Viva la Conquista! Глава двенадцатая. Экзорцизм

Педро Рамон Веласкез де Кастилия-Романья
Валеор Эдмунд Североградский
Дагнар Перо Феникса
Алоринна Тинориэн
Сир Дариус Конви
Анита Бренненханд-Блэйк
Шеймус О'Нилл

***

Заслышав приглушённый крик, Шер, едва не подавилась. Глянув на замотанного, она спросила:
— Вы тоже это слышали?
"Замотанный" не сразу понял, что продолжается светская беседа. Тряхнул головой, мотнув косичкой.
— Увы, слышал, — согласился он, окончательно беря себя в руки. Раз так... Повернулся к столу и, придвигая тарелку, ободряюще сказал. — Но вы правы. Будь это что-то требующее нашего присутствия, поднялась бы тревога. Вы знаете, что за женщина кричала?
Шер явно нервничала, порываясь встать и броситься на крик.
— Думаю… лучше нам всё же... поспешить туда... — неуверенно промямлила она.
Альберт покачал головой.

— Я на корабле недолго, но знаю, какие узкие коридоры... здесь у вас, — добавил он, спохватившись. Стараясь быть сколько можно спокойнее, продолжил. — Там сейчас будет не протолкнуться от матросов, сбежавшихся на шум. Поверьте, мы будем только мешаться.
Осторожно подцепил кусок вилкой.
— Не тревожьтесь. Вот минут через пять, когда во всем разберутся, им потребуется обработать заработанные в давке синяки. Вы умеете врачевать раны?
Подцепленный кусок отправился в рот.
— Наверное... вы правы, — всё так же неуверенно ответила Шерион. Она и не заметила, что оказалась на ногах.
Смущённо усевшись, продолжила:
— Не очень. Я проходила лишь общий курс по первой помощи. Медицина — несколько не моё призвание.

— Этого довольно, — одобрительно кивнул Альберт. Аккуратно отхлебывая из бокала, чтобы не вымочить бинт, хрипло пообещал. — Если там будет что-то серьезное, этим займусь я. А вы мне поможете, договорились? Поешьте, пока есть время, кок не зря старался. Чувствую, в следующие полчаса нам будет не до завтрака.
Магичка кивнула незнакомцу:
— Постараюсь помочь.
Затем, немного подумав, представилась:
— Меня Шерион зовут.
Её тарелка уже была полупуста. Она и не заметили, как съела уже половину, стряпня повара была очень уж вкусной.

***

Джокер, вопреки опасениям, спокойно стоял рядом с хозяйкой, скрестив руки на груди. Только подёргивающийся кончик хвоста выдавал его нетерпение.
— Я могу выломать дверь!
— Погодите, сеньорита, прошу вас, будьте терпеливее! И покой больного не следует тревожить столь грубо!
— Его покой уже потревожен, святой отец!
— Капитан, я делаю что могу! — крикнула Анита. — Нет времени объяснять!!! — кажется, она повторила это дважды за день. И готова была сказать и в третий раз.
— Что здесь происходит, святой отец?
— Там, за дверь, в комнате с сеньором Валеором, что-то происхо... кто это кричал? Это не капитан!
— Позвольте, святой отец.
За дверь раздалось бряцанье, как две капли воды похожее на то, что раздается при перетряхивании ключей на поясе у солдата.
Хинарион опередил его — даже не стараясь, просто так уж у него получалось. И у двери лазарета он был уже через несколько секунд.
От эманаций Скверны его замутило даже здесь. Он не был таким уж специалистом по демонам, но в Оскверненном лесу бывал, и ощущение было не спутать. За дверью был демон.

Проводив взглядом незнакомца, Шери пожала плечами и принялась за принесённую еду, полагая, что если случиться что-то серьёзное, то объявят тревогу.
Альберт остолбенел — перед ним промелькнула тень. Едва удержался, чтобы не описать в красках увиденную тень и ее родословную. Через секунду повторно едва удержался, когда пришло осознание того, что это был ушастый.
"Осёл" было, пожалуй, самым мягким аналогом эпитета, которым химик его мысленно наградил.
— Ну, раз так... — смущенно выдавил он. Закашлялся, борясь с рвущимся из глотки хохотом, вжал кулак в зубы, — я... пожалуй, останусь. П-простите, — и неаккуратно хлопнулся обратно на скамейку.

— Что тут происходит вообще? — голос эльфа был холоден.
— Люди... когда они поймут... — философски заметил Джокер, поглядывая на дверь.
Иммортэль читала заклятие. Слова древнего злого языка царапали горло, в то время как в груди у эльфа отворилась воронка. Из жерла её тёмной ниточкой протянулась к ладони Иммортэль сила, застывая кристаллом.
Через несколько секунд всё было кончено. Крошечный кусочек души, чернокнижница честно взяла не больше необходимого, был бережно опущен на расползающееся по рёбрам Валеора пятно проклятия.
— Ой, я чувствую... да, точно, это Скверна! — раздался за дверь тоненький крик Алоринны. Ключи же все бряцали — по всей видимости, солдат не мог найти нужный ключ.
— Быстрее, прошу вас! — взволнованно звучал старческий голос отца Альварадо.

Дагнир терпел. Хоть и испытывал ужасную боль, но терпел. Он должен был вернуть долг паладину за то, что он и Алоринна вернулись живыми. Хотя теперь уже эльф был не столь уверен в том, что то, что делает Анита — правильно.
Через несколько секунд его голова закружилась, а внутренности будто свернулись в комок. Его снова затошнило, но на этот раз сильнее.
Стрелок попытался устоять на ногах, но даже его выдержка была бессильна перед такой темной магией. Он упал на четвереньки и потряс головой, пытаясь разогнать тьму, но бесполезно. Раздался глухой стук, когда голова рухнувшего эльфа соприкоснулась с полом. Он потерял сознание.
В этот момент солдат наконец-то отпер дверь, и компания из священника, солдата с алебардой наперевес, Алоринны и Хинариона ввалилась в комнату с паладином. И их взорам предстала довольно подозрительная картина.

Анита заметила ворвавшуюся компанию слишком поздно. Из паладина уже вырывалась на свободу омерзительное существо. Безглазая голова, снабжённая огромной пастью с двумя рядами острых зубов, истекала слюной. Захлопали крошечные крылышки, ещё не способные поднять паразита в воздух.
Солдат остолбенел, Алоринна также замерла на месте, дернувшись — словно хотела угостить чудище огненным шаром, а святой отец тут же принялся нашептывать охранную молитву. Спустя миг волшебница все-таки не выдержала и оглушительно завизжала.
— Не прикасайтесь к нему! — Иммортэль заорала, как резаная.
Дагнар лежал ничком на полу, уткнувшись лицом в доски. Его волосы были растрепаны, и сам он выглядел так, будто это его только что огрели темной магической стрелой.
— Элуна пресветлая, б... ... ...! — Хинарион застыл на секунду. На одну секунду. Лучше бы он постоял спокойно подольше.
Потому что в следующую секунду он начал действовать. Как всегда, быстро.
Сначала метательным клинком получил в глаз бес. Потом Аниту швырнуло куда-то назад, подальше от пентаграммы. А эльф оказался в самом центре комнаты.

— Что ты сделала с ними, тварь?! — завизжала Алоринна и кинулась на Аниту, выхватывая из-за пояса кинжал. Солдат застыл соляным столпом, выронив алебарду — которая упала на ногу пожилому священнику. Коротко вскрикнув, отец Альварадо кулем повалился на пол, схватившись за ушибленное место.
А на крик в лазарет уже бежали охранник, и несся как угорелый сам капитан.
Для Аниты всё происходило слишком быстро. Вот она около двери, почему-то, на полу и пытается встать. Джокер облизывает языком разорванную щёку и сжимает в когтистой лапе метательный кинжал Хинариона с весьма недобрым видом, а паразит уже освободил куцые передние лапки и большую половину своего гибкого змеевидного тела.
Эльфийка с ножом тоже была демонски вовремя.
Иммортэль едва успела закрыться рукой. А что ещё она могла сделать лёжа?
Лезвие распороло рукав и воткнулось в кость.

Кровь отрезвила Алоринну, временно поддавшуюся ярости и шоку. Задрожав всем телом, юная волшебница выпустила из руки кинжал и обмякла, сев на пол.
— ЧТО ТУТ ПРОИСХОДИТ, СВЕТ ВАС ПОБЕРИ?! — раздалось рычание на пороге. Красный как рак и жуткой злой, капитан Веласкез влетел в комнату. Секунда — и он уже наотмашь рубанул беса своим увесистым мечом-бастардом.
От боли на глаза упала красная пелена. Иммортэль, бледнея, стиснула зубы.
— Джокер, добей... — прохрипела она.
Хинарион дал бесу ощутимого пинка ногой и выхватил второй кинжал. Он не замечал, что находится чуть ли не в самом центре пентаграммы призыва. Вот только мутило страшно, но это было ничего, с этим он мог справиться. Вот та черная хрень, что — как показалось ему — сидела сверху на паладине... Вот что с ней делать, он вовсе не знал.
Кого именно надо было добить, демону объяснять не приходилось. И если бы не приказ, Хинариону бы сейчас крупно не поздоровилось.

Игнорируя пинки и угрозу удара в спину, бес метнулся к паладину и перехватил вылезшую наружу тварь поперёк обеими руками. Тварь, похожая одновременно на черную сороконожку и какого-то гротескного дракона, издала пронзительный вопль, похожий на визг крошшера. Щёлкнули зубы, откусывая паразиту голову.
— А ну стой! — заорал Хинарион, уверенный, что бес заодно с черной тварью. И снова метнул кинжал — теперь в шею беса.
Эльф попал чуть ниже. В плечо. Раненый демон развернулся, всё ещё сжимая в руках рефлекторно дёргающуюся "сороконожку".
Через несколько секунд замершее тело паразита начало распадаться на что-то вроде черного порошка, похожего на порох. Осыпавшись на пол, останки странного существа исчезли, словно его и не было.

Застыв с мечом в руках (потому как рубить тварей он не мог — велик был риск попасть и по Валеору), Педро лишь открывал и закрывал рот, как рыба, вытащенная на сушу, судорожно глотая воздух и задыхаясь от гнева и переполняющих его других эмоций. Больше всего ему сейчас хотелось, чтобы эти две твари исчезли, а он проснулся.
Джокер отряхнул ладони о мех на животе, бросил беглый взгляд на бесчувственную Аниту. Сейчас ему некому было отдать приказ. Безгубый рот разошёлся в ухмылке от уха до уха.
— Ну что, — он шустро загибал пальцы, подсчитывая потенциальных противников, — повеселимся?
Все, что Хинарион знал о демонах, сводилось к байкам у костра, а там рассказывалось много ерунды, чуть-чуть правды и совсем чуть-чуть полезной информации. Но нужная кроха полезной информации там все-таки была.
Он не стал кидать очередной кинжал, бесу явно было на них плевать. Он просто наклонился и стер ладонью часть пентаграммы призыва.

— Сгинь, морок, — выдавил из себя Педро. Весь красный как рак от ярости, он едва только не хватался за сердце. И не нашел ничего лучше, как кинуться на беса, пытаясь ткнуть того мечом — вторично.
А тем временем за дверь появилось еще несколько солдат. Увидев демона, все они, как один, схватили свои мушкеты и выпалили в беса — в результате чего комнату заволокло густым пороховым дымом.
Джокер уже прикидывал, кем займётся сначала, но стоило линиям круга нарушиться, как у него над головой открылся плоский портал. И демона буквально втянуло туда, откуда он был призван пять минут назад.
Зловещее ощущение скверны рассеялось, в лазарете вдруг стало бестолково и буднично. Только стонала Иммортэль, приходя в себя и зажимая раненую руку.

Педро Веласкез напрасно проткнул клинком воздух.
— Хвала Элуне, — выдохнул эльф и прибавил еще несколько выражений. — Анита? Ты ранена? Что это вообще было?..
Несчастный и ни о чём не подозревающий Валеор, к счастью, был не задет.
Тяжело дыша, Педро с дергающейся под глазом жилкой загнал меч обратно в ножны. Шумно вздохнул и опустился на пол, утирая пот со лба. Алоринна по-прежнему сидела в шоке, вытаращив глаза и направив взгляд куда-то в потолок. Святой отец валялся без сознания, а солдаты заходились кашлем, задыхаясь от порохового дыма.
— Я ранена? Нет, ты спрашиваешь, ранена ли я?! — смертельную бледность сменил румянец праведного гнева. Анита поднялась, цепляясь здоровой рукой за дверной косяк.
— Идиоты! А как, вы думали, я буду лечить вашего драгоценного святошу?

Внезапно паладин открыл глаза, обвел задумчивым взглядом потолок, сел на своей кушетке, откашлялся и только потом заметил, что вокруг слишком много народу.
— Какого демона...? — хрипло произнес он, и его брови взлетели выше небес.
— Демона, это точно, — буркнул Хинарион. — Анита, я тебя только чуть-чуть... это... отодвинул. Там же эти твари бесновались...
Набрав побольше воздуха в грудь, капитан заорал:
— АНИТА! ЧТО ВСЕ ЭТО ЗНАЧИТ?! ОТВЕЧАЙ ЖИВО!!
— И не орите на меня, сеньор капитан, — Иммортэль оттолкнула эльфа плечом, чтоб не путался под ногами. — Если бы я провалила это задание, то исключительно благодаря вашей несдержанности. Благодарите Свет, что никто не пострадал. Кроме тех, кто действительно старался помочь.

Глаза Валеора, расширенные и удивленные, наполнились почти что благоговейным ужасом. Видимо, здесь только что произошло что-то поистине страшное.
— Анита, вы ранены? — он снова закашлялся, но все-таки увидел, что рука ее в крови.
Сопровождая свои слова такой отборной руганью, которой позавидовал бы распоследний штормградский бездомный, капитан потребовал объяснений, что Анита делала рядом с демонами, почему все ее затеи оборачиваются проблемами, и, черт возьми, почему стоит ему, капитану, отойти куда-то на пару минут, как мигом начинается что-то, с трудом поддающееся цензурному описанию?
— И что я делаю на корабле? — добавил паладин, поняв, что находится в знакомом уже корабельном лазарете. — Кажется, я сражался с культистами, а потом... ничего не помню... — он пробормотал, — Только какие-то странные сны...

Оттолкнуть плечом Хинариона, который не хочет, чтобы его оттолкнули, было совершенно невозможно. Вместо того, чтобы оттолкнуться, он мягко поддержал бледную и злющую Аниту за плечи.
— Анита, тебе надо руку перевязать. Они же тебя могли убить. Я не специалист, но твари опасные, — уверенным голосом сообщил Хинарион. — Кто знает, где тут бинты?
Алоринна тем временем помотала головой, постепенно отходя от шока, вызванного кровью, страхом за любимого и демоном. Увидев Дагнара, лежащего рядом и, судя по всему, не приходящему в сознание, она подползла к нему и потрясла за плечи, прошептав:
— Дагнар, милый, очнись, прошу тебя!
— Я ничего не буду вам объяснять, сеньор, пока не услышу извинения, — тяжело дыша от гнева и боли, которую приходилось терпеть, Иммортэль посмотрела капитану прямо в глаза. — Или, хотя бы, пока мне и этому храброму эльфу не окажут первую помощь.

Валеор же, видимо, вспомнив о снах, рухнул обратно на кушетку и пустыми глазами уставился в потолок. На его лице отражался спокойный ужас. Выражение было не из приятных. Эльф же, потерявший сознание, только что-то тихонько промычал сквозь забытье.
— Э, нет, Хинарион, погоди немного, — заявил слегка успокоившийся капитан, мрачный, как туча. В его голове стремительно увязывались подозрения Валеора о наличии на борту демонолога и то, что он видел своими глазами. Кажется, паладин был кругом прав.
— Извинения?
Капитан нагнулся к самому лицу наглой колдуньи, и отчеканил:
— Вы предлагаете мне извиняться за то, что я хотел уничтожить демона на моем корабле? Довольно! Вы сейчас же будете препровождены в темницу, и там будете ожидать, пока вами не займется сеньор Валеор. Если его подозрения подтвердятся... вам предстоит ответить.

Жестко сверкнув глазами, капитан выпрямился и дал знак солдатам.
— Увести ее!
В лазарет тем временем просочились младшие лекари. Один из них занялся паладином, другой наклонился к бесчувственному эльфу, третий по приказу капитана собрался перевязать руку Аниты.
— Капитан, моё уважение к вам висит на волоске, — ответила Анита, и в её голосе не было ничего, кроме усталой искренней грусти.
Распорядившись о перевязке, капитан презрительно скривился и добавил:
— Когда мы вернемся, я еще поговорю с Географическим Обществом, кого они принимают в свои ряды.
— Если на этом корабле раненых бросают в темницу, то я жалею, что сюда нанялся, — нахально заявил эльф. — Что за обращение! Я сам видел, что она боролась с демоном.
"Только бы она не вздумала сейчас это опровергать!"

Больше она не произнесла ни слова и покорно дала увести себя в темницу. "Хватит, детка. Ты уже довольно поиграла в героя с этими ребятами..."
— А ты вообще молчи, эльф! Благодаря этой колдунье, во-первых, погибла, по меньшей мере, дюжина ни в чем не повинных эльфов, во-вторых, нас теперь преследует "Летучий Стромгардец" — и все по вине этой особы, — напустился на эльфа капитан.
— Но в чем ее вина? Я не видел, чтобы она вообще призывала демонов. Один демон был внутри этого рыцаря, может, его тоже в темницу за пронос демона контрабандой на корабль в собственном теле? — Хинарион не терял наглости. — И нельзя же так, схватили, потащили, это же дама, а не гоблин!

Глянув на эльфа, капитан даже не снизошел до ответа. Вместо продолжения разговора он подошел к лекарю, который занимался Валеором, и спросил, как чувствует себя паладин.
Лекарь сообщил капитану о том, что сэру Валеору уже гораздо лучше — его жизненные силы возвращаются стремительно, словно сидевшая в нем тварь действительно поедала их изнутри. В скором времени, когда пройдет первоначальный шок, паладин будет снова готов к выполнению своих обязанностей. О его психическом состоянии лекарь судить не берется, но надеется, что все это не слишком сильно повлияло на разум пациента.

ID: 11862 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 4 декабря 2012 — 19:41