Шепот камней Тайлиф. Обвал

Тайлиф Азария
Гильдия Северный Калимдор


Город был призван оградить их от всей империи, от глаз самой богоподобной Королевы, от возможных опасностей в лесах за стенами, и друг от друга - как легко верилось в эту незыблемость раньше...

Жемчужина, затерянная в фераласской чаще, изумительный Эльдре’Талас, рушился на ее глазах. С треском, с каким ломаются кости, падали колонны и стены, должные служить своим хозяевам не одно тысячелетие. Все, столь любимое всей высшей кастой, великолепие его - обращалось в мелкое крошево, обильно сдобренное кровью и мертвой плотью. Земля ходила ходуном, будто желала взлететь из тесной своей тюрьмы, и причудливыми островками зависнуть в воздухе.

Азария бежала прочь от колоннады, на одну из площадей, где землетрясение не смогло бы обрушить стены ей на голову. Толком не изученный город стряхивал камни с фундаментов, и вот уже один из аркбутанов с реющим пышным стягом пал вниз. Смялась ткань. Тайлиф и не думала жалеть разрушенное, а только металась ясным взглядом, сжимала древко копья, поджимала пальцы ног в легких сандалиях, будто цеплялась за неустойчивую землю. Лук покоился за спиной.
Луноликой не было под сводами гибнущего ЭльдреТаласа, дух ее не ощущался, но только одно могло смутить сейчас Азарию: "Ты позвала меня сюда, чтобы погубить, мать?"
Мысленный вопрос ее, естественно, остался неотвеченным. Зато с протяжным стоном рухнула колонна по правую руку, обдав ее облаком мелкой пыли да стукнув в лопатку мелким камешком. Сзади послышался душеразирающий женский визг. Площадь была все ближе, и зоркий глаз разглядел на ней кучку жителей под магическим щитом, поддерживаемым несколькими чародеями. Быстрые ноги понесли Азарию еще быстрее.
- Бросайте свой пузырь и бегите! - крикнула им Азария. Голос негромкий, к крикам не приученный. Она не стала им помогать, да и зачем? Надеясь, что ее все же слышали, Тайлиф бежала дальше, и гулко стучали сандалии. Белое платье поблекло от пыли. Тайлиф вспомнила вепря, которого заколола на охоте, вот как сейчас, на бегу, копьем в напряженной руке.
Вслед ей донеслось какое-то вялое ругательство - хочешь, дескать, сгинуть под очередной упавшей аркой - никто тебя не неволит. Толчки из-под земли будто стали тише - или она уже привыкла? - сложно было сказать, но ноги все увереннее находили опору в этом хаосе.
Из бокового прохода вылетела девчонка - судя по простому крою одежды - прислуга, да еще и какая-нибудь кухонная. Что-то бессвязно причитая, она вцепилась в локоть Азарии и, повиснув на руке, постаралась бежать следом, спотыкаясь и ощутимо замедляя бег самой Тайлиф.
Азария резко сдернула ее цепляющуюся руку с локтя, прямо взглянув в глаза. А мгновения спустя, ничего не дожидаясь, но схватив девчушку за плечо, продолжила бег. Хватка ее ослабевала, но постепенно. Азария не хотела, чтобы бедняжка, почувствовав потерю опоры, запаниковала еще пуще.
Всхлипывая, девчонка бежала за Азарией, размазывая свободной рукой слезы по круглым щекам.
Прямо перед ними рухнул резной капитель с колонны и раскололся напополам. Девчонка взвизгнула и сделала новую попытку повиснуть у женщины на плече, но в последний момент споткнулась и, пытаясь удержаться на ногах, едва не влетела головой в обломки. Примерный расчет высоты колонн и размеров внутренней площади давали обнадеживающие результаты: если угнездиться на развалинах фонтана, может, и удастся пережить эти подземные толчки - не вечно же они будут длиться?
Как можно быстрее миновав все то, что каменной тяжестью нависало над головами, Азария поравнялась с фонтаном, который ныне не журчал. В лужах-зеркалах замаячило ее платье и темные, почти что черные волосы, побеленные пылью.
Вдруг заметила, что попутчица отстала.
- Сюда, слышишь?
Статуя, изображавшая танцовщицу, лишилась правой кисти и взирала на Азарию своими тусклыми белыми глазами едва ли не осуждающе. Невольная спутница из последних сил преодолела последние метры до фонтана и рухнула на четвереньки, все еще всхлипывая и бормоча что-то, из чего удавалось разобрать только "простите" и "госпожа".
Азария кольнула копьем зеркальную лужу, с неподдельной жалостью глядя на перепачканную страдалицу. Должно быть, она была внутри какого-нибудь здания, когда стены стали рушиться.
- Умой лицо. За пылью проморгаешь ответственный момент, и больше шансов не будет.
Жрица промочила ноги, взбираясь по иссякнувшему фонтану, чтобы быть чуть выше, хотя казалось, что ни одна из колонн уже не дотянется, упав, до них.
Оказавшись над землей, она почувствовала облегчение, даром что падать с фонтана будет больнее, случись чего.
Фонтан, впрочем, несмотря на кажущуюся хрупкость, оставался почти нетронутым. Во всяком случае, пока.
Тут землю сотрясло еще раз - и как сильно! Поехали под ногами камни - но не обрушились. Со своего наблюдательного поста Азария видела, как на группу высокорожденных, что осталась позади, с хрустом падает статуя с высокого карниза. В течение нескольких мгновений решится их судьба. Будь Тайлиф азартнее и жестокосерднее, заключила бы пари сама с собой - или с подвернувшимся под руку оппонентом.
Однако Азария не гадала, - она отвернулась, нахмурилась в небо и поняла, что у нее нет ничего, кроме звонкого копья и лука, пользы от которых не было.
- Ты не ранена?
Девчонка, уже умытая и собравшая растрепанную синюю гриву в подобие косы, стояла внизу, теребя рукав платья.
- Нет, госпожа, я не ранена, - подала она голос.
- Тогда будем ждать, пока подземные толчки прекратятся, а потом ты проведешь меня к Библиотеке, согласна? Впрочем, нет, сначала мы поищем выживших, кому понадобится помощь. У тебя есть семья?
- У-уже нет, госпожа, - судорожно всхлипнула та в ответ и еще ниже опустила голову.
Потряхивало уже вполне умеренно и не так часто, как прежде. Мраморная танцовщица безмолвно буравила взглядом свою гостью. Ее лицо наполовину освещалось луной, отчего казалось, что каменные губы змеятся усмешкой.
Теперь Азария поняла, что не разрушение так напугало девчонку. Жрица стояла в молчании, упирая острие копья в одну из чаш фонтана. Луна серебрила складки ее туники.
Текли минуты тишины, позволившие Азарии порассматривать облик пострадавшей площади. Кое-где каменные плиты отошли друг от друга, и в швах, наверное, скоро завьется трава. Азария принялась спускаться, а потом, как амазонка, спрыгнула на землю подле фонтана.
- Чувствую, беда миновала. Пойдем. Где собираются жители Эльдре'Таласа?
- В третью ночь молодой луны высокие г-господа собираются на площади у б-библиотеки, госпожа. Б-будет ли угодно, чтобы Ишеен показала вам путь? - По лихорадочности, с которой эта круглощекая девица теребила свой рукав, можно было сказать, что долго он не протянет.
- Покажи, - мягко просила жрица. Голос у нее от природы ласковый, слова не выстраиваются резкими, суетливыми фразами. Так, наверное, говорят те, кто отведал покоя.
Собираясь идти следом, Азария беспрестанно озиралась: вдруг попадется кто живой среди развалин.
Тем из группы на площади, кому повезло отбежать до того, как сдали нервы у поддерживавшего щит мага, кучно устремились в один из переулков.
- Ишеен знает короткий путь, - махнула рукой девчонка, увлекая Азарию за собой.

Короткий не значило "легкий". То и дело приходилось взбираться по насыпям и перелезать через завалы. Подземные толчки уже не доставляли неудобств - только сыпалась с обломков пыль да опасно скрежетали нависающие над проходами архитравы. Один поворот, другой, узкий проход между двух домов - и вдруг девчонка застыла:
- Там, госпожа! - она указала рукой за поворот и прижалась круглой щекой к стене, осторожно заглядывая на площадь.
Жрица перебралась через камни, выйдя из прохода.
- Зачем ты прячешься? Я не вижу ничего, что угрожало бы нам.
- Мне не позволено... - шепотом ответила Ишеен, опасаясь, как бы не услышал ее кто. - Туда.
- Тогда возвращайся. Я разыщу тебя, и мы похороним твоих родных, как подобает.
Азария пошла вперед, отделившись от стены и попав в озерцо лунного света, который привычно выбелил и без того светлую тунику.
Площадь почти не пострадала - благодаря колдовству или особенностям самой постройки - то было Тайлиф не известно. Высокорожденным, собравшимся на площади, было не до привычной спеси.
Разговоры шепотами змеились вокруг сбивающихся в кучки жителей города - и неизменно умолкали, стоило Азарии оказаться рядом. Взгляды цеплялись за нее, за ее одежды, за ее лук - одна женщина даже попросила благословения.
А ей внимания отнюдь не хотелось. Но этот недружелюбный город, оказалось, тоже населен суеверными душами.
- Много выживших? Раненные? - Азария заглянула во все лица, которые могла увидеть.
Ответов ей никто не давал - то ли не хотели окружающие слышать ее вопросов, то ли сами боялись строить предположения. Народ на площадь, тем временем, прибывал. В бедах, настигших город, особенно заметна стала обособленность каждого отдельно взятого высокорожденного: они будто не замечали никого и ничего, включая самих себя.
Отсутствие сплоченности бросилось ей в глаза. Наблюдая, подметила, что некоторые опустошенно моргали, морщили лбы и слепо шагали по мраморным плитам. Исподволь Азария ощущала глухое эхо: где-то на севере, откуда она пришла. Верная привычке, жрица продолжила заглядывать в лица. Конечно, она верила, что здесь найдутся те, кому понадобится ее помощь.
Лица были надменно замкнуты. Признавать свою слабость и попадать в разряд "счастливчиков, не способных поставить барьер и лишь бессмысленным чудом спасшихся" не особенно хотелось. Наверняка раненых было куда больше среди низших сословий - но таковых, кроме нескольких смазливых девушек, снующих между скамьями и фонтанами с подносами фруктов, на площади не было.
Азария замерла с воздетым копьем, увидев женщин, даже в такую минуту не оставивших свои обязанности прислуживать господам. Что им, этим снобам, до страхов тех, кто не ворочает камни силой мысли? Пусть носят спелые кисти винограда на полусогнутых ногах, в ожидании новой встряски.
Того, кто встречал ее в городе, Азария здесь не видела. Свежие руины успели облачиться в пыль, будто стоят здесь давным-давно.
- Как трудно все восстановить, - поделилась Азария мыслями. Вокруг было немало ушей.
- Да и ради чего восстанавливать? - раздался раздраженный мужской голос слева. - Ради трупов и той рогатой мрази, в которую превратились подхалимы? Библиотеку уже никогда полностью не восстановить. - Он фыркнул и внезапно умолк.
Обернувшись, Азария заметила мужчину в на диво чистой - посреди такой-то разрухи! - мантии: холеные руки сложены на груди, брезгливо изогнутые губы поджаты. Он смотрел куда-то поверх нее, будто не ей только что ответил.
- Разрушенный дом восстанавливают, - эта бесхитростная мысль была понятна любому разумному созданию, как считала Азария.
- О каких подхалимах ты говоришь, почтенный?
Ответом она удостоена не была: очевидно, маг посчитал, что и так слишком разговорился.

ID: 11749 | Автор: Ever-facepalming Nerillin
Изменено: 10 декабря 2012 — 23:37