Осада Оргриммара Взгляд внутрь себя: Бриана

Бриана
Ксарргаш Кровомрак

Если это и был сон, то непривычно яркий и сохранивший всю полноту ощущений. Бриана стояла у небольшого лагеря Орды в Пылевых топях, а за рекой и лесом виднелись башни Терамора, еще целые и не тронутые магией. Лес был пуст — ни одного животного, даже самого мелкого, заметить не удавалось, да и из лагеря за спиной не доносилось ни звука. Зато ощущалось грозное присутствие некой силы, разделившей этот сон с эльфийкой.

Бриана несколько раз закрыла и открыла глаза, чтобы избавиться от ощущения тяжёлого пробуждения и убедиться, что она действительно переместилась во времени и пространстве к месту, которого уже давно не должно существовать. В последний раз она появилась здесь, когда возвращалась с поля боя, чтобы отбить у орков важного для неё пленника. Но даже тогда лагерь не был настолько пустым: не было ни пленного человека, ни орков — никого. Проснуться не получалось, словно кто-то приковал её к театральному креслу, но актёры ещё не вышли на сцену. Привыкая к ощущениям, Бриана двинулась к центру лагеря мимо покинутых палаток и потухших кострищ.

Здесь тебе некуда идти, — прозвучал гулкий голос, пока эльфийка шагала по лагерю. Его обладателя по-прежнему не было видно, но Бриана ясно ощущала, что он совсем близко.

Этот выкрик заставил её вздрогнуть. Бриана остановилась и задумалась над ответом. Если есть кто-то говорящий, значит можно как минимум договориться.
— А твоё какое дело? — Бриана продолжила путь, ускоряя шаг и осторожно озираясь.
Это только твоё дело, — голос не замедлил с ответом, — ты видела преступление Гарроша Адского Крика и впустила в себя порчу.

Бриана добралась практически до середины лагеря, так никого и не встретив. Впереди было несколько хижин кор'крона, наскоро размалёванных красной краской и утыканных шипами.
— Ну и что? Куча народу видит преступления Гарроша каждый день. А порчу не надо никуда впускать, — Бриана снова остановилась, — она есть в каждом с рождения.
Гордыня Гарроша и пробужденная сила Древнего Бога породили порчу, сильнее которой ваш мир еще не знал, — каждое слово неведомого как будто сопровождалось ударом грома, — теперь эта порча внутри и с каждым мгновением поглощает тебя всё сильнее.

Пока они разговаривали, мир вокруг медленно терял свои цвета, и только башни Терамора продолжали сверкать на солнце.
Бриана прищурилась: — Чего ты хочешь от меня?
Спаси себя — и спасёшь остальных от порчи, которую исторгнешь, когда целиком отдашься порождению кошмара. Спаси себя — и избавься от грядущих нескончаемых страданий, которые станут его пищей.
— Конкретнее.
Бриана вспомнила, что нечто подобное писали сумеречные культисты на своих листовках, но решила, что пока для издёвок не время.

Загляни внутрь себя и избавься от того, что ослабляет твою душу. Не пади перед гордыней — и сможешь вернуться, — владелец голоса имел собственное понятие о конкретности, — Помни, что они всегда рядом.
Это было уже слишком. Мало того, что неизвестный, видимо внутренний, голос не мог внятно изложить свои мысли, вдобавок появились ещё какие-то "они". Бриана обожала головоломки, но она не любила самокопания, которому она посвятила несколько впустую потраченных лет.
— Я уже внутри себя, умник, — тут Бриана вспомнила, что ей не следует пасть перед гордыней, но это её не остановило, — какие ещё "они", ты вообще о чём?

Впереди Брианы было несколько шипастых палаток Кор’Крона. Из одной из них послышались шаги приближения, там точно кто-то был, и этот кто-то выходил. Взору Брианы предстал массивный бледнокожий орк, он был одет в бронзово-коричневые доспехи Кор’Крона, а на его челюсти была скрепена аналогичная стальная и зубчатая, придавая орку более грозный вид. Он приподняв свои затемненные веки оглядел Бриану, в глазах полыхал холодный и жестокий взгляд синего сияния рыцарей смерти.
Он, выходя, приподнял руки, будто этим давал кому-то знак, если бы тут кто-то мог быть, помимо него и Брианы.
— Ха, я вижу, мышка всё же сама вышла прямо на хищника, думаю, ты мне облегчила работу.

Бриана выдержала паузу, она уже поняла, что всё это значит и подготовила меткий ответ. Но, к своему удивлению, вновь сказала совсем иное: — Здравствуй, Ксарр. Давно не виделись.
Слова прозвучали мрачно, неискренне. Мир вокруг продолжал терять краски, и орк выцветал вместе с ним — кожа серела, но сияние глаз оставалось всё таким же ярким. Терамор по-прежнему оставался возмутительно прекрасным в лучах солнца.

Ксарр в ответ на эту спесь просто-напросто ухмыльнулся и ответил: — Ах да, у меня, кстати, для тебя кое-что есть, и мне это нужно тебе вернуть.
Орк, взяв что–то увесистое со стороны шатра, вытянул руку и показал Бриане окровавленную связку голов. Кровомрак протянул странным огибающим жестом левую руку, будто указывая на женщину. В довершение ко всему этому он просто подбросил ей под ноги головы — тролли, эльфы, гоблины были ей знакомы.

Эти воины были предательски убиты. Бриана не участвовала в первом, самоубийственном штурме, как и в последующих зверствах, зная о них с чужих слов. Но похоже, что с наёмниками, которым всё-таки удалось там выжить, орки Гарроша расплатились в свойственной им манере. Сохранив бесстрастное выражение лица, Бриана взглянула вниз всего на мгновение, краем глаза следя за Ксарром.

— Ну как, ты вспоминаешь своих знакомых и друзей а?!
Ксарр показался уже неестественно диким и безумным, мрачно рассмеявшись, он продолжил говорить.
— Знала бы ты, как они надеялись, что ты придешь за ними раньше, но это оказалось глупо. Не бойся, это только лишь малая часть. Гораздо больше также показали свою ущербность и неверность Адскому Крику, но они не умрут, а дадут хорошие всходы для его планов. Они станут хорошей основой для создания уже верного и надежного оружия Орды. Более верного и более сильного, чем вы все. Смерти этих будут знаком для остальных о грозной силе Адского Крика!

Бриана пропустила эти речи мимо ушей. Содержание было ей хорошо знакомо: ещё недавно нечто подобное можно было слышать в каждом орочьем лагере. Странно было слышать это от Ксарра, в котором по её мнению, всё же оставалось нечто хорошее.
— Это ты послал за мной убийц, не так ли?
— Как проницательно. Да, я позаботился о том, чтобы они были взяты в плен и убиты. Моих воинов и союзников достаточно, чтобы о них позаботиться, но вот на тебя.
Ксарр вытянул руку и указал на Бри, будто в этом было что-то особенное.
— На тебя у меня есть один особый союзник, и он позаботился о том, чтобы Эрвимонт узнал о твоем контракте. Эта жестокая ирония будет только началом!

Бриана выдохнула, пытаясь подавить гнев: — Ты сказал достаточно. Она потянулась за оружием, но вспомнила, что происходящее — не реальность. Всё увиденное может быть лишь её предположением. Драться с Ксарром не имело смысла, спорить — тоже.

Бриана расслабилась. По действием какой-то внезапной догадки она взглянула в сторону побережья. Возможно весь этот спектакль был нужен, чтобы она увидела, как повторяется история, только теперь вместо Терамора орки сделали местом действия свой собственный город. Там уже точно будут и Ксарр, и Бриана, и Дераэдер, и Гаррош. — Моя душа вообще ничего не стоит в сравнении с тем, что тут творится. Я не раскаиваюсь — не в чем. Если бы я не присоединилась к рыцарям крови, кто бы вытащил ту девочку из гнилостной лужи? Если бы не присоединилась к армии, никогда бы не узнала, до какой низости ты, — она повернулась в сторону Ксарра, — сподобился опуститься. Я чувствую твой стыд. Каменный Кулак никогда не был сборищем скотины, смело идущей на бойню. Потому в толпе вопящих уродов Гарроша ты всегда будешь чувствовать себя чужим. Это не вождь тебя таким сделал, это ты сам с собой сделал.

— Сражайся или убегай, цепляясь за свою жизнь, итог будет один — ты обречена, как и эта куча отбросов!
Ксарр, издав свой боевой клич, тут же дал знак своим ассасинам, что время начать веселую охоту. Уже ставший черно-белым орк не успел даже приблизиться к эльфийке, как рассыпался хлопьями пепла, медленно кружившимися и таявшими в воздухе. Окружающий мир тотчас вернул себе краски и ожил, став похожим на воспоминания Брианы об этом месте. Обитатели лагеря занимались своими делами, не обращая на неё внимания, а из леса доносились рыки хищных зверей и пение птиц.

Угроза, незримо наполнявшая это место, исчезла без следа, и даже гулкий голос неизвестного казался добрее.
Ты взглянула внутрь себя, прошла испытание и теперь избавлена от порчи. Ты знаешь, что делать дальше.

— Найду — убью! — прохрипела Бриана непонятно, в чей адрес. Настоящее пробуждение было ещё тяжелее, нос был забит, в глазах всё расплывалось. Бриана надеялась, что её уже ничто не может пронять, но последние догадки относительно Ксарра и все эти путешествия по глубинам памяти задели её за живое. Она чувствовала досаду, гнев и разочарование оттого, что не догадалась раньше. Почему именно Ксарр? Это ей мог бы устроить абсолютно любой командир Кор'крона, доступ к бумагам был у многих. Уверенности не было, однако эльфийка сделала выводы. Шатаясь, Бриана дошла до окна и выглянула наружу, в надежде, что свежий воздух поможет ей прийти в себя. Воздух в осквернённой долине был очень "свежим".
— Значит, особый союзник... сочтёмся.

ID: 14320 | Автор: admin
Изменено: 13 октября 2013 — 15:11

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
3 октября 2013 — 3:14 #bitchboss Saint F.

Как интересно. Здорово!