Жизнь в Дольном Очаге, VI

Гильдия Культ Проклятых
Галганус
Бикфорд Сванн
Аварус Маний
Сигрет Бекер
Кутберт Златозуб

Особая благодарность за отыгрыш НПЦ Наэри (сестра Джина) и Алексэндру (Марк Дорус).
С распределением опыта можно ознакомиться здесь.

Солнце уже скрылось где-то на западе и обитатели Дольного Очага спешат по кельям, но не ради вечерней молитвы. Сегодня в Дольный Очаг вернулись одни из последних ветеранов нордсколькой кампании Серебряного Авангарда, поэтому во всех казармах крепости сегодня чествуют героев. Один из которых Марк Дорус, паладин и ревностный защитник Света.
Сигрет рассматривает деревянную фигурку птицы в свете костра и над чем-то размышляет.
Бикфорд лежал в палатке и вслушивался в шум праздника исходящий издалека
Бикфорд выбрался из палатки и подошел к костру
Бикфорд говорит: Друзья, мне нужно отойти на несколько минут. Не ищите меня слишком рано.
Галганус кивнул
Сигрет оторволась от своих мыслей и кивнула Бикфорду.

Спустя несколько минут к костру подходит отец Этрус.

Маний осматривает всех присутствующих.
Галганус кланяется
Маний говорит: Галганус, Сигрет, но где Бикфорд?
Галганус говорит: Он сказал, что отойдет на несколько минут.
Сигрет не сразу заметила, как подошел священник.
Сигрет подошла к священнику.
Сигрет говорит: Святой отец, добрый вечер. Вы случаем не знаете, почему сегодня вся крепость на ушах стоит?
Маний говорит: Сегодня мы чествуем наших героев. Почти в каждой казарме пируют.
Маний говорит: Я бы хотел пригласить и вас, дабы продемонстрировать те принципы равенства, которые царят в нашем ордене.

Из тьмы появился Бикфорд ковыляющий к костру.

Сигрет говорит: Благодарю вас за такую честь.
Галганус говорит: Спасибо вам.
Бикфорд говорит: Отец Этрус.
Бикфорд Подойдя ближе, юноша почтительно склонил голову.
Маний говорит: Бикфорд, хорошо, что ты вернулся.
Маний говорит: Мы направляемся на скромную трапезу в честь одного из героев.
Бикфорд говорит: Хм. Что за герой?
Маний говорит: Нужно поспешить, вы же не хотите чтобы вас ждали слишком долго.
Маний говорит: Ты все узнаешь на месте, Бикфорд.
Бикфорд говорит: Раз нас ждут, нужно выдвигаться.
Сигрет последовала за священником.
Маний говорит: Сигрет, было бы учтиво, если бы ты сняла капюшон.
Кутберт говорит: Ну дык, раз уж ужин по вашу честь, то есть за что. Впрочем, зазнаваться тоже не надо. Ну вы и не будете, знаю я, что вы ребята славные...
Маний говорит: Бикфорд, оставь здесь топор.
Маний говорит: Зачем ты с ним носишься?
Сигрет говорит: Да, святой отец. - С большой неохотой сняла капюшон.
Бикфорд говорит: А мой костыль? Он не помешает? - Проронил юноша доставая топор и выкладывая на стол.
Марк погладил седеющую бороду.
Маний говорит: Конечно нет.
Маний добро улыбнулся.
Марк говорит: Да, зазнаваться не стоит нам, конечно. Но думаю, порой подвигами можно похвалиться.
Маний говорит: А вот и те, кто недавно был обретен нашим орденом. Эти люди делают большие успехи в понимании основ нашей веры.
Бикфорд осмотрел сидящих за столом и попятился за спину Этруса.
Тенга смотрит в пол, сцепив руки за спиной и плотно сжав губы. Кажется, ей здесь неуютно.
Кутберт взял кружку и налил вина. Сделав глоток, дворф хмыкнул и, быстрым движением выхватив флягу из глубин рясы, плеснул в кружку несколько раз чего-то покрепче.
Марк говорит: Авангард всегда рад новым рекрутам, - благодушно забасил паладин. - Помню, как зажали нас как-то на погосте... Ох, ну и деньки были.
Сигрет оглядела присутствующих людей, в попытке скрыть свое недоверие, захотела скрыть его в тени капюшона, но быстро опомнилась и отдернула руку.
Маний говорит: Это Марк Дорус, не так давно он вернулся из Нордскола. Герой нашего ордена, без таких людей не была бы возможна победа над Плетью.
Тенга уперла тяжелый взгляд в названного священником героя.
Марк говорит: Ну, что вы, право слово, - снова засмущался паладин, - не я один под Цитаделью-то стоял вместе с нашим лордом Фордрингом.
Сигрет едва заметно кивнула герою, все с тем же недоверием.
Маний выжидающе смотрит на "паству", в надежде, что она продемонстрирует почтение герою.
Бикфорд постарался вежливо наклониться, хоть и вряд ли рыцарь увидел этот жест, но вышло довольно некрасиво при наличии костыля.
Галганус поклонился рыцарю.
Кутберт, сомкнув брови у переносицы, осмотрел весь стол. Для этого дворфа даже это было слишком много.
Маний говорит: А это благочестивый жрец Кутберт Златозуб.
Кутберт говорит: Хрм-хрм-хрм. О, да, здравия вам желаю, вот, решил уважить героев нордскольских и зашел, так сказать.
Сигрет повторила свой приветственный жест в адрес жреца.
Бикфорд говорит: З-здравствуйте, с-сэр, - Внутри юнца все переворачивалось, когда он начал осознавать что перед ним настоящие рыцари Света.
Марк говорит: Да, что же вы стоите как чужие, - замахал руками паладин, - Садитесь, садитесь.
Тенга перевела тяжелый взгляд на жреца.
Маний говорит: Ну и с сестрой Джиной, вы уже знакомы. Умелая врачевательница, другой такой не сыскать во всей крепости.
Кутберт говорит: И право дело, как неприкаянные. Чего бороды мнёте, хе-хе? Давайте, кушайте. Чего мне-то, мне не нужно, хех...
Галганус говорит: Спасибо.
Сигрет с неуверенностью села за стол.
Маний говорит: *шепотом* Принесите вина из погребов для вновь прибывших.
Бикфорд застенчиво сел на скамью рядом со жрецом.
Сигрет говорит: Благодарю вас, за оказанную честь.
Галганус взял кусок хлеба.
Маний ласково улыбнулся эльфийке.
Тенга кивнула.
Марк говорит: В такие минуты, я как нельзя сильней ощущаю Свет, что связывает нас, - начал паладин.
Джина кротко улыбнулась как будто оголодавшим и нервничающим юнцам, со спокойным взглядом наблюдая за начинавшемся пиршеством.
Бикфорд осмотрел стол и, завидев жареную курицу, сразу потянулся отламывать ей ногу.
Сигрет понимала что рядом с ней сидит великий человек и пыталась подавить свое недоверие к нему.
Кутберт говорит: Несомненно, хорошая трапеза сближает люд.
Марк говорит: Вы прибыли в Орден, чтобы стать его воинами, но станете его детьми, - улыбнулся он, - детьми любимыми, смею надеяться. Выпьем, друзья мои за это.
Кутберт говорит: Однако, однако-однако...
Сигрет все так же неуверенно, взяла небольшой кусок курицы и хлеба.
Кутберт говорит: Вот не позволяйте праздности, этому чревоугодию поглотить вас, верьте опыту моему.
Марк Более не рассусоливая, паладин залпом опустошил кружку с элем.
Кутберт говорит: Вот как сейчас помню...
Тенга медленно поднимается из подвала, неся стаканы с разлитым даларанским вином.
Тенга принюхивается к бокалу, украдкой отхлебнула из крайнего, одобряюще цокнула языком.
Бикфорд почтительно повернул голову в сторону паладина, делая вид что внимательно слушает.
Маний ожидает свой бокал, дабы присоединится к Марку.
Кутберт говорит: Зашел я однажды в Горючий Камень отужинать. Повода толком не помню, да и был ли он вообще? Ну так вот, сидел я там, скромно трапезничал...
Тенга наклонилась над столом, раздавая бокалы.
Кутберт говорит: Так один буян, Харлин, как оказалось его зовут, начал липнуть к благоверной жене трактирщика, Гвенне Огневар...
Бикфорд принял свой бокал и сделал небольшой глоток.
Марк внимательно слушал дворфа, взяв у эльфийки бокал с вином.
Тенга с особо кривой улыбкой поставила бокал перед героем Нордскола.
Кутберт говорит: Ну я его чело, полное грязных мыслей, ну и, - тут дворф сделал резкий жест, будто ударяя кого-то.
Маний пригубил бокал, на его лице на секунду мелькнула тень обреченности.
Сигрет взяла бокал и слегка пригубила вино.
Марк говорит: Ха-ха-ха, друг мой, вот это по-нашему!
Галганус принял бокал и сделал пару глотков.
Тенга говорит: Сестра? Вы будете?
Кутберт говорит: Спросите ль вы, была ли кровь? Да, была. Ничего, подлатал я его, сущий пустяк.
Развеселившись, паладин отпил вина.
Джина говорит: Нет, спасибо, - коротко ответила девушка.
Кутберт говорит: Я же мужик ответственный, я ударил - я и залатаю. Ну так вот, в чем дело-то.
Тенга пожала плечами и отодвинулась от стола с последним бокалом вина.
Сигрет с интересом следила за героем.
Кутберт говорит: Не так давно, месяца два иль полтора тому назад, был я в Стальгорне и так уж случилось, что повстречал я буяна этого, Харлина.
Джина снисходительно, пусть и немного фальшиво улыбнулась дворфу, делая внимательный вид.
Кутберт говорит: Вот, праведную жизнь начал. Пить начал умеренно, за работу взялся...
Марк говорит: Ох, недурное винцо, надо сказать. Помню, как после Турнира принесли нам по бочонку, - разливался в пустоту Марк.
Было видно что Бикфорду очень тяжело сидеть прямо, он постоянно ерзал, но старался не подавать виду. Осанку юноша не держал.
Тенга взяла поднос под мышку, покачивает бокалом с вином, слушая громогласных "героев".
Кутберт говорит: Нет, вы не подумайте, что я одним этим рукоприкладством его вразумил, мы еще тогда "славно" побеседовали...
Марк говорит: Так мы хряп! Да хоть бы хны, а молодняк, - паладин махнул рукой, - как один свалились. Дюже крепкое было.
Кутберт говорит: Ну, вот как-то так, - закончил свой сказ карлик.

Вино, которое принесла эльфийка было приятно своим ароматным букетом, но оставляло какое-то странное послевкусие.

Маний оживился.
Сигрет продолжала медленно есть, слушая разговор героя и жреца, кажется, девушка смогла подавить свое недоверие.
Маний говорит: Турнир? Вы говорите о Серебряном турнире, Марк?
Кутберт обратил свое внимание на фужер с вином. Осмотревшись и убедившись, что все обратили внимание на Марка, подлил туда немного из своей фляги.
Бикфорд наложил себе еще картофеля и овощей, после чего пригубил почти половину бокала вина.
Марк говорит: О, -паладин снова погладил бороду, - а каком же еще? Да, было дело. Жалко, что, конечно, что не я победил, но пару-тройку славных рыцарей я спешил.
Тенга поняла, что гости вряд ли будут еще гонять ее в погреб. Расслабившись, она прислонилась спиной к оружейной стойке, да отхлебнула вина.
Кутберт тихо пригубил вино. Вкус он все равно не чувствовал.
Сигрет еще немного отпила из бокала.
Кутберт говорит: Эх, жаль, хорошее вино, наверное. Старик чертов, совсем уж чувство вкуса потерял... Лишь бы сытно было.
Маний привлекает внимание прислуги странным жестом, который означает смену блюд.
Маний говорит: И вы конечно его победили?
Тенга вздохнула, кивнула священнику и отправилась на кухню за новыми блюдами.
Марк говорит: Дык, не я же с ним сражался, друг мой. Герои не чета мне тогда поорудовали. Чай, те самые, что на штурм проклятой Цитадели пошли.
Поедая угощения, Бикфорд делал вид что внимательно слушает разговор бывалых вояк. Кажется, его на данный момент заботили только наступивший голод и боль в спине.

Первым в зал вплыло огромное блюдо с целиком зажаренным поросенком, и следом вошла эльфийка, почти незаметная за кулинарным шедевром.

Тенга перегнулась через скамейки и плечи гостей, положила блюдо на стол.
Марк говорит: А под ней, надо сказать, тоже не пляж был. Первый зал бы взяли, а потом там такие чудища пошли! Кошмар. До сих пор вспоми...О, поросенок! Вовремя!
Кутберт как-то грустно посмотрел на порося.
Кутберт говорит: А ведь можно было бы на мясо вяленое пустить... Хрм-хрм.
Джина говорит: Печеное мясо мне кажется вкуснее, чем вяленое, брат мой. Думаю, некоторые со мной согласятся.
Сигрет, увидев новое блюдо, потянулась к нему, чтобы отрезать себе небольшой кусок.
Бикфорд допил свой бокал вина до дна.
Кутберт не особо горел желанием что-либо есть. Видимо, жрец был сыт еще теми сухарями, которыми он питался во время полета.
Марк говорит: Дело говорите, дева моя, - улыбнулся паладин, доставая нож, чтобы отрезать приличный кусок.
Галганус говорит: Я люблю вяленое.
Сигрет отрезав себе свой кусок, девушка вновь пригубила вино.
Маний говорит: Брат Марк, вы являетесь лучшим примером торжества наших добродетелей.
Марк говорит: Ой, ну что вы, уже засмущали меня в конец.
Кутберт говорит: Печеное не хранится столь долго, дражайшая моя. А вяленое можно хоть на передовую...
Бикфорд чуть не поперхнулся картофелем когда услышал, что Галганус изъявляет свои вкусы в присутствии этих воинов.
Джина потянулась к поросенку, и, едва отрезав себе небольшой кусочек, потянула мясо к себе. Кажется, сегодня именно роскошно пировать она не собиралась.
Тенга поглядела на бокалы гостей, но сочла, что они еще достаточно полны, и не надо разливать вино вновь. С радостью привалилась к стене, отдыхая.
Марк успешно отрезавший себе мяска, с удовольствием вгрызся в него.
Бикфорд доел картофель с овощами и потянулся за куском поросенка
Маний говорит: Наши гости - посмотрел на паству - тоже постигают учение о трех добродетелях. Я объясняю им, что крепкая плоть и сильный дух то, что отличает нас от других последователей Света.
Сигрет говорит: И мы благодарны вам за это. - кивнула девушка.
Марк говорит: И то верно, - закивал Марк, по-армейски быстро прожевав мясо.
Галганус отрезал себе кусок мяса и принялся за трапезу.
Кутберт сложил руки на округлом животе в знаке смирения и принялся рассматривать каменную кладку здания.
Маний говорит: Смогли бы вы пройти через все те невзгоды северного материка без смирения, одной из добродетелей Святого Света?
Марк снова закивал, уже заняв рот другим куском.
Сигрет доела свой кусок и вновь отпила вина из бокала.
Сигрет немного подумав, отрезала себе еще один кусок.
Галганус прожевав мясо, отпил из бокала.
Бикфорд наклонил пустой бокал и поставил обратно, ожидая ухаживаний слуги.
Маний выжидающе смотрит на героя.
Марк говорит: Однако ж, - добавил паладин прожевав, - победа не была бы одержана, не помни мы о уважении. Лишь объединившись с теми, кого когда-то называли врагами, мы смогли достичь нашей великой победы над проклятым принцем. И пусть сердца наши горят огнем, при мыслях о родине.
Мы должны принимать даже наших... не самых обычных друзей, - закончил паладин.
Тенга краем глаза заметила жест молодого парня с пустым стаканом. Отвернувшись, она уставилась в стену, как будто ничего не было.
Кутберт слегка помрачнел.
Маний обратил внимание на изменения в настроении дворфа.
Бикфорд говорит: Не самых обычных?
Марк говорит: Боюсь, много отважных рыцарей забыли об этом и пылая мщением и болью, не приняли свободу выбора Отрекшихся.
Марк снова отпил вина.
Тенга нахмурилась, поглядывая в сторону говорящих, будто бы о ней шла речь.
Кутберт говорит: И упорство. Вот его много кому не хватает. Порой даже праведникам не хватает его и они...
Кутберт говорит: Сдаются.
Джина говорит: Те, чья вера сильна, не сдадутся, брат мой, - задумчиво ответила Джина на фразу дворфа.
Тенга вздрогнула, услышав слова дворфа. Чтобы скрыть свое замешательство, подошла к столу и принялась разливать вино из бочонка по стаканам
По спине Сигрет пробежал холодок, когда речь зашла об отрекшихся.
Кутберт говорит: Важно помнить об упорстве, это фундамент веры. Бывает, что нечисть всякая подает нам каверзные вопросы, и в результате люди сходят с праведного пути.
Маний понимающе кивнул.
Кутберт говорит: На такие вопросы нельзя даже отвечать, чего уж... Хм-хрм.
Бикфорд взял наполненный бокал и начал попивать вино.
Марк говорит: Надо молотом сразу! - кивнул паладин.
Маний говорит: Мы очень много говорим о тех, кто отступает с пути истинного Света. Того пути, которому следует наш великий орден.
Сигрет, отпив вина, решила что ей на сегодня хватит и отодвинула бокал в сторону.
Марк говорит: Надеюсь не слишком строго вы судите этих заблудших чад? - забеспокоился Марк.
Бикфорд Когда заговорил Этрус, Бикфорд сразу навострил слух.
Кутберт говорит: Ну, спешка тоже ни к чему хорошему не приводит, должен я сказать. Встречали ли вы достопочтенного Бартоламея из Часовни Последней Надежды?
Кутберт говорит: Он мертв, но он верен своей пастве и ордену. Не вижу причин, чтобы его не уважать.
Бикфорд говорит: Мертвый проповедник?
Маний скривился от упоминания этого "необычного" члена Авангарда.
Марк говорит: О, да доблестный Бартоломей. Я помню его храбрость в битве с рыцарями смерти у Часовни.
Марк взгрустнул.
Сигрет содрогнулась при одной мысли об этом проповеднике.
Марк говорит: Жаль, что с тех пор мы потеряли столь многих.
Кутберт говорит: Зреть надо в корень, скажу я вам. Потому что даже не у всякого растения полезны бывают листья, но в месте с тем целебны корни.
Бикфорд нахмурился и решил не задавать больше вопросов. Второй раз его слова были пропущены мимо ушей.
Марк говорит: Или вот Братство Света. Доблестные и отважные рыцари, однако ж через чур они бывают резки.
Галганус опустошил бокал.
Сигрет, закончив есть, продолжила внимательно слушать разговор.
Кутберт говорит: Некоторые из Братства повели себя слишком опрометчиво в свое время. Их работа - путь к искуплению.
Джина отодвинула от себя давно опустошенную тарелку, и, сложив руки на колени и выпрямившись, смотрела на дворфа - задумчиво, пронзительно.
Почувствовав себя игнорируемым, Бикфорд решил позволить себе немного выпить лишнего.
Марк говорит: Быть может, быть может, - закивал паладин. - Однако, что интересно, после Нордскола их численность возросла.
Марк говорит: Как бы не было худа.
Тенга скользит пустым взглядом по лицам и затылкам гостей, но внимательно прислушивается, изредка подеригвая острым ухом.
Маний говорит: Но нужно понимать, что великих целей добиваются напором. Братство Света - это благочестивые рыцари, которым неведомо сомнение, которое иногда селится в наших сердцах.
Марк говорит: Сомнения могут приводить к мудрости. Принц Артас действовал без сомнений, вырезая Стратхольм, и к чему это привело?
Сигрет внимателно прислушалась, когдя речь зашла о "сомнении".
Марк говорит: Да и Свет наш призывает думать и размышлять. А мысль всегда приводит к сомнениям.
Маний говорит: Сомнение приводит к новым трактовкам старых истин, брат Марк. Я думаю, что брат Кутберт, как и я , будучи священником часто сталкивались с вольными трактовками трех добродетелей.
Маний говорит: Разве я не прав?
Галганус говорит: Вы правы.
Кутберт говорит: Да, и все мы свидетели, к чему это приводит...
Марк говорит: По мне так, главное, чтобы их не трактовали во зло, - мягко улыбнулся паладин и глубоко вздохнул.
Маний удивленно вскинул брови, когда услышал голос Галгануса.
Кутберт говорит: Думать надо уметь быстро, и думать правильно. Да и сколько тогда ему было лет? Двадцать? Тридцать? Вы подумайте, как это на него давило-то?..
Галганус говорит: Я про сомнения - ответил Галганус, поймав взгляд.
Бикфорд поглащая вино, юнец продолжал внимательно слушать Этруса.
Марк говорит: Прошу простить старика, друзья мои, устал я больно. Благодарю вас за пир и за прием. Благодарю. Однако же, наверное, откланяюсь.
Маний слегка приподнял палец вверх и прокрутил его в воздухе, давая понять, что пришло время для финальной разблюдовки.
Марк встал с места, слегка пошатываясь.
Тенга молча вышла из зала, слегка деревянной походкой.
Маний говорит: Как жаль, что вы покидаете нас. Мы бы послушали еще о ваших приключениях в Нордсколе.
Маний говорит: Вы точно не останетесь на десерт?
Кутберт не без удивления посмотрел на Марка. Впрочем, он не стал осуждать решение рыцаря.
Марк говорит: Ох, прошу прощения друг мой. Долгая беседа, долгая дорога и сытный ужин меня порядком утомили. А вы, - он перевел взгляд на послушников.
Взгляд Бикфорда стал мутным, он больше не ерзал на скамье от боли в спине.
Марк говорит: Постигайте мудрость Света, дети Авангарда. Постигайте, ибо нет более благородного дела.
Теперь в зал внесли невероятно огромный пирог, украшенный сахарной символикой ордена.
Сигрет кивнула герою.
Марк говорит: Однажды вы подхватите наше знамя. И пойдете в бой во имя Света!
Отдав честь сидящим, паладин вышел из зала.
Маний говорит: Хорошие слова. Да хранит вас свет, брат Марк.
Сигрет проводила героя взглядом .
Бикфорд Слегка приторможено, юноша кивнул после слов рыцаря.
Тенга посмотрела вслед герою, не отрываясь от нарезки пирога.
Маний говорит: Брат Кутберт, мне казалось или вас я сегодня видел прибывающим верхом на грифоне.
Маний говорит: Откуда вы держали путь?
Сигрет посмотрела на десерт и, понимая что уже наелась, с неохотой отрезала себе маленький кусочек.
Тенга отодвинулась от стола, с облегчением прислонилась к стене. Голова у неё слегка кружилась от выпитого, а ноги гудели от долгого стояния.
Бикфорд, увидев большой пирог, понял, что наелся вдоволь. Он продолжал попивать вино и слушать разговоры.
Кутберт говорит: Так и есть, то был я. Путь держал я от самой Башни Королевской Стражи, а туда я прибыл аж из Часовни Последней Надежды.
Сигрет не осилив даже половину своего кусочка, отодвинула тарелку в сторону.
Галганус отрезал себе маленький кусочек десерта.
Джина вздрогнула, просыпаясь от собственной задумчивости. Джина посмотрела на парня правее дворфа, потом остальных. Кажется, их желудки были не рассчитаны на такой большой пир. Джина скромно улыбнулась самой себе.
Маний впервые притронулся к еде, отрезав небольшой кусочек пирога.
Кутберт говорит: Перелетами буду так до самого Штормграда, а потом, если выдастся минута-другая, загляну и в Стальгорн.
Кутберт выдержал короткую паузу.
Маний говорит: Штормград?
Маний говорит: Могу ли я поинтересоваться какие дела ведут вас к столице людей?
Кутберт говорит: Да, скажем так, дела курьерские, надобно кой-что передать посольству Авангарда на соборной площади.
Услышав о доме, молодой человек наклонил голову и погрузился в раздумья.
Кутберт говорит: Хороший человек он, достопочтенный Марк. Храбрый...
Джина говорит: Посылка из рук в руки? Видимо, в вашей вере никто не сомневается, брат мой, - улыбнулась врачевательница.
Кутберт говорит: Храбрость - это тоже важно. Нельзя бояться нечисти и всего этого мракобесья.
Бикфорд говорит: Вы... Вы о нежити? - слегка заплетающимся языком спросил юноша.
Кутберт говорит: Ну, вообще о мертвых... Вот помнится, катался я однажды на санях в детстве, ну, в окрестностях Караноса...
Кутберт говорит: А вот увидел что-то темное, погруженное наполовину в сугроб... Труп, как оказалось, окоченел парень...
Маний говорит: Бедняга. Как жаль, что многие погибают так глупо.
Кутберт говорит: Вот не скажу, чтоб я растерялся или испугался... Но все равно не лучшее из воспоминаний. Хрм-хрм, что-то омрачаю я ужин, простите меня.
Маний говорит: Умаляя тем самым воплощение Света на нашей земле.
Тенга бросила короткий взгляд на дворфа, снова отвернулась к стене.
Бикфорд говорит: Отчего же боятся трупа? - Нагло продолжил разговор Бикфорд.
Галганус доел десерт
По телу Сигрет пробежала дрожь от одной мысли о мертвых.
Джина говорит: Ох, Брат мой, не лучшая тема для разговора за столом, - снисходительно улыбнулась девушка юнцу справа от дворфа.
Кутберт говорит: Да-да, я уж и говорю, простите меня...
Бикфорд говорит: Простите...
Кутберт говорит: И вот кстати о прощении... Вот помните, дорогие мои, что прощать уметь тоже надо... Хех, надо же, опять историю вспомнил...
Маний выжидающе смотрит на дворфа.
Бикфорд провел пьяным взглядом по дворфу .
Кутберт посмотрел на свою руку. На мизинце можно было заметить увесистый перстень, впрочем, для дворфа он был в самый раз.
Тенга присела на ступеньки, ведущие в подвал, но так, чтобы видеть гостей.
Кутберт говорит: Ох, и чего я его еще никому не отдал, нужен будто он мне... Ну так вот.
Сигрет явно устала от всего этого застолья, ей хотелось покинуть помещение и как можно скорее.
Кутберт говорит: В свое время я даже нашел в себе силы простить того, которого некоторые из вас могут звать "рыцарем смерти".
Джина спокойно вздохнула, оглядывая уже изрядно наевшееся и выпившее общество. Будь её воля, юнцов бы она растащила по кроватям. Девушка улыбнулась, поймав себя на такой мысли.
Кутберт говорит: В общем, выдался у меня однажды день свободный, и дела хозяйственные вроде как уже сделаны.
Кутберт говорит: Решил посетить я Собор Святого Света. Помолился, с батюшкой переговорил, ну и решил почтитать купленную на досуге книгу...
Кутберт говорит: Сначала на площади никого толком не было, но со временем народ подтянулся.
Кутберт говорит: Был достаточно приятный человек, граф. Слыхивали быть может, Драйлин имя.
Бикфорд отрицательно поматал головой
Кутберт говорит: Мы с ним тоже побеседовали, приятно достаточно. Потом подтянулись его пажи, рыцари или еще кто, не силен я в этой иерархии...
Сигрет уже наскучили рассказы дворфа, она достала из кармана фигурку птицы и рассматривая ее о чем-то задумалась.
Кутберт говорит: И пришел... Рыцарь смерти этот. Как оказалось, знакомы они с графом были.
Кутберт говорит: А если быть уж точнее, то тот рыцарь как-то перед ним провинился и сбежал от него.
Маний говорит: Штормградская знать пускает в свое общество немертвых?
Маний помрачнел.
Кутберт говорит: Ну, говорят, удар хорошо держит эта нечисть, только тело хранить и годны, вестимо.
Сигрет углубившись в раздумья, пропускает мимо ушей большую часть беседы.
Кутберт говорит: В общем, граф взбеленился, позвал офицера... Начался крик, ор, гам.
Кутберт говорит: Унял я их для начала, ибо без порядку это вообще негодно... Ну, и разобрался, что к чему.
Маний говорит: Ужасное место этот Штормград. Сочувствую вам и другим нашим братьям.
Кутберт говорит: На рыцаре штраф висел мертвым грузом, но не сказал бы я, что он был негодяем.
Кутберт говорит: Он пытался вести себя как... Человек. Жить праведно, без убийства и прочего греха.
Кутберт говорит: Ну, и сказал я ему ударить меня, точно в челюсть.
Бикфорд приподнял бровь.
Кутберт говорит: Должен заметить, удар он держал хорошо, нечисть эта... Ну, зубов он пару мне выбил, да...
Маний говорит: Поучительная история, брат Кутберт.
Кутберт говорит: Я, шатаясь, подобрал их, обтер и предъявил графу с офицером. Приняли зубы золотые мои, оплатил я долг нечисти...
Выпитое вино сказывалось на девушке, Сигрет явно клонило ко сну.
Тенга удивленно вздернула брови, услышав окончание рассказа.
Маний улыбнулся такой концовке.
Кутберт говорит: Отпустили они его, а граф мне перстень этот подарил в знак благодарности. Не сказал бы, что он мне нужен...
Кутберт говорит: Быть может, хочет кто его взять?
Кутберт, крякнув, снял человеческое кольцо с мизинца и показал людям.
Бикфорд был ошарашен таким предложением.
Джина говорит: Нет, спасибо, Брат мой, - сразу же ответила девушка, ловя паузу. - Отец, кажется, некоторые из нас уже устали пировать...
Маний говорит: Все это ваш подарок, брат.
Кутберт говорит: Ну и ладно...
Бикфорд говорит: Я могу взять.
Кутберт говорит: И право дело, чую уморил я байками своими вас...
Кутберт говорит: А?
Бикфорд говорит: В память..
Тенга с благодарностью посмотрела на сестру Джину.
Бикфорд говорит: О нашей встрече.
Кутберт взял руку Бикфорда и вложил туда кольцо.
Кутберт говорит: Бери.
Джина с улыбкой взглядом указала на трех юных последователей и сложила руки на коленях, ожидая реакции.
Бикфорд говорит: Для меня честь быть знакомым с Вами.
Маний встал из-за стола.
Бикфорд сжал кулак с перстнем и улыбнулся.
Кутберт говорит: Ну, так вот, чую, уморил я вас своими разговорми да байками... Пора мне раскланяться да на боковую...
Маний говорит: Пусть Свет сопровождает вас в вашем нелегком путешествии в Штормград.
Маний кланяется Кутберту.
Слова об окончании трапезы вернули девушку в сознание, сдержав свою радость, Сигрет медленно встала из-за стола.
Галганус отодвинул тарелку.
Кутберт говорит: И да не ступят ваши ученики с праведного пути, достопочтенный. Хех, я ведь проверю... Прощайте и до свиданья.
Бикфорд взял костыль и неуклюже вылез из-за стола.
Джина говорит: Прощайте, Брат мой - тихо попрощалась девушка уже для самой себя, поднимаясь со скамейки.
Сигрет слегка размяла ноги.
Бикфорд говорит: Сестра Джина.
Тенга потерла глаза, отгоняя сон - работа еще не подошла к концу.
Маний говорит: Я думаю вам пора.
Джина говорит: Да, сын мой? Как ты себя чувствуешь?
Сигрет кивнула священнику.
Бикфорд говорит: Спасибо Вам за.. ногу, - юноша смущенно опустил взгляд вниз.
Джина говорит: Не стоит благодарностей. Это мой долг перед светом, - Джина кивнула юноше. - Ты не сильно её беспокоишь? Все хорошо?
Сигрет медленно пошла к выходу.
Галганус поклонился и отправился в сторону выхода
Бикфорд говорит: Нет, я стараюсь не трогать ее вовсе до истечения двух недель
Тенга закатила глаза, слушая сочящиеся сочувствием речи.
Джина перевела взгляд на эльфийку, пару секунд укоризненно смотрела на нее, после чего обратила своё внимание обратно к юноше.
Тенга принялась собирать посуду со стола. Кажется, она обмакнула сладкий пирог в мясной соус и тайком сунула его в рот.
Джина говорит: Хорошо. Тогда береги и себя, и ногу, сын мой. Свет поведет тебя, а мне тоже пора отдохнуть.
Бикфорд говорит: Еще раз спасибо, я наверно пойду, - смущенно пробормотал.

ID: 11562 | Автор: Magister Антодиас
Изменено: 6 ноября 2012 — 20:25

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
5 ноября 2012 — 17:23 Гуляющий DeathRaider

Класс! Очень приятно было с вами играть!)

5 ноября 2012 — 17:53 Bickford

Должен признаться, я сам был восхищен отыгрышем всех приглашенных людей. Спасибо за игру.

6 ноября 2012 — 11:07 mandarin

Ха. Вот уж не думал, что достопочтенный дворф ещё помнит ту историю и носит подаренное кольцо. Кстати, вы обещались в гости заходить, а не заходите.
Хорошая игра.

6 ноября 2012 — 11:56 Bickford

Мы в гости уже прокачанными пойдем, чтобы сеять смерть, чуму и разрушения. *зловещий смех*

6 ноября 2012 — 13:02 В основном безвредная Хозанко

Бикфорд, культистам низших степеней посвящения всегда говорят что-то такое. "Вы будете прокачаны!" или там "вам подчинятся мистические силы!"... ну или мобыть "никто не будет вас гнусно использовать, пока не разбухнете от павера!"

Вы еще верите мозгопромывочной машине? Вы отличный аколит.

6 ноября 2012 — 13:25 Bickford

Мозгопромывочная машина...Хм. Отличная идея! Вставляем два шланга в уши испытуемого и запускаем серную кислоту. Вы гений! *зловещий смех*

6 ноября 2012 — 13:30 В основном безвредная Хозанко

Да да, отличный аколит. Передай Манию, что я довольна.

6 ноября 2012 — 14:27 Rainbow Dash
Ха. Вот уж не думал, что достопочтенный дворф ещё помнит ту историю и носит подаренное кольцо. Кстати, вы обещались в гости заходить, а не заходите.

Дык дайте только добраться до Штормграда.