Viva la Conquista! Глава шестая. Летучий Стромгардец

Валеор Эдмунд Североградский
Педро Рамон Веласкез де Кастилия-Романья
Алоринна Тинориэн
Дагнар Перо Феникса
Сир Дариус Конви
Анита Бренненханд-Блэйк

— Кажется, это она и стреляла.
Наконец Рел спохватился и, схватив за руку девушку, потащил к дальнему от противника борту:
— Подальше от всего этого... Ставим единый щит на весь тот борт! Двойной, спереди отклонение клином по вертикали.
Вскоре он принялся создавать основу заклятья. Шерион принялась помогать с заклятием, стараясь отгонять противный страх тихим напевом, едва слышным даже ей самой. Она всегда так делала, когда ей было страшно.
Волшба была непростой. Чары должны были быть многослойными: самый дальний от корабля — просто пропускал через себя все объекты, передавая остальным то, какой силы летит снаряд и куда он попадёт. Средний же слой по мере возможностей отклонял тяжелые ядра либо вниз, в воду, либо вверх, так, чтобы они пролетели над палубой. Самый ближний к кораблю щит должен был защитить от стрел и пуль. Попадание ядра он выдержал бы всего пару раз, а затем распался бы.
Во время сотворения Релу пришлось опустошить всю склянку с магическим зельем, восстанавливающим силы. Была и вторая, но её он решил приберечь на совсем уж крайний случай.

— Капитан, — тихо, но так, чтобы Педро его услышал, проговорил паладин, вдруг выпрямляясь. Сейчас доспехи на нем были — успел надеть для предотвращения проблем при обыске корабля. Меч поблескивал в лунном свете за спиной, как прямой и длинный луч. — Абордажный крюк.
— Господин Валеор, вы, должно быть, сошли с ума! — грустно усмехнулся Веласкез.
— Еще никому не удавалось взять на абордаж "Летучего Стромгардца", когда он пришел по чью-то душу. Лучше молитесь, чтобы мы смогли от него оторваться!
И развернувшись к экипажу, отдал громовой приказ:
— Левый борт, залп! Поднять все паруса!
— Я сказал — дайте абордажный крюк, господин Веласкез.
Голос у паладина вдруг зазвучал совсем не так спокойно, расслабленно и жизнерадостно, как раньше. Теперь в нем сквозил металл и что-то такое, с чем спорить совершенно не хотелось. И он нагонял страх.
— Нет, Валеор, вы даже понятия не имеете, с чем мы столкнулись! И думать забудьте! — вскричал рассерженный капитан. — Мы уйдем от него, и не станем рисковать... хотя он все равно вернется позже, сейчас мы не готовы к встрече!

"ЛЕТУЧИЙ СТРОМГАРДЕЦ!" — раздалось откуда-то сверху, и у матроса волосы встали дыбом. К счастью, решение было под боком. Решительно подойдя к бочёнку, матрос волевым решением повернул вентиль. Если сегодня последняя ночь его жизни, то он обязан встретить её навеселе.
Раздался залп орудий на этот раз уже галеона Педро — канониры не зря ели свой хлеб. Брандсгугели с глухим стуком падали на палубу или гулко врезались в борт "Стромгардца". Раздались взрывы, на палубе враждебного корабля-призрака полыхнуло пламя — но тотчас потухло, будто оно просто не могло там гореть. Тем временем галеон резко разворачивался и матросы лихорадочно поднимали все паруса — потопить корабль-призрак практически невозможно, а вот уйти от него...

Страх.
Почему мореходы боятся встречи с этим кораблём? Есть ли логическая причина этого чувства, от которого волосы вставали дыбом и у матросов, и у капитана? Когда в тумане сбоку от спящего корабля показывается этот насквозь прогнивший остов, почему вперёдсмотрящие впадают в панику? В чём причина этого ужаса?
Ядра и пули, огромная скорость и мощь корабля, способность исчезать в одно мгновение и появляться из ниоткуда. От этого можно защититься, ко всем этим вещам из арсенала Летучего Стромгардца можно найти контрмеры. Но у него есть и ещё одно оружие. То самое.
Страх.
Но контрмеры есть и против него.

Алоринна дремала, положив голову на плечо Дагнара и зарывшись носом в его чудесные длинные волосы. Всю ночь она продежурила у постели мужа, но наутро сон все-таки сморил ее. Услышав какие-то крики и топот, она открыла глаза и сперва попыталась понять, не снится ли ей это? Судя по всему, нет.
Дагнар тоже услышал крики и выстрелы, но выбегать на палубу не спешил. Пусть эти люди решают свои проблемы сами. И если корабль их потопят, то так им и надо, убийцам эльфов.
— Дагнар, милый, жди меня здесь, я отправлюсь на помощь капитану! — протараторила волшебница, наспех поцеловала супруга и кинулась наверх, навстречу неизвестности.
— Ринна, куда?! — возопил стрелок и, вскочив с облюбованной им койки в лазарете, кинулся за ней, на ходу изливая потоки отборной талассийской ругани. Лук его был сломан, но, по крайней мере, еще осталась пара коротких мечей на поясе. Вряд ли они сейчас чем-то помогут, но... бросить жену одну эльф просто не мог.

Самое удивительное было то, что на палубе "Летучего Стромгардца" не было никого видно. Там царила мертвая тишина, только лишь скрипели старые канаты. Более не предпринимая попыток поразить "Санта Эрмандад", черный корабль развернулся и принялся следовать за галеоном. Радовало то, что особой скорости он пока что не демонстрировал. Стало быть, у капитана Веласкеза были шансы уйти от столкновения.
— Мы не сможем уйти, — так же страшно произнес Валеор неизвестным доселе тоном. — Нас нагонят рано или поздно. И вы это знаете.
Как раз в этот момент запыхавшийся Дагнар выскочил на палубу, растолкав матросню на своем пути. Хоть он и был эльфом, но задохликом точно не был. Ринна, едва выскочив на палубу, метнулась вслед за Дагнаром.
— Дагнар, куда ты? Ты еще не до конца поправился, отправляйся назад сейчас же!
— Ну да, как же, прямо сейчас возьму и вернусь, — огрызнулся Дагнар, поправляя растрепанные волосы и оглядывая корабль. — И брошу свою жену один на один с кораблем мертвецов. Это ведь "Стромгардец", верно?

— А ну-ка, все лишнее — за борт! — заорал Педро, когда сообразил, что галеон все-таки слишком тяжел, чтобы быстро уйти от погони. И первое, что он приказал выбросить, были стратегические запасы рома. — Господин Валеор, кто бороздит моря с детства — вы или я? Капитан тут я, и давайте вы не будете спорить со мной! — раздраженно отмахнулся Веласкез, лихорадочно над чем-то раздумывая.
Валеор не стал спорить с капитаном, вместо этого он резко, со стуком рухнул на колени, сложил руки и принялся безостановочно читать молитвы.
— Если что... У меня есть еще зелья в сумке, — Шери закрыла глаза, для нее плетение заклинаний было еще одной формой рисования, только рисовать надо было по темноте, и очень аккуратно.
— Умничка, что бы мы без тебя делали!? — взбодрился Рел. — Щит нужно немного сместить, сможем, не разрушая? А то вон, эта зараза уже сзади...
Десятки бочек с гулко плескающимся содержимым отправились за борт. В обычных условиях подобный приказ бы мигом вызвал бунт, но не сейчас — по серым, сосредоточенным лицам команды было ясно, что они готовы во что бы то ни стало убраться отсюда, даже такой ценой. Шерион кивнула, крепко зажмурившись, и принялась смещать весь рисунок так, чтобы щит прикрывал галеон сзади.

— Г-сп-да маги, — вынырнуло внезапно откуда-то с нижней палубы шатающееся тело. — Не х-тите ли для хр-брости по глоточку?
Матрос прищурил глаза, пытаясь сфокусироваться. Весь страх ушёл на задний план, сейчас куда важнее было ВЫПИТЬ С МАГАМИ.
— Нет, благодарю... — машинально вежливо ответил Рел. Он отвлёкся, и все его плетения целиком и полностью легли на спутницу. В панике спохватившись, принялся вновь забирать себе нить за нитью, фрагмент за фрагментом, разгружая Шерион.
Пьяница воспринял кивок по-своему и достал флягу, быстро свинтив пробку. Поднеся флягу к лицу волшебницы, он икнул.
— Т-лько б-стрее, пр-шу... Мне ищщё с мертвяками вое-ик-вать...
Невидимые под челкой глаза вылезли на лоб, когда в нос ударил запах пойла. Но плетение было важнее, и, чуть тряхнув головой, Шерион, стиснув зубы и постаравшись отключить обоняние, продолжила работу по смещению заклятий.
— Т-лько гл-точек, и я отстану, — безбашенно заявил матрос, шатаясь. Чёрная громада «Летучего Стромгардца» уже нависала над каравеллой. Беловолосая молча потрясла головой, показывая, что ей не до этого.

Тем временем Педро подозвал плотников и принялся что-то быстро говорить на родном языке. Корабль хоть и пошел слегка быстрее, но больше ничего выкинуть было нельзя — стало быть, настало время прибегнуть к плану Б.
"Летучий Стромгардец" неотступно следовал по пятам, немного поотстав.
— Как ты сказал, Дагнар, что за корабль? — рассеяно бросила волшебница, испуганно оглядывая черную громаду корабля-мстителя. И что с ним делать?
— "Летучий Стромгардец", — повторил эльф, сжимая руки в кулаки. Эх, сейчас бы найти того стервеца, который лук Странников порубил, и врезать ему как следует. — Корабль духов-мстителей. Раз мы на него нарвались, то жди беды.
Десяток стрелков пробовал наугад пострелять по палубе "Летучего Стромгардца" — но безуспешно, никаких признаков попаданий или вреда незримой команде.
В страшном напряжении-бдении команда сидела, моля Свет и всех богов лишь об одном — дать им уйти отсюда. Погоня продолжалась.

— Отправляйтесь обратно в Круговерть Пустоты, — шептал Валеор в конце каждой молитвы и начинал ее заново. Через несколько минут монотонное бормотание его каким-то чудесным образом начало успокаивать команду, снижая панику к минимуму и позволяя полностью сосредоточиться на деле.
— Да чтоб вас всех, — ругался без устали Дагнар, сплюнув на палубу. — Чтоб вас море сожрало, человеки! Вы это заслужили!
Ринна взяла Дагнара за руку и, заглянув ему в глаза, приложила палец ко рту — молчи, мол, и мы выберемся.
Плотники закончили работу на удивление быстро — вытащив к корме странную конструкцию. Нечто вроде плота из пары бочек, с подобием мачты и парой фонарей. Увидев результат работы, капитан встрепенулся. Поднявшись, он приложил палец ко рту, строго посмотрев на всех вокруг. Оглядевшись, он добавил шепотом:
— Всем молчать, сидим тихо!
И дал отмашку плотникам.

Дариус чувствовал себя немного лишним на палубе. Совсем лишним. Страх потихоньку прокрадывался внутрь и пробирался все глубже и глубже, а мыслительный процесс деградировал. Дариусу не хотелось так умирать. Не говоря о том, что он вообще не хотел умирать!
В голове пронеслось несколько вариантов спасения корабля, как например, выбросить пушки за борт, избавиться от провианта, попытаться уйти ближе к берегу. Но что он может смыслить в таких тонких моментах ухода от погони. Рядом с ним опытный капитан, который точно знал, что корабль может, а что не может. Жизнь Конви в его руках. Рыцаря это не сильно обнадеживало, но внешне он оставался спокоен. Он приблизился ближе к кричащему эльфу и застыл, всматриваясь в махину, которая неминуемо, как смерть, следовала за ними.

ID: 11646 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 14 ноября 2012 — 15:07