Сказки юга Кенарийское сопротивление: Неприятные открытия

Шариэль Зимний Сумрак
Тайрет Белая Песня

ДМ: Близнецы-дренеи ушли восвояси утром, оставив после себя только дымящие угли лагерного костра. Тело незваного гостя, как было решено еще ночью, не стали ни закапывать, ни жечь - попросту завалили камнями под оврагом, чтобы не тратить на ненужные похороны ценное топливо. Да и не много ли чести - петь панихиду по несостоявшемуся убийце?

Волшебница Шариэль была предоставлена сама себе: солнце стремительно поднималось на небосклон, возвращая себе бразды правления небесами, и с каждой секундой становилось все жарче и жарче.

Шариэль: Шариэль поднялась засветло, чтобы успеть попрощаться со своими попутчиками, а заодно рассказать им несколько коротких небылиц. Теперь она затягивала ремни груза на своем муле, готовясь продолжить путь, но теперь в одиночку.

Покрыв голову от солнца охристой тряпкой, она потянула поводья в сторону леса, оставив тлеющие угли и тело позади. Где-то впереди уже виднелись кроны деревьев, осталось недолго.

Тайрет и Неварий: Тут Шариэль что-то пребольно щелкнуло по затылку, а за спиной, в десятке шагов, обнаружился какой-то желтоглазый юнец при килте, посохе и надменной ухмылке. При юнце обнаружился также и здоровенный медведь, но тот хотя бы не ухмылялся.

- Ушла, ты гляди. А костры за ней тушить - так мы, - парень, казалось, обращался к медведю, а не к чародейке. - Что, не местная?
Спросил да подбросил в руке желудь.

Шариэль: - Ргхм, - рыкнула негромко чародейка, обернувшись к незнакомцу и выставив руки перед собой, как бы готовясь к защите. Но защищаться не пришлось.

- Я похожа на местную? Только честно.

Старушка уже потирала место, куда прилетел желудь, держа в другой руке взволновавшегося мула. Ее серебристые глаза тем временем осматривали лицо незнакомца, оно интересовало путницу в первую очередь.

Тайрет и Неварий: - А это был риторический вопрос, - сощурился друид. Лицо у него было непримечательное: таких широкоскулых и горбоносых трудно определимого возраста за ночь на дарнасских улочках сотню встретишь.

Шариэль: - Что тебе нужно? Пожурить меня за то, что я не убрала за собой? Прости, но тогда тебе следовало бы вернуть и моих компаньонов, за беспорядок отвечаем все мы, - пожала плечиками, для виду стряхнув с жилета невидимую пыль. Мул же недовольно дергал шеей, которую чародейка из-за невнимательности перекрутила поводьями, причиняя животине далеко не самые приятные ощущения.

Тайрет и Неварий: - Чьи следы свежей - тот и отвечает. А пожурить тебя... А, еще кто-нибудь пожурит, вон, сновидец Дестедор, например. Он тут, понимаешь, растил, лелеял... Правильно я говорю? - оглянулся друид на медведя. Тот в ответ вздохнул.

Шариэль: - Я ничуть не сомневалась, что вы друиды, - старушка проследила за реакцией медведя, который, судя по всему, также был друидом.

- Возможно, я как-то компенсирую ущерб... потом. Сейчас я была бы благодарна, если вы проводите меня вглубь леса. Если потребуется, я готова расстаться с несколькими монетами. И от меня совсем не будет проблем, я гарантирую это.

Тайрет и Неварий: - Деньги, - поднял палец вверх друид. - Деньги - это хорошо. Но, к сожалению, посреди великой пустоши их совершенно не на что тратить. Пошевеливайтесь, дамочка, и отпустите уже поводья - пожалейте бедное животное.

Друид прошмыгнул мимо Шариэль, по пути легонько хлопнув по шее мула, и резво зашагал вперед. Медведь невозмутимо потопал в хвосте процессии.

Шариэль: Шариэль послушалась, заметив сдавленную кольцами веревки шею мула. Чародейка не стала возражать, молча проследовав за друидом. Мул теперь мог дышать спокойно.

ДМ: Рощица совсем не изменилась со вчерашнего вечера: да и куда ей меняться-то, на глазах незваных гостей? Разве что светлее было, и теплее: тут и там яркие лучики восходящего в зенит светила проливались через проплешины в кронах друидских древ.

Но, вопреки ожиданиям, лес не ожил звуками с наступлением нового дня. Шелест листьев был как будто приглушенный, а трелей или клекота птиц и вовсе не было слышно.

Тайрет и Неварий: Друид впереди, стоило процессии ступить в рощу, остановился как вкопанный. Огляделся, подобрел к ближайшему деревцу и начал о чем-то тихо с тем беседовать. Медведь же поднялся на задние лапы и, чутко принюхавшись, принялся осматриваться по сторонам.

Шариэль: Шариэль сперва смутилась, подметив странное поведение друида и его спутника про себя, но потом покачала головой и спросила негромко:

- Вы что-то почувствовали? Магию? Зло? Злую магию?

Она и сама попыталась что-то почувствовать, остановившись и закрыв глаза для концентрации. Ей-то с деревьями говорить не надо.

ДМ: Странные образы наполнили разум друида: единой секундой промелькнуло понимание опасности, кроющейся вокруг; раскрылось видение о спрятавшихся по своим норкам животных, об улетевших в небеса птицах с крылами, расцвеченными в кенарийские метки, о затаившихся в валежниках остроухих фигурах калдорай.

Странные образы. Странные круги... Круги - ими было помечен ствол лиственницы неподалеку. Они были поставлены фиолетовой краской, и друиду показалось на один лишь миг, будто бы их очертания светятся зеленым.

Но видение пропало, стоило только эльфу сомкнуть и разомкнуть веки.

Тайрет и Неварий: Друид, наконец, оторвался от дерева и тряхнул головой. Медведь низко рыкнул, опускаясь на все лапы.
- Идем, да. Вы, барышня, особо не глазейте по сторонам... Хотя, лучше глазейте. И если углядите что-нибудь нехорошее, верещите, что есть духу.

Слова с делом у друида не расходились: он уже топал по сходящей с большой дороги тропке - довольно широкой и, несмотря на пробивающуюся между утоптанных палых листьев высокую траву, проходимой.

ДМ: Хорошего не угляделось, а плохого - хоть отбавляй. Не укрылись от пытливого взгляда друида кружочки, обведенные фиолетовой краской, и на других стволах: разных, непохожих, находящихся друг от друга на приличном расстоянии и потому с трудом собирающихся в единую картинку.

Шариэль: Шариэль лишь кивнула друиду, спешно следую за ним, стараясь не отставать. В конце концов, она не хотела быть съедена чем-то неизвестным, а рядом с новыми компаньонами чувствовала себя более-менее в безопасности.

ДМ: Калдорай хорошо знал, куда лежит его путь, и поэтому ни разу не запутался в тайных и явных тропках нехоженой рощи.

Но не увидел и ни одного кенарийца - уж насколько его чувства могли подсказать ему о том, где они прячутся, - все равно подводили.

Так или иначе, путь привел эльфов на большую круглую поляну, где вели хоровод замершие, как по волшебству, три энта: пока еще невысокие, всего-то около трех метров ввысь, недорощенные и молодые.

Раскидистая лиственная грива первого была окрашена в пламенно-рыжий цвет осени, второго - в пожухлую желтизну выжженых солнцем полей, а покров третьего был белым, как снег.

Тайрет и Неварий: Шедший впереди эльф одобрительно закивал и, не сбавляя темпа, направился ко второму из древней. Приблизившись, улыбнулся, как старому другу и ухватился за ветвь, как берут за руку детей, что только учатся ходить. "Дитя" было куда выше - но его это, кажется, не смущало.

Что до медведя... А не было уже никакого медведя. Был плечистый эльф в длиннополом расшитом килте. Физиономия, обрамленная растрепанной зеленой гривой, была обеспокоенной.

ДМ: И тут бы поворотиться желтовласому дитю природы, скинуть с себя путы волшебного сна, стряхнуть каменный покров - да не случилось.

Друид, даром что связанный с рощицами и лесами, чуял: что-то тут не так. Не мертв же хранитель леса - вон, цветут диковинные соцветия, овившие его торс и предплечья; и корни - все еще сильны, как тиски.

Тайрет и Неварий: "Ну же", - начинал заводиться Неварий, нервно поглаживая кору. - "Что тебя держит? Или кто?"

Друид-медведь тем временем уселся на корточки и протянул руку к земле, надеясь учуять хоть какого мелкого зверька в норке под толстым слоем палой листвы - и поспрашивать самому.

Шариэль: Старушка Шариэль могла лишь наблюдать за этим своеобразным приветствием. Но не укрылось от ее взгляда и метаморфоза медведя. Она и раньше встречала друидов, но все-таки это было редким явлением. Но, бесспорно, интересным!

ДМ: Там, под травяным пологом, и правда была нора - норища, огромная, под стать ее обитательнице: крупной барсучихе, дремавшей вместе со своим выводком в темной дыре.

Спали - и совсем ничего не слышали.

Шариэль: Шариэль охнула и завизжала, как и просил друид. Словно ее ужалили - да как! - кричала от души.

- Не трогай, не лезь! Просто не иди туда, - закачала головой в припадке панического страха, но потом резко и довольно серьезно заявила:

- Кошмар!

Тайрет и Неварий: Друиды переглянулись и уставились на эльфийку.

- А потолковей? - устало спросил Неварий.

Шариэль: - Это все не просто так было. Тот человек был культистом... последователем культа Старых Богов, точно. Как я раньше не догадалась? - громко, говоря сама с собой, рассуждала старушка.

Спустя секунды две обратилась к друидам.

- Магия Старых Богов и их последователей. Древняя и страшная - Кошмар.

Тайрет и Неварий: - Знала б ты лучше, где конкретно теперь этот человек, - махнул рукой друид помладше и с сожалением похлопал древня по стволу.

- Дойдем до стоянки старого Сорина? - пробасил эльф-медведь, поднимаясь с земли и отряхивая руки.

- Дойдем, чего ж не дойти...

Шариэль: - Теперь этот человек мертв, - сухо оповестила своих спутников чародейка, самодовольно улыбнувшись. Всего на секунду.

- Мы с теми рогатыми его быстро сделали, оставив в овраге под валунами. Он точно мертв, не беспокойтесь.

Тайрет и Неварий: - Ага, - безэмоционально протянул медведь.

- Молодцы, - сощурился ботаник. - Идем уже.

И пошел.

ДМ: Пришли к месту назначения эльфы нескоро: лес был большой, растянувшийся вширь во все четыре стороны, и, ближе к сердцу, дремучий: пока незваные гости пробирались по коренистым буеракам, прошло утро, и настал день.

Наконец - увидели: тропинка, петляя, вела к окруженному диковинными деревьями домику, конечно же, эльфийской архитектуры.

Тут Шариэль, скорее всего, случилось подумать о путешествии в Изумрудный Сон, потому как стволы раскидистых древ были точно такие же, как тогда: витые, с зеленовато-лазурным отливом в трещинках; разве что корни уходили глубоко в землю, а не парили над травой.

Тайрет и Неварий: При виде диковинных для этих мест - да что там, для всего зримого Азерота - деревьев лицо друида-медведя смягчилось. Он даже потрепал какую-то лохматую ветку, спустившуюся достаточно низко.

- Со-орин! Сорин! Вылезай, - позвал Неварий, - или опять деревом прикинулся? Не до игр, шан'до, уважь уж, покажись.

Шариэль: Шариэль мысленно закусила губу. Неприятные воспоминания жалили хуже летних ос. Она успела трижды проклясть все эти деревья за столь необычный отлив и неповторимую форму. Они словно были вырваны из того мира по чьему-то желанию. Чародейка видела в них скрытую, если не явную, угрозу.

ДМ: А он, такой-то смердец, не отвечал: благо, двери в этом домике не было предусмотрено, так что заглянуть внутрь было делом легким.

Да вот только странно - опять те же значки, ритуальными кольцами усеивавшие стволы деревьев, показались, - и откуда они такие?

Тайрет и Неварий: - Не-ет, - покачал головой Неварий. - Нет-нет, Сорин, это же ты, не мог ты просто...

ДМ: И тут - громогласный храп пронзил слух эльфов. Он, без всяких сомнений, принадлежал обитателю лачужки.

Шариэль: - Зачем мы сюда пришли? - уже с опаской осведомилась старушка, испугавшись.

- Что это за знаки, что за кольца? Они странные, как и эти деревья. Нам надо вернуться, мы не туда пришли. Это все слишком плохо, - тараторила Шариэль, осматриваясь и оглядываясь. Чаще всего смотрела вверх, проверяя, не потечет ли смола...

Тайрет и Неварий: На голову Шариэль опустилась ладонь - тяжелая и теплая, как медвежья лапа. Похлопала по макушке, как неразумное дитя.

- Помолчи, - тоном, не требующим возражений, пробасил обладатель ладони.

Неварий пошел на храп.

- Ну здрасьте, доспались, - причитал он над храпящим стариком. Ладони привычно легли на грудь и на лоб спящего: так будили, что ото Сна, что от другой какой напасти.

ДМ: Случилось так, что пробудили ото Сна: не сразу, не единовременно скинул с себя волшебный морок старик-друид, посапывающий и потягивающийся, как медведь, которому по весне пришло время вылезать из норы.

Наконец, когда многомудрый Сорин разлепил веки и отмахнулся от молодого Невария длиннопалой ладонью, у всех от сердца отлегло: уж очень по-обычному себя вел старец.

- Ох! Наконец-то... слишком долго спал, - протянул глухим голосом Сорин и прокашлялся, избавляясь от неприятного клекота в горле, - Слишком.

Тайрет и Неварий: Неварий облегченно рассмеялся. Медведь уже сидел рядом с Сорином с кружкой росы в руках.

Шариэль: - Ладно, - уже более спокойно отвечала Шариэль. Должно быть, ей просто почудилось что-то. Что-то нехорошее.

ДМ: Сорин был бледен и бел; почти как Шариэль, но если волшебница была женщина зимняя, то друид-отшельник напоминал скорее призрака, чудом сумевшего вернуть себе живую плоть.

Былые сила и удаль еще остались в его широких плечах, но блеск золота в глазах совсем потух, и, в целом, Сорин выглядел весьма и весьма жалко.

- Во Сне неспокойно. Я почуял. Вы меня разбудили, вы видели больше, рассказывайте!

Тайрет и Неварий: - Сам посмотри, - нервно махнул рукой Неварий.

- Все спят, Сорин, - медведь передал кружку старику. - Всё спит. И это дурной сон. Соседи, видно, осмелели.

ДМ: - Это пить или смотреть? - не понял Сорин, - Вы мне лучше скажите, где кенарийцы?

Тайрет и Неварий: - Это пей. Смотреть туда, - палец эльфа ткнул в фиолетовые кружочки на ближайшем пне.

- Ты первый, кого мы встретили, - сообщил Неварий.

ДМ: Сорин долго думать не стал; все, чем поделились друиды, выпил, как будто страдал от жажды целую вечность. Утер рукавом рот, вернул тару законному владельцу, посмотрел туда, куда указали... и обомлел.

- Какая погань! - возмутился он, еще мгновение назад спокойный, - Какая погань посмела сделать это с рощей?! Что это за морок? Что оно делает?

Тайрет и Неварий: - Усыпляет? Подчиняет? Но почему здесь? Им что, мало своих владений? - сыпал риторическими вопросами Неварий. - Что тут-то забыли?

- Надо найти остальных, - вздохнул медведь. - Думать даже не хочу, что...

- Вот и не думай!

ДМ: - Вы еще не были на общей поляне? - уточнил Сорин, с трудом овладевший эмоциями, - Вы что, вообще никого не видели? Ни своих, ни чужих? Да если эта ворожба и правда всех в сон клонит - так почему еще никто и никого не заметил? Такие чары требуют времени, откуда оно у соседей?

Тайрет и Неварий: - Никого. Ты первый.

- Остальные... Спрятались. Я у деревьев спрашивал, - вздохнул ботаник. - Понятия не имею, откуда оно. Но поторопиться придется, пока сон не стал слишком глубок.

ДМ: - Понял, - неожиданно быстро собрался старик, сошедший с друидского своего ложа и как будто только что заметивший незнакомое лицо, - А это кто?

Шариэль: - Шариэль Зимний Сумрак. Я... - чародейка попыталась потянуть время, но взгляд друида заставил выдавить из нее тяжелые слова. - Высокорожденная. Но! Я не пришла сюда взрывать и убивать, честное слово.

Тайрет и Неварий: - Она верещит, - покивал Неварий с серьезной миной. - Полезная дамочка.

ДМ: Сорин неуютно прицокнул языком; ему все сразу стало понятно. Теперь он говорил только с друидом-медведем, как самым старшим после Шариэли: - А не эта ли дамочка здесь похозяйничала?

Тайрет и Неварий: - Разве что за ночь весь лес обегала, - хмыкнул Тайрет. - Мы идем по ее следам с утра, Сорин. Нет, конечно, исключать нельзя, но...

Медведь покачал головой.

- По-хорошему, тут бы поспать как следует, и не одному. Да вон Неварий верно сказал - поторопиться надо.

ДМ: - Это плохо, что вы про сон вдруг подумали, - проворчал старый калдорай, выбираясь из своей маленькой будки наружу, - А вы и правда не думайте. И дамочку держите в поле зрения, пока не сожгла здесь все по случайности.

ДМ: Сорин и правда больше глазел на Высокорожденную - таким взглядом, как будто приходится ему вести вперед, на тайную поляну, не волшебницу, раскаявшуюся в своих грехах, а голодного тигра, который пообещал никого не трогать.

Шли - точнее, продирались через валежники, - долго, потому как старый друид постоянно путался в направлениях и имел проблемы с ориентацией на местности - все приговаривал, что в Изумрудном-то Сне здесь все по-другому и привычнее.

Но в конце концов нашел правильную тропку - подвел троицу под арку, свитую из одних корней, внутрь таинства друидского круга, к большому менгиру с дыркой посередине.

И все здесь было необычно, отвратительно и несуразно, потому как привычный огонек, живший в менгире, яркий и обнадеживающий, сменился истекающей черной смолой сферой. Мало того - вся поляна была обнесена ритуальными письменами, начертанными наспех.

Тайрет и Неварий: - Ма-ать моя эльфийка, - схватился за сердце Неварий.

Тайрет, замерший каменным истуканом на входе, оценивал масштабы трагедии.

Шариэль: Старушка Шариэль вновь завизжала. Но иначе, со страхом, наполнившим ее изнутри, подступившим к горлу горьким комом.

- Это Кошмар! Я его не забуду никогда.

Чародейка в отчаянии замахала руками, паникуя. Но потом, словно током ушибленная, успокоилась, тяжело дыша. Она смотрела на сферу смолы и на письмена.

- Снова эта проклятая жижа.

ДМ: - Я говорил, от мага добра не жди, - Сорин был весь пасмурный, недружелюбный, готовый спружинить на волшебницу по единому своему желанию, - Мало нам этой напасти, так она еще и затронутая Кошмаром?!

Шариэль: - Я? Кошмаром? - удивленно посмотрела чародейка на друида, даже не зная, что и возразить в ответ.
- Я была жертвой случая.

Тайрет и Неварий: - Я тоже не забуду, но при этом не ору так, что уши закладывает, - закатил глаза Тайрет. - Пойди, воздухом подыши. Да вроде чешуи-то у нее нет, Сорин. Не то, чтоб я проверял.

Шариэль: - Пощупай меня, недоверчивый ты друид, чтобы убедиться в том, что я из такой же плоти и крови. Пощупай меня везде, - чародейка дотронулась до пуговиц жилета, бросив вопросительный взгляд на Сорина.

ДМ: - Маги, - выплюнул старик, с трудом пообвыкшийся с присутствием чародейки, - Вечно они ни в чем не виноваты. Вина случая - всегда. Нет разума у тех, кто вас обратно принял.

И, полностью проигнорировав весьма и весьма откровенный жест эльфийки, хмуро побрел к менгиру, минуя арку и переступая письмена.

Тайрет и Неварий: - Не расстраивайся, Сорин, - хмыкнул Неварий. - На местах всегда все идет не так, как наверху. Глядишь, к утру прикопаем где.

Ботаник откровенно измывался и, кажется, получал от этого немалое удовольствие.

- Отчистить-то сможем? - Тайрет был из тех, кто думал о действительно важных вещах. - Или сначала попробуем наших отыскать?
ДМ: - Вы хоть видели, где они? - с досадой вопросил старик, склоняясь над рунами, - Незнакомые. Эй, ты, чародейка, будь полезной, прочитай, что здесь написано.

Шариэль: - Где вы раньше, очистители, были? Ох, ладно, не важно, - чародейка махнула рукой, просовывая руку в один из карманов ранца на спине мула. Она вытащила оттуда... самое обыкновенное зеркальце в серебряной оправе, чтобы полюбоваться собой, пока друиды заняты делами. Покрутить пальцем у век, провести по темно-синих пересушенных губам, стряхнуть пыль со щек.

- Прочитать что? - отвлеклась чародейка от своего занятия и посмотрела туда, куда указал Сорин.

ДМ: - Ты знаешь, что значат эти руны? - не отступал старик, - Смысл перескажи, вслух не читай, а то еще хуже сделаешь.
Шариэль: Шариэль убрала зеркало и присмотрелась. Она про себя пыталась перевести их, но не смогла. Вместо этого на щеках проступил румянец, а лоб покрылся испаринами.

- Это какая-то чушь. Я не могу это понять, только голова разболелась, - волшебница наигранно, как бы специально, приложила ладонь ко лбу.

ДМ: - Понятно, - отрезал Сорин и, собравшись с духом, принялся растирать рунный узор.

Где-то недалеко скрипнула ветка.

Шариэль: Шариэль не делала резких движений, но звук заставил ее приготовиться. Мысленно она уже атаковала.

Тайрет и Неварий: Тут лицо у Тайрета перекосило, а сам друид качнулся вперед - чтобы коснуться пола сразу четырьмя тяжелыми лапами. Низкий глухой рык булькал в широкой медвежьей груди.

- Только не кипятись, - снова неожиданно ласково попросил Неварий.

ДМ: - Что такое? - осведомился друид, остервенело растирающий землю носком сандалии и, очевидно, не услышавший ни единого звука, - Помогите, что ли?

Тайрет и Неварий: Медведь, не обратив внимания на просьбу старика, потопал к выходу.

ДМ: Сорис возмутился было, что старший друид не желает остаться и помочь, но обратил, наконец, внимание на то, что руны все никак не хотят смываться и плюнул на них.

- Еще раз спрашиваю, - повторил старик, нагоняя медведя, - У вас нет ни одной догадки, где могут быть братья и сестры?

Шариэль: Шариэль следовала за всеми, оглядываясь и примечая малейшие детали. Воспоминания не давали ей покоя. Не теперь, когда вновь потекла порча.

Тайрет и Неварий: - Не надо его сейчас трогать, Сорис, - взмолился за спиной старого друида ботаник. - Ты же знаешь... Или не знаешь? Все равно, лучше просто держись подальше.

ДМ: Сорис остановился. Поглядел на ботаника с раздражением: - Да откуда мне знать? Все, что я знаю, так это то, что нашу рощу испоганили. МЫ не доглядели за рощей, понимаешь?

Тайрет и Неварий: - Да уж не слепой и не так уж глуп, - огрызнулся Неварий. - Одного не могу понять - на кой им это сдалось. Дразнят? Предупреждают?

ДМ: - Я долго спал, - пояснил сноходец, - Я совсем не знаю, что у них сейчас здесь творится. Самалах знала бы, Эланд бы знал - но они уходят и возвращаются с новостями не по расписанию. Да и до того, как я вошел в Сон, наши соседи были тише воды, ниже травы, что им сейчас-то надо?

Шариэль: - А что за соседи такие? - осведомилась чародейка, осматривая арку-корень. Идеальное место для смолы-порчи.

ДМ: Медленно-медленно, незаметно-незаметно, потекла фиолетовая краска с севера, заставлявшая руны тлеть, как от огня, и впитываться черными следами в землю.

Сорис не заметил.

- Культ Двоеветвия. Я мало про них знаю.

Тайрет и Неварий: - Они были тихие, - сокрушенно покачал головой ботаник. - Ну, конечно, творили невесть что, но у себя, можно сказать, дома! И ничего такого не делали!

Медведь тем временем поднялся на задние лапы, принюхивался да прядал чуткими ушами.

Шариэль: Шариэль тоже не заметила, ведь смотрела только на арку - красивая же!

- Не слышала о таком. Это демонопоклонники какие-то? Или они служат более темным и древним властителям? Поклоняются Старым Богам, стало быть?

ДМ: - Да, - неохотно кивнул Сорис, исподлобья поглядывая на волшебницу, - Но я не знаю, каким именно богам они поклоняются. Из того, что я слышал, они больше не поклонением заинтересованы, а чем-то другим.

А знаки все тлели и тлели, и дорожка из черных закорючек становилась все длиннее, приближаясь к менгиру.

Шариэль: - А куда ведут дороги от центра чащи? Я не хотела бы надоедать почтенным почитателям леса своим "разрушительным" присутствием. Да и не планировала задерживаться. Тем более, теперь. А про культ я бы с удовольствием послушала когда-нибудь, - чародейка развернулась лицом к Сорису, отвлекшись от наблюдения за аркой.

Тайрет и Неварий: Медведь, конечно, чародейке отвечать не стал - по ряду причин. Зато нервный ботаник, испустив судорожный вздох, махнул рукой:

- Дорога одна, и, как несложно догадаться, связывает она во всех масштабах разом север и юг. В одну сторону - это на Зеленый Перекресток и в Фералас, в другую - к Высоте Найджела.

Шариэль: - Юг - это хорошо, но чего стоит мне ожидать, если я отправлюсь сейчас к перекрестку? - чародейка уже была готова отправиться в вышеупомянутом направлении, подергивая от нетерпения поводья.

- Каково положение дел тут? Капитан Высоты не была особо разговорчива. И я не виню ее, я ведь ужасно страшное создание, виновное во всех бедах.

ДМ: - Что будем делать здесь? - выспросил волнующийся Сорис у ботаника; для Шариэли у старого друида нашлись взгляд, полный негодования, и весьма едкая фраза: - Если это не так, ты могла бы помочь хоть чем-нибудь. Пока что ты только говоришь.

Шариэль: - Я думала, что вы будете против моей помощи. Но если я могу чем-то помочь, то не откажу. За полезную информацию о регионе, конечно. Взаимовыгодный обмен с толикой солидарности, как мне кажется. Все эти жуткие пятна, весь этот ужас... - чародейка покачала головой и поочередно осмотрела каждого из присутствующих.

Тайрет и Неварий: - Именно так теперь и выглядят самые страшные - заговорят до смерти, - недовольно процедил младший друид. - На юге, милочка, кентавры. На севере тоже всякой дряни полно. Чего ты от нас хочешь? Охрану? Не будет тебе охраны. Сводку от разведчиков? Могу рассказать тебе, сколько листьев выросло на большом древне за последнюю неделю.

- Нам, Сорис, надо сейчас выяснить, где все наши - не могли же они все усвистать за подмогой, в самом деле!

ДМ: - Значит, будем искать? - Сорис присел на корточки; растопыренная пятерня прощупала черную землю, - Если улетели не все, то оставшиеся могли бы оставить хоть какой-то знак для тех, кто мог бы их искать. Я мог бы... Мы могли бы выпить сонной воды. Или прочесать ставку Карнума, если сумеем туда добраться.

Тайрет и Неварий: - Должны бы добраться, - вздохнул Неварий. - Это Двоеветвие, а не Плеть. Но отсюда, - кивнул друид назад, где истаивали последние закорючки, - надо сваливать. Эй, медведь, пойдем уже!

Тот послушно опустился на лапы и потопал в сторону тропинки, уводившей к ставке. Быстроногий ботаник, подхватив под локоть старого друида, потопал тоже.

Шариэль: - Заговорить до смерти - это верно. Но мне казалось, что у вас есть проблемы, а значит, и помощь лишней не будет. А вот о кентаврах на юге я бы послушала. На Высоте часто говорили о них...

Чародейка замолчала и осмотрелась взволнованно. Воспоминания чародейки сейчас показывались из мутных вод памяти, освежая ее.

- Скверна, - подытожила, - темное колдовство совсем рядом.

- Эй, подождите, - бросилась старушка, довольно резко дернув мула за собой.

Тайрет и Неварий: - Ждальщики в Эльдре'Таласе, - не удержался Неварий, - остались.

Шариэль: - Остроумно, - нагнав группу друидов, прокомментировала Шариэль, слух ее еще не подводил.

ДМ: Не подвел и тогда, когда за спинами спешно удаляющихся эльфов раздался отчетливый, явственный звук дробящегося камня.

Хватило одного взгляда, брошенного вскользь, чтобы понять: тлеющие руны, кольцом опутавшие поляну, набрали полную силу, а менгир, волею судеб оказавшийся в водовороте меток, дал трещину - сначала одну, затем - вторую, третью; - и развалился на много частей.

Сорис ахнул. Ускорил шаг, перемахивая через толстые выкорчеванные корни, как через препятствия.

Путь до просеки был неблизкий.

ID: 16214 | Автор: Пират-ассассин Эонарис
Изменено: 4 июля 2014 — 1:08