Сержант и церковница. Часть 3

Эльза Ориэлл Ливлетт фон Дум
Денадор фон Дум

Прошло два дня прежде, чем Денадор соизволил хотя бы привести себя в божеский вид. Он сбрил отросшую щетину, тщательно вымылся и убрал из дома целую кучу пустых бутылок и окурков. Во дворец он отправил письмо с сообщением о том, что он заболел и неделю там не появится. Это было не страшно, в конце концов, бумажной работой он и дома мог заниматься.
Лордеронец быстро оделся, поправил темно-зеленую куртку и вышел из дома. Добравшись до магазина, Дум купил там цветы и зашагал к дому Эльзы, надеясь, что застанет ее там.
За эти два дня, похоже, женщина проделала колоссальную работу. По крайней мере, у ее дома он заметил аккуратно выведенную красной краской вывеску "Кузница Ливлетт". Правда, на двери висела табличка "Закрыто" — значит, она еще не успела переоборудовать часть дома в полноценную кузницу. Окна были плотно занавешены черными шторами, а на пороге лежал уютный коврик. Впрочем, внутри одна из комнат, которая раньше являлась гостиной, была пуста — со дня на день в нее должны были установить печи и горны, а также все остальные необходимые инструменты для ковки оружия и доспехов.
На этот раз лордеронец не медлил, он быстро подошел к двери и постучал в нее. Что сказать Эльзе, он не придумал, но, как и раньше, надеялся, что по ходу дела придумает, как заставить ее поверить в то, что он говорил правду.
Ему не отвечали довольно долго. Через пару минут из-за двери донесся какой-то грохот и сдавленная ругань — видимо, хозяйка на что-то наткнулась в потемках, а может, она вообще спала. Дверь распахнулась, и Эльза, заспанная, с растрепанными волосами, с недовольством пробормотала:
— Мы закрыты!
— Да, я вижу, — негромко произнес Денадор и протянул Эльзе букет. — Можно войти?
— А, это ты... — в ее голосе скользнуло то ли разочарование, то ли усталость, то ли жалость. Разобрать было невозможно. Медно-каштановые волосы завешивали глаза. Она вырвала букет из рук Денадора и скрылась где-то в глубине полумрака комнаты, даже не посчитав нужным ответить. Все равно ведь мальчишка не уйдет. Ну что ж, пусть попробует еще раз...
Дум вошел внутрь. Голова уже почти не болела, но горло пересохло, в конце концов, за эти два дня он чего только не вливал в себя... Проклятье, с этим уже нужно было что-то делать, но он займется этим после, сейчас это не важно.
— Ты времени зря не теряла, — протянул он, снимая куртку и вешая ее на крючок.
— А ты думал, я такая же ленивая бестолочь, как и ваши кисейные барышни? — фыркнула Эльза откуда-то из кухни, и послышался тонкий стеклянный звон. Она вынула из буфета початую бутыль вина, сделала пару глотков и поставила обратно. И чего ему дома не сидится? Занялся бы лучше делом, чем шастать по кузницам и носить букеты женщинам старше себя.
— Какие ваши? — Денадор прошел вперед и оказался на кухне. — Я знаю, что ты не ленивая, — добавил он и взглянул на Эльзу, казалось бы, спокойно, но в глубине ярких зеленых глаз мелькнула грусть.
— Ваши... аристократические, — скептически заметила она, повернувшись к Денадору и оглядывая его с головы до ног, будто ища в нем что-то, что могло бы подсказать ей цель его прихода. — Так зачем ты пришел?
— Я хотел поговорить, — произнес Дум. — О том, что случилось.
Денадор медленно почесал щеку, как и всегда, когда волновался, после чего продолжил:
— Эльза, я догадываюсь, как тебе нелегко, но ничего не могу с собой поделать, — начал он. — Я не могу перестать о тебе думать, ты мне очень нужна, правда, — лордеронец облизнул сухие губы. — Пожалуйста, не думай, что я хочу тобой воспользоваться, я не такой, какими ты видишь аристократов, дай мне шанс доказать это, я сделаю все, чтобы убедить тебя.
Некоторое время она молчала, взирая на фон Дума так, будто он сморозил величайшую глупость в мире. А затем ее лицо разгладилось и на губах появилось даже нечто вроде усталой улыбки. Эльза прислонилась спиной к шкафам и сложила руки на груди.
— Хорошо, — легко ответила она и кивнула, будто для убедительности. — Убеди меня.
— Ты выйдешь за меня? — Денадор внимательно посмотрел в глаза Эльзы. — Замуж... — добавил он. Какого-то смущения не было, была лишь бесконечная тревога за очередную "глупость", которую он ляпнул, не подумав. То есть, он, конечно, этого очень хочет, но со стороны все это выглядит, мягко говоря, не слишком адекватно. Хотя когда хоть один Дум, исключая Анабель, делал что-то адекватное?
Ливлетт ошарашенно молчала, замерев в снисходительной позе и все так же сложив руки на груди. Она смотрела на сержанта, который явно очень волновался и боялся, человека, который был так самоуверен, спасая ее и Лигрима из цепких лап церковников. А теперь был похож на трясущегося, мокрого щенка. Он был милым, этого она не могла отрицать. Милым и порой весьма докучливым и назойливым, как все щенки.
Вздохнув, воительница потерла виски, пытаясь прийти в себя и упорядочить мысли.
— Ты это что, серьезно? — на всякий случай осведомилась она, глядя на Денадора без тени иронии.
— Да, серьезно, — лордеронец продолжал смотреть в глаза воительницы, практически не моргая. Его руки были опущены по швам, и левая теребила край куртки, выдавая волнение бывшего сержанта, хотя загорелое лицо оставалось практически спокойным.
— Ты... — она вздохнула и раздраженно тряхнула непричесанной гривой волос. На ней была простая белая рубаха и закатанные штаны. — Ты хоть понимаешь, что я тебе не ровня? Крестьянская девушка, из Гилнеаса, которая максимум, чего достигла — это открыла свою кузницу.
— И что? Сейчас ты ведешь себя как аристократ, — нахмурился Денадор. — Я уже говорил, что я не собираюсь следовать обычаям и жениться на том, на ком выгодно, я хочу жениться на той, кого сам выберу.
— И что, за пару дней знакомства ты уже принял такое решение? Это безответственно, глупо, просто... — она запнулась и вздохнула, будто у нее голова разболелась. — Но, видимо, мои слова тебе все равно что об стенку горох. У меня хотя бы есть время подумать?
— Да, конечно, я не тороплюсь с ответом, — пробормотал Денадор. — Если хочешь, то я сейчас уйду, чтобы не мешать тебе...
— А если я скажу да? — Эльза улыбнулась, как будто пошутила, но глаза ее были серьезны, как никогда. В конце концов, почему бы и нет? Ведь она сама говорила, что ей нечего больше терять. Но бросать кузницу, которую только-только начала обустраивать, она не хотела.
— Значит, сделаешь меня самым счастливым человеком во всем мире, — серьезно ответил лордеронец.
— А ты уверен, что я смогу сделать тебя счастливым? — хмыкнула Эльза, доставая давешнюю бутылку и наливая в граненый стакан добрую дозу вина. — С чего ты вообще это взял?
— Просто взял и все, — пожал плечами Денадор, — Почувствовал сердцем или еще чем, не знаю.
— Ну, раз ты так уверен... — она приблизилась к сержанту и положила руку на его плечо. Ее лицо было всего в парне сантиметров от глаз фон Дума, и в больших зеленых глазах темнела решительность. С такого расстояния он мог рассмотреть намечающиеся морщинки у уголков глаз и рта. Но они все равно делали ее суровое лицо прекрасным. — Тогда соглашаюсь.
Руки Денадора легли на ее талию и притянули Эльзу к нему. Он хотел было что-то сказать, но вместо этого осторожно коснулся ее губ, чувствуя, что весь остальной мир уплыл куда-то далеко-далеко, оставляя лишь его и ее. Она пахла лесными травами... приятно.
Но наслаждение длилось недолго — мягко, но решительно Эльза отстранила от себя сержанта, который, казалось, попросту не мог сопротивляться собственным желаниям. Она улыбнулась, умиленная таким поведением.
— Не стоит так спешить, сержант. В конце концов, ты знаешь лучше, чем я, чем это может кончиться.
— Да, извини, просто я счастлив, — он сдержано кивнул, — И мне надо выпить, ты не против? — Денадор кивнул на бутылку с вином.
— Угощайся.
Она протянула фон Думу полупустую бутылку с дешевым Штормградским вином, купленную, по всей видимости, в "Забитом ягненке". Эльзе казалось, что все это нереально, просто забавный, абсурдный сон, в котором она вдруг согласилась на странное предложение не менее странного человека. Ведь это не игрушки. С такими вещами не шутят.
Он взял бутылку и, нисколько не смущаясь, тому, что это было не самое лучшее вино в городе, сделал несколько больших глотков, прежде чем поставить бутылку обратно на стол.
— И что теперь?
Спокойный голос Эльзы звучал справа от Денадора, гулким эхом отдаваясь среди каменных стен. В опустевшей гостиной было тоскливо и холодно, но это только пока. Скоро здесь будут разгораться печи, раздуваться меха, громкий лязг железа под ударами кузнечного молота и взлетающие снопы искр оживят это место.
— Думаю... нужно обсудить свадьбу? — Денадор вопросительно посмотрел на Эльзу. Сейчас все его мысли пришли в беспорядок, и сосредоточиться на чем-то определенном было сложно.
— Положусь на тебя в этом вопросе. Уверена, твоя семья что-нибудь придумает. Да и ничего я не знаю об обычаях аристократов, — хмыкнула Ливлетт. — Что касается меня, то я приму любое ваше решение. Родственников у меня нет. Все мертвы.
— Мне кажется, что свадьбу решать должны мы, а не мои родственники, разве нет? — Денадор вздохнул. — Если честно, то я не знаю, мне совсем не хочется устраивать праздник для всего города, я хочу, чтобы это было чем-то нашим... личным.
— Мне все равно. — Она села на кресло, перенесенное из гостиной в кухню, и закурила. Кажется, Эльза совершенно не обладала никакими предрассудками насчет курения в собственном доме. На сержанта она не смотрела, а словно уставилась куда-то вдаль, видя то, что показывали ей воспоминания и тяжелые мысли о своем будущем. Ей и правда было плевать в глубине души на то, что с ней будет. Зачем согласилась? Да просто так. Видно было, что этому мальчишке Ливлетт нужна. Может быть, временно, кто знает... Но сейчас — нужна. С нее убудет разве, если она даст ему желаемое? Нисколько. Хоть хорошее дело сделает. А чем больше хороших дел, тем спокойнее ей, Эльзе.
— А ты точно этого хочешь? — Денадор подозрительно посмотрел на Эльзу. — Если нет, то я не буду настаивать, и не обижусь, просто я не хочу тебя заставлять делать что-то, что тебе не нравится, — он опять внимательно посмотрел в глаза воительницы.
— Я же сказала, да. Неужели я должна повторяться? — раздраженно стряхнула пепел прямо на пол, затоптав его сапогом. Рука чуть-чуть дрожала. Да что с нею происходит? Когда сержанта рядом нет, Эльза чувствует себя совершенно нормально и спокойно. А вот теперь ее снова начало мучить это ощущение... это странное, мутящее ощущение. Будто ее разум затуманивался, стремительно и неотвратимо. Зверь голодно взвыл в ее сознании и начал скрестись когтями в дверь, ведущую к контролю над телом. Это бесило Эльзу.
— Просто обычно на такое соглашаются, когда любят того, с кем хотят заключить брак... Ладно, хорошо, я вижу, что ты сейчас не в настроении... Думаю, нам обоим есть о чем подумать сегодня, поэтому я отправлюсь домой, а завтра зайду к тебе, хорошо?
— Ты задал мне вопрос, согласна ли я выйти за тебя замуж, — спокойно и невыразительно ответила женщина. Огонек сигареты чуть освещал ее бледное лицо и растрепанные волосы. Такая... домашняя Эльза, которую очень редко можно было увидеть посторонними глазами. Совсем не воительница, гордая и грозная. Просто усталая красивая женщина за тридцать. — Ты не спрашивал, люблю ли я тебя.
— Я и не говорил об этом, я сказал, что обычно так делают... Я еще не привык, что ты необычная во всем, — он слабо улыбнулся. — До завтра, Эльза, спасибо за все.
— Хорошо. До свидания, сержант.
Ему показалось, или в ее голосе прозвучал оттенок разочарования? Впрочем, держалась она на удивление спокойно, учитывая дрожащее на грани потери контроля сознание. Ничего, ее научили с этим справляться уже давно, еще в Гилнеасе. Она не позволит зверю взять верх над собою, никогда. После того, что случилось с ее семьей, никогда.
— До свидания, Эльза, — он слабо кивнул ей и пошел к выходу. Его руки мелко подрагивали, но он заставил себя идти ровно и спокойно. Однако выйдя на улицу, он едва не упал на землю от того, что его ноги внезапно стали такими ватными. И все же он был рад, очень рад.

***

Вот и прошел этот знаменательный день в жизни Денадора. Он стоял перед большим зеркалом в своей комнате и долго смотрел в него. На левой руке блеснуло золото — красивое гладкое золотое кольцо, оно прочно обхватило безымянный палец юного Дума.
Денадор слабо улыбнулся и осторожно коснулся другой рукой кольца. Казалось, что он не верит в то, что это реальность, а не сон, однако рука чувствует прохладный металл, и все иллюзии рассеиваются, словно дым.
Кажется, его новоиспеченная супруга не испытывала того же энтузиазма. Весь день на ее лице просматривалось выражение "ну когда уже это закончится", а после завершения всех церемоний она куда-то пропала. Куда — стало понятно лишь через несколько часов ее отсутствия, когда к поместью подкатила запряженная мулами телега. Вещи новой госпожи фон Дум прибыли... хотя большая часть этих вещей являлась вовсе не тем, что можно было ожидать от аристократки. Огромная глефа Самахан лежала на мешках и ящиках, хищно поблескивая наточенным лезвием. Сама же Эльза сидела на облучке, от скуки жуя травинку. На голове ее была широкополая шляпа, защищающая глаза от полуденного солнца. В этот день Штормград посетила необычно жаркая для осени погода.
Денадор вышел из дома и медленно направился в сторону Эльзы.
— Привет, — он слабо улыбнулся и протянул ей руку, чтобы помочь сойти на землю.
Та проигнорировала сей благородный жест и спрыгнула на землю, глухо приземлившись на каменную мостовую. Кинула вознице серебряную монету и принялась сгружать свои пожитки с телеги, словно попросить о помощи для нее означало признать свою слабость.
— Здравствуй, здравствуй... — пробормотала она, сплюнув пожеванную травинку и затоптав сапогом.
Денадор вздохнул, да, он ожидал такого. Однако лордеронец помог Эльзе с вещами, пропуская мимо ушей любые попытки прервать его действия.
Она и не возражала. Пускай мальчишка потягает тяжелые ящики, ему только на пользу будет поработать руками. Спрятав улыбку, Эльза открыла двери и принялась осматривать поместье. Раньше она никогда не задумывалась о том, где будет жить, но теперь ее разобрало любопытство.
Поместье Думов наконец-то вернулось к своим хозяевам, однако пока что тут жил только Денадор и Эльза. Постепенно это место вновь обрело жизнь, появились слуги, а вскоре и фамильные мануфактуры заработают на полную катушку. Младший Дум усмехнулся и пошел к дому:
— Я покажу тебе здесь все, ладно?
— Как знаешь.
Она пожала плечами и повернулась на крыльце, ожидая, пока подойдет сержант. Забавно, но воспринимать его, как своего мужа, Эльза до сих пор не могла. Впрочем, учитывая, что свадьба состоялась лишь вчера, оно и неудивительно. Но даже так... для нее Денадор был просто глупым мальчишкой, который делал все слишком поспешно, думая только о том, чего хочет сам. А Эльза просто решила ему подыграть. Но, похоже, эта игра зашла слишком далеко. Поворачивать назад было поздно, да ей и не хотелось — пускай жизнь идет своим чередом.
Денадор подошел к ней:
— Пойдем, нам сюда, — он толкнул дверь и пропустил Эльзу вперед. — На первом этаже гостиная и столовая, а жилые комнаты на втором этаже, можешь выбрать себе любую.
— Выбрать любую... то есть, ты хочешь сказать, что мы будем жить не в одной комнате? — в ее голосе прозвучал сарказм, впрочем, настроение в этот теплый денек у Эльзы было хорошим. А попытки Денадора побыть джентльменом вызывали у нее еще большее веселье.
— На твое усмотрение, моя комната последняя слева, — спокойно произнес юноша.
— Ладно, мне, в общем-то, все равно. Но коль хочешь, выберу.
Эльза тяжело вздохнула. Да уж, с ее покойным мужем все было куда проще. Хотя и поженились они не после нескольких дней общения, но Денадор был совершенно другим, и из другого мира, к которому воительница никогда не принадлежала. Если он не будет путаться под ногами, все пройдет хорошо.

ID: 11419 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 16 октября 2012 — 16:56