Viva la Conquista! Глава двенадцатая. Экзорцизм

Педро Рамон Веласкез де Кастилия-Романья
Валеор Эдмунд Североградский
Дагнар Перо Феникса
Алоринна Тинориэн
Сир Дариус Конви
Анита Бренненханд-Блэйк
Шеймус О'Нилл

В Пиратской Бухте наступало теплое и солнечное утро, властно вытесняя знойную южную ночь. Дул легкий свежий бриз, на небе было ни облачка, а яркое солнце грело первыми лучами бирюзовую кристально-чистую воду бухты. "Санта-Эрмандад" и "Арагон" стояли, покачиваясь, у пирса гавани, по палубе каравеллы и галеона неспешно прохаживалась стража, изредка зевая и лениво поглядывая не берег. Когда вчерашним вечером в гавань пришел второй корабль экспедиции, радости капитана и его команды не было предела. Все похищенные были спасены, никто не пострадал, а злодеи были наказаны по всей строгости — как же тут не радоваться? Отправив раненого Валеора (перед которым теперь Педро ощущал гнетущее чувство вины, и хотел как можно скорее принести извинения) и эльфа в лазарет, а мага и волшебницу в свои каюты, дабы отдыхать и набираться сил, капитан позволил себе устроить небольшой банкет по случаю спасения, приняв на грудь порядочное количество вина и тем самым сняв чудовищное нервное напряжение, владевшее им последние несколько дней. Когда последний гость отсалютовал капитану и покинул кают-компанию, Веласкез рухнул на свою кровать без чувств и мигом провалился в глубокий сон. Впереди его ждал новый день.

Спал Альберт плохо. А проснувшись, не сразу понял, где он.
"Бимс."
Перевел взгляд с балки, тянущейся под потолком поперек его каюты, на стол, к которому вчера прикрутил кальцинатор.
"Ну да, конечно. Галеон."
Перевернувшись набок, подвинулся ближе к переборке и прислушался. Утро. Лучшего времени, чтобы осмотреться, может и не найтись.
Накинув плащ, шагнул в коридор. Чем скорее к нему привыкнут, тем проще. А впрочем... Мысленно оглядел себя, не удержавшись от ухмылки. Был он похож сейчас на привидение, пожалуй. На худющее, оголодавшее такое привидение с косичкой.
Никуда не сворачивая, но поглядывая по сторонам, как полагает воспитанному гостю, пересчитал каблуками ступеньки и, пригнув голову, вышел на палубу. Похоже, ему не показалось. Народу на борту прибавилось.

Это утро казалось для Шерион одним из самых лучших за последние годы. Исчезла тревога, постоянный страх и беспокойство, с сердца свалился тяжкий груз.
В отличие от своего высыпающегося после всего случившегося коллеги Релара, она уже была на ногах. Настроение стремительно поднималось. Ещё бы, теперь всё должно было быть в порядке. Посовещавшись, вчера маги решили не сходить тут. Мало ли, что ещё можно ожидать от такого города. Единогласно они приняли решение продолжать путь вместе с экспедицией.
Пока Рел спал, Шери уже привела себя в порядок. На этот раз белые волосы были зачёсаны назад и собраны в «хвост». Как обычно, в серой мантии, и со своим неизменным блокнотом в руках, она вышла из каюты и направилась на верхнюю палубу.

И, разумеется, первый, кого она там увидела, был вездесущий настырный эльф. Голый по пояс, он изящно вел бой с тенью. И тень, и сам эльф казались сделанными из одного материала... если не считать белого хвоста волос, на удивление расчесанных и без единого репья.
Он был так увлечен, что даже не заметил Шерион и не одарил ее своим обычным взглядом, явно намекавшим на что-то такое неприличное. Кружился в танце с призрачным партнером, словно весь мир вокруг был всего лишь декорацией.
Практикантка невольно засмотрелась на это зрелище, да так, что даже остановилась, забыв, куда шла. Движения эльфа казались изумительными, отточенными, плавными. Такого она ещё не видела.

Со вчерашнего дня Конви был мрачнее, чем обычно. Отойдя от хвори, он ушел себя, тогда как все в приподнятом настроении отмечали возвращение части команды. Изнутри что-то гложило его, и он, Дариус, догадывался что это. Неутоленная жажда приключений.
Ещё с Штормграда его мучила рутина придворной жизни. Его тянуло в бой, в приключения. Нельзя сказать, что это часть его натуры. Отнюдь, те, кто знал его поближе, были в курсе его ленивой натуры. И он сам был в курсе. Именно поэтому Дариус приучил себя к мысли, что сам постоянно желает перемены мест, приключений, новых ощущений и испытаний. Просто чтобы не угаснуть и не превратиться, не дай Свет, в одного из придворного графов или герцогов, жирных, надменных и ничего не знающих о настоящей жизни подданных.
Вся подавленность внутри отразилась на лице, на котором и без того редко гостили улыбка и радость. Одев легкий кожанный доспех, осмотрев свои латы, просто что бы успокоится и в некотором роде, развлечь себя, Дариус Конви перекинул ремень держащий полуторный меч через плечо, закрепил его и двинул наружу, к верхней палубе, надеясь что свежий воздух растрясет его и отвлечет от скуки.

Тем временем в лазарете Дагнар уже пришел в себя, благо задело его совсем-совсем легонько — и местные корабельные лекари запросто справились даже с магическим повреждением. Однако с паладином дело обстояло вовсе не так радужно. Темная стрела ударила его прямиком в грудь, и до сих пор было неясно, каким образом он все еще был жив.
Человек лежал на кушетке в самом дальнем углу лазарета, бледный, осунувшийся, он словно бы спал тревожным сном. Доспехи с него сняли, как и рубашку, и на груди его расплывалось и подрагивало что-то отвратительное, черное, будто впившееся в его плоть. Проклятие.
Эльф подошел к кушетке и некоторое время просто стоял и смотрел, старательно подавляя желание отвернуться. Картина была не из приятных. Он увидел, что на шее паладина висит потемневшая серебряная цепочка с медальоном. Открыв его, Дагнар несколько минут всматривался в миниатюру, изображавшую девушку приятной наружности с черными волосами. Крошечные буквы под портретом гласили: "Кэролайн".

Вздохнув, Дагнар закрыл медальон и аккуратно вернул его на место. Бедняга. Наверное, его жена дома ждет, и даже не подозревает, что жизнь ее суженого сейчас висит на волоске. Эльф буквально видел, как жизненные силы медленно покидают светловолосого и всегда веселого человека. Страшно было видеть его таким. Беззащитным, каким-то... испуганным. А ведь все это было только ради того, чтобы спасти их с Алоринной, да того человеческого мага.
А что, если бы это был не человек, а эльф? Переживал ли за его жизнь тогда Дагнар? Старался бы ему помочь? Возможно. Несправедливо, что так все получилось. Что-то решив про себя, стрелок покинул лазарет и отправился на поиски капитана.

Кое-как разлепив глаза, капитан Педро закряхтел и с трудом принял сидячее положение. После вчерашнего обильного возлияния сильно болела голова и пересох рот. Нашарив рукой початую флягу с бурбоном, Веласкез отточенным движением опрокинул ее в глотку, и принялся напяливать доспех и оружие (а спал он прямо в кафтане и штанах, не раздеваясь). Руки слушались плохо, хотя от глотка крепкого (и, надо сказать, довольно противного) пойла в голове стало шуметь поменьше, и разум стал слушаться лучше. Наконец, закончив процесс облачения в свой привычный наряд водружением на подобающее место портупеи с мечом и пороховницей, Педро выполз в кают-компанию, кликнув повара — есть хотелось неимоверно, а у кулинарных дел мастера еще, должно быть, были какие-то остатки вчерашней трапезы.

Как раз тогда он и столкнулся нос к носу со спасенным эльфом. Вид у того был не слишком дружелюбный, хотя он выглядел значительно лучше, чем день назад, когда его привез "Арагон". Уперев руки в бока, Дагнар смерил капитана презрительным взглядом — от которого не ускользнул и запах перегара — и изрек:
— Мне нужно срочно видеть госпожу Аниту.
— Зачем, позвольте узнать? — строго осведомился капитан, подслеповато глядя на внезапно нагрянувшего гостя. Вот еще посетителей в такое время не хватало.
— Хочу спросить у нее, нет ли в ее арсенале средств, которые могли бы помочь нашему паладину. Потому что корабельные лекари ничего не могут сделать, а человек протянет недолго, если немедленно что-то не предпринять.

— Так обратитесь по этому вопросу к первому помощнику, а не ко мне, — раздраженно буркнул капитан. Однако когда до него полностью дошел смысл фразы, он осторожно осведомился:
— Что, сеньору Валеору нездоровится?
В этот момент повар, ворча что-то себе под нос, принес завтрак капитану — но Веласкез на него даже и не взглянул.
— Ваш жрец сказал, что он почему-то не может снять проклятие, хотя раны он излечил. Что-то... он сказал что-то о темной магии. — Дагнар заметно вздрогнул и отвел глаза. — Это очень опасно, капитан. Уж мы, эльфы крови, знаем, как может быть опасна скверна.
— Хорошо-хорошо, в таком случае я прикажу разыскать сеньориту Аниту, а сам отправлюсь в лазарет лично, — вздохнул Педро, виновато взглянув на повара. Тот лишь махнул рукой — внезапное изменение текущих планов у капитана для него давно перестало быть неожиданностью.

Встав из-за стола, капитан решительно направился прочь. Отворив дверь, он на мгновение прищурился от ударивших ему в лицо солнечных лучей, и затем гаркнул, подзывая первого помощника Яна. Отдав приказание немедленно отвести эльфа к Аните, Педро направил свои стопы в лазарет.
В лазарете капитана встретил виновато выглядящий жрец, поведав ему о том, что испробовал все известные и несколько неизвестных способов излечения странного проклятия, но все без толку. Паладин был жив, и одно это свидетельствовало о том, что даже без сознания он изо всех сил боролся с поглощающей его тьмой. Однако сил становилось все меньше, и вскорости его душа перестанет сопротивляться и отправится в Круговерть Пустоты.
— Вы уверены, что ничего нельзя сделать, отец Альварадо? — на всякий случай переспросил капитан жреца.

Капитан своими глазами увидел, насколько все было плохо. Казалось, что чернота в груди паладина шевелилась и как будто что-то шептала. Когда Педро приблизился, у него на мгновение потемнело в глазах, а голову пронзила вспышка боли. Магическое проклятие, должно быть, было действительно сильным. Настолько сильным, что даже воздействовало на окружающих, принося им боль и страдание. Что же чувствовал паладин... лучше было этого не знать. Но судя по выражению его лица, это было отчаяние.
— Увы, сеньор, но жизнь покидает его, — грустно вздохнув, развел руками старик.
Невеселые новости повергли Веласкеза в растерянность — как так? Паладин не может умереть вот так вот, это невозможно!
Тем временем Ян ван дер Брюгге довел Дагнара до каюты Аниты, и отправился по своим делам.

Дагнар остановился у дверей каюты Аниты и постучал.
— Открыто, — донёсся из-за двери недовольный возглас.
Эльф без лишних разговоров вошел в каюту и посмотрел на девушку. Его она не интересовала. Ни как собеседник, ни как женщина. Однако, возможно, она могла бы ответить на некоторые мучающие эльфа вопросы.
— Хорошо, что вы здесь. У нас возникла небольшая... нет, большая проблема. Магического характера.
— Большие проблемы у нас начались со встречи с вами, господин Дагнар. — Анита села на койке и ногой подвинула эльфу стул. — Буду полезна, чем смогу.
— Возможно. Если вам мешает мое присутствие, можете обжаловать его капитану. А пока что, — холодно ответил эльф, сложив руки на груди и игнорируя предложенный стул. — Давайте все же попробуем работать в команде. Вам бы этот навык не помешал.

— Вы здесь для того, чтобы читать нотации? Говорите, в чёи дело, или проваливайте, — женщина изобразила любезную улыбку, больше похожую на оскал.
— Я здесь для того, чтобы задать вопрос. — Эльф вздохнул и потер бровь, рассеянно накручивая ее кончик на палец. — Доводилось ли вам иметь дело с проклятиями... скверны?
— Предположим, доводилось, — она не подала виду, что оживилась, но взгляд стал более осмысленным и... дружелюбным, что ли.
— И вы могли бы определить суть проклятия, столкнувшись с ним, и даже, возможно, назвать способ его снять?
— Если вы о том, что приключилось с досточтимым сэром Валеором... — яркие как у лихорадочного больного губы растянулись в ироничной усмешке, — что ж, буду откровенна.

— Даже если я смогу распознать проклятие и найти способ его снять, какой мне в том прок? Едва встав на ноги, этот бравый вояка будет требовать моего ареста.
Анита отвернулась от эльфа и принялась изучать закоптившийся подсвечник.
— Кто возьмётся защитить меня от его... — она согнула два пальца, изображая кавычки, — правосудия?
— Думаю, что если бы не он, то я, Алоринна и Релар были бы мертвы. А вам, я так понимаю, на это совершенно наплевать. Вы, люди, не перестаете меня удивлять, — эльф иронично фыркнул. — Один бросается сломя голову спасать почти незнакомых существ, другой... другой готов дать умереть своему собрату, из страха за свою шкуру. Мне абсолютно все равно, играете ли вы с демоническими силами или нет. И мне будет совершенно плевать, если в конце концов вы от них же и погибнете. Но... — Дагнар сделал шаг вперед и взглянул в глаза Аниты своими горящими зелеными зрачками. — Возможно, для вас есть еще шанс доказать, что вы не заслуживаете ареста. Иначе сэр Валеор был прав насчет вас. С самого начала. Хотите переубедить его, или же будете делать то, что он от вас и ожидал?

Иммортэль вздохнула.
— Ладно, к чему всё это. Если вы полагали, что я из тех, кто может бросить умирающего при возможности оказать ему помощь...
— Ваши люди потопили наш корабль. А затем один из вас спас мне жизнь. Я больше не знаю, чего ожидать от вас. Но если вы все-таки поможете, то давайте не будем больше терять времени — у паладина его не так уж много.
Иммортэль вскочила с кровати.
— Так чего же мы ждём? — от недавней раздражительной апатии и следа не осталось. — Идёмте, Дагнар. — она выскочила из каюты, едва не хлопнув дверью у эльфа перед носом.
Стрелок же, не успев сказать и слова, бросился вслед за метнувшейся к двери девушкой. Он не ожидал от нее такой прыти. Очевидно, что она знала...

Лазарет показался Аните тесным, душным и унылым местом. Она даже пожалела на мгновение тех несчастных, что здесь нашли временное пристанище. И Валеора в том числе. Тем не менее, подошла к паладину с некоторой опаской, будто он не лежал без сознания, а только притворился спящим, чтобы в любой момент вскочить и оглушить её молотом Света. Или чем там ещё паладины оглушают своих зазевавшихся жертв.
— Сеньорита Анита, наконец-то. Надеюсь, на этот раз вы не провалите задание и сможете помочь, — раздался за спиной колдуньи голос капитана.
— А я и в прошлый раз свою часть выполнила, — парировала Иммортэль.
— Рада, что вам лучше, сеньор капитан.
— Нет, сеньорита, вы не выполнили свое задание — вовремя. Пока вы пытались заставить свои машины работать, сеньор Валеор сделал всю работу сам, — нахмурившись, отчеканил Педро, после чего добавил:
— Приступайте к работе.
И направился прочь из лазарета.

Иммортэль закатала рукава из тёмно-алого бархата и, сцепив руки в замок, громко хрустнула всеми пальцами сразу. Капитан как раз проходил мимо.
Дагнар прислонился к стене неподалеку и внимательно смотрел на Аниту, как бы ей не пришло в голову добить несчастного человека, дабы исключить все шансы быть арестованной.
— Проклятие наложил демонолог? — Анита хладнокровно осматривала чёрное пятно. Оно, казалось, жило своей жизнью, непрестанно шевелясь, переливаясь и вытягивая последние силы из тела. Будь Валеор не столь крепок, он давно бы отправился на тот свет. Или обрёл бы участь похуже, как знать.
— Бес побери, я опять пропустила всё самое интересное...

— Не знаю. Когда мы вышли, Валеор остался в пещере, чтобы сразиться с двумя... не знаю, как их описать. Вроде бы похожи на людей, но с крыльями и... темные.
Дагнар вздрогнул, вспомнив двух культовиков, которые набросились на них в той злополучной пещере.
— Дело серьёзное. Дагнар, закройте как следует дверь. То, что дальше будет происходить, не стоит видеть широкой публике. — Анита взяла с хирургического столика скальпель.
Эльф молча закрыл дверь и встал рядом. Он явно волновался.
— А мне следует закрыть глаза или так нормально? — тихо спросил он.
— Сойдёт. Думаю, демонов вы и раньше видали, — женщина сосредоточенно полоснула себя по пальцу, оставляя глубокий порез. На ровном пятачке пола она кровью начертила круг призыва. До этого момента присутствие беса было иллюзорным, а влияние на материальный мир — заметно ограниченным. Теперь же помощник потребовался ей воплоти.

— Ох, Солнце... — пробормотал эльф, отступая на шаг и вжимаясь в стену. Демонов он видал, да. И не сказать, чтобы очень их любил. А проще говоря — боялся их до дрожи.
— Покажись, Джокромо, — произнесла она, соединяя ладони над знаками. Как только новая капля крови упала в центр круга, на том самом месте появился огненно рыжий бес. И здоровый, размером с собаку, приведись той встать на задние лапы.
Глаза Дагнара на секунду вспыхнули чуть ярче, чем раньше, зеленый свет озарил полумрак лазарета, и эльф тут же отвел глаза, как будто стесняясь такой реакции своего организма на присутствие скверны.
— Сеньор капитан, вы все еще здесь?
Святой отец Альварадо хотел было войти в комнату, где лежал раненый паладин, но дверь была заперта, а из-за нее доносились странные звуки.

— Ах-х, наконец-то... — бес довольно оскалился и расправил плечи. — Тебя бы заточить на годы в плоский мир! Ну, что, сегодня обедаем эльфятинкой? Чур, уши мне! — тварь хрипло засмеялась.
— Нет, Джо, — спокойно ответила Анита. — Сегодня у нас будет противник посерьёзнее.
— А, тоже дело. Ну давай уже, где?! — бес облизнулся. Язык у него был длиной, наверное, с локоть, и на конце раздвоенный как у змеи.
Дагнар проглотил комок в горле. Лучше бы он ушел, но теперь было уже поздно. Только бы этот бес не вырвался из-под контроля да не поубивал тут всех. Внезапно он подумал об Алоринне. Проклятие, наверное, сейчас она ищет его...

ID: 11862 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 4 декабря 2012 — 19:41