Сказки юга Пролог: Пустошь дураков не любит

Шариэль Зимний Сумрак
Вестник Рока Рьярлотеп

ДМ: Одна холодная ночь миновала в недружелюбных Пустошах, прежде чем на пыльном горизонте замаячили изумрудные макушки лиственных древ. Не единожды миновала опасность: жарким вечером первого дня дренеи и волшебница чуть было не столкнулись с конелюдской процессией из трех женщин, охомутанных рабскими путами, и двух свободных мужчин - они, на счастье, не заметили спрятавшихся за оврагом путешественников, и поскакали, нагруженные скарбом, за холмы, где дымили костры у их кибиток.

И, наконец, после долгого и жаркого дня, - Роща.

Долгожданный рукотворный оазис, зеленеющий, цветущий, манящий; еще немного - и яркие запахи ворвутся в легкие троицы путников, еще чуть-чуть - и трава обласкает натруженные, усталые ноги.

Следов Кенарийцев нигде не было видно: ни эльфийских телег, ни опознавательных знаков, - ничего, что могло бы выдать местоположение остроухих друидов. Только вот птицы, пронзительно закричав, на черных крылах вспорхнули в плавящееся жарой небо: их кто-то спугнул.

Дело было к вечеру, и лучшего места для ночевки, кроме перелесков оазиса, представить было нельзя.

Леат: Леата не насторожило отсутствие следов кенарийцев за пределами оазиса. Молодой дреней не видел смысла в разворачивании флагов посреди столь враждебной местности, телеги бы он тоже не стал оставлять на солнцепеке, когда буквально рядом сень ветвей, шелест трав и прочие прелести, по которым, оказывается, можно успеть соскучиться. Птицы вспорхнули, - не страшно, полетели по своим птичьим делам. Там же эльфы, в глубине оазиса, древние и мудрые, которые навряд ли будут развлекать себя распугиванием птиц с деревьев.

Атал: - Может эти птицы - друиды и есть? - подозрительно сощурил светящиеся глаза второй близнец. - Я слышал, они умеют принимать разные звериные и птичьи формы... главное, чтоб кустами не прикидывались, а то соберу в гербарий, а потом окажется, что у этого цветочка были жена и много маленьких друидяток.

Балагурством Атал вроде бы успешно пытался скрыть неуверенность - ему было не по себе при виде совсем уж пустого с виду оазиса - ни шикарных дубов, ни дриад, ни снующих шерегнами зверушек.

Высокорожденную обмануть бы удалось.

Только от брата вряд ли такое скроешь.

ДМ: Чародейка - надо сказать, пожевывашая солонину, - и правда была поглощена своими мыслями. Ее бело-призрачный взгляд проводил птичий полет, а губы не проронили ни слова.

Леат: - Если они умеют прикидываться флорой, - проворчал Леат, - то больше я по нужде в кусты не хожу. Уважаемая эльфийка, просыпайтесь. Вам не страшны кентавры и вы так сюда рвались, не хотите ли зайти в оазис первой?

Атал: - Только под ноги смотрите, а то раздавите какого-нибудь еще... - поспешно добавил его брат.
ДМ: К счастью, пока троица путешественников продвигалась по проторенному бороздами большаку ближе к роще, никто из них не опечалил лесной мир смертью какого-нибудь представителя флоры или фауны.

Мул волшебницы чуть было не запутался в собственных ногах, когда из влажного солончака и прямо на дорогу прыгнула пупырчатая квакушка - и тут же скрылась за обрывом.

Наконец, когда путники переступили неровную черту, отделявшую травяной покров рощи от сухих холмов Пустоши, плотные кроны древ сомкнулись над их головами.

Атал: - Эгей, друиды-ы?.. - с удивившим даже его самого полувопросительным подвыванием позвал Атал. Пышная, но безэльфная растительность его несколько смущала.
- Тут, наверное, озеро неподалёку, - досадуя на себя за сорвавшийся возглас, дреней кашлянул, восстанавливая голос. Ковырнул копытом почву, обнажив рыхлую и влажную землю. - Пойдем? Моя фляжка пустая уже.

Леат: - Под ноги гляди заодно, - посоветовал Леат, проверяя, надежно ли сидят на руках перчатки и равномерно ли распределен вес заплечного мешка. - Вдруг тут какая интересующая тебя ботва растет.

Вот теперь тишина начала напрягать и его. Нет, оно понятно, что никто с распростертыми обьятиями им навстречу выкатываться не обязан, более того, сам Леат бы сидел в кустах до последнего, идентифицируя степень опасности незванных гостей, но, импы зеленые...

- Что же это за друиды такие, что могут такое посреди солончаков вырастить, но боятся пары дренеев и одной эльфийки, - невольно заметил паренек, двинувшись вперед по тропинке.
ДМ: Извилистая змейка-тропка, лавирующая между необыкновенно толстых ясеневых стволов, терялась в сердце рощи, и бежала, бежала, пока не останавливалась у небольшого, но чистого водоемчика, берущего начало из бьющего ключом источника.

Теперь, когда лес был повсюду, нельзя было не услышать настораживающую, странную тишину: молчали вечерние пташки, мелкие грызуны не копошились, деловые, в своих норках - только одна белка прошмыгнула по длинной, раскидистой ветке прямо над головами троицы и исчезла - как не было.

Атал: - Такое впечатление, что тут неподалёку затаился здоровенный хищник, который сожрал всех друидов и теперь хочет закусить неосторожными путниками, - Атал поежился, взял у брата флягу и принялся наполнять обе, не забывая посматривать по сторонам. Шариэли он не советовал ничего. Тетка взрослая, о своей безопасности должна уметь заботиться сама.
- Путь выдался слишком спокойным, щас всё нам отыграется, - пессимистично ворчал он, подставляя поочередно горлышки фляг под блестящую струйку воды.

Леат: Леат в ответ только негромко хмыкнул. Принюхался, надеясь уловить в воздухе запах крови, хмыкнул еще раз и мельком пожалел, что не сова, - те башкой на триста шестьдесят градусов крутить способны.

- Счас воды наберешь и валим отсюда, - сказал, пошевеливая кончиками остроконечных ушей. Хвост дренея, в отличие от, оставался напряженно-неподвижным. - Вы, госпожа, как хотите.

Атал: - Немного осталось, - всю пессимистичность как ветром сдуло, второй близнец приобрёл такое же настороженное выражение лица и собранную деловитость и поглядывал на ту часть леса, которую Леат осмотреть не мог.

- Обратно вернёмся, если тут беда. Доложим капитану. Дальше нам соваться без сведений, провианта и проводника смысла нет.

ДМ: Горный родничок, щедро оросив ладони Атала, все лился и лился, чистый и прохладный, и прошло совсем немного времени, прежде чем фляжки дренеев доверху наполнились водой.

И все еще - никого. А сумерки сгущались, и яркие-яркие звезды загорались на темно-синем небосклоне: их почти не было видно через прорехи в зеленом покрове крон деревьев.

Атал: - Готово, - завинтив сочащиеся свежей водой крышечки, - Атал поднялся, прицепил флягу брата к его заплечному мешку и мрачно осмотрел недружелюбный лес.

- Пойдем отсюда поскорее, пока совсем не стемнело.

И братья, настороженные, как две спугнутые птицы, осторожно отступили назад по тропе, держа наготове посохи. Атал шел впереди, зорко всматриваясь в окружающую растительность, а Леат прикрывал спину. Шариэль была предоставлена самой себе - своё слово братья держали крепко.

Шариэль: - Брр, - вздрогнула чародейка, выронив недожеванное мясо. - Холодок от магии, даа, - протянула старушка, когда братья двинулись. Она не отставала от них, а во время остановки запасы не пополняла, своих было достаточно.
- Я бы сказала, что это магия. Даже не так – магическая аура! Странно, что я не могу почувствовать источник, - говорила, осторожно перебирая ногами и постоянно дергая поводья.

- Рекомендую быть осторожней, шагайте с опаской.

Атал: - Мы и так осторожны, - буркнул Атал. Штучки с магией ему не нравились абсолютно, потому что волшба была тем неприятным делом, на которое они с братом повлиять не могли.

Шариэль: - Вы недостаточно осторожны. Переступать через камушки-змеючки и быть готовым к ледяной игле - разные вещи. Если эту странную энергию излучает какое-то существо, то оно уже могло почувствовать нас так же, как я почувствовала его.

Атал: - Мы не готовы к ледяной игле, так и знайте. Отразить нам её нечем. Прикроете каким-нибудь магическим щитом - будем благодарны, - за разговорами Атал резво перебирал ногами, выбираясь из леса.

Леат: - Хватит болтать, - шикнул Леат на обоих. - На километр от оазиса отойдем, тогда поговорим о том, как не-маги могут быть готовы к ледяной игле. Атал, выключи танка. У тебя должно хватить ловкости на уклонение. Все, шевелим копытами.

Шариэль: Старушка Шариэль облегченно вздохнула. Свое дело она сделала - предупредила. Прислушаются близнецы к ее словам? Одной Элуне известен ответ. Сама же она была готова защищаться, если почувствует что-то необычное совсем рядом. Следуя за братьями, чародейка пользовалась случаем и рассматривала этих пришельцев (ну или их спины), ведь не часто встретишь подобных им.

ДМ: Уж неизвестно: повезло ли им, что таинственный некто не решился напасть на троицу путников, или этого самого некто просто не существовало, но, так или иначе, раскидистый лес выпустил путешественников из своих владений так же просто, как и при входе - впустил.

ДМ: Снаружи была уже глубокая, темная ночь, холодная, как нордскольские ветра, и бриз, холодя незваных гостей, дул с бушующего моря, заставляя даже самых выносливых нет-нет - и шмыгнуть носом.

Атал: Дренеи, закутавшись от промозглого ветра в плотные плащи, принялись искать удобное место для ночлега - расщелину поудобнее, в которой не сразу угадаешь палатки и разожжённый ими костер. Если найдется из чего его зажигать и зачем - поесть можно было сухари и остатки вяленого мяса, опасаясь наблюдательных глаз из зелени оазиса.

ДМ: Такое место нашлось: как раз тот овраг, куда часом ранее прыгнула та самая придорожная лягушка. Ветер под обрыв совсем не дул, а густо поросший зеленой травой участок так и манил - на нем спать было бы всяко мягче, чем на большаке.
Атал: На этом месте и принялись разбивать лагерь. Заодно близнецы озаботились выставлением караула. Первую часть ночи дежурить должне был Атал.

Засыпая крупу в закипевшую в котелке воду, он долго бросал на высокорожденную любопытные взгляды, как дреней, который хочет спросить о чём-то важном, но всё не решается.

- Скажите, - набрав воздуху, вежливо осведомился он, - а почему вы, крутой маг, способный в одиночку управится со стадом кентавров, вообще решили догонять нас и набиваться в компанию?

Юный дреней был предельно прямолинеен.

Леат: Сидевший рядом с костром Леат, аккуратно крошивший в котелок кусочки вяленого мяса, взглянул на эльфийку с неким подобием интереса. Брат задал любопытный вопрос.

- Если скажете, что сделали это от скуки, - не удержался он наконец, - то я вас пойму. У нас есть один знакомый рыжий маг. Более странного человека, мягко говоря, я еще не встречал.

Шариэль: Шариэль сидела на покрытом мхом и охристой тканью камне, разложив на колене небольшие мешочки со звонкими монетами. После заданного близнецами вопроса она какое-то время молчала, пока не решилась ответить:

- Скука - вещь, с которой я живу очееень долгое время, но с ней мне не так скучно, - улыбнулась, продолжая, - А почему я увязалась за вами? Капитан не советовала выходить в путешествие по пустоши в одиночку, да и, как вы уже заметили, я люблю поговорить.

Старушка откинула свои белые волосы, кое-где почерневшие от придорожной пыли. Сияющие серебром глаза уставились сперва на Атала, а потом и на Леата.

- Я не люблю оставаться наедине с собой. Для меня разговор – жизнь, а разговор с приятным собеседником – праздник. Нет-нет, с достойным собеседником. Ведь даже неприятный компаньон может оказаться достойным.

Леат: Леат выслушал. Помолчал, обдумывая услышанное. Кивнул.

Молча полез в рюкзак, за солью для каши.

Шариэль: Облизнула пересушенные губы и достала из другого мешка жменю сухофруктов, недвусмысленно кивнув на нее братьям.
- Очень вкусные.

Атал: - То есть, вы нас догоняли, чтобы было с кем поговорить в дороге? - несколько ошарашено заметил Атал, не торопясь угощаться и столь же красноречиво кивнул на котелок с кашей. Мол, мы лучше горячего поедим, чем зубы стачивать.
- Мы просто не самые разговорчивые дренеи на свете.

Шариэль: - Но говорить умеете. Значит, сойдет, - подмигнула и отправила несколько тонких листов причудливого сушеного фрукта в рот.

- Если я скажу что-то не так – поправьте. Долгие годы заточения, пусть и в огромных залах, берут свое. Я совсем разучилась говорить правильно, - чародейка вычленила последнее слово, неестественно затянув его.

Атал: - То есть, вы - бывшая заключенная? - ошарашенность возросла как минимум вдвое. - Да-а, нам говорили, что маги - странные личности, но сейчас мы в этом убедились окончательно.

Протянув ложку, Атал помешал густо прорывающееся вязкими пузырями варево и снял небольшой - на две порции - котелок с огня на заготовленную мокрую тряпку - чтоб каша не пристала к стенкам.

Леат: - Если перестанем вас понимать, то скажем, - успокоил эльфийку Леат, пробуя кашу и коротко командуя брату расчехлять миски. - Пока что все понятно, начиная от того, что вам до чер... много лет и заканчивая тем, что вы любите гулять по опасным землям как по палисаднику, было бы с кем в это время поболтать. Вообще, я считаю, нам повезло, что вам от нас нужна только болтовня. Вот если бы вам от нас была нужна не только болтовня, а, скажем, танцы у костра вокруг посоха, ну или декламирование стихов с валуна на фоне восходящей луны, вот тут были бы проблемы.

Шариэль: - Ты быстро сделал вывод о том, что я заключенная. Спешка мешает обдумать, но твое предположение отчасти правдиво. Тюрьма – подобающее название для того места, где я провела чертвовски много времени, - улыбнулась, как бы продолжив обрубок слова Леата.

- Мне от вас нужна компания, ты верно подметил. А стихов я в свое время наслушалась: откровенно бездарных, скучных, глупых и невероятно прекрасных. Но всех их объединяло кое-что. Однотипность. Азшара, Азшара... Азшара и Азшара. Хоть бы один стих посвятили мне.

Атал: - Бывшая заключенная, - с нажимом выделил интонацией первое слово Атал. - Это вы торопитесь и не слушаете мои слова. Тюрьма - она везде тюрьма, и заключённые - везде заключенные. Убили кого-то? - невинным голосом поинтересовался он, раскладывая кашу по тарелкам.

Шариэль: - Всего лишь попыталась уничтожить наш мир, - улыбнулась, задавив смешок.

- Не лично я, но расплачиваться пришлось нам всем. Магия – опасная штука. Я обвинена в том, чего не совершала, но я стоически выдержала этот позор, раз все еще жива. Но если ты ставишь меня в один ряд с обычными заключенными, пусть и бывшими, то совершаешь ошибку при любом раскладе. Мы выбрали себе темницу, мы страдали, умирали, убивали, пили и жили довольно неплохо, - снова смешок, - Да, было славно.

Леат: - Значит вы ничего не сделали для того, чтобы вам посвятили стихи, - с юношеской прямотой подытожил не по годам рассудительный паренек, зачерпывая ложкой кашу из своей миски. Подул, сунул в рот первую ложку ужина.

- Мхм, - проворчал, почти не переставая жевать. - Вкусно вышло. Вкуснее чем в прошлый раз, только кислит слегка. От воды местной может такой привкус, м?

Вопрос явно адресовался брату.

Атал: - Тюрьма - это тюрьма, неважно как вы в ней себя чувствовали, - отрезал Атал с не меньшей прямотой. - Я не ваш судья, поэтому доказывать что-либо смысла не...

Выспренная тирада оборвалась полузадушеным чихом - промозглый ветер давал о себе знать. И в этот момент заговорил брат, озадачив второго близнеца не на шутку. Атал торопливо черпнул ложкой кашу и аккуратно попробовал скраешку.

- Хорошая вода после кипячения не должна кислить, - обеспокоенно произнес он. - Видимо, что-то в ней не так... Шариэль, вы не чувствуете магию? Леат, не ешь это. Давай сухарей поедим, - предложил он, печально глядя на испорченную еду. Запасы и так подходили к концу.

Шариэль: - Все еще чувствую, но не так сильно. Если это действительно было существо, то нас оно еще не обнаружило. Или просто не спешит искать.

Леат: Со стороны Леата последовал мрачный взгляд на брательника, потом на миску, потом дреней вздохнул, сделал над собой волевое усилие и, наклонившись в сторону, сплюнул все недожеванное.
- Это значит, что у нас и воды питьевой нет теперь, - проворчал, утирая рот тыльной стороной ладони. - Ну хоть на мытье посуды она сгодится.

Недоеденая каша была счищена из миски обратно в котелок, после чего дреней сунулся в мешок, вытащил из него сухарь с яблоком и не менее мрачно ими захрустел.

Шариэль: Дренеям досталась самодовольная ухмылка чародейки, которая уплетала сухофрукты с громким причмокиванием.
Атал: Атал не менее мрачно последовал его примеру.

- Мы возфрафяемся обратно, - проворчал он сквозь крупитчатую мякоть. - Печально, что не сможем развлекать вас компанией и дальше. Вы, я так полагаю, пойдете дальше.

Рогатый паренёк не спрашивал, а констатировал факт.

Рьярлотеп: Все произошло слишком быстро. Рьярлотеп ускорил свой метаболизм до середины предела, чтобы двигаться быстрее в два раза. На овраге показалось нечто крупное. С виду это был орк... нет, скорее, человек, одетый в лохматую мантию и капюшон. У него был крупный кривой нос, неухоженная огромная борода, а в каждом глазу - по два зрачка. Выпрыгнув над волшебницей, он вытянул руку в ее сторону и выпустил темный маленький сгусток - дар безликих, что-то вроде проклятия страха.

Шариэль: Чего-то подобного она ждала, но не так скоро. Возможно, это была та самая энергия, которую она чувствовала на протяжении всего пути в лесу, а быть может – что-то иное. Сейчас, когда в уме все смешалось, понять было невозможно. В суматохе, возникшей так быстро, Шариэль сообразила лишь легкий барьер, который должен был дать ей время придти в себя. Ну или хотя бы смягчить эффект проклятие, когда то пройдет сквозь новосозданный искристый щит пылинок. Это все было слишком знакомо, чувство дежа вю!

Леат: Леат среагировал на резкое движение в периферии зрения мгновенным кувырком вперед, в сторону тента; только там выпустив из руки яблоко, дернул в руки посох-опору и развернулся к нападающему, становясь в боевую стойку. Света от костерка и собственного зрения вполне хватало на то, чтобы видеть всю сцену действия достаточно четко.

Атал: Полотно от палатки шмякнулось в траву, лишившись второй опоры.

- Маг, - прошипел Атал, копируя стойку близнеца. Мотнул взлохмаченной головой, безмолвно договариваясь с братом о порядке действий.

Рьярлотеп: Рьярлотеп приземлился на ноги прямо перед братьями. Было довольно глупо становиться рядом, сражаясь с одним противником. Человек не преминул воспользоваться этим и выдохнул им в лица газ.

ДМ: Тут, когда незваный и такой прыткий гость совершил свое грязное дело, совсем неочевидными стали тяжкие ощущения в животах близнецов, как если бы они наелись до отвала, а не отвергли странную кисловатую пищу.

Шариэль: Проклятие гнусного человечишки не сработало на древнюю динозавриху. И хотя призыв одного из близнецов был проигнорирован, чародейка уже нацелилась на вторженца, приготовившись запустить ему в бок морозную иглу – излюбленное оружие. У нее появилось время на сотворение как раз тогда, когда он замешкался со своим газом.

Атал: Атал месте не стоял. Вколоченные годами тренировок рефлексы брали своё. Поднырнув под руку резвому прыгуну и счастливо избежав газа, Атал саданул утяжеленным посохом под колени неприятному типу.

ДМ: А второму близнецу повезло не так сильно: помедливший из-за очень уж ярких заклинаний Шариэли, отвлекающих от поля боя, он поневоле вдохнул сонный газ, и сразу же почувствовал, как слабость перерастает в изможденность, и ноги становятся ватными, подкашиваются и отказываются держать на себе все тело.

Леат: В результате всех этих неприятностей Леата шатнуло, и он рухнул как подкошенный, перед потерей сознания успев разве что как-то очень искренне, по-детски удивиться произошедшему с ним.

Рьярлотеп: Удар пришелся по икрам, и Рьярлотеп начал западать на спину. В это же время ему в бок прилетела копье изо льда, сломав два ребра и оставив куски льда в боку. Однако, перед падением, мозг со скоростью, доступным лишь созданной природой нейросистеме, отправил несколько сигналов: замедлить метаболизм обратно, сделать утепление в боку и отправить иммунные группы для регенерации бока и икр. Когда он упал, то ударился спиной и головой, но крепкие кости спасли внутренние органы. Однако, мозг это не сильно спасло: его встряхнуло. Рьярлотеп на несколько секунд потерял возможность управлять мутагенами, но соматическая система успела отправить сигнал на активизацию мышечной массы.
Больно было, однако после ускорения метаболизма в крови осталось достаточно количество адреналина, чтобы Рьярлотеп с уже усиленным мышечным напряжением попытался задеть дренея со всей силой руки.

Атал: Атал, не собиравшийся ждать, пока на него будет падать подсечённое им же самим тело, довернулся в пируэте и, выйдя из-за спины упавшего, не медлил ни секунды, обрушив на горло лежащего окованный конец тяжёлого боевого посоха.

Шариэль: - Не знаю, кто это такой, но мне знаком его почерк, - позволила себе высказаться Шариэль, попутно запуская языки волшебного холодно-синего пламени в поврежденное тело. В конце концов, это было лучшим способом не оставлять следов. Да и слишком уж она была напугана появлением того чувства, которое спешно пыталась забыть – будто бы старые раны вновь вскрылись.

Рьярлотеп: Это было очень больно, но сказать, что он не привык к такой боли, значило бы сказать ложь. За то время, пока ему нанесли два мощных удара, мозг успел вновь заработать отправил две иммунные группы, - одну для охлаждения тела сверху, а вторую для немедленной регенерации легких. Посох умудрился пробить прочные кости, но вся его сила потратилась на это. Однако осколки врезались в легкие, и если Рьярлотеп не вытащил бы оружие, ему грозила бы беда. Оставаясь по-прежнему сильным, он схватил посох и со всей силы вытолкнул его вверх.

Атал: Упёртый и живучий противник, однако, попался. Ему давно уже полагалось бы лежать смирно с трогательно-печальным видом в окружении скорбящих родных и близких, если такие неосторожные бы нашлись, но нападавший еще пытался вырваться.

Нисколько не сопротивляясь попытке пнуть посохом вверх - юный дреней был юный, но не дурак - держать второй конец собственного оружия перед уязвимыми частями тела, а потому попросту придержал древко посоха, не мешая ему двигаться, и одновременно изо всех сил пнул в висок чудовища окованным копытом.

ID: 16213 | Автор: Пират-ассассин Эонарис
Изменено: 4 июля 2014 — 1:09

Комментарии (6)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
4 июля 2014 — 15:12 Pentala

Лурий у вас тут на роли стихийного бедствия?

4 июля 2014 — 16:03 Пират-ассассин Эонарис

Ответ на твой вопрос у всех на виду. :Е

4 июля 2014 — 17:39 Капитан Гномереган Лурий

Уже нет. :3

5 июля 2014 — 17:33 Pentala
Леат: - Если они умеют прикидываться флорой, - проворчал Леат, - то больше я по нужде в кусты не хожу.

Внезапно пришла в голову идея: Кенарийский Сноуден!

Отважный страж Снежная Берлога рассказывает о слежке кенарийцев за Сильваной!
Дипломатический кризис! Зен-Табра угрожает сбить любую виверну, которая унесёт предателя!
Храбрый таурен задержан на аэродроме Стальгорна! Стражи Смерти готовы нарушить границы территорий Союза Трёх Молотов!
Мурадин Бронзебород предоставляет храбрецу Снежная Берлога политическое убежище!
Сильвана выражает ноту протеста Малфуриону. Малфурион не в курсе и всё валит на Хамуула.
До разбирательств, Тиранда объявила бойкот Малфуриону.
Следите за новостями в следующем выпуске "Еженедельной Протечки!"

5 июля 2014 — 17:46 В основном безвредная Хозанко

А балинтисты предупреждали!

5 июля 2014 — 18:17 Pentala

У него даже фамилия-то кенарийская)
Только перевести - и готов друидище.
В общем, дарю. Пользуйтесь )