Сержант и церковница. Часть 2

Эльза Ориэлл Ливлетт фон Дум
Денадор фон Дум

Через несколько дней она все же решилась. Собрав свои вещи и в который раз (наверное, уже в двадцатый) попрощавшись со всеми обитателями Аббатства, к которым так привыкла, воительница взвалила на плечо сумку со своими нехитрыми пожитками, попросилась в проезжающий по дороге до города торговый обоз и, забравшись на ступеньку, поехала в Штормград.
Снова...
Снова она возвращается в этот ненавистный город. Все воспоминания вернулись разом, отдаваясь глухой болью в сердце. Охота на маньяка-рыцаря смерти, встреча с Гарротой и его жалкая, глупая смерть, выдавившая из нее несколько скупых слез, Лигрим и его кузница... Эльза встряхнулась и запретила себе думать об этом. Когда-то она дала себе клятву никогда сюда не возвращаться. Что ж, иногда клятвы приходится нарушать, хочешь ты этого или нет. Она слишком хорошо это знала.
Обоз трясся на дороге, испещренной выбоинами и ямами, и женщина поморщилась. Она дошла бы и пешком, но решила немного сэкономить время. Наконец впереди показались бело-синие крыши и стены города, и торговец попросил ее покинуть телегу. Она поблагодарила доброго человека и, отдав ему свои последние сбережения, направилась быстрым шагом к замку, который указал ей когда-то Денадор фон Дум, кого она уже привыкла называть сержантом.
Стражники поинтересовались у незнакомки, что ей тут нужно, а когда услышали о цели ее прихода, расступились и сказали постучаться в пятую дверь слева. Запутаться было сложно, ведь коридор никуда не поворачивал.
Найдя нужную дверь, Эльза постучалась в нее — может быть, немного громче, чем того требовалось, и эхо разнеслось по замковым коридорам, отражаясь от стен. Она воровато огляделась, понимая, что чувствует себя глупо, но ничего не поделать. Эльза знала, что тут она лишняя. Бывшая гилнеасская крестьянка, позже — помощница кузнеца, а еще позже — воительница ордена при гилнеасской церкви. Никогда в ее жилах не текла благородная кровь, и никогда она не претендовала на подобное. Поэтому чувствовала себя женщина здесь крайне неуютно.
Дверь распахнулась почти сразу. На пороге возник, как всегда, спокойный, Дум. Он лишь слабо кивнул и пропустил Эльзу вперед, после чего прикрыл за ней дверь.
Внутри был довольно большой кабинет. С одной стороны стоял большой книжный шкаф, с другой длинный диван и одно кресло. В противоположной от двери стороне стоял большой дубовый стол, на котором лежали различные бумаги и канцелярские принадлежности, а так же пустой стакан. Несколько картин висели над диваном, на них были изображены какие-то люди: высокая беловолосая девушка, которую обнимают два юноши, оба очень похожие друг на друга, темноволосые и кареглазые. Вторая картина изображала худого юношу с такими же, как у девушки, белыми волосами, рядом с которым стоял Денадор, только более жизнерадостный и без шрама на щеке.
— Я рад, что вы все же приехали, Эльза, — юноша подвинул воительнице кресло, а когда она села, он вернулся за стол, невозмутимо попыхивая трубкой. Впрочем, аромат не был отталкивающим, он не вонял, как воняли трубки старых вояк или посетителей таверн, он лишь дарил воздуху сладковатый аромат вишни.
— Не могу сказать того же самого, — ответила она, садясь на предложенное кресло и чувствуя еще большее смущение от того, что она находится в кабинете, явно не предназначенном для таких солдат, как Эльза. — Этот город для меня не слишком дорог. Здесь произошло многое из того, что я хочу забыть. Но... сержант, вы говорили мне прийти для выяснения обстоятельств моего переезда.
— Город как город, не Лордерон, конечно, но жить можно, — спокойно произнес Денадор. — Да, нужно заполнить несколько бумаг, и я лично покажу вам ваш дом, — он слабо улыбнулся Эльзе. — Это не займет много времени.

Он выбил трубку в специальную урну и убрал ее в стол, заодно ловко спрятав компрометирующий его стакан в тумбочку, где стояла полупустая бутылка из-под виски. Подписание бумаг, и правда, обещало занять немного времени, вопросы там были простые, и в основном касались соблюдения законов города.
Эльза их даже не читала. Внеся свое имя — "Эльза Ориэлл Ливлетт", в девичестве "Блэкмор", она поставила дату и подпись. О законах города она была хорошо осведомлена — все же когда-то приходилось здесь жить. Пусть и попала она сюда впервые совсем не по своей воле.
Как будто откликнувшись на ее мысли, заныл старый глубокий шрам, пересекавший ее живот. Женщина нахмурилась и попыталась ничем не выдавать своего волнения. Впрочем, волнением назвать это было сложно. Скорее, легкое беспокойство.
— Вот и все.
Она отложила перо и вопросительно посмотрела на Денадора, одной рукой проходясь по растрепанным каштановым волосам.
Лордеронец быстренько убрал подписанные бумаги в отдельную папку, поднялся из-за стола, стараясь не выдавать того, что успел немного выпить, и улыбнулся:
— Что ж, прошу за мной, миледи.
— Эльза, — устало повторила она, поднимаясь и следуя за молодым человеком, от которого она могла уловить едва слышный запах виски. Дорогого виски. — Не миледи.
— Извиняюсь, все время забываю, что вы в первую очередь солдат, а уже потом прекрасная леди, — Денадор улыбнулся и открыл дверь, опять пропуская Эльзу вперед себя.
Воительница недовольно нахмурилась. Ей казалось, что сержант просто издевается над нею, подчеркивая всю циничность ситуации и называя обычную крестьянку, словно аристократку. Эльза ценила в людях в первую очередь честность и честь, а уж потом все остальное. Даже невоспитанные солдаты были ей куда милее льстивых, но скрытных богачей. Но она ничего не сказала и только молча вышла, понимая, что сержант так и будет ломать эту комедию, что бы она ему ни говорила.
Однако Денадор сегодня был на удивление молчалив. Он молча кивнул стражникам на входе и зашагал по широкой улице, заложив руки за спину. Зато мыслей в его голове было на порядок больше, чем обычно, и далеко не все из них касались службы при дворе.
Ливлетт тоже молчала. Желания болтать попусту у нее никогда не было, но приходилось как-то поддерживать разговор с людьми по долгу службы, поэтому она решила сказать хоть что-нибудь, чтобы не выглядеть грубой:
— Хорошая сегодня погода, верно?
— Да, погода весьма радует, особенно после этих бесконечных дождей, — Денадор передернул плечами. — Ужас, что творилось несколько дней, верно? — он добродушно улыбнулся воительнице. Сейчас он походил скорее на обычного городского парня: красивый, добрый, улыбающийся и беззаботный, разве что в глубине ярко-зеленых глаз иногда просматривалась грусть.
— Да. Конечно.
Эльза поежилась. Она вдруг вспомнила, как шла в морг с Генрихом. Было солнечно, а он кутался в куртку, словно его продувал резкий холодный ветер. Сейчас она чувствовала себя так же.
Наконец они нашли нужный дом, и женщина вздохнула с облегчением. Наконец с формальностями покончено.
Дом был неплохим. Одноэтажный, свежеокрашеный, с крыльцом и недалеко от колодца.
— Не дворец, конечно, но он неплох, согласитесь? — Денадор улыбнулся и отцепил от пояса один ключ, которым спустя мгновение отпер дверь. — Тут есть камин, необходимая посуда и кое-какая еда, прошу, осваивайтесь, ключи я положу на стол, — он скрылся в соседней двери, где находилась кухня.
— Спасибо...
Этот дом был куда лучше, чем та лачуга, в которой она жила в Гилнеасе. Половина ее дома была превращена в склад и кузницу, а ютилась семья в двух крошечных комнатках. Здесь же были просто хоромы. Целых три комнаты, кухня, не слишком просторные, но для одного человека более чем достаточно. Эльза провела рукой по столешнице в гостиной и даже улыбнулась. Было уютно. Она вдруг остро захотела повесить над камином картину с туманными вершинами гор, которая ей так нравилась в кузнице Лигрима.
— Если вам что-то еще нужно, то не стесняйтесь — говорите прямо, — Денадор положил ключи на стол. — Я могу помочь вам найти работу, если у вас ее нет.
— Благодарю, но я не настолько беспомощна, как вы думаете. К тому же, не хочу отнимать у вас зря время. — Она посмотрела на Денадора и даже улыбнулась ему, хотя эта улыбка предназначалась прежде всего тому, о чем она думала. Но все-таки сержант помог ей, а значит, выказать ему благодарность было делом чести. — Может быть, сделать вам чего-нибудь попить? Чаю?
— Ну что вы, я просто обязан был вам сказать это, ведь в этом и состоит моя работа, — Денадор улыбнулся. — Я не хотел обижать вас, но работы у меня немного, ведь беженцев из Гилнеаса почти не осталось в том плане, что жилье получили все, и сейчас ко мне приходят очень редко. Да, я не откажусь от чашечки чая, благодарю вас.
Эльза кивнула и без лишних слов сняла верхнюю одежду, повесив ее на гвоздик у двери. Растопив печь, она поставила на нее чайник с водой и принялась искать что-то в полках. Когда она потянулась к верхней полке, край ее рубахи задрался, и Денадор мог иметь прекрасную возможность лицезреть ее поясницу. Даже на таком месте у нее были шрамы. Белые, уже давно затянувшиеся, рваные — то ли от когтей, то ли от не заточенного или зазубренного оружия. Немудрено, что она носила одежду, закрывающую все тело.
Юноша тоже снял верхнюю одежду и повесил ее на соседний гвоздик, после чего закатал рукава рубахи и вернулся за стол. Он наблюдал за Эльзой и как-то странно улыбался, не так, как привык это делать, не потому, что должен был выглядеть дружелюбным и добрым, а просто потому, что ему было хорошо и уютно рядом с этой женщиной. На миг это едва ли не испугало лордеронца, но ему было слишком хорошо, чтобы бояться. А шрамы его никогда не пугали, они всегда были образцом мужества и неважно, кому они принадлежали, мужчине или женщине.
— Вам помочь? — он подошел к Эльзе сзади.
Она вздрогнула, услышав голос сержанта прямо за своей спиной, и случайно выронила банку с травяным сбором, что намеревалась приготовить в качестве чая для него. В этот момент она погрузилась в воспоминания о доме, который когда-то был у Эльзы, и ей даже показалось, всего на секунду, что она слышит, как ее дочь зовет ее... А потом голос Денадора разом разорвал эту полудрему, превратив в холодную и неумолимую реальность.
— Нет... я сама, — пробормотала женщина, дрожащей рукой подхватывая банку, катящуюся по столешнице к полу.
— Вы хорошо себя чувствуете? — голос Денадора стал обеспокоенным, он заметил, как дрожала рука Эльзы. — Может, позвать врача?
— Я в порядке, — ей стоило огромного усилия не огрызнуться, сказать это так, чтобы не прозвучало грубо. Она повернулась к Денадору, и на ее слегка побледневшем лице появилась улыбка. — Правда. Садитесь, сержант. Сейчас я заварю вам чай.
Вторую руку для надежности она спрятала за спину. Чтобы он не увидел, как она дрожала.
— Хорошо, — кивнул мужчина и вернулся на прежнее место, внимательно наблюдая за Эльзой, однако он так же старался не выглядеть отталкивающе для воительницы, в конце концов, ему она нравилась.
Наконец ей удалось подавить вдруг напавшее на нее беспокойство и разлить чай. Аромат трав наполнил дом, разом разрушив иллюзию о том, что Эльза вновь в Гилнеасе. Там пахло совсем по-другому — углем, печами, железом, кожей. Но не травами.
Может быть, она даже привыкнет к своему новому дому... со временем ко всему можно привыкнуть. Даже к боли. Она это знала, как никто другой. В свете солнца, проникающего сквозь тонкие занавески, блеснул ее медальон в виде трилистника, когда она, наклонившись, поставила две чашки горячего напитка на стол перед Денадором.
— Угощайтесь, — кивнула она и села напротив него на хрупкий на вид стул на трех ногах.
— Спасибо, пахнет волшебно, — Денадор с улыбкой принял чашку из рук Эльзы. — Расскажите, чем вы хотите заняться в городе? Стать кузнецом? — он решил, что в разговоре за чашкой прекрасного чая ничего плохого нет.
— Не знаю. Может быть. А может, запишусь в городскую стражу. В конце концов, больше я ни на что не гожусь, — она пожала плечами, будто это было нечто само собой разумеющееся. — Да и зарабатывать на жизнь чем-то надо. Ковать я люблю, но больше всего умею убивать.
— Еще вы умеете готовить прекрасный чай, — негромко рассмеялся юноша, — И очаровывать мужчин, а в городской страже вам вряд ли удастся убивать, в последнее время в городе все тихо-мирно, и пусть все так остается, хватило нам одного сумасшедшего дракона, больше не надо.
— Никто не может гарантировать, что завтра не придется защищать город с оружием в руках, — пропустив первую часть тирады мимо ушей, ответила Эльза, глядя на дно своей чашки и так и не сделав ни одного глотка. — Я могу быть там, где пригожусь. А большего я и не желаю.
— Но почему же? Неужели вы не хотите чего-то, кроме работы? Ведь сейчас наступает мирное время, вы должны радоваться жизни, Эльза, — удивленно произнес Денадор, чуть наклонившись к воительнице. — Вы удивляете меня все больше и больше.
— А чего мне еще хотеть? Я жива, здорова, в своем уме, у меня есть дом и скоро будет дело, — она посмотрела Денадору в глаза, как будто с тенью насмешки, но не злой, а какой-то доброй, как старшая сестра смотрит на младшего брата. — Свою долю приключений я уже получила. Хочу просто жить. Приносить пользу людям. Делать добро и радоваться за них.
— Но разве вы не хотите пожить немного для себя? Просто гулять по городу, общаться с людьми, заводить друзей, в конце концов? — Денадор внимательно смотрел в глаза Эльзы, лишь изредка делая небольшие глотки из чашки.

ID: 11418 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 16 октября 2012 — 15:53