Тысяча баек о мастере Ли Зачин

Ли Гон Жиан
Цзян Жу
Самоуверенная Ксы
Тётушка Тхан
Уб-Уб

В отыгрыше присутствует комедия, стремящаяся к драме.

Случилась Ксы с Эрцзя пол луны тому назад, а если точнее быть, то приплыла на расписанной алыми цаплями рассохшейся лодке, которая еще времена дедов застала, и в первый же день переправила через реку несколько страждущих, взяв с них суммы до того мизерные... ох ох, что уж тут говорить...
Аки дух сурового старца соткался из тумана Яо Жупел, старшина местный гильдии перевозчиков, и, по словам очевидцев, сотворил чудо, ударив посохом о днище помянутой лодки, да так, что по мифологической традиции - высек из тверди воды. И пусть бубнят маловеры, что от такого не тонут, но карьера перевозчицы Ксы была закончена, лодки больше никто не видел, а появление в городе Четыре-Ветра-Ксы уже никого не удивляло.

Был у неё старый бумажный зонт, пояс сорочьих сокровищ, рубаха-безрукавка и широкие штаны со штопанной-перештопанной коленкой, а еще прыть и голод в глазах. С невероятной наивностью новое городское чудесо бросилось искать приработок и, казалось, за неделю перезнакомилось со всеми важными персонами, переменяла кучу хозяев и собрала на себе с десяток пинков... Говорили, что была она лесным духом, который, обличье изменив, пытался жить по закону пандаренскому, но не умел. Думали - кто менее праздно - что ребенком, невесть как задержавшимся в недетском уже, недокормленном и недоголубленном, теле.
А пока думали, шло время.

Вот и стояла теперь на собственном высоком крыльце добрая вдова Тхан, с легким удивлением понимая, что Ксы не переночевать пришла просить, как уже случалось, и не пирожок в долг цапнуть, а стояла, развернув свой зонтище над компанией премного замечательной.
Был пандарен грозен, как вся эрцзянская милиция, при оружии и смотрел из-под тростниковой своей шляпы мрачно. Была спутница его велика... телом, и одета ярко, как хлопушка на чуньцзе. И был хозен. Просто был.

- ... дядя Ли и тётя Жу. Тётушка Тхан, им бы переночевать на отшибе, не местные они совсем, а на разъездном подворье снова гололикие квасят, понимаешь?
Стучала морось по зонтам и шляпам, задувало ветром с полей. Светало.

Хорошо же начинался день. Пироги с речной рыбой в печь поставлены, тесто для новых в теплом углу млеет, а тут - нате-ка, почтенная, мало того, что Ксы свой черный нос сунула, так еще и друзей привела. Да еще и с такими честными лицами, что уже вообще ни в какие ворота не лезло.
- Понима-аю, - оторопело протянула пандаренка, одернув на плечах теплую не по сезону - да и не по местности - шаль. Взгляд ее округлившихся желтых глаз медленно ощупывал лица столь ранних гостей, подолгу останавливаясь на каждом. Особенно долго - на хозене. Пандарен, названный "дядей Ли", впрочем, внушил ей уважение, и даже легкий трепет, каковой пристало чувствовать мирным жителям и добрым селянам при виде могучих воинов. Яркая спутница его тоже особенных подозрений у чуткой на передряги Тхан не вызвала.

На хлопушку Жу обиделась бы, если б содержимое мыслей почтенной хозяйки, практически не читаемое в нейтрально-ошалелом выражении очаровательной, поддёрнутой преклонными летами мордочки, вообще было бы ей известно. А так, всё, что ей оставалось, это полными мольбы глазами изучать оную почтенную хозяйку, периодически мрачновато шмыгая носом и развозя по чёрной шерсти наихудожествейнешим образом уже успевшую по щиколотку налипнуть грязь пальцами другой ноги.

Пандарен в соломенной шляпе коротко, но почтительно поклонился хозяйке, однако, пока промолчал, потому как Ксы уже всё сказала, а сам он лишнее говорить не привык.

- Уб чуй еда вкусно! - Резко выпалил хозен, выпрямляясь и шморгая носом. Про хозяйку он думать уже забыл, пристально вглядываясь в дверной проем позади нее. А стоявшие рядом могли услышать, как урчит в мохнатом пузе.
Хозен был довольно крупен размером, жилист в конечностях и из-за подмокшей в дожде шерсти весьма вонюч. Одет он был в одни меховые трусы, с прицепленными к ним крючками, предплечья его были обмотаны веревками. Еще одним тросом был замотан его торс. Не самое приятное впечатление усиливалось несколькими пятнами засохшей крови, однако, на рыжем меху они были не сильно заметны.

- ... а дядя Ли и заплатить может. - Не без затаенной гордости окончила проводница-Ксы, без всякой задней мысли дёрнув локтем в сторону пандарена: "может же?"
Случился в мире от такой непочтительности раздрай, и старый дух Ого, обратившись цаплей, заскрежетал с реки - из-за городских крыш. Ксы же, очевидно, просекла, потому как косилась в сторону почтенного мастера уже не без надежды.

Дядя Ли на такое не отвечать не спешил. Хозяйку, по его разумению, так или иначе, всё равно пришлось бы как-то отблагодарить. Работой ли, деньгами... Но он бы предпочёл, конечно, первое.

Тётушка Тхан, хоть и отошла немного от шока, так до сих пор и не решила, что делать с хозеном. С хозеном! В ее доме! "Потолочную балку ему на растерзание отдать или на персиковое дерево отправить", - думалось ей. Но, признаться, и балку, и ни в чем не повинное старое растение было жалко.
- Что ж, - поклонилась, как того традиция требовала, - добрым гостям в моем доме рады. И не в деньгах дело, Ксы, тебе ли не знать, - пандаренка покачала головой укоризненно и, с явственной надеждой на отрицательный ответ в голосе, добавила, - А... хозен с вами, так?

- Спасибо, почтенная госпожа. Духи не забудут вашу доброту. - включилась, как обычно, слегка невпопад, Жу. Оглянулась на хозена спустя недолгие несколько секунд, поняв, что какой-то вопрос, кажется, остался без ответа, и, шмыгнув носом ещё разок - явный признак надвигавшейся простуды, - грустно подтвердила:
- С нами, почтенная госпожа. Но он очень умный и смирный... Ну... если объяснить ему всё это... я полагаю. - короткий вопрошающий взгляд в сторону мастера Ли, кажется, умолял о том, что бы всё сказанное оказалось правдой. - Если дело не в деньгах, может быть, мы можем помощью отплатить за ваше великодушное гостеприимство?

- А что ж, поможете, чем сможете, - улыбнулась учтивой Жу булочница. - Немолода я уже, а кроме вас, еще и с выпечкой надо управиться.
Покивала вдова, строго глянула на пандарена, Ли названного, тем самым давая понять, что отныне все неудобства, причиненные хозеном, ложатся на его, к слову, ни разу не хрупкие, плечи. Покивала да отступила вглубь дома, строго наказав гостям подождать под навесом.
Вернулась Тхан с чаном горячей воды, ковшиком да стопкой тонких полотенец, дескать, умывайтесь, с лап грязь домой нести негоже. И поспешила обратно, выпечку свежую из печи достать, да думу свою тяжкую додумывать – как со всем поспеть?

И первее всех к чану подлетел Уб, чуть не расталкивая прочих. Взволнованно укая, он едва сам не влетел в воду, но таки затормозил в самый последний момент. И завис, глядя то на чан, то на ковш и почесывая репу. Наконец, когда пауза уже стала затягиваться, он хрипло выдохнул, схватил ковш, заполнил его водой и разом все на себя вылил. Обдав всех новой порцией вони. А завершилось сие действо полотенцем, которое вместо улетевшего куда-то ковша оказалось в хозенских лапах. Уб попытался было завернуться в него полностью, но явно был великоват и в итоге проделал в ткани дырищу, и напялил полотенце как пончо.
- Ну и чего толстый панда стой? - Нетерпеливо буркнул хозен, сидя на траве с удовлетворенно-тупой мордой и буравя остальных мрачным взглядом.

Пандарен по имени Ли невозмутимо смотрел из-под широких полей соломенной шляпы на хозена, закончившего омовение. Этого стоило ожидать.
- Чем мы отличаемся от приплывших из-за туманов, если злоупотребляем гостеприимством, не относимся к хозяевам с должным почтением и оставляем после себя беспорядок? - с ноткой холода спросил он хозена.

- Эээ... - Уб ковырнул левую ноздрю и облизал палец. - Мы не крась земля и не ломай статуя?

- Чем полотенце отличается от статуи? - опять спросил пандарен, приступив, наконец, к мытью ладоней.

«Нравоучееееееееения...» - Уже привычно закатила глаза, невидимая за спиной почтенного мастера, Ксы, да так, что зонт потянулся за взглядом и чудом успел остановиться, не обдав оратора капающей с краю водицей.

- Ста-а-ату-уй... камень и бесполезно? - Уб хмыкнул и тряхнул головой, все еще сидя на траве. - А полотенца тряпка и сухой, и теплый будет, если Уб в холодно?

- Статуя тоже нужна была, причём для очень важных вещей. Однако, чужаки её сломали, и я не вижу, чтобы они после этого пытались что-то исправить, - Ли вытер чёрные, как уголь, лапы, и закинул полотенце на плечо, - но у хозяйки, уже пожилой женщины, явно найдётся дело для сильного и ловкого Уба, желающего загладить вину.

- Уб думай, полотенце хороший. - Хозен поерзал на попе и вытер руки о левый конец полотенца, бросив на мастера косой взгляд. - Уб мог... крыша латай?

А большой бумажный зонт, маячивший над головой всепочтеннейшего Ли качнулся еще разок, как со вздоха, покуда хозяйка его с ноги на ногу переступала безо всякого терпения... Велик был по-своему мастер, думалось пандаренке. Деревья наверно пинками валить мог, духов в кувшины загонять, и даже хозена вон приручил... От одной мысли о том, сколько всего можно устроить, обладая таким капиталом, короткая шерсть Ксы приподнималась на загривке, а глаза расширялись, что тётушкины блюдца. Не пропадет она в такой компании. Только вот разум мастера сложновитийством был занят, и это смущало.

- Уб мог жрать идти, если бы не тётушку ждать не заставлял. - Подытожила пандаренка. - А то Ксы всё съест.

ID: 11579 | Автор: Amaryllis
Изменено: 7 ноября 2012 — 2:56

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
7 ноября 2012 — 2:09 Explosions of life! BabzaBloom

Пандарены-расисты? :О

7 ноября 2012 — 18:31 Леани

И я их понимаю.

7 ноября 2012 — 18:32 Экзарх Фиасаар

А что удивительного?

7 ноября 2012 — 2:29 Rainbow Dash
Amaryllis 7 ноября 2012 года, 02:19

А-эм, а разве этого человечка не погладили молоточком по макушке? о_О

7 ноября 2012 — 2:32 Explosions of life! BabzaBloom

Это разные люди. Та - Amarillis или как-то так.

7 ноября 2012 — 2:40 Rainbow Dash

А, да. Я просто слепой.

Дата регистрации: 13 октября 2011[/quote]