вырастить прекрасный сад вы можете уж точно, - калькой прозвучала похвала, но чародейка была ей довольна.

- Это хороший знак?

ДМ: - Благословение, данное Эссиной, может быть плохим знаком? - уточнил Сорис, вскинув обе седые брови.

Шариэль: - Вам виднее, - лишь пожала плечами старушка.

- Теперь мы?.. - вопросительно посмотрела на новых друзей Шариэль.

Тайрет и Неварий: - Женщины, - воздел палец к небу Неварий. - Ты на нее только посмотрел, а она уже мыкает. А потом она начинает пилить за разбросанные сапоги и посылает сов шпионить! Можно мне Долгое Бдение? Вот прямо сейчас? Ну хотя бы маленькое?

Тайрет смеялся.

ДМ: - Ой, от горшка два вершка и туда же, - смеялся и Сорис,- Мальчик, да ты с бабушкой разговариваешь! Вам, молодым, не видно, а старик старика видит издалека...

Шариэль: - Я разве похожа на бабушку? Это мой натуральный цвет, это не седина, - чародейка, желая удостоверить остальных в правдивости своих слов, запустила руку в свисающую с плеча косу. Она охотно продемонстрировала остальным свои молочные волосы.

- Но если ты имеешь в виду возраст, то тут ты прав... старик?

Тайрет и Неварий: - Ой, можно подумать! - воскликнул ботаник.

Медведь закатил глаза.

- Вот кто чем меряется, а... Неварий, герой ты наш, чего расселся-то? Давай-ка перебирай ножками, а то мы этак до новой луны до места не доберемся... Прости уж, Сорис, но я сделал все, что мог, а этот деятель мне еще понадобится.

ДМ: - Даю добро, - взмахнул плоской широкой ладонью Сорис, - Вы только обязательно возвращайтесь. Желательно, чтобы с подмогой. Эх, а вот если бы парочку Древних сюда притащили, я бы вечно, насколько нынешняя ситуация позволяет, был бы вам благодарен.

Шариэль: - А вы все туда же? - переспросила чародейка, посмотрев на своего верного спутника, который все это время мог отдыхать после длительных переходов сквозь заросли, а до них - через пустырь.

Тайрет и Неварий: - Ну, если они нам вдруг попадутся - обязательно притащим, - заверил Тайрет и похлопал старика по плечу.
- Мы, барышня-бабуля, по делам. Там вон, в кладовке, кажется, и пояс с волчьей подбивкой есть, да-а...

- Неварий!

- Ай, ухо-то зачем...

- Топай давай. Шариэль, верно? Останетесь тут, под покровом Эссины. Если и правда вам довелось побывать в Кошмаре - так будет лучше для всех.

Шариэль: - Тут останусь? И долго мне тут сидеть? Я бы с удовольствием отправилась по делам через перекресток. Но раз так надо, - Шариэль устало вздохнула и кивнула.

- А старичок составит мне компанию, верно? - лукаво подмигнула, хмыкнув. Смех не был чужд динозаврихе.

ДМ: Сорис игривый жест волшебнице не вернул, только напомнил: - Я уже говорил о том, что останусь здесь. С тобой, чародейка, или без тебя, но за просекой присмотрю - иначе какой бы я был "призрак рощи", а?

Шариэль: Старушка улыбнулась, но ответить старому друиду не могла, потому занялась тем, что следовало сделать давно - проверить содержимое груза, его наличие и состояние. В конце концов, после тряские кое-какие вещи могли пострадать, а некоторые могли пропасть после стоянки у оврага.

Тайрет и Неварий: Тайрет и Неварий - последний то и дело порывался причитать на разные лады, но медведь его все осаживал - скоро скрылись в лесной чаще. Сверток с Камнем ботаник крепко прижимал к себе, будто этот сверток был последней связующей нитью со здравым смыслом и обычным порядком вещей. Медведь же надеялся, что старый Сорис справится со всем, что бы ни было ему уготовано в эти неспокойные ночи.

ID: 16215 | Автор: Пират-ассассин Эонарис
Изменено: 4 июля 2014 — 1:18