Осада Оргриммара Наш последний день

Бриана
Кроан Ветролов
...и еще миллион персонажей Gjyr

Всю ночь с Приисков Пышного Цветения доносились вопли и грохот, но почти никто из святилища не отправился к ним на помощь — за две недели взрывы надоели каждому, и элементали были достойной платой гоблинам за эту рану на земле Дола. Солнце взошло совсем недавно, но Кроан, Бриана и Шемешка уже стояли на балконе святилища, палясь в сторону карьера, который неплохо проглядывался отсюда. С элементалями кто-то сражался. Судя по всему, эти были три безумца, которые утром попёрлись туда, демонстративно покачивая топорами и не забыв сообщить каждому, что именно они — приключенцы и герои.

Кроан: — Вроде с элементалями они почти разобрались, — озабоченно прокомментировал Кроан, держа ладонь у лба, — и успешнее нас.
Бриана: — Завидуешь, чтоли? — фыркнула Бриана.
Бриана: — То-то, я смотрю, ты зеленее обычного.
Кроан: — Совсем чуточку завидую, — орк повернулся к ней, — вот бы они заодно всыпали остаткам отряда Малкорока.
Шемешка, потирая вчерашние заживающие порезы, до самого рассвета не могла решить, за кого же она всё-таки болеет, за камни или за металл. Но сейчас вот почувствовала укол сожаления.
Шемешка: — А мне нравились эти голыши... Отважные.
Шемешка: — Я не про коркронцев, — на всякий случай уточнила она.
Кроан: — В этот раз элементали слишком злые, земля разъярена и напугана. Может быть, на них тоже повлияло то, что нашли в шахте.

Три фигурки в карьере, с трудом различимые издалека, закончили с элементалями и начали прыгать по ящикам с артефактами.
Шемешка: — Ты каждый раз произносишь эту фразу все мрачнее и драматичнее, Кроан, — заметила Шемешка, разглядывая "героев". — Хотя нашли-то они всего лишь стихи.
Кроан: — Ради стихов столько кор'кронцев сюда бы не отправили. И, говорят, Гаррош вот-вот прибудет сам.
Бриана слушала их не особо внимательно, она не смотрела и на карьер. Какие-то собственные мысли занимали её больше.
Вдоволь напрыгавшись на ящиках, три воина карьера побежали к входу в шахту и скрылись в ней.
Бриана: — Вот смотри, если бы ты не охотился за табличками, ты бы мог туда попасть вместо одного из них.
Бриана поймала себя на мысли, что последние дни занята какими-то однообразными нравоучениями непонятно для чего.
Кроан: — Да больно надо, — отмахнулся шаман, — мне и отсюда хорошо видно. Надеюсь, эти кретины раздолбают там внутри всё остальное.
Бриана: — Вижу, тумаки утолили твою жажду знаний.

Шемешка: — А я думаю, что нужно спуститься вниз. И воспользоваться хаосом. Разве ты не этого хотел, Кроан? Ответов?
Шемешка: — Леди Бриана говорит правильно: это наш шанс!
Шемешка : Шемешку, похоже, побои мало чему научили. Привычно безмятежная улыбка уверенно занимала свое место на ее черно-зеленой от синяков физиономии.
Кроан: — А пойдемте, — Кроан не стал спорить, — если сами не боитесь.
Бриана: — Я за оружием. Встретимся внизу.
"БА-БАХ!" — такого взрыва здесь еще не было. Земля содрогнулась, и вокруг посыпалась каменная крошка. Некоторые жители святилища не удержались на ногах.
Бриана, направившаяся уже было внутрь, развернулась обратно к перилам.
Шемешка только свой посох с земли подобрала — и была бы готова... Вовремя к земле наклонилась, обошлась без новых травм. Тут же вскочила, бросаясь к карнизу.
Кроан: — Они опять что-то грохнули, — орк стоял, пригнувшись, в ожидании новых взрывов, — больше мы тех трёх парней не увидим.
Кроан: — Побежали туда, — предложил Кроан и последовал своему же совету.
Шемешка: — Возможно, им нужна помощь, — неуверенно пробормотала орка, пытаясь проглядеть что-нибудь в облаке пыли и смога.
Над приисками повисло пыльное облако, которое быстро рассеивалось.
Шемешка не побежала сразу, оглянулась на эльфийку. — Твоя помощь, — подчеркнула она.
Бриана молча двинулась за ней.

Через пару минут они уже были у карьера. Вокруг было непривычно пусто. Сломанный шреддер валялся в грязи, живописно раскидав в стороны фрезы. Даже для гоблинского обиталища здесь было много мусора — крошки от уничтоженных элементалей, обломки деревянных ящиков, разрушенная техника.
Шемешка: — Вроде, никаких элементалей? — негромко поинтересовалась Шемешка, останавливаясь у черной границы котлована и пряча нос за рукавом — от оседающей пыли.
Бриана беззвучно выругалась, поравнявшись с орчихой.
Кроан: — С элементалями они разобрались отлично, — кивнул шаман, — пойдемте к шахте.
Бриана: — Солдат не видать?
Кроан шагал осторожно, готовый дернуть ноги при признаках первой же серьезной опасности. Вроде Малкорока.
Шемешка: — Нет. Странно это.
Бриана расстегнула кобуру пистолета.
Кроан: — Видать, — мрачно ответил орк и показал на несколько трупов кор'кронцев у большого камня.
Шемешка отделилась от компании, чтобы проверить, действительно ли трупы там лежали... Назад к Кроану она уже возвращалась бледная и молчаливая.

Чем ближе они подходили к шахте, тем больше ничего не происходило и не менялось.
Бриана: — Незнакомые?
Шемешка: — Сложно... — начала она охрипшим голосом и откашлялась. Наверное, пыль... — Сложно сказать. Теперь.
Прямо у входа в штольни, прислонившись к стене, сидел гоблин. То есть труп гоблина. Рука была оторвана, а изо рта стекала засохшая струйка крови.
Кроан заглянул в шахту и принюхался — в воздухе висел какой-то неведомый запах. Он ощущал угрозу, но не знал, откуда она.
Шемешка: — Это сюда они забежали, да? — После катастрофы, потерянная в разрухе, она тяжело ориентировалась.
Шемешка: — Ты тоже что-то почувствовал, да?
Кроан: — Не знаю, — шаман пожал плечами, — дерьмом пахнет и кровью. И что-то тут странное.
Бриана оглянулась назад.
К карьеру немногу стягивались зеваки из святилищ. Надеялись, что он наконец-то рухнул, и этот взрыв был последним. Воины Золотого Лотоса встали отрядом у дороги и негромко переговаривались.

Бриана зажгла светоч в своей левой ладони.
Бриана: — Идём?
Кроан: — Придется зайти, — орк постарался посредоточиться и шагнул в узкий ход штольни. Масляные лампы еще горели и давали неяркий свет.
Шемешка: — По-моему, именно этого от нас и ждут, — высказала свое мнение Шемешка, рассматривая недолго толпу вдалеке.
Бриана: — Хм... — Бриана рассчитывала встретить темноту и завал, но похоже взрыв был менее разрушительным, чем предполагалось ранее.
Камни под их ногами были покрыты густой черной слизью. Трупов гоблинов внутри было намного больше, и на лицах у многих застыл предсмертный ужас.
Шемешка примерила самый героический и одухотворенный вид, на который только была способна. Непросто: запах в этой живодерне стоял кошмарный.
Кроан: — Вперёди вроде чисто. Если фигурально выражаться, — орк медленно шагал вперёд первым.
Шемешка, зарывшись в ткань рукава, аккуратно ступала по его следам.
Неведомый запах превратился в неведомый и отвратительный.

Перед ними была особо крупная лужа черной слизи, обойти которую узкий ход шахты не позволял. Шаман первым шагнул в неё.
Шемешка: — Ты что! — потянулась, было, удержать шамана Шемешка.
Бриана: — Погоди.
Кроан: — Да всё в порядке. Эту дрянь, конечно, отмыть с сапог будет тяжело, но выглядит она не опасной.
Кроан продолжил идти по луже и почти добрался до её конца.
Шемешка: — Зачем ты это сделал? — мученически простонала орка, пробуя тошнотворную жижу мыском сапога.
Шемешка: — У меня же есть палка... А если бы это было что-то едкое или ядовитое?

Откуда-то изнутри школьни донеслись звуки битвы. Можно было различить звон мечей и потрескивание заклинаний.
Бриана, держа пистолет наготове, двинулась в слизь вслед за Кроаном.
Кроан: — Давайте побыстрее, — поторопил своих спутниц орк.
Шемешка: — Они еще живы! — прошептала орка, гулко шлепая по черной влаге за Кроаном.
Слизь под Шемешкой, оставшейся в луже последней, вдруг взбурлила и захлестнула её, как будто пытаясь пригнуть орчиху к земле.
Кроан: — #$%ть, — выругался Кроан и поторопился вернуться к той, чтобы попытаться вытащить её.
Шемешка, не ожидавшая подвоха, неловко подскользнулась, выбрасывая руки в стороны — но под пальцами оказался только воздух... Падая, выкинула набалдашник посоха куда-то в булыжники. Слепой инстинкт — сражаться до последнего, лишь бы не потонуть.
Шемешка: — Бри... ана...
Шемешка зацепилась металлом за вмятину в камне, подтянула посох к груди.

Слизь бурлила всё яростнее, захлестывая орчиху омерзительными волнами.
Бриана сделала короткий пасс в её сторону, поместив Шемешку и некоторое количество слизи в непроницаемый пузырь.
Шемешка вздохнула, отплевываясь. Наконец-то смогла обо что-то опереться. Кое-как выволокла себя вместе с пузырем на камни, пытаясь одновременно смахнуть живую, кипящую слизь куда-то за границу своего кокона. Безуспешно.
Волна слизи плеснула на шамана, и он, закрыв от страха глаза, пополз к деревянной опоре шахты.
Кроан что-то несвязно бормочет, и капли слизи стекают по его морде.
Шемешка сидела на камне, вытаращив глаза и обнявшись с ненадежной палкой, как на обломке кораблекрушения в бурю. Золотистое свечение стаивает, мерцая.
Кроан с силой потер морду ладонью, и страх схлынул.
Кроан: — Эта дрянь, кажется, отравляет каким-то проклятием, — орк потряс головой и встал, — еще немного, и я бы в штаны от страха напрудил.

Шемешка осторожно поднялась, расставив ноги на безопасных камнях. Защитный кокон спал с нее, но она перемахнула на торчащий булыжник поближе к синдорейке. Полчузая тьма, казалось, избегала паладинки.
Бриана: — Да вы издеваетесь, — Бриана сжала руки в кулаки. Воздух вокруг неё задрожал, а лужа закипела. Она прожгла склизскую поверхность под собой на несколько метров.
Шемешка: — Зачем ты вообще в нее полез! — зарычала Шемешка со своего сухого пятачка рядом с Брианой.
Бриана: — Хватит. Идём.
Кроан: — Идём, — кивнул орк и направился в глубь штольни.
Неподалеку раздался леденящий кровь вопль, и по шахте прокатилась незримая стена ужаса и силы.
Шемешка: — О, духи земли и неба... — Шемешка вжалась плечом в каменную арку, всеми силами стараясь одновременно привлекать как можно меньше внимания и в то же время оставаясь в круге света, разлитого вокруг эльфийки.
Шемешка: — Это мог кричать гоблин? Это наверняка был всего лишь гоблин, да?
Бриана, которая уже выбралась из лужи, молча стиснула зубы.

Позади них раздался топот, и компанию догнали... не менее двух десятков элитных бойцов кор'крона во главе с Малкороком. Они тоже торопились к источнику крика, и Малкорок только проорал "Вышвырните всех лишних отсюда!", прежде чем пробежать дальше. Шестеро орков окружили тройку и схватили их. Не особо перемонясь, кор'кронцы поволокли их наружу и выбросили в десятке метров от шахты, после чего остались сторожить проход.
Кроан: — Твари, — Кроан, снова ткнувшийся рожей в грязь, поднялся и вытер рот.
Бриана фыркнула, жалее, что так никого и не пристрелила. Но её вполне утешило то, что, кроме троицы, здесь валялось ещё несколько добрых самаритян.
Кроан с отвращением на морде отряхивал с себя остатки слизи. Надо было залепить ей морду кому-то из кор'кронцев, но хорошие идеи всегда почему-то приходят с запозданием.
Шемешка сердито фыркнула, одаривая Кроана уничтожающим взглядом. Подтянулась на посохе, вытирая чумазую морду грязнющей рубашкой.
Бриана спокойно развернулась ко входу.

Шемешка: — По крайней мере, теперь мы знаем, до чего докопался Кор'крон. До нужника вождя могу.
Кроан: — Странно, что внутри этой священной пандаренской земли всё залито какой-то гадостью. Никогда ничего подобного не встречал, — задумался шаман.
Бриана: — Эту слизь надо показать твоему знакомому ядовару. И пандаренам.
Шемешка сплюнула черное на землю и поскребла между клыками ногтем.
Шемешка: — С чего ты вообще взял, что это пандаренское? — изумилась она, разглядывая палец.
Кроан: — Дол — пандаренский.
Шемешка: — Больше похоже, что гоблины привезли это что-то с собой. Но, что бы они ни планировали, у них не получилось.
Бриана: — Так и будем здесь стоять?

Из шахты выскочил гоблин, прижимавший к груди позвякивающий мешочек, и побежал к дороге на святилище. Странно, но пострадавшим именно он не выглядел.
Шемешка: — Ну уж этот не уйдет... — Убедившись, что никто из орочьей стражи не погрохотал следом за мелким, Шемешка сама пулей вылетела за ним.
Кроан: — Лови гаденыша, — подхватил Кроан и подключился к погоне.
Бриана улыбнулась на прощание орочьим стражам и отправилась прочь от карьера, пешком.
Шемешка: Здесь разница в длине ног сработает, пусть и одна пара немилосердно хлюпала на каждом шагу. И еще очень уж она была сердита... Отскочив от одной из запасных крошшерных деталей, затонувших в глине, Шемешка прыгнула гоблину на спину — всем своим весом.
Шемешка: — Попался! — грозно зарычала воительница, безжалостно заламывая за спину чужие руки. — Отдавай, что у тебя!

Гоблин, которого придавило отнюдь не худенькой орчихой, истошно завопил: — НЕ ОТДАМ! Я ЕГО ЗАРАБОТАЛ!.
Шемешка: — Это я его заработала! — возразила Шемешка, отвешивая зеленому звонкую оплеуху. Крючковатые палцьы никак не распутывались, поэтому ей пришлось согнуться, обхватив дрыгающееся тельце сильными бедрами, и зубами, по одному, распрямлять упрямые пальцы.
Кроан подбежал к пленнику и, услышав его вопль, торопливо заговорил: — Плевали мы на твоё золото, себе оставь. Но пока не расскажешь, что там такое творится, никуда не пойдешь.
Шемешка: — Золото... — разочарованно протянула орка, разглядев, что все-таки прятал от них воришка.
Шемешка: — У, маленький! — и снова замахнулась, хотя на этот раз вхолостую. — Мог бы какой-нибудь артефакт взять, жадина!
Шемешка, развернувшись, просто уселась на нем, вдавливая в землю, и положила ногу на ногу. Не слезет, пока Кроан все не выведает.

Гриззл Скрипетол: — Один уже взял там какой-нибудь артефакт и теперь дохлый валяется!
Шемешка: — Это вы лужу раскопали? — пришпорила Шемешка мелочь.
Гриззл Скрипетол: — Мы тут всё раскопали, корова жирная. А ну-ка слезь с меня.
Бриана: — Корова — благородное животное, не то что жук навозный, — сказала с отвращением Бриана, которая как раз догнала орков.
Кроан: Кроан не отвлекался на ругательства: — Что за артефакт?
Гриззл Скрипетол: — НЕ ЗНАЮ Я! Ваш главный и так уже кинул нас с оплатой на несколько тысяч, а тут и вы еще пристали.
Шемешка, оседлав твердое от негодование тело, недовольно поморщилась, наткнувшись на какой-то острый позвонок. Примяла его, чтобы ничего больше не торчало.
Шемешка: — А что с тем дохлым случилось? От чего помер?
Гриззл Скрипетол: — Сунулся прямо в центр зала под артефакт, когда стену взрывом проломило. В него что-то вселилось, и на нас напало, — гоблин, кажется, начал успокаиваться.
Кроан: — Так что за артефакт? Хватит дурака валять, вас не просто так заставили копать именно здесь.

Шемешка его еще немного профилактически подвзбила.
Шемешка:И ты видел, что это за штука?
Бриана посмотрела в глаза сперва Кроану, затем Шемешке. Всё понятно.
Шемешка задержала на себе этот взгляд. Чуть нахмурилась — сама она еще мало что понимала.
Гриззл Скрипетол: — Какие-то остатки какого-то древнего бога. Про них в каких-то свитках на севере прочитали несколько месяцев назад.
Кроан: — Вы согласились раскопать останки еще одного Йогг'Сарона за сотню золотых? — неожиданно спокойно спросил орк, сжав кулаки.
Бриана: — Ему обещали больше.
Гриззл Скрипетол: — Не за сотню, конечно! За десять тысяч. Низковата цена, но Гаррошу так просто не откажешь.
Шемешка распахнула глаза при этом. Наклонилась прямо над ухом гоблина и, опираясь для удобства на его шею локтем, чуть приподняла носатую физиономию, чтобы голос звучал отчетливее, а слова вылетали без земли.
Шемешка: — Оно все еще там?
Гриззл Скрипетол: — А куда они денутся. Только там кор'кронцы всё оцепили, — испуганно ответил гоблин.
Шемешка отпустила гоблина обратно в грязь. Вытерев руки о воротник его рубахи, с достоинством поднялась.
Кроан схватил гоблина за шиворот и поднял его к своей морде.
Кроан: — Еще раз увижу тебя где-нибудь — башку оторву. Проваливай, — он опустил Гриззла на землю и добавил пинок для ускорения.
Шемешка: — Если хотя бы часть сказанного правда... — Шемешка покачала головой. — Это даже хуже плохих стихов. Намного хуже.

Кроан покосился на гоблина, уже пробежавшего полпути к дороге, и застыл. К шахте шагал Гаррош Адский Крик в сопровождении еще одного отряда орков.
Шемешка подняла глаза на собрание зевак, спустившихся понаблюдать из Зала. Так и торчали там, на гребне. Только какие-то застывшие. неподвижные...
Бриана: — Вовремя мы ушли.
Шемешка проследила за направлением их взгляда и шумно сглотнула.
Вождь Истинной Орды приблизился к входу в штольню и остановился. Навстречу ему из темноты выкатили сундук.

ID: 14175 | Автор: admin
Изменено: 10 сентября 2013 — 5:09