Viva la Conquista! Глава десятая. Большой побег

Валеор Эдмунд Североградский
Алоринна Тинориэн
Дагнар Перо Феникса
Педро Рамон Веласкез де Кастилия-Романья
Сир Дариус Конви

А в это время в кают-компании "Санта-Эрмандад" сердито пыхтел трубкой капитан Педро Рамон Веласкез. Порой в его голову закрадывались мысли о том, что с таким количеством происшествий он не только потратит все свои запасы табака, но и отправится в могилу раньше срока — но что поделать, количество напастей уменьшаться явно не желало. Проклятый похотливый эльф и сумасбродная техномаг срывали все планы!
Шери словно привидение бродила по кораблю. От неё уже ничего не зависело. Своё дело она сделала: рассчитала расстояние телепортации. Оставалось лишь ждать, пока Анита не добудет электричество для своего прибора.
Именно ожидание и было самым худшим. В голову невольно лезли плохие мысли, представлялись худшие варианты развития событий. Чтобы хоть как-то занять себя, она слонялась по кораблю.

Хинарион решительно протянул руку в черной перчатке — за кошельком. Украсть такую здоровую штуку, как арканный преобразователь, да еще несколько метров кабелей и фарфоровые предохранители для изолирующего контура... нет, наверное, он мог бы. Но если капитан платит...
— Деньги, капитан, — напомнил он. — И считайте, что все необходимое уже у вас.
— А, что? Деньги? Сколько эта твоя штука стоит? — встрепенулся Педро.
— Сто золотых, — терпеливо повторил Хинарион. — И это уже после того, как я буду яростно торговаться.
— Что, сто золотых?! Да вы меня по миру пустите!
Все еще причитая, Педро велел первому помощнику Яну отсчитать сотню монет. Пока тот выполнял поручения, капитан продолжал горестно охать. Сто золотых! Да за эти деньги можно еще один отряд ландскнехтов нанять!
Хинарион цапнул кошелек. Нельзя сказать, чтоб его не посетила в этот момент мысль удрать с деньгами. Посетила, конечно. Но как посетила, так и покинула. Потому что на хрена тебе деньги, если в твоей жизни нет никакого смысла? А так хоть этим бедолагам поможет.
И эльф отправился трясти гоблина.

***

Кажется, Свет миловал Дариуса. После прибытия в Пиратскую Бухту, тропическая хворь отравила тело Конви. Однако сдаваться он был не намерен. Не здесь, не помирать же ему где-то далеко на юге, у пиратского города, полного отребья? Вершины Красногорья, долины скрываемые пиками гор, полные зелени. Ветра, образуемые на встрече континентального западного и морского восточного ветров. Образ родины, пусть немного и приукрашенный, придавал Конви сил в те немногие моменты, когда он был в сознании.
Судовой лекарь высыпал серый порошок в миску жидкого супа и подал его Дариусу, который уселся на кровати.
— Тропическая лихорадка коварна и внезапна, сэр. Сколь неожиданна она нападет на человека, столь быстро она может и пройти. Вам повезло, у вас крепкое здоровье, многие не выживают в первый раз. А потом уже их эта хворь не берет. — врач говорил оп привычных ему вещах, было ясно, что он сталкивался с этим ранее и был опытен.
— Скоро вы вновь окрепнете, а пока, пожалуй, вам стоит выйти на воздух. Немного ходьбы вам не повредит, — выдавив из себя измученную улыбку, врач откланялся и закрыл за собой дверь каюты.

Больной с аппетитом осушил миску и встал с кровати. С непривычки он упал обратно на кровать — коленные суставы были слабы. Сов торой попытки, опираясь на стену каюты, он смог встать на ноги и оглядеться. Нет никакой подходящей палки или трости, врач это не предусмотрел. Правда, Конви не грешил на него, вид у лекаря был такой, словно болеет добрая половина команды, что, возможно, не так далеко от истины. Пройдя пару шагов к стулу, на котором покоилась повседневная одежда, Дариус, потратив приличное количество времени, переоделся, умылся и неуверенным шагом направился к двери каюты.
Выйдя из каюты, Конви, продолжая опираться о стены, побрел к каюте капитана.
"Тут всегда были такие неровные полы, или мне кажется?"
У стены рыцарь присмотрел приспособление, в лучшие годы бывшее, наверное, чем-то вроде швабры. Оглянувшись и удостоверившись, что его никто не видит, он ногой отломал щетку.
"А что? Неплохо, на время сойдет!"

Используя импровизированную трость как опору, уже уверенней Конви пошел дальше.
Дойдя до кают-компании, Конви без стука зашел и заметил капитана.
— Господин Веласкез, — учтиво произнес рыцарь и сделал легкий поклон.
Капитан чуть не подпрыгнул, когда в его мысли столь бесцеремонным образом вмешался Конви.
— Приветствую, Конви. Как ваши дела, идете на поправку? — вежливо, но недовольно поприветствовал вновь прибывшего Веласкез.
— Спасибо, терпимо скверно, — рыцарь слегка улыбнулся. Решим перейти сразу к делу, он доковылял до кресла и уселся напротив капитана — Я так понимаю, мы находимся по-прежнему в Пиратской Бухте? Не могли бы вы ввести меня в курс дела? — от осознания того, что он сам был в отключке несколько дней, счет которым он не вел, Конви выглядел растерянным.

И капитан принялся растолковывать Конви все перипетии произошедших в последние дни событий.
— ...и вот сейчас эльф отправился за этим... короче, за этой штукой. Вот так вот, — развел руками Педро, пыхнув трубкой.
Конви покачал головой, пытаясь переварить всю информацию и водоворот скверных новостей, вылившихся на него. Решив оставить и без того отвлеченного капитана один на один с его мыслями, Дариус откланялся:
— Сэр, я был не удел последние несколько дней, и врач велел мне держать покойный режим, но если от меня потребуется помощь... только дайте знать, — и кивнув, добавил: — Я готов нести службу.
— Хорошо-хорошо, — закивал капитан.

***

Хинарион ввалился в лавку гоблина-инженера, как обычно, задев головой о притолоку и выругавшись.
— Эй, Силли! Вилли! Во имя Элуны, это невозможно запомнить. Иди сюда, поторгуем.
— Ой-вей, таки зойчем так спешить!
Откуда-то из-под прилавка вылез улыбающийся до ушей гоблин-продавец в маленькой круглой черной шапочке.
— Таки кто это у нас? А, Хинарион! Ну проходи-проходи, торагой, поторгуем-с.
— Болтай поменьше, — Хинарион поморщился от акцента. И так ни хрена не поймешь, да еще и выдрючиваются. Тьфу. Сами собой возникли кровожадные мысли на тему "мало я резал вас в Азшаре". И, вероятно, отразились на сумрачном лице эльфа. — Преобразователь помнишь, что ты мне на днях показывал? Тащи сюда. Так, еще четыре метра медного кабеля и... — Хинарион что-то прикинул про себя, — двенадцать предохранителей. Живее, у меня времени нет.

— А таки шо не так? — обиделся продавец, вытаскивая из своих запасов требуемое. Не переставая ворчать (вот, мол, даже поговорить нельзя, все куда-то спешат), он кое-как водрузил тяжеленный агрегат и запчасти на прилавок, и осведомился:
— Ну что, сколько даешь?
— Восемьдесят, — нахально заявил Хинарион, глядя торговцу в переносицу.
— Восемьдесят?
Продавец выпятил губу и задумчиво поглядел на эльфа. Наконец, он покачал головой и не терпящим возражения тоном заявил:
— Нет, меньше ста двадцати не возьму. Таки сам понимаешь, вещица недешевая, да и найти трудно...
— Уж конечно, трудно, — кивнул Хинарион. — То-то оно у тебя все покоцанное. Вот это что за ржавчина? Восемьдесят пять и ни медяком больше.

— Во-первых, это не ржавчина, а во-вторых, это потому, что прибор уже старый, проверенный, испытанный. Сто пятнадцать, — невозмутимо сказал продавец.
— За сто пятнадцать ты мне таких должен два принести, и еще нанять гномку вычистить его до блеска. Не дам больше девяноста! И еще неплохо бы динамита добавить. Иначе что я буду преобразовывать — твою зеленую задницу? — Хинарион вошел в азарт.
— А кому сейчас легко? — поджал губы торгаш, и, порывшись под лавкой, выложил на стол пару динамитных шашек.
— Вместе с шашками — сто пять, так и быть.
— Девяносто восемь. Ну нету больше! — взмолился Хинарион с очень искренним выражением лица. — И так ты меня ободрал, как ашенвальский ясень в бурю...
— Ах это я тебя ободрал?! Ну ты и шейгец! — великолепно разыграл возмущение продавец, закашлявшись.

— Сто и ни монетой меньше, понял? Окончательная цена, бери, пока предлагаю! Дешевле нигде не найдешь!
— Голодать буду. По миру пустил, — картинно всхлипнул Хинарион, протягивая гоблину кошелек. — Считай, чума на тебя и проказа.
Схватив цепкими пальцами кошель, гоблин радостно оскалился.
— Гляди, как увидишь мои товары в действии, так еще прощения попросишь! Так дешево в Пиратской Бухте никто не продает. Эх, вот из-за вас я, шлимазл эдакий, голодать ведь в старости буду...
Продавец картинно приуныл, но маслянисто блестящие глазки выдавали его с головой.
Хинарион молча сгреб все в кучу и помчался на корабль, с трудом устояв перед искушением стырить плохо лежавший глушитель для винтовки.

***

Дагнар сразу узнал человека, которого бросили в камеру. Оружие у него отобрали, но доспех почему-то оставили. Впрочем, изрядно покореженный и уже совсем не такой светлый. Из разбитого носа у паладина текла кровь, и выглядел он, прямо говоря, не слишком грозно. Эльф даже удивился было, как такого воина скрутили так легко, но тут же отмел все мысли. Сейчас он думал только о том, как бы выбраться и главное — защитить свою жену. Становиться жертвой безумных сектантов ему было абсолютно не с руки.
— Эй, ты... — прокашлялся эльф и с трудом поднялся — его накануне хорошенько избили. Чтобы не рыпался. А он ведь пытался. — Ты, самое глупое, самое инфантильное создание, — пробормотал он, склонившись над паладином. — Зачем ты дал им себя поймать?!

Релар хмуро глянул вслед уходящим, и прошипел нечто не очень лицеприятное. Вид у него был тот ещё: рукава обожжены, волосы и брови подпалены. Ну откуда было знать, что тут какое-то поле подавления и что огнешар взорвётся прямо в руках? Хорошо хоть удалось потушиться. Не без помощи эльфа, правда. А эти гады-пленители только и ржали, глядя на всё это.
Чародей-практикант перевёл взгляд на новоприбывшего обитателя тюрьмы, а затем спросил эльфа:
— Как он?

Паладин же, выжидавший момента, когда сектанты уйдут, изображал из себя тяжелораненого и весьма правдоподобно пыхтел, будто ему хорошенько досталось. Как только же чернокнижники ушли, он бодро перевернулся с позиции "лицом в пол", сел на пол и потряс головой. Растрепанные светлые волосы были в грязи и крови, но лицо его было как никогда оживленным. Пират-стражник стоял чуть поодаль и уныло курил трубку. Задачка у него была не из веселых и занимательных — а это только на руку Валеору.
— Тихо ты, ухастый, — как можно тише пробасил паладин, вытирая заляпанное кровью лицо. — Я за вами.
Алоринна лишь сидела в уголке и мелко дрожала от холода и страха. Хотя, впрочем, больше все-таки от холода. Срах прошел — осталось лишь ощущение безысходности.

У Рела тут же вырвался вздох облегчения:
— А остальные уже готовы к штурму этого места?! Ждут за дверями? Что нам делать, как можем помочь?
— Штурму? Тебя, видимо, головой приложили, маг, — сочувственно шмыгнул носом паладин, с трудом останавливая текущую из него кровь. — Я здесь один. И, как видите, такой же пленник, как и вы.
Дагнар отпрянул и выругался на отборном талассийском. Вообще в последнее время настроение у него было хуже некуда. А ведь все началось так мило и невинно! Да еще и Алоринну в это втащил... Он винил себя за ее состояние. Подойдя к жене, эльф молча сел рядом, обнял магичку и прижал к себе, тщетно пытаясь согреть своим теплом.

Волшебница положила голову на плечо мужа и тяжело вздохнула. Взгляд ее бесцельно блуждал по камере, останавливаясь то на паладине, то на охраннике. Ну и что он сможет сделать, безоружный, сидя за крепкой решеткой?
Валеор же пронзительным взглядом прошил мага и молча кивнул ему на охранника. Поднимать тревогу раньше времени не стоило. Пусть пират думает, что они совершенно беспомощны и безоружны. Пока что.

— Не думаю, что капитан пошлет спасательную команду. А если и пошлет, то не раньше, чем успеет найти способ отыскать это место. А к тому времени нас уже порежут на рагу.
Паладин тяжело поднялся и принялся ковылять по камере, разминая затекшие руки, которые до этого момента были накрепко связаны.
Чародей поморщился, пробубнив себе под нос:
— А говорил за нами пришёл... И толку, что прибыл?
Не выдержав, он ляпнул:
— Ну да, конечно... приноситься в жертву толпой — веселее.

ID: 11859 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 4 декабря 2012 — 12:06