Сержант и церковница. Часть 2

Эльза Ориэлл Ливлетт фон Дум
Денадор фон Дум

— Я не слишком общительна, как вы могли заметить, сержант. И мне будет достаточно осознания того, что я делаю что-то для людей. А друзья... может быть, появятся со временем. Никто не может знать наверняка, что случится потом.
Она все-таки решилась попробовать, и выпила чашку чая в несколько больших глотков. Горячая жидкость обожгла горло, но Эльза успокоилась. Кажется, морок отступил, и наваждение о прошлой жизни больше ее не преследовало.
— Да, но у вас была непростая жизнь, а здесь вы будете в мире и спокойствии, — он замолчал на некоторое время. — Я рад этому, Эльза... Знаете, когда я был в Калимдоре, я понимал, что защищаю людей, которые живут здесь, но когда я помогаю тем, кто нуждается в помощи, когда я вижу, что их жизнь налаживается... Это греет мое сердце гораздо сильнее... Глупости, но это помогает каждое утро вставать с постели...
— Тогда возвращайтесь в Калимдор. — Эльза пожала плечами и отвела глаза. Ей было как будто стыдно за то, что сама она не уехала отсюда. Что трусливо пряталась в Аббатстве, пока мир стонал от боли. — Если так будет правильно. Думаю, ваша семья поймет ваш выбор, сержант.
— Боюсь, что это несколько сложнее, и потребует больше, чем только мое желание, — вздохнул Денадор. — Я хотел вернуться, но мне сказали, что людей там и так достаточно, и моя работа здесь поможет куда больше... В этом есть определенный смысл, но все же...
— В Штормграде достаточно канцелярских крыс, чтобы занимались устройством беженцев. Вы и ваши навыки могут пригодиться на поле боя, — жестко прервала его Эльза, поднимаясь из-за стола и забирая пустые чашки. — Не теряйте попусту время. Если считаете, что что-то должно быть сделано — делайте немедленно. Таковы правила жизни в нашем обществе. И такова правда.
— Канцелярских крыс? — Денадор приподнял одну бровь, глядя на Эльзу. — Интересное определение вы дали человеку, который помогает вашей Родине и вашим соотечественникам, — он отодвинул чашку и поднялся из-за стола. — Спасибо за чай, Эльза.
— Я об этом не просила, — огрызнулась женщина, отвернувшись. Она поняла, что разговор зашел куда-то не туда, поэтому вздохнула, закрыла глаза, досчитала до пяти и произнесла куда более спокойно: — Пожалуйста. Заходите в любое время, сержант.
— Да, в Калимдоре вы тоже об этом не просили, — спокойно ответил Денадор, после чего прошел к выходу, снял куртку и накинул ее на себя. — Знаете... Я был бы рад, если бы вечером вы составили мне компанию в прогулке по городу, Эльза.
— Мне нужно обустраиваться в доме. — Эльза сказала это просто так. У нее было не так уж и много вещей, чтобы она занималась ими до вечера. Ей надо было поискать работу, но это могло подождать и до завтра. Просто ей почему-то не хотелось идти с Денадором на прогулку, потому что... она слишком уж была похожа на свидание. А это настораживало. Уж чем-чем, а ерундой заниматься воительница не хотела. — Может, в другой раз...
— Хорошо, — кивнул бывший сержант, — До встречи, Эльза, — он открыл дверь и вышел, после чего прикрыл ее за собой. На улице начинался дождь, а солнце скрылось за мрачными тучами, такими же мрачными, как и лицо лордеронца. Он посильнее запахнул куртку и быстро зашагал обратно к замку, не глядя на спешащих укрыться от дождя прохожих.
А Эльза села на диван, сложила руки на груди, откинувшись на спинку, и закрыла глаза. Наконец-то тишина. Наконец-то он ушел, этот надоедливый сержант. Но без него стало и как-то пусто. Как будто своей надоедливостью он скрашивал скуку, царившую в каждом затянутом темнотой углу дома. Эльза почувствовала одиночество — возможно, впервые за все последние годы она обратила на него внимание, и ей стало неуютно в его объятиях. Она вздохнула. Что за бред, в самом деле.
Пора было заняться делами, и она выбросила Денадора из головы, по крайней мере, до вечера.

Дум вернулся в свой кабинет и перед тем, как зайти в него, приказал не беспокоить его до вечера. Плюхнувшись в свою кресло, он открыл тумбочку, достал остатки виски и стакан. Плеснув желтоватой жидкости в стакан, он откинулся на спинку кресла и задумался. Впрочем, думать и пить можно было одновременно, что не могло не радовать Денадора.
Наступил вечер. Денадор сидел в кресле, склонившись над кипой бумаг. В конце концов, он мотнул головой и отложил перо в сторону. К черту, он не сдастся так просто.
Выйдя из замка, он завернул в знакомую лавку, откуда вышел с небольшой сумкой и букетом цветов. Дождь давно закончился, поэтому можно было не беспокоиться о том, что можно вымокнуть.
Вскоре он стоял перед домом Эльзы. Несколько секунд он молча смотрел на дверь, а потом постучал в нее.
Ему долго не отвечали. Казалось, дома никого не было. Может быть, она ушла... но через минут пять дверь все-таки открыли, и перед ним возникла сама новоиспеченная хозяйка дома с таким лицом, что на нем явно читалось: "И какой идиот на этот раз жаждет моей компании"? Увидев Денадора, однако, ее лицо смягчилось, хотя она продолжала хмуриться.
— Что-то случилось, сержант? — спокойно спросила женщина, продолжая стоять на пороге.
— Ничего, просто я подумал, что вам будет одиноко в первый день здесь, — он протянул ей букет. — Я решил заглянуть к вам ненадолго, если вы не против.
— Уже ночь скоро. Вам не пора домой? — она машинально взяла цветы и спрятала за спину. Не то, чтобы ее сильно волновало, где фон Дум шляется по ночам, но все-таки что-то побуждало ее немного беспокоиться за сержанта. — Ваша семья будет вас искать.
— Не думаю, я живу один, — Денадор качнул головой. — Так вы не против моей компании? — он приподнял пакет, в котором явственно угадывалась бутылка и что-то круглое.
— Один? Вы говорили, что вам надо заботиться о семье. — Эльза пропустила его в дом, но ей не понравилось, что он не сказал ей правду. Да и бутылка вина смотрелась подозрительно, особенно в сочетании с цветами. Воительница на всякий случай напомнила себе, что глефа стоит у двери в гостиную.
— Они живут в своем доме, а я живу в своем, в одном городе, — Денадор вошел внутрь. — Это совсем не значит, что мы не общаемся, просто... Все мы взрослые люди и каждому нужно место, где он может отдохнуть, разве нет?
— Верно. Почему же у вас нет супруги? Я думала, такие как вы заключают брак по расчету еще в подростковом возрасте.
Ее слова были вежливыми, но едкий тон свидетельствовал о том, что она не слишком хорошо относится к "таким, как он". Тем не менее, бутылка была открыта, а вино — разлито по кружкам. Сержант еще не знал, но ему предстояло узнать все о том, насколько устойчива Эльза к алкоголю.
— Я не следую обычаям "таких, как я", — улыбнулся Денадор. — Я старомоден и считаю, что брак должен заключаться по любви, а не расчету... А вы, что об этом думаете вы, Эльза? — Денадор улыбнулся и поднял свой бокал.
— Ничего.
Ей не хотелось говорить о браке. Слишком много воспоминаний. Слишком много того, что она не хотела больше переживать. Достаточно одного раза в жизни потерять все и остаться наедине с подступающим к горлу, как тошнота, безумием.
Эльза взяла бокал и осушила его залпом.
Денадор последовал ее примеру.
— Понимаю... А вы неплохо обжились тут, и так быстро, — он огляделся, дом, и правда, стал куда уютнее. — Я бы так не смог, — мужчина слабо улыбнулся.
Воительница не ответила. В полутьме комнаты ее глаза блестели — то ли отражая свет камина, то ли от выпитого вина. Она со звоном поставила бокал на стол и наклонилась вперед, вглядываясь в лицо сержанта.
— Скажи честно, сержант. Чего ты хочешь?
— Бутылку виски и горячего мяса, — блеснул глазами лордеронец. — А ты, чего хочешь ты? — он выглядел спокойным и умиротворенным. Волосы были немного растрепаны, все же после дождя он как-то забыл причесаться, хотя обычно следил за собой.
— Хочу жить так, как подсказывает мне сердце. Наверное, это чуть менее важно, чем виски и мясо, — с долей иронии произнесла она, понимая, что сержант пришел к ней не просто так. По крайней мере, вино он совершенно точно принес с определенной целью. Все это ее веселило, но с другой стороны, становилось как-то больно от того, что ее хотят затащить в постель таким вот способом.
— Нет, это куда важнее, — покачал головой Денадор. — Эльза, может, вы все же смените гнев на милость и согласитесь прогуляться со мной по ночному городу? Уверяю вас, вы не пожалеете об этом, ночной Штормград великолепен.
— А это того стоит? — улыбнулась Эльза, которую страшно умиляла эта непосредственность сержанта, которая так и выпирала сквозь все наносное, все фальшивое, что он приобрел за свою жизнь в качестве аристократа. Возможно, для него еще не все было потеряно. А со своей жизнью воительница уже давно смирилась.
— Мне кажется, стоит, в конце концов, ты ничего не теряешь, верно? — Денадор обворожительно улыбнулся.
— Хорошо. Если ты так считаешь, тогда давай попробуем.
Она поднялась и принялась одеваться. Ее старая кожаная куртка была потерта в нескольких местах, но горячо любима Эльзой, потому что она пережила все ее злоключения еще с Гилнеаса. Лошади у нее не было, но Эльзе хватило бы и пешей прогулки.
Денадор охотно встал со стула и прошел к двери, стараясь не шататься, что ему удалось, в конце концов, не первый раз он позволял себе выпить лишнего.
— Это мудрое решение, — слегка улыбнулся он.
— Посмотрим, мудрое ли оно ... — прошептала Эльза и, выйдя на улицу и спустившись с крыльца, закрыла дом на ключ. Денадор был пьян, и он нее это не ускользнуло, в конце концов, ее муж тоже иногда позволял себе лишнего в гилнеасских тавернах. Она вздохнула и потерла бровь, все еще не слишком уверенная в том, что сержанту стоит доверять.
Лордеронец двинулся вслед за Эльзой, прикрывая за собой дверь. Он предложил ей руку:
— Пойдем.
Эльза благосклонно приняла предложенную руку, хотя вовсе в ней не нуждалась. Ее рука на ощупь оказалась горячей, сильной и крепкой, вовсе не похожей на руки молодых аристократок. Она была воином прежде всего, а уж потом женщиной.
Рука Денадора была не менее сильной и крепкой, с набитыми от рукояти меча мозолями. Мужчина улыбнулся и повел Эльзу вперед. Улицы освещались длинными фонарями, народу было немного, большинство уже давно вернулись в свои дома. Вода в каналах весело журчала, стекая в водосток.
— Знаете... Все это напоминает Лордерон, отдаленно, но напоминает. Там было очень красиво, особенно зимой, — произнес Денадор.
— Я не знаю, каким был Лордерон. До разрушения стены Седогрива я не бывала вне Гилнеаса, — ответила Эльза, не глядя на сержанта. Ей было неуютно держать его за руку, но вскоре она к этому постепенно привыкла. Не до конца, но уже ей не хотелось вырваться и уйти домой.
— Жаль, очень жаль, что вам не удалось лицезреть эту красоту... — Денадор помолчал, а потом спросил. — А Гилнеас? Я никогда не был там и вряд ли буду, расскажите о нем.
— Не хочу. Все в прошлом. А то, что сейчас, никому не стоит видеть, — коротко и честно ответила она, когда они дошли до маленького парка в Квартале Магов. Она села на скамейку и, достав из кармана куртки мятую самокрутку, закурила.
Денадор достал из внутреннего кармана куртки сигарету и тоже закурил, присаживаясь рядом с Эльзой:
— Понимаю, — тихо сказал он.
Некоторое время они молчали, пока темнота опускалась на город, а Эльза задумчиво глядела на свет луны, играющий в фонтане.
— Сержант... зачем вы пришли?
— А как вы думаете? — он чуть улыбнулся Эльзе и выпустил облако дыма.
Эльза придвинулась к нему поближе и холодно улыбнулась. Он почти чувствовал исходящий от нее запах тех самых трав, которые она заваривала накануне. Ее лицо было так близко, а теплые зеленые глаза смотрели прямо в глаза Денадора.
— Догадываюсь, — тихо сказала она, спокойно и не слишком эмоционально улыбаясь. — Хочешь со мной переспать, верно?
— Слишком грубо, тебе так не кажется? — он выглядел спокойным. — Я не сплю с женщинами на первом свидании, мое персональное правило, — Денадор подмигнул ей. — Но направление твоей мысли мне нравится.
— Зато честно, — она чуть отстранилась и пожала плечами, стряхнув пепел с сигареты. Волосы упали непослушными прядями на ее лицо, и она одной рукой пригладила их. Рука дрожала. Лицо было бледно. — Значит, я угадала?
— Лишь отчасти, — он чуть пожал плечами. — Думаю, любой мужчина хочет переспать с красивой женщиной, но мне интереснее чувства, которые мужчина испытывает к женщине, а женщина к мужчине — это куда интереснее, — Денадор слабо улыбнулся. — Прости, если дал понять, что хочу лишь завалить тебя.
— Послушай-ка старших, сержант, — она усмехнулась и отвернулась, ссутулившись. — Иди домой. Женись на девушке тебе по статусу и по возрасту. И забудь обо мне.
— Нет, я слишком самоуверен, чтобы слушать старших, — Денадор покачал головой. — Я сам решу, что мне делать.
Эльза рассмеялась невеселым, хрипловатым смехом и выбросила полувыкуренную сигарету.
— Какой самостоятельный. И что же ты решил, можно поинтересоваться?
— Я решил соблазнить гордую воительницу и заставить ее влюбиться в меня, — Денадор по-прежнему слабо улыбался.
— А зачем? Какой в этом прок? У тебя что, не хватает девушек в том кругу, где ты крутишься? Я зуб даю, что хватает. Неужели тебе захотелось, так сказать, экзотики? — ядовито поинтересовалась Эльза, которая чувствовала себя отвратительно. Будто ее использовали.
— Я не могу влюбиться ни в одну из них, а в тебя смог... Точнее это произошло без моего участия и желания, просто произошло.

ID: 11418 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 16 октября 2012 — 15:53