Сказки юга Пролог: Знакомство с севером

Шариэль Зимний Сумрак

ДМ: Форпост Найджела, тишью окутанный и бризом овеянный, купался в прохладных предутренних сумерках. Единственный дежурный - немолодой солдат-копьеносец - только-только закончил еженощный обход и, устроившись в своей будке, недреманным глазом следил за разгорающимся востоком и - иногда - посматривал на лагерь, развернутый еще вчера у спуска в низину. За пламя костра, устроенного между двумя тентами, никто не боролся, и яркий очаг угас еще глубокой ночью.

Утро занималось, и все замирало в предвкушении теплоты, даже изумрудные травинки, покрывавшие холм росистым пологом, успокоились, прекратили шелестеть. И вот - пламенный диск солнца, выкатившийся из-за горизонта, пролил первый луч света на Пустошь.

Воздух был чистый, прозрачный; за горами, чертившими границу великому эльфийскому лесу, проснулись птицы.

Леат: А еще через час после рассвета на посадочную площадку, утоптанную до состояния каменной твердости многими копытами, лапами, сапогами и прочими конечностями, приземлилась пара гиппогрифов. На попонах зверей, характерно фиолетовых, светились одинаковостью белые линии эльфийских опознавательных символов, а со спин, почти одновременно, спустилась пара дренеев.
Тоже одинаковых.

Дежурному в этот момент, - особенно если он хорошо видел площадку для взлета-посадки грифонов-гиппогрифов-всего прочего, что могло быть использовано как транспортное воздушное средство, - могло показаться, что у него двоится в глазах. Дренеи были совершенно неотличимы друг от друга, начиная от физических параметров типа роста, черт лица, цвета кожи с волосами и заканчивая одеждой. Они даже походные вещмешки несли одинаково, - каждый в левой руке. И посохи держали одинаково, за середину. И озирались по сторонам с вполне одинаковым выражением интереса пополам с усталостью на лицах.

- Не забыть письмо написать, - сказал один из них. - Иначе головы нам поотрывают. У тебя карта далеко?

Атал: - Неа, - худощавый, жилистый и голенастый дренейский паренёк с готовностью передал своей живой копии навощёный от сырости тубус. - Держи, я пока напишу, что мы долетели и следующая связть дня через три. И грифоньему мастеру полётов отдам, пусть передаст побыстрее, а то сюда придет мамуля.

Не теряя времени он сполз спиной по опоре для гнезда и застрочил на листке бумаги грифелем.

ДМ: Немолодой солдат, разлепивший единственный уцелевший глаз, промычал что-то бессвязное-бессмысленное; его тихий голос канул в тишину как камень - на глубину дна.

Он размялся, неторопливо поднявшись с деревянного стула, и окликнул незваных гостей:

- Доброе утро, милсдари. Вы по какому делу? Вам позвать кого?

Шариэль: Старушка Шариэль не слыла торопыгой, а потому встретила очередное утро прозрачным сном в своем уютном спальном мешке из мягкой шерсти тенерога – да простит Элуна! – освежеванного еще в незапамятные времена. Только озорные лучи восходящего солнца смогли потревожить покой, царивший под тканью навеса почти всю ночь. Да, она уже привыкла к дневному ритму, ворча лишь трижды в день!

Раны больше не тревожили ее, удобно скрытые под новым нарядом для столь недружелюбного места. Да и куда им до чувства эйфории, вызванного предвкушением нового лакомства? И не дивно, край-то нынче полон всяких диковинок – не говоря уж о былых временах!

Не успел заскрипеть под напором ветра сустав палатки, как она уже была на ногах: волосы расчесаны и подвязаны сзади, походный костюм в самый раз. И даже неудобные лямки жилета не мешают Высокорожденной, даже перчатки не по размеру. Она стоит и гордо наблюдает за угольками в костре.

Леат: - Доброе утро, уважаемый, - тот, что уже успел вытряхнуть из тубуса карту, миролюбиво кивнул вопрошавшему. - Мы тут по личным делам, с исследовательскими целями. Позвать... Да, наверное, не надо звать никого. Сейчас передохнем и двинем отсюда.

Атал: - Траву изучать приехали, - малопонятно и быстро бросил тот, что писал письмо, явно опасаясь упустить мысль, доверенную бумажному клочку и торопливо добавил впопыхах, явно стараясь соблюдать приличия вслед за братом (а кем могли еще быть два близнеца, как не кровными родственниками?):

- И вам тоже здрасте.

ДМ: Мужчина-солдат, облаченный в потрепанную униформу, подумал было, что оставшийся целым глаз обманывает его - очень уж похожи были инопланетные парнишки - но, наконец, покачал головой и указал в сторону бараков:

- Мы принимаем гостей. Если захотите передохнуть - идите внутрь, скоро протрубят подъем и начнут кормить рекрутов. Или спуститесь с плато и развернитесь там. Места хватит на всех, об этом, если что, не беспокойтесь.

Затем дежурный махнул ладонью вправо; там, сбоку, уместилась наскоро возведенная лачужка, резко контрастировавшая с изящными эльфийскими зданиями:

- Там живет наш укротитель грифонов. Стойла за его домом. Вроде, все.

Атал: - Угу, пасиба. Нам грифоний мастер нужен, письмо передать. Он у себя? А кушать... - он вопросительно глянул на брата и протянул, - мы не голодные... вроде.

Леат: - Спасибо, - столь же искренне поблагодарил человека оставшийся на ногах паренек, после чего снова заглянул в карту. Хмыкнул. Мельком, почти украдкой, покосился на своего брата и быстрым движением перевернул карту. Номер, судя по всему, не удался.

- Поесть не помешает. Атал, ты допил? Хватай шмотки и пошли.

ДМ: - У себя, - подтвердил дежурный, - Я предупрежу капитана о вашем присутствии. Надумаете - идите за мной, внутри не потеряетесь.

Атал: Перспектива поесть второго явно обрадовала - неголодным он больше прикидывался для виду. Живость его эмоций позволяла солдату читать его лицо, как книгу. Он вскочил, подхватил мешок и посох, забросил за плечи кожаный плащ и с готовностью часто оглядывающегося на местность естествоиспытателя зашагал вслед за братом, последовавшим за человеком.

ДМ: Бараки - точнее, переоборудованное древнеэльфское здание, двухэтажное и укрытое сводчатой прохудившейся крышей, были полупустые: на первом ярусе расположились спальни бойцов и, в отдельном помещении, кухня; лестница на второй уровень, судя по словам солдата, вела в помещения руководства.

- Больше половины рекрутов перевели в другие гарнизоны. Мы - оставшиеся недобитки, - пояснил сторож, расталкивая сослуживца - блондинистого парня, дремавшего прямо на половицах, - Эй! Курт! Просыпайся! Трубить подъем пора!

Парень не стал долго отнекиваться; вскочив, нащупал рог, прикрепленный кожаными ремешками к своему поясу, и громко затрубил в него.

Подъем.

Атал: - А кто вас тут бьёт? - тут же осведомился тот, что писал, щурясь на трубача, подносившего рог к губам. Или второй, хрен их разберет, одинаковых близняшек?

Леат: Второй же ничего не сказал, только посмурнел слегка. Видимо, аббревиатура "недобитки" как-то не вписывалась в его видение здешней ситуации.

ДМ: - Не секрет, что мы расположились на выгодной стратегической позиции, - ответил дозорный, дождавшись, когда Курт наконец заткнет свой громогласный рог, - И не секрет, что, кроме нас, есть достаточное количество желающих заполучить это место. Да сами поговорите с капитаном Железным Ястребом - он наверху.

И, развернувшись к парню, солдат потребовал: - А теперь иди на кухню и растормоши повара.

Блондинчик козырнул и, ловко лавируя между снаряжающихся рекрутов, юркнул в подсобку.

Шариэль: Несколько минут Шариэль наблюдала за раздуваемым пеплом и остывшими углями. Ей это, тасскать, нравилось. Нет ведь ничего плохого в задумчивом созерцании чего-то приземленного и обыденного, особенно после долгого и упорного осмотра величественных колонн, залов, парков и картин – сладка молодость!

Сейчас же она была голодна. К счастью, сумка была полна еды: сухари, сухофрукты, вяленое мясо – лишь бы не тенерога – и немного вина в старинной фляжке для одинокого вечера. Но попытку перекусить натощак перебил вой рога – подъем. Старушка взяла в руку кусок мяса, закинула меж зубов и направилась к баракам, чтобы понаблюдать и послушать.

Леат: Тот, что стал хмурым, коротко кивнул два раза. Первый раз, - человеку. Второй раз, - брату, указывая направление и подсказывая действие.

Ногами шевелить, а не клацать клювом по сторонам. Не, оно понятно, что все такое новое и интересное, но капитаны, как показывает практика, - люди занятые. Сейчас свободен, через пять минут уже занят.

К оному капитану парочка и потопала. Сперва дела, завтрак потом.

ДМ: Вместе с ними - дозорный. Капитана - точнее, капитаншу, точеную эльфийскую женщину в сине-золотой накидке - они застали умывающейся над деревянной бадьей, почти до краев наполненной водой.

- Капитан! - окликнул дежурный, вытянувшись по струночке, - Разрешите доложить!

Эльфийка, не разворачиваясь, утерла полотенцем лицо. Проговорила на идеальном всеобщем: - Разрешаю. Кого ты мне привел?

Леат: Те, кого привел капитан, выпали в кратковременный ступор, ибо каждый подозревал, что капитан, которого зовут Железный Ястреб, должен быть мужчиной. Немолодым, суровым воином, с прищуром опытного стрелка и деловой хваткой, соответствующей имени.

Встретить в комнате с бадьей женщину близнецы явно не ожидали. Удивление оказалось приятным. И всяко разглядывательным.

Атал: Второй близнец пялился на капитана, удивлённо округлив светящиеся глаза и нисколько не смущался своей любознательности.

- Ой, вы красивая такая... - непроизвольно вырвалось у него. - А меня Леатал зовут, но можно просто Атал. А это мой брат - Леат. Мы сюда траву изучать приехали, вот.

Леат: "Кажись, один цветок мы уже нашли", крупными рунами было написано на лице у второго, покуда хранившего обалделое молчание.

Шариэль: Подъем не занял много времени, старушка приловчилась. Шариэль решила дождаться, когда солдаты откормятся и начнут расходиться по территории высоты, чтобы случайно подслушать сплетни и слухи, зачерпнуть столь важной информации о новых находках, новых созданиях, новых новинках. Это ведь так интересно – подслушивать! Опершись о каменный столбик у входа в бараки, Высокорожденная активно пыталась разжевать жилку солонины.
ДМ: Эльфийка-капитанша, высокая и широкоплечая, свернула полотенце в рулон и уложила его на тумбочку; там же, сложенная вчетверо, ютилась ночная сорочка. Заявись близнецы раньше - увидели бы совсем иное представление.

Капитанша наконец отошла от бадьи и полуобернулась: она была по-эльфийски красива и внешне молода, но возраст - без сомнения, немалый, - выдавался острым, почти стальным взглядом.

- Меня зовут Ринда Железный Ястреб. Приятно познакомиться с вами, Леатал и Леат. Итак, чем я могу вам помочь?

Атал: - А вы вовсе не похожи на недобитка! - с искренней горячностью заметил назвавшийся Леаталом. Сорочку он заметил, щёки его вспыхнули густо-синим румянцем. - Мы вот хотели узнать... нам сказали, что у вас спросить можно, кто вас тут бьёт. Ну и ещё мы к эльфам хотим, которые в новом оазисе живут, там трава хорошая, говорят, выросла. Если можете что-то подсказать, то будем рады.

Было заметно, что паренёк очень старается взять себя в руки и выглядеть солидно, а это было сложно сделать после того, как откровенно пялился на эльфью капитанскую задницу.

Леат: - Сам ты недобиток, - вполголоса проворчал назвавшийся Леатом, явно слегка отрезвевший от незамутненности братовых речей. Легкость проявилась в том, что у паренька появился новый обьект для изучения, которым капитан развернулась к обоим подросткам; впрочем, таращился дреней недолго. Совладал со своим молодым организмом, значит, перевел светящийся взгляд выше.

- Простите нас, если мы невовремя. Только прилетели.

Атал: - Это дежурный сказал, я-то чего? - возмущенно буркнул Атал, но пианиссимо, чтоб не разжигать братскую склоку прям посреди комнаты. И легко стукнул близнеца хвостом над бабкой, упредительно.

ДМ: Ринда проследовала к столу; на нем расположилась старая карта, утыканная флажками: красными, синими и белыми. Дырочек от острых колышков на изношенном пергаменте было достаточно: больше всего их было на юге, у схематически нарисованного поля Маннорок.

- Я - непохожа, - не улыбаясь, проговорила капитанша, - Но многие из тех ребят, которых вы видели внизу, похожи. Вы просто не присматривались.

И, присев за стол, она продолжила: - У меня есть около получаса. Если у вас есть дело ко мне, излагайте, я помогу вам или пошлю вас к нужному человеку.

Шариэль: Подлое мясо не поддавалось. Притупленные временем клыки не справлялись с ровесницей. Почти ровесницей. Осмотревшись, чтобы не привлечь внимание шатающихся одиночек, Высокорожденная попыталась отломить кусок каменной солонины об угол столба. Разумеется, это у нее не вышло, но вот у столбика и мяса удалось вывести и без того вспыльчивую чародейку. После кое-каких манипуляций, кусок был отделен от общей массы и быстренько помещен в желудок. Ей, к несчастью, лучше не стало, ведь на подходе еще больше половины! По крайней мере, будет, чем развлечь себя за ожиданием.

Атал: - Ну, там внизу все только просыпались, мы не разглядели. А дело... я же вам сказал уже всё?.. - полувопросительно, с сомнением протянул один из близнецов. - Расскажете?

ДМ: Высокорожденную солдаты, по большей части, игнорировали. Потому что привыкли к своим эльфкам - воинство в этом гарнизоне было точно что сборная солянка - многонациональное.

Перед ее глазами рекруты строились в ряды, какой-то лейтенант-мужчина устроил им утреннюю перекличку.

ДМ: - Да, вы все сказали, Леат... Леатал? - эльфийка потерла кончиками пальцев виски, - Простите, вы очень похожи. Дело в том, что каждый из солдатов мог бы сказать вам, что бьют нас налетчики из племени кентавров. Да и близость гарнизона к Саргерону тоже добра не делает. А чтобы попасть в Кенарийскую рощу - просто спуститесь на большак и идите на юг, не ошибетесь.

Леат: - Эти кентавры, - решил уточнить Леат, - они все враждебны? Нападают на всех, у кого больше шести конечностей, или же недолюбливают именно цвета Альянса? Иными словами, завидев кентавров, нам сразу мотать, или как?

Атал: - Кентавры на большак не выходят? - уточнил вслед за братом Атал.

ДМ: - Бежать, куда глаза глядят, - подтвердила Ринда твердым кивком, - Видите ли, наши разведчики недавно узнали, что эти кентавры - не из крупного племени, скорее всего, изгои. Как и все конелюды - не станут сомневаться в том, стоит ли вас убивать. Если есть возможность - избегайте их. Впрочем, Атал - я угадала? - задал правильный вопрос, да, они выходят на большак всей своей кодлой и разрывают линию наземного сообщения. Мы знаем, где они живут, но у нас недостаточно людей для атаки. Подойдите, я покажу на карте.

Атал: Атал не только подошел, но развернул собственную карту и достал грифель, чтоб отметить опасные места у себя на пергаменте.

Леат: То же самое сделал и Леат, ибо карт местности у близнецов было две, по одной на морду, следовательно в отметках нуждались обе. Движения обоих пареньков тоже отличались синхронностью и, пожалуй, различить их можно было разве что по мимике и интонациям.

ДМ: Палец Ринды, не отрываясь от карты, провел извилистую линию: по большаку - от высоты Найджела и до первого ответвления дороги. Там синими чернилами был отмечен небольшой водоем.

- Здесь. Кентавры стараются селиться у воды, чтобы в пище был достаток, и эти - не исключение. Атакуют набегами. Долго на территории не задерживаются.

Атал: - Там есть, где укрыться? Заросли там, все такое... Мам... то есть... достоверные источники нам сообщили, - солидность юного дренея, черкавшего по пергаменту быстрые короткие штрихи, просто зашкаливала, - что Пустоши ранее не очень-то изобиловали зеленью.

Леат: - Ага, - кивнул Леат, сосредоточенно обводя своим грифелем края опасной зоны и, для верности, пририсовывал сбоку мелкий черепок с перекрещенными костями: на случай, если картой придется воспользоваться брату и чтобы брат не принял обведенную зону за какой-нибудь местный, особо богатый на травки и грибочки оазис. - Спасибо. Мы постараемся быть осторожнее. В принципе, если узнаем что для вас полезное, попробуем передать, идет?

ДМ: - Да, совсем рядом, южнее. Благодаря Кругу Кенария, Пустошь цветет и пахнет... Не все, конечно, но оазисы, густо поросшие растительностью, есть в ее центре. Большак как раз и идет через центральную Пустошь, - развернуто пояснила капитанша, выдернув один из флажков - белый - с залива Лазурного Бриза и воткнув его то место, где должны были кучковаться конелюды. - Постарайтесь. Мне достаточно смертей сослуживцев. Ваших - не хочу тем более.

Леат: - Мы вам понравились? - коротко и ненавязчиво осведомился Леат, сворачивая карту трубочкой и пряча ее обратно в тубус.

ДМ: - Если вам еще не предложили еды и воды, - спуститесь вниз, солдаты должны завтракать на улице. Скажите, что я лично приказала вас накормить, - на стальном, рубленом лице эльфийки буквально на секунду проявилось подобие дружелюбия, но тут же исчезло, сменившись привычным каменно-сосредоточенным выражением, - Мне нравятся все живые путешественники, которые не умирают в этой Пустоши. Я иногда чувствую, что это моя заслуга.

Атал: После ответа Атал воззрился на калдорейку, широко улыбнувшись при виде тени улыбки на её лице. По идее ночные эльфы могли разбирать выражения глаз дренеев на примере взглядов собственного народа, так что она могла вполне заметить там удовлетворенное довольство собой и братом.

- Большое спасибо, капитан Ринда Железный Ястреб, - официально и совсем-по взрослому поблагодарил он начальника гарнизона. Синхронно поклонившись, оба паренька направились в указанном направлении - расходовать преждевременно взятые из дому припасы они не собирались.

Шариэль: Старушка с хитринкой смотрела на построение солдат, не останавливаясь на ком-то конкретном, они все были для нее чужими, хотя некоторых она знала по слухам. Например, Джеймса – лысого и бородатого старичка, который по вечерам, пока никто не видит, сливает эль сослуживцев в свой бочонок-с-водой, или Марка – рыжего паренька с подбитым глазом, охочего до чужого скарба и меди. Но этого знакомства мало для Шариэль, хотя большего она и не желает, ведь монотонный говор и подергивающийся глаз не оставляют шансов для приятного разговора! Дважды она пнула пяткой сандалий столб, дожевав первый кусок вяленого мяса.

ДМ: Ринда - даром что капитанша - не соврала и не ошиблась: на двух длинных скамьях, рассевшись близко друг к дружке, завтракали рекруты. Толстый повар, с помощью Курта втащивший на улицу котел с гречневой кашей, растирал половник старым, обветшалым полотенцем.

Было шумно: солдаты не стеснялись громко разговаривать между собой.

Атал: - Здрасте! - звонко поздоровался один из двойственного чудного видения. - Приятного вам аппетита. Капитан разрешила нам позавтракать с вами, миски и ложки у нас свои. Разрешите присесть?

ДМ: - Каша в котле, - пробасил повар, несказанно обрадовавшись тому, что половник не придется мыть заново, - Курт! Принеси господам дренеям хлеба с кухни!

И парнишка на побегушках ломанулся в подсобку. Вернулся быстро - вручил рогатым пришельцам два больших куска хлеба - не поскупился.

Леат: Поздоровался и Леат, но более коротко; внимание молодого дренея привлекало не сколько убранство солдатской столовой и витавшие в воздухе ароматы свежесваренной каши, сколько выражения лиц собравшихся и состояние их обмундирования. Эти оба фактора могли бы сказать куда больше, нежели чем сухие факты, переданные капитаном на словах.

В дальнейшем оба паренька продемонстрировали то, что росли отнюдь не в домашних условиях. Не стали мяться и ждать, когда им, помимо хлеба, поднесут и все остальное, расчехлили походные миски, слаженно получили в них от повара по доброму шлепку каши и так же слаженно устроились завтракать на незанятом участке скамьи. Завтрак у ребят много времени не занял; звонко вычистив ложками содержимое мисок и ополоснув посуду в бадейке, юные дренеи так же оперативно зачехлили свой столовый инвентарь, поблагодарили повара и двинулись в путь.

Шариэль: Кого Шариэль тут только не видела, но близнецов-дренеев не успела. Увязаться за ними было не сложно, они направлялись как раз туда, откуда слушать сплетни были удобней всего. Встав позади двух иноземцев, старушка делала вид, что ожидает своей очереди. На самом деле, просто слушала их. В руках лежала новая порция вяленого мяса. Но жертвы оказались малословными, потому оставили Шариэль наедине с вопросами, когда покинули высоту. Это время было отмечено ей, как бездарно потерянное. Теперь она решила наведаться к капитану, ведь эти пришельцы не просто так посещали бараки.

Атал: Близнецы шли ходко, было видно, что они привыкли к долгим переходам по пересечённой местности. Одежда, оружие и поклажа тоже говорили о том, что либо они опытные путешественники, несмотря на всю свою юность, либо их собирали в дорогу весьма знающие дренеи.

- Обойдем это озеро и вот это тоже, - тыкал пальцем в карту на ходу Атал, поглядывая поверх пергамента на дорогу. Останавливаться и тратить время не хотелось, до темноты нужно было добраться до оазиса и добродушных кенарийцев, потому обсуждение маршрута провелось в кратчайшие сроки, недалеко от защитного форпоста. - А по большаку предлагаю не идти, пойдем по обочине, чтоб не так нас видно было, хорошо, Леат? На открытой дороге мы будем как на ладони.

Леат: - Верно мыслишь, - несколько рассеянно и как-то очень по взрослому отозвался Леат; это обьяснялось тем, что в то время, пока Атал изучал карту и синхронизировал маршрут, кому-то надо было смотреть по сторонам. - К тому же, я не хотел бы оставлять следы на дороге. По ним нас легко можно будет найти.

Атал: - Тут не то чтобы наезженый тракт, - согласился Атал и вскоре близнецы уже шли по обочине, скрываясь в немногочисленных складках местности. Шли они со всей возможной быстротой, но осторожно, старались не шуметь и не привлекать к себе особого внимания.

Шариэль: Капитан, пожурив в очередной раз Шариэль и всех ее родственников, отпустила ту с миром и важными сведеньями не только о дренеях, но и об опасностях, которые та могла встретить по дороге. Собрав все вещи и погрузив их на купленного мула, Шариэль тронулась в путь-преследование. Слишком долго, как ей казалось, она просидела на месте, а ведь вкусности могли украсть! Накрыв голову куском ткани, тем самым защищаясь от вредных солнечных лучей, старушка вела мула по избитым дорогам и склонам к большаку. Шариэль ускорила шаг, нагоняя путников до их окончательного выхода за пределы поля зрения. Пока они остановились, у нее был шанс поспеть. Приветствием послужил не слишком громкий, но от того не более разборчивый крик.
Атал: Близнецы синхронно обернулись и Атал, щурясь против утреннего солнца, приложил ладонь ко лбу, разглядывая эльфийку и мула. Мула он не узнал, а вот женщину - вполне, она мелькала в недавно покинутом форте, следовательно, уровень её потенциальной опасности был невысок.

- Здравствуйте, - сдержанно приветствовал калдорейку парёнек с зачатками будущей роговой короны на голове. - Что-то случилось?

Леат: Второй паренек так же пожелал нагнавшей их эльфийке здоровья, после чего действия близнецов вновь слегка рассинхронизировались; внимание одного было сосредоточено в большей степени на калдорейке, в меньшей, - на местности, внимание же другого вновь вернулось к обзору местности.

Шариэль: Шариэль выпрямилась и дружелюбно улыбнулась двум дренеем. Ей хватило нескольких секунд, чтобы ответить на приветствие и вопрос:

- И тебе не болеть. Да, разумеется, случилось. Вы случились. Капитан Ринда мне обо всем рассказала, - облегченно выдохнула и продолжила. - Вы направляетесь в ту самую рощу, не так ли? Это же просто замечательно, что нам по пути, да?
Она проследила за реакцией каждого из парочки, с педантичностью подмечая прищуренным взглядом детали. Разумеется, прищуренным от солнца.

Атал: - Обо всём рассказала? - такое доверие со стороны суровой внешне калдорейки с не менее суровым ястребом должно было стать символом того, что пришелице можно доверять, но дренеи явно были не из шибко доверчивых. Вопрос был риторическим и не требовал ответа. Явно же, что о их целях узнать могли только у Ринды.

- Неплохо, в общем. Только мы не наемники и не занимаемся сопровождением и спасением. Можете идти с нами, но вы слишком заметная... конелюды увидят вас издалека.

Леат: - Если хотите идти с нами, - добавил тот, что предпочитал изучение местности изучению собеседницы, - то на определенных условиях. Двигаться будем с одной скоростью, а конкретно, - с нашей. Я не знаю, насколько велики ваши познания в пеших путешествиях, но если я, или мой брат, говорим "стоять", значит надо остановиться. Если говорим "привал", - значит, привал. Своеволие в данных пунктах означает моментальное и неизбежное расставание. Путь далек, надеюсь, провизии для себя и мула вам хватит. И да. Мы не наемники и в случае нападения будем спасать, в первую очередь, друг друга. Тут вопрос не в принципах и даже не в деньгах, которые вы могли бы предложить нам за свою охрану. Наше пребывание в этих землях имеет вполне конкретные цели, исключающие означенные моим братом моменты. Вас устроят такие условия совместного путешествия?

Шариэль: - Я догадалась, что вы не наемники, им нечего делать в роще друидов. Насколько я знаю, к подобному явлению любители природы относятся скептически. Я постараюсь не быть обузой, - кивнула на мула и накинула не него охристую простыню. Теперь он почти такого же цвета, как и сухой грунт. Ну, почти.

- Меня спасать нет нужды, а одиночная группа кентавров мне не страшна, - отмахнулась и пожала плечами Шариэль. - Это путешествие к друидам выгодно нам всем, уверяю вас. Взаимовыгодный союз, так сказать. Разумеется, я принимаю ваши условия, считайте меня попутчиком.

Леат: - Хорошо, - Леат, едва заметно кивнув, улыбнулся. - Особенно радует то, что вам не страшно встретить в лоб одиночную группу кентавров, от встреч с которыми капитан, явно не привыкшая бросать слов на ветер, нас предостерегала. До полудня неплохо было бы пройти побольше, потому что когда солнце поднимется в зенит, надо будет сделать остановку.

Атал: - И давайте не терять времени, - резюмировал Атал, мгновенно переключившийся с разговора на обзор местности, когда брат стал излагать их общую точку зрения на ситуацию.

Близнецы действовали и думали, как единый отлаженый механизм, это должно было бросится в глаза любому, видевшему их.

Шариэль: - Поверьте, кентавры далеко не самый страшный противник, - с ленивой улыбкой подметила Шариэль, дернув поводья.

- Я иду следом, чтобы вовремя реагировать на ваши команды... как мне, кстати, вас называть? Меня можете звать Шариэль, этого будет достаточно.

Леат: Близнецы поочередно представились, - Леат и Атал соответственно, - после чего путешествие продолжилось уже втроем.

ID: 16212 | Автор: Пират-ассассин Эонарис
Изменено: 4 июля 2014 — 1:09