Дольный Очаг, проповедь о милосердии

Гильдия Культ Проклятых
Аварус Маний
Сигрет Бекер
Бикфорд Сванн
Галганус
Дафена

С распределением опыта можно ознакомиться здесь.

Чуть за полдень. В Дольнем Очаге кипит жизнь, еще один спокойный и размеренный день в жизни приключенцев.
Сигрет и Ранэсса только вернулись с полей и теперь делятся впечатлениями о своих "добровольно-принудительных работах" с Бикфордом.

Сигрет сидит на бревне, вертя в руках фигурку птицы вырезанной из дерева.
Бикфорд сидит на поваленном дереве и смотрит в потрескивающий костер
Бикфорд говорит: Ну, и как там было?
Сигрет говорит: Как обычно. Куча яблок и тыкв, которую пришлось таскать в амбар.
Бикфорд говорит: Понятно
Бикфорд поправил шину на ноге.
Сигрет говорит: Хотя знаешь, я уже привыкла, все не так плохо, у нас есть крыша над головой и крепкие стены.
Сигрет говорит: За это можно и тыквы с яблоками потаскать.
Бикфорд говорит: В лесу ночевать и то спокойней
Сигрет говорит: Как твоя нога?
Бикфорд говорит: Так и ждешь пока какой-нибудь пьяный стражник набросится с кулаками
Бикфорд говорит: Нога в порядке, но наступать еще больно.
Сигрет посмотрела на подошедшего священника.
Бикфорд завидев Этруса юноша помахал ему рукой
Маний| уже подходя к поляне, Этрус неуклюже зашаркал ногами по земле, поднимая в воздух пыль.
Бикфорд говорит: Здравствуйте, святой отец
Сигрет говорит: Добрый день.
Маний говорит: Свет ведет меня. Вы не против, если я присяду.
Бикфорд непонимающе глянул на священника
Маний улыбнулся своей "пастве".
Бикфорд говорит: Конечно, садитесь
Маний приподнимая свои одеяния уселся между Бикфордом и Сигрет.
Бикфорд говорит: Отец Этрус, вы выглядите несколько уставшим. С вами все в порядке?
Маний по-отчески улыбнувшись сначала посмотрел на Бикфорда, потом на Сигрет.
Маний позволил себе смешок.
Маний говорит: Уверяю, Бикфорд. Со мной все в порядке.
Бикфорд говорит: Я беспокоюсь за Вас.
Маний говорит: Я пришел, чтобы поговорить с вами о Свете. Увы, сегодня мы не можем расположиться там, где обычно.
Сигрет нанесла на фигурку птицы еще несколько штрихов своим лезвием.
Бикфорд лицо юноши воссияло когда он услышал тему разговора.
Маний говорит: Поэтому, пусть сегодняшняя моя речь будет проходить в несколько неформальной обстановке.
Сигрет говорит: Мы всегда с радостью выслушаем вас.
Маний встал с бревна, поправив свое одеяние.
Маний еще раз одарил людей собравшихся на поляне добродушной улыбкой.
Маний говорит: Мы уже говорили с вами о двух добродетелях.
Бикфорд кивнул
Маний говорит: Об уважении и смирении. Теперь время настало для милосердия. Милосердие – необычная форма любви.

К людям приближаются уже знакомая стражница и человек.

Дафена сонно зевает.
Сигрет говорит: Я помню , когда вы спасли меня, нас, из Стормграда, вы сказали действовали из милосердия, которому учит Свет.
Дафена говорит: Вот и он. Похоже проповедует. Тебе придется подождать.
Галганус говорит: Спасибо
Маний говорит: Да, я руководствовался именно этой добродетелью, Сигрет. Все верно.
Маний говорит: Мы привыкли смотреть на любовь, как на чувство, которое обязательно прикладывается напосредственно к объекту, который мы любим.
Дафена говорит: Можете послушать с остальными, пока он занят.
Бикфорд переферийным зрением отметил подошедшую дренейку и незнакомого человека
Сигрет убрала свою поделку и стала внимательнее слушать священника.
Галганус говорит: Я могу присесть?
Дафена кивает
Маний говорит: И безусловно, милосердие подразумевает любовь к ближнему. Но такая трактовка и проявление вполне очевидны для любого из нас.
Галганус садится рядом с остальными
Маний говорит: Я больше хочу рассказать о любви к самому себе или о милосредии к самому себе.
Дафена говорит: Я подожду с вами. А то мало ли, какие грехи вы собрались искупать.
Бикфорд вооружился вниманием когда речь снова зашла о самосовершенствовании
Маний смерил взглядом вновь прибывших, задержав свое внимание на незнакомом мужчине.
Маний говорит: Но есть и другая, менее очевидная сторона милосердия. Это милосердие - к самому себе.
Маний говорит: И здесь милосердие пересекается с добродетелью уважения. Вы же помните, что суть уважения есть почитание того Света, что внутри нас?
Сигрет кивает.
Бикфорд говорит: Да
Маний адресовал этот риторический вопрос Сигрет.
Маний говорит: Милосердный находит в милосердии покой, мудрый находит в милосердии пользу. Путь Света предусматривает именно второй путь. Ведь придаваясь покою, мы умаляем наши заботы. Заботы об укреплении нашей плоти и нашего духа. В покое мы не замечаем опасностей нашего мира. А чем это опасно для нас, Бикфорд?
Бикфорд понимал о чем говорит священник и коротко кивал
Бикфорд замялся
Бикфорд говорит: Тем, что мы можем пропустить опасность и Свет скоросрочно покинет наше тело
Маний| нижняя губа Мания дрогнула, но, впрочем, "священник" сдержался от гримасы недовольства. Ответ явно устраивал его не до конца.
Маний говорит: Именно! Поэтому мы выбираем путь милосердия как путь мудрости.
Бикфорд говорит: Никогда нельзя расслабляться до конца
Маний говорит: Помните, я говорил, что Свет есть в каждом, кто являет собой естественную жизнь? Он есть не только в благочестивых своих последователях, он есть и в разбойнике, и чернокнижнике, и в любом другом, кто идет против добродетелей Света.
Бикфорд говорит: Вы говорили что разбойник сбился с пути
Галганус дёрнулся
Маний говорит: Да, Бикфорд, именно так я и говорил. Но неправильно полагать, что Свет сияет в добродетельном и в злом человеке одинаково Именно милосердие или , как я уже сказал, ее проявление в форме мудрости заставляет гореть наш внутренний Свет ярче.
Бикфорд говорит: Святой отец, расскажите о милосердии к себе
Маний посмотрел на Дафену и неизвестного.
Маний говорит: К чему приводит яркое сияние внутреннего Света?
Дафена с трудом не дает себе заснуть.
Бикфорд пожал плечами
Галганус говорит: К гармонии? - неуверено сказал Галганус
Маний иронично посмотрел на мужчину.
Сигрет решила снять капюшон.
Маний говорит: Яркость нашего Света, напрямую приводит к его приумножению в нашем мире. Таким образом наша задача не только поддержать Его огонь внутри себя, но и заставить гореть его ярче. И если поддержание Света заключается в стремлении к бессмертию. То приумножение его сияния следует из приумножения милосердия.
Бикфорд говорит: Как приумножится его сияние?
Сигрет хотела задать тот же вопрос, с вниманием посмотрела на священника , ожидая ответа.
Маний говорит: Лишь избранные и полноценные люди способны на милосердие, то есть обладают сердцем как у людей, сердцем тех, кто достоин называться человеком.
Бикфорд говорит: Но Вы же говорили что каждый может нести в себе Свет, а не только избранные?!
Маний говорит: Через милосердие к самому себе, что является заботой об укреплении плоти. Так наша основная идея о сохранении себя как смертного сосуда, проявляет себя и в этой добродетели.
Маний говорит: Но, Бикфорд. Разве ты невнимательно меня слушал?
Бикфорд| глаза юнца начали злобно осматривать священника
Сигрет о чем-то задумалась, слегка склонив голову.
Бикфорд говорит: А что, если я не избранный?
Сигрет говорит: Он прав, как узнать что ты избранный?
Маний говорит: Милосердный человек пылает лишь ярче. Немилосердный несет в себе Свет, но его сияние тусклое и едва заметное.
Маний прищурился и посмотрел на Сигрет, с Бикфордом.
Маний говорит: Это хорошо. Хорошо, что вы боитесь не войти в то число "избранных". Это заставит вас стремится к добродетели милосердия с еще большим рвением.
Бикфорд продолжал возмущенно смотреть на Этруса
Дафена говорит: *Зевая* Какая разница? Служить свету можно и не будучи избранным.
Маний говорит: Только время выявит достойных, Бикфорд.
Бикфорд говорит: И что нам делать сейчас? Просто ждать?
Сигрет скрывая свое недопонимание , слегка склонила голову.
Маний говорит: Разве можно так говорить? Ожидание - есть избежание забот. По пути Света нужно идти, а не стоять, Бикфорд.
Маний говорит: Равзе не говорили ли мы об этом в прошлый раз?
Бикфорд говорит: Тогда чего мы ждем?
Маний недовольно посмотрел на Бикфорда.
Маний| подул легкий ветерок, донося до слушателей запах благовоний, среди которых, впрочем, явно чувствовалась могильная сырость.
Бикфорд, учуяв запах и холод, Бикфорда пробрала дрожь
Маний говорит: И если милосердие к себе едино по своему смыслу с добродетелью уважение, то что милосердие к своему врагу. Милосердно мне было бы закончить ход естественной жизни, несущей в себе Свет?
Сигрет неожиданный запах сбил девушку с толку, а по спине пробежал холодок. Она огляделась в поисках его источника.
Бикфорд говорит: Нет, - покачал головой. Это не милосердно к Свету
Сигрет говорит: Если враг - живое существо, то в его смерти нет милосердия, так как Свет угаснет в нем и его присутствие в нашем мире уменьшится.
Маний говорит: Все верно Сигрет. А что если эта естественная жизнь есть дикий зверь или кровожадный разбойник? Добродетель милосердия молчит в нем, сияет он блекло, но его стремление - это желании оборвать вашу жизнь и остановить ваше милосердное сердце. Что будет меньшим злом в таком случае?
Маний посмотрел на Дафену и на мужчину, словно желая получить ответ от них.
Сигрет говорит: Наверное, смерть врага. - неуверенно ответила девушка.
Бикфорд говорит: Убить врага ибо в нем меньше Света.
Дафена говорит: Скрутить разбойника и привести его на ваши проповеди.
Галганус говорит: Помочь разбойнику обрести свет?
Сигрет улыбнулась, услышав ответ дренейки.
Дафена усмехнулась сквозь наволившуюся зевоту.
Маний недовольно посмотрел на Дафену.
Маний говорит: Не всегда есть возможность обратить человека к Свету. Судьба складывается каждый раз по разному, в попытках убедить разбойника встать на путь истинный, ты можешь потерять свою жизнь и свое милосердное сердце. А не это ли великий вред воплощению Света на нашей земле?
Бикфорд говорит: Я так и сказал. Умрет сосуд несущий в себе больше Света, нежели меньший.
Галганус говорит: Да, вы правы.
Сигрет кивнула, в знак согласия с Бикфордом.
Дафена говорит: Но порой лучше сохранить множество малых сосудов, чем один большой.
Сигрет говорит: Но это большое количество малых, может убить большое количество больших, если выйдет из под контроля.
Бикфорд в ответ кивнул, соглашаясь с Сигрет
Маний говорит: Бесспорно, это верно, Дафена. - Маний прервал этой репликой назревающию дискуссию - А теперь представим другую ситуацию, она является крамольной, но я должен обратится к ней, дабы вы лучше смогли понять добродетель милосердия.
Сигрет с вниманием продолжила слушать священника.
Маний говорит: Благочестивый паладин, посвятивший себя служению Света, впал в великое заблуждение и счел вас противником Святого Света. Милосердно ли прервать его жизнь, в попытке защитить себя и тем самым сохранив Свет и его сияние внутри себя?
Дафена немного оживилась, и стала реже зевать.
Сигрет неуверенная в правильности своих мыслей решила промолчать.
Бикфорд говорит: Он сбился с пути, поэтому Свет в нем преуменьшился. Он счел брата своего за врага.
Галганус говорит: Да, это же милосердие к себе.
Маний говорит: Замечательно!
Маний одобрительно сначала посмотрел на Галгануса, затем на Бикфорда.
Дафена говорит: Видимо не такой уж он и праведный, раз позволил себе такое заблуждение.
Маний говорит: Человек способный на милосердие - благородный муж и он резко отличается от низкого человека, для которого милосердие недостижимо
Бикфорд говорит: Милосердие к себе преобладает над милосердием к окружающим, ведь мы занимаемся самосовершенствованием. А чем мы совершеннее, тем дольше и больше Света сможем нести в себе.
Дафена говорит: Чем лучше мы делаем мир вокруг нас, тем лучше становимся сами.
Маний говорит: Нет, Дафена.
Бикфорд говорит: Мы должны начинать с себя, - возразил юнец
Маний говорит: Скажи, зачем ты была создана с руками, глазами, ушами, ртом?
Маний говорит: Чему служат эти части твоего тела?
Галганус говорит: Руки, чтобы делать. Глаза, чтобы видеть. Уши, чтобы слышать. Рот, чтобы говорить
Сигрет проводила взглядом проходивший мимо патруль,состоящий из нескольких орков и дворфа.
Маний говорит: То есть это то, что позволяет тебе воспринимать и чувствовать окружающий мир, так?
Галганус говорит: Да
Маний говорит: Иными словами, тело твое создано в первую очередь, чтобы принимать в себя окружающий мир. Даже "механизмы" твоего тела построены согласно принципу принятия.
Галганус говорит: Вы правы
Маний говорит: Все что есть внутри нас - пришло извне. Так как мы можем сначала отдавать и только потом принимать? Прав был Бикфорд, наш долг заключается в совершенствовании себя и только во вторую очередь окружающих.
Дафена говорит: Что-то мы принимаем, а что-то отдаем. Нельзя только поглащать. Рано или поздно придется что-то отдать.
Маний говорит: Милосердие первично к себе и вторично к оружающим. Именно так должен устанавливаться приоритет.
Бикфорд смотрел в потухающий костер и о чем-то раздумывал
Маний говорит: Но я не закончил. Мы говорили о благородных мужах и низких людях.
Бикфорд отвлекся от своих мыслей и снова начал слушать Этруса
Маний говорит: Свет создал нас неравными. Кто-то вынужден всегда подчиняться, об этом мы уже говорили на прошлой проповеди, рассуждая об обретении силы. Благородный муж и низкий человек - оба есть сосуды Света, но милосердие благородного мужа дает ему право на власть над низким человеком. Потому, что благородным мы называем милосердного. А если милосердие первично по отношению к себе, то кто есть благородный муж по сути?
Дафена говорит: Возможно просто "низкий" человек не нашел свое место, где мог бы засеять?
Бикфорд говорит: Он еретик! Он не стремится нести в себе Свет дольше!
Дафена заметно оживилась.
Маний говорит: Низкий человек менее милосерден, нежели благородный, Дафена - прервался на выкрик Бикфорда - Но как же он не стремится нести в себе Свет дольше, если благородный муж есть милосердный, а милосердие в заботе о себе?
Бикфорд говорит: Низкий человек милосерден в первую очередь по отношению к себе, а только потом к окружающим.
Дафена говорит: Видимо он более не благородный муж и большой сосуд оказался с червоточиной.
Бикфорд говорит: Благородный муж же поступает наоборот.
Галганус говорит: Благородный заботится в первую очередь о себе и милосердие проявлеет к себе в нём больше Света.
Бикфорд говорит: Благородство - есть милосердие к окружающим
Галганус говорит: Нет!
Маний внимательно посмотрел на мужчину.
Маний говорит: Как тебя зовут?
Маний| кажется Маний проигнорировал Бикфорда.
Галганус говорит: Галганус.
Сигрет достала свою поделку из дерева и стала крутить ее в руках, но продолжала внимательно слушать проповедь.
Маний говорит: Ты прав, Галганус. В милосердном больше Света, ведь он посвятил себя заботам о себе. А это значит, что тело его крепче и сам он сильнее. Ведь разве не к этому мы стремимся, когда совершенствуем себя, Сигрет?
Маний выжидающе смотрит на Сигрет.
Сигрет говорит: К этому. - согласилась девушка.
Маний говорит: Если благородный муж - сильный человек, а правит он над "низким человеком", то это власть сильного над...
Маний умолк.
Галганус говорит: слабым?
Маний говорит: Над менее сильным.
Дафена выглядит недовольной. Не очень-то похоже на проповеди служителя Света.
Маний пристально посмотрел на Галгануса.
Бикфорд говорит: С каких пор благородство есть сила?
Галганус говорит: Благородство - это форма милосердия к себе, а милосердие к себе - это сила. Я прав?
Бикфорд говорит: И с каких пор люди называют человека благородным, если он в первую очередь заботиться о себе? Или назвать себя благородным может любой самозванец?
Маний говорит: Все верно, Галганус. Мы заботимся о себе, тем самым совершенствуем себя, а идем мы по пути совершенства, благодаря послушанию, об этом мы говорили в прошлый раз.
Маний говорит: Бикфорд...
Бикфорд говорит: Только окружающие могут назвать человека благородным, значит этот человек в первую очередь милосерден к окружающим, а не к себе
Маний говорит: Благородство - есть милосердие. Милосердие первично к себе, и вторично к окружающим. Но вторично не означает, что милосердный не посвящет
себя заботам об окружающих.
Бикфорд говорит: Вот именно, он не самосовершенствуется
Маний говорит: Но как он не совершенствуется, если в первую очередь заботится о себе и только во вторую об окружающих?
Бикфорд говорит: Если бы он заботился в первую очередь о себе, его бы люди не называли благородным
Бикфорд фыркнул.
Дафена говорит: То есть он самосовершенствуется, только для того что бы само совершенствоваться?
Сигрет| кажется девушка слегка запуталась в своих мыслях.
Бикфорд говорит: А если он в первую очередь заботится о себе, значит он самозванец, ибо благородство есть забота об окружающих
Галганус говорит: Он не забывает об окружающих, он ставит их на второе место
Маний говорит: Он самосовершенствуется, чтобы укреплять свое тело, продлевая присутствие Света в себе, а значит и на земле.
Маний посмотрел на Дафену.
Сигрет| кажется девушка совсем запуталась.
Маний говорит: Бикфорд, ты рассуждаешь о благородстве, опираясь на свой непосредственный опыт.
Маний прошаркал чуть ближе к Бикфорду.
Бикфорд говорит: Да
Дафена говорит: Но какой в этом смысл? Если ставя во главу угла себя, то он наполняется уже не светом, а тенью.
Бикфорд говорит: Он совершенствует себя, Дафена. Он будет дольше нести Свет на земле. Это важнее.
Маний говорит: Но мои проповеди как раз для того, чтобы раскрыть тебе глаза на проявление человеческой жизни, но уже с позиции истинного Света. Люди могут считать благородным того, кто отдает себя им.
Бикфорд кивнул
Маний говорит: Но истинноверующий назовет благородным человека, который милосерден в первую очередь к себе. Здесь в Авангарде место для истинноверующих.
Маний говорит: Ты же не хочешь сказать, что оступился с пути, Бикфорд?
Сигрет| Кажется теперь поняла что к чему.
Бикфорд говорит: Нет, отец Этрус.
Дафена смеется.
Маний|| в голосе священника появились железные нотки, которые уже приходилось слышать раньше.
Дафена говорит: Особенно орки. Они здесь самые неистово верующие.
Бикфорд говорит: Любое создание несет в себе Свет.
Маний говорит: Сестра Дафена, ты недостаточно сосредоточена на моих словах. Смех есть празднество, а празднеству нет места на проповеди. Сегодня мы поговорили о милосердии. Таким образом милосердие есть мудрость, есть забота и есть власть. Я думаю всем вам нужно подумать об этом.
Сигрет кивнула.
Маний говорит: Мы закончили.
Бикфорд схватил костыль, вскочил и стремительно направился прочь.
Сигрет говорит: Спасибо вам, святой отец.
Маний говорит: Сигрет, останься.
Маний говорит: Дафена, ты что-то хотела?
Сигрет встала с бревна, разминая ноги.
Дафена говорит: Вы ведь сегодня за главного? Этот человек хотел вступить а Авангард.
Сигрет говорит: Хорошо, - удивленно посмотрела на священника и опять села.
Дафена показывает Галгануса.
Маний говорит: Хм.. Я не уполномочен решать такие вопросы. Я всего лишь проповедник, но я отведу юношу куда следует. Я даже приложу свои рекомендации. Став случайным
слушателем моей проповеди, он показал себя с лучшей стороны.
Галганус улыбнулся
Маний говорит: Сестра Дафена, спасибо вам. Вы можете вернуться к вашей службе.
Дафена кланяется
Маний говорит: Подожди меня у ратуши. Это здание с часами у восточной оконечности крепости
Галганус говорит: Хорошо
Сигрет внимательно посмотрела на священника.
Маний говорит: Давай пройдемся, Сигрет.
Сигрет кивнула.
Сигрет идет рядом со священником.
Маний| запах благовоний был как никогда силен, но вместе с ним неотступно следовала и этот странный "аромат" сырости.
Маний говорит: Ты так сосредоточено что-то вырезаешь уже какой день. Что тебя беспокоит, Сигрет?
Сигрет снова уловив странный запах, поежилась.
Сигрет говорит: Если често то да, святой отец. Я долго думала о том стогу ли я следовать пути света, и мне кое-что мешает... Страх.
Маний говорит: Это нормально для любой жизни, что была рождена естественным путем.
Сигрет говорит: Я боюсь не справиться, боюсь свернуть с пути, боюсь... Умереть.
Маний задумчиво взглянул на девушку.
Маний говорит: Это не страх, Сигрет. Это сомнения.
Сигрет удивленно посмотрела на священника.
Сигрет говорит: Сомнения?
Маний говорит: Да, просто ты выдаешь это за страх, так как еще не способна разобраться в своих чувствах. Путь осилит идущий. То, что ты называешь "страхом" перед смертью отступит, если в тебе будет уверенность.
Сигрет с недопониманием продолжает смотреть на священника.
Сигрет говорит: Но как обрести эту уверенность. Если я даже леса за стеной боюсь?
Маний говорит: А как принято самосовершенствования истинноверующему? Укреплять свою плоть и идти путем силы. И я могу указать этот путь.
Сигрет с надеждой посмотрела на священника.
Сигрет говорит: Прошу, укожите мне этот путь.
Маний говорит: Страх перед смертью - этой великий страх, свойственный каждому, но чтобы преодолеть великий страх, нужно победить меньший.
Сигрет говорит: Меньший?
Маний говорит: Да, Сигрет. Нужно закалять себя страхом. От малого испытания к большему. Завтра ты пройдешь одно из таких испытаний, а пока что готовься.
Сигрет кивнула.
Маний говорит: Да хранит тебя Свет.
Сигрет говорит: Спасибо вам , святой отец.
Сигрет одела капюшон и пошла прочь.

ID: 11542 | Автор: Magister Антодиас
Изменено: 5 ноября 2012 — 16:31