Сержант и церковница. Часть 4

Эльза Ориэлл Ливлетт фон Дум
Денадор фон Дум
Анабель фон Дум
Лейрион фон Дум (Флеймвейв)
Мерлин фон Дум
Гильдия Дом Дум

Эти два дня были самыми страшными за всю жизнь Денадора. Он не находил себе места, не мог ничем заняться и единственное, что хоть немного его спасало — это была выпивка. Первый день он пытался искать Эльзу, но довольно быстро понял, что это делать не стоит и, вернувшись в поместье, погрузился в сладкий мир алкоголя.
На закате второго дня вновь раздалось цоканье копыт — и перед домом появилась сама новоиспеченная леди фон Дум — заляпанная грязью, пятнами от травы и чем-то вроде болотной тины, но улыбающаяся и явно довольная собой. Она как-то даже выглядеть стала здоровее — румянец на щеках, волосы, стянутые лентой, развеваются на ветру
— Эгей! — крикнула она. — Провиант прибыл!
Лошадь была увешана трофеями, в основном теми, что не поместились в сумках. В общем и целом она настреляла двух молодых оленей, пять куропаток, и несметное количество вальдшнепов, куликов и уток. В одной из сумок обнаружилось несколько кроликов.
Слуги немедленно заспешили к молодой леди. Кто-то быстро отнес ее добычу в кладовую, кто-то помог спуститься с лошади, а кто-то смущенно пробормотал:
— Вы бы мужа проведали, миледи, он без вас... ну, совсем плох стал...
— Что, неужели и двух дней самостоятельно прожить не может? Мужи-ик, — протянула Эльза, фыркнув, но все же сначала помогла отнести все на кухню, отвела лошадь в конюшню, накормила и почистила, а затем направилась в дом.
Едва она вошла в дом, где жил Денадор, как сразу же почувствовала стойкий запах алкоголя, берущий свое начало на кухне.
— Фу... — воительница сморщила нос, остановившись на мгновение. И тут же вспомнила, что вся ее одежда превратилась в грязные тряпки. Ну, переодеться и помыться она еще успеет — надо сначала проверить, не издох ли еще ее муженек. Найти его оказалось просто — по запаху.
Денадор сидел в большом кресле, которое раньше стояло в гостиной, держал в руке бокал, на дне которого еще плескалась темно-желтая жидкость, и бессмысленно смотрел перед собой. На столе грудой лежали бутылки, тарелки и столовые приборы, видимо, сам он не убирался, а слуг в дом не пускал. На лице красовалась щетина, а сам он был бледнее смерти.
— Ну и долго ты собираешься гробить собственную печень? — раздался ехидный голос Эльзы со стороны двери. Подходить ближе она была не намерена — перегаром разило так, что сбивало с ног. — Лучше бы убрался, а то тут свинарник такой, что любой крестьянин бы удавился.
Денадор поднял бессмысленный взгляд на Эльзу, но ничего не сказал, лишь допил содержимое бокала и вернулся к созерцанию пустоты.
— Ну, как пожелаешь. Отвлекать от этого поистине важного занятия не буду, пойду лучше помоюсь, а то я вся чешусь. — Развернувшись, она как ни в чем не бывало направилась в ванную комнату, располагавшуюся на втором этаже.
Дум никак не прореагировал на это. Однако через несколько минут он поднялся и зашагал к выходу из дома, стараясь не упасть, хотя это было очень и очень трудно. Выйдя на улицу, он быстро подозвал к себе одного из слуг и приказал подать карету.
Тем временем Эльза, с удовольствием скинув грязную одежду и решив после отнести ее постирать, наполнила большую деревянную ванну горячей водой и залезла в нее с головой. Через секунд тридцать вынырнула и, отфыркиваясь, принялась растирать затекшие и усталые мышцы. Все-таки два дня без перерыва лазать по лесам и охотиться было не каждому мужчине под силу. Вода приятно горячила кожу, и Ливлетт закрыла глаза, откинув голову на бортик. Она и сама не заметила, как задремала.
Сев в карету, лордеронец отправился в Штормград. Добраться до знакомой таверны не составило труда, и здесь он остался надолго. Слуга вернулся без хозяина и сообщил, что управление поместьем и всеми слугами ложится на плечи миледи Дум.
Та только пожала плечами. Успев к этому времени как следует отмыться от болотной грязи, она переоделась в чистую одежду. Правда, из чистого у нее нашлось только зеленое платье, которое она держала на дне своей сумки и почти никогда не надевала. Чувствовала Ливлетт себя в нем более чем неловко, но она сочла это достаточно годной заменой для штанов и рубашки.
— А сержант не сказал, когда вернется? — спросила она у слуги.
— Никак нет, миледи, честно говоря, я его таким вижу впервые, — мужчина почесал в затылке. — Уж не знаю, что с ним произошло, но раньше такого не было. Ну, я это, пойду, мне еще лошадей распрягать...
— Давай помогу. Мне все равно пока заняться нечем, — она улыбнулась и кивнула, словно соглашаясь сама с собой. — Я не Денадор фон Дум, и тратить время на безделье не хочу. Пошли в конюшню.
— Ну что вы, что вы, миледи, не нужно вам! — слуга испугано замахал руками. — Да и сейчас у вас свои, хозяйские заботы будут, — с этими словами он проворно выскочил из комнаты.
Он не соврал, буквально через несколько минут в комнату к Эльзе вошел седовласый мужчина, которого она несколько раз видела в столовой, где он раздавал указания слугам.
— Леди Дум, я управляющий поместьем, и в мои обязанности входит вся повседневная рутина, вроде управления слугами и заботы о внешнем виде поместья.
— Э... приятно познакомиться, — пробормотала Эльза, смущенно разглядывая этого управляющего. — Чем могу помочь вам? От меня требуется выполнение каких-то обязательств, верно?
— Нам нужно обсудить ежегодный прием гостей по поводу открытия мануфактур семьи Дум, — он улыбнулся. — Нужно составить приглашения, меню для торжественного обеда я уже приготовил, вам нужно лишь одобрить его, потом нужно заняться планом проведения экскурсии, все это традиции дома Дум, и нарушать их было бы не очень хорошо, — мужчина слабо кивнул сам себе и посмотрел на Эльзу.
— Но я... я совершенно не разбираюсь ни в каких приемах. Может быть, стоит дождаться хозяина дома и спросить все это у него? — беспомощно проговорила Ливлетт, бессознательно одергивая на себе платье. — Боюсь, что только все испорчу. Да и никого я здесь не знаю, кроме самого сер... Денадора.
— Это приказ вашего мужа, миледи, увы, но я ничем не могу помочь, — он развел руками. — Могу помочь лишь советами.
— Ладно. Давайте сделаем так. Вы составите список гостей, меню и все такое... а я просто одобрю его, идет? — попыталась улыбнуться Эльза. Она не боялась ничего и никого, но сейчас почему-то струсила.
— Хорошо, тогда вам останется только составить план и ознакомится с мануфактурами, — с лица мужчины, казалось, никогда не пропадет его добродушная улыбка.
— План? Мануфактуры? Ох, и зачем я на все это подписалась. — Эльза вздохнула и потерла бровь. — А обязательно прямо сейчас? Может, все-таки подождем, пока он вернется?
— Согласно приказу милорда заниматься этим будете вы, а он приедет лишь в день приема, уж извините, но молодой хозяин всегда славился своей сумбурностью.
Ливлетт буркнула под нос что-то нецензурное. "Ну уж я ему всыплю. Вот что называется, подставил, так подставил, козел малолетний", подумала она не без удовольствия, представив, как заедет ему в челюсть при первой же встрече. И плевать, что подумают аристократы.
— Что ж, вот меню, подпишите здесь, и я отправлюсь заниматься остальными вещами, — он протянул Эльзе меню, подождал, пока она распишется там, и забрал его обратно. — Ах да, на прием приглашена сестра милорда, думаю, она вам понравится, — дворецкий улыбнулся и поклонился Эльзе. — Всего доброго, миледи.
— Ага, всенепременно, — угрюмо отозвалась та. — Жду не дождусь встречи.
Она все еще не понимала, на кой пес ей нужно проводить экскурсии и все такое, но раз уж надо... Может быть, сержант поступил правильно, что уехал — потому что теперь врезать ему хотелось еще больше.

***

Наконец-то настал торжественный день для семьи Дум. Родовое поместье было не узнать, оно никогда не выглядело так празднично. Слуги с самого раннего утра готовили самые изысканные кушанья для гостей. Дворецкий все время покрикивал на слуг, чтобы они торопились, хотя все прекрасно знали, что он это делал просто ради привычки, ведь все и так знали, что и как нужно сделать.
Денадор явился только тогда, когда почти все было готово. Карета остановилась у входа в поместье, и юный барон с легкой улыбкой ступил на землю. Он был одет в строгий черный костюм, его руки скрывались под белоснежными перчатками, а его высокие сапоги стоили совсем не дешево. Волосы были аккуратно подстрижены, а щетина сбрита. Он довольно улыбнулся дворецкому, который вышел его встречать, после чего пошел к своему дому.
Что же касается новоиспеченной миледи, то ее нигде не было видно. Ускользнув от всевидящего ока дворецкого, она забралась в конюшню, благо сейчас там не было никого, и дремала на сеновале. Шум и гам усилился, заставив ее приоткрыть глаза. Эльза догадалась, что барон приехал — и тут же скривилась. Вот и поспать-то нормально не дадут.
Спрыгнув с сеновала, Ливлетт вошла в денник, где стояла та самая лошадь, которую брала воительница на давешнюю охоту. Кобыла ей понравилась, и они хорошо поладили. Серая в яблоках, с длинной гривой, лошадь выглядела не слишком дорогой, но выносливой и умной.
— Ну и что мне делать? — прошептала Эльза, поглаживая морду лошади и прислонившись к ней лбом, будто ища совета. — Выйти и поздороваться? Нет? Я тоже так думаю. Не люблю сборища эти. А к тому же еще и аристократские... ну их... Давай лучше я тебя яблочком угощу.
Денадор повесил плащ на гвоздик и вышел из дома, предварительно узнав, что Эльза опять куда-то пропала. Он едва слышно вздохнул и пошел проверять приготовления к торжественному обеду, ведь уже скоро гости начнут съезжаться. Мимолетно глянув список гостей, который ему любезно предоставил дворецкий, он с явным неудовольствием увидел там почти всю свою семью.
Вскоре к поместью прибыла еще одна карета темных тонов, украшенная серебряными узорами. Неприметного вида кучер, одетый в черный прочный костюм, приказал коням остановиться, после чего ловко спрыгнул на землю и открыл дверцу кареты. Оттуда неторопливо вышел Лейрион, одетый, как и всегда, в свою мантию, и подал руку сестре.
— С прибытием, Леди фон Дум, — изо всех сил стараясь сохранять серьезный вид, произнес он.
— Добро пожаловать... домой, — улыбнулась вышедшая из кареты Анабель, и, прежде чем отпустить руку брата, сжала ее.
Ради такого торжественного случая она оделась в свое любимое платье из нежно-голубого атласа, расшитое серебряным шитьем, и жемчужное ожерелье, доставшееся ей от матери. Волосы она, впрочем, собирать в затейливую прическу не стала, оставив их свободно спадать на плечи.
Поправив платье, Белла осмотрелась. Знакомую фигуру, стоявшую возле дома, она заметила почти сразу — и, взяв Лея под руку, решительным шагом направилась навстречу своему младшему брату.
— Если явится твой бывший наниматель — предупреди, Зиг, — только и успел сказать кучеру Лейрион, прежде чем был утянут.
Через некоторое время Эльза все-таки вышла из конюшни. Ее зеленое платье было все в соломе, волосы растрепаны, но она все равно намеревалась переодеться в уже постиранные и высохшие вещи. Спросив у слуг, где она может забрать свои любимые штаны и рубашку, а также высокие сапоги, Ливлетт с чувством выполненного долга направилась в свою спальню. Денадора она пока не видела, да и не очень-то и хотела — желание врезать ему в челюсть все еще не прошло.
— Я осмелился купить тебе новую одежду, — спокойный и сдержанный голос Денадора раздался за спиной Эльзы. — Я хочу, чтобы сегодня все прошло на высшем уровне, хорошо?
Эльза, проигнорировав слова сержанта, которые он бросил в ее удаляющуюся спину, поднялась в свою спальню и захлопнула за собой дверь. Этот сопляк еще осмеливался что-то ей приказывать. Нет, ну каков наглец? Считает ее белоручкой или что? Надо, надо как-нибудь показать ему свой фирменный удар в челюсть. Ливлетт усмехнулась.
На кровати Эльзы, вместо ее вещей, лежало красивое платье. На столе лежала шкатулка с самыми разными женскими украшениями, а ее вещей видно не было, видимо, юный барон все предусмотрел и все равно сделал, как сам захотел.
Тем временем он развернулся и собрался было направиться к главному зданию, однако его взгляд зацепился за первых прибывших гостей. Натянув на лицо добродушную улыбку, юноша неспешно зашагал им на встречу.
Эльза долго рассматривала "подарки", и на ее лице расползалась хищная улыбка. Вот стервец. Нет, определенно он не был глупым мальчишкой, каким она ранее его считала. Но и нравиться он ей стал все меньше и меньше. В любом случае надевать это она была не намерена, а посему просто вышла из спальни в том же самом своем старом зеленом платье, разве что волосы немного причесала да повыбирала из них солому.
— Миледи, позвольте на пару слов? — улыбчивый дворецкий аккуратно и осторожно подхватил ее под локоть. — Я не отниму у вас много времени.
— Отвянь.
У Эльзы не было никакого настроения вновь выслушивать нравоучения и "просьбы", которые по сути дела своего являлись обыкновенными приказами. К тому же, она ведь баронесса или кто? Значит, имеет право посылать слуг по известному адресу.
— Миледи, если вы хоть немного любите своего мужа, то постарайтесь быть с ним немного мягче, я уверен, что он желает вам только добра, — дворецкий коротко кивнул и оставил Эльзу одну, убежав контролировать слуг.
— Ага, добра... Научить бы его уважению к старшим для начала, — пробурчала Ливлетт, впрочем, все же немного смягчилась и направилась в гостиную, где, судя по звукам голосов, уже собрались гости.

Подойдя к брату, Анабель остановилась и, чуть склонив голову набок, осмотрела братишку — с любопытством и слегка оценивающе. Вот сейчас он выглядел как... как подобает человеку его статуса. Кажется, наконец-то ее маленький братик все-таки вырос... вот только радует ли это ее? Скорее вызывает грусть при мысли о том, как быстро летит время...
— Денадор... — она улыбнулась и, отпустив руку Лея, подошла к младшему брату и обняла его — лишь на короткий миг, после чего отступила назад. — Рада вновь видеть тебя. Как ты? Волнуешься перед торжеством?
— Привет, братишка, — с улыбкой произнёс Лей, левой рукой приобнимая сестру за плечи, а правую протягивая для рукопожатия. — Отлично выглядишь.
— Я ждал вас несколько позже, — Денадор одарил родичей спокойной улыбкой, пожав руку Лею. — Нет, не волнуюсь, скорее, предвкушаю, пойдемте, тут кое-что изменилось, не хочу, чтобы вы запутались, — он повел их в сторону гостиной, где усадил на широкий диван. — Вина?

ID: 11422 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 31 октября 2012 — 12:27