Осада Оргриммара Наш столик

Бриана
...и еще миллион персонажей Gjyr

Шемешка: — Превосходная погода на улице. Если, конечно, вы из тех, кто любит эти лужи, мокрую обувь и ветер в лицо. Не против, если я присоединюсь?
Бриана почесала затылок: — А кто ты?
Шемешка: В маленьком кафе на балконе Зала Полумесяца было много шума, но мало посетителей. Шум — сквозной, внешний. Его приносил тот самый ветер. Орка, однако, в не самой чистой обуви и не самыми опрятными волосами, выбрала среди пяти пустых столиков именно этот. Занятый.
Шемешка: — Просто путешественница. А вы?
Шемешка: В одной руке она держала большую кружку пива. В другой был походный посох. Был — она уже прислонила его к столешнице.

Бриана серьёзно задумалась над ответом.
Бриана: — Наверное, тоже просто путешественница. Садись, раз так.
Шемешка: Кружка хлопнулась о стол, заискрилась струйками разлившейся пены.
Шемешка: — Замечательное место. На мой вкус. Этот зал... вы так не считаете?
Шемешка: Зеленокожая гостья уселась на низенькой лавочке по-пандаренски и сделала знак хозяйке, что обедать будет именно тут.
Бриана: Видя столь учтивую орчиху, Бриана совсем растерялась.
Бриана: — Может быть и считаю, а что?
Шемешка: — О, и вы тоже? Как здорово, — она наклонилась над пивом, чтобы отхлебнуть великанский глоток. Когда заговорила вновь, над губами ее выросли желтые пенные усы. — Вот что-что, а строят пандарены монументально. Даже когда не для себя. Что это было? Одна из крепостей могу?
Шемешка: — И вот они снова тут. Закатили кеги, посадили везде эти миленькие маленькие деревца, разожгли поленья в очаге — и вот, это самая гостеприимная военная крепость всех четырех континентов.

Бриана: Бриана прищурилась. Это, право, очень необычное представление: — Вы знаете, вы очень воспитаны для орчихи.
Шемешка: — Благодарю вас.
Шемешка: Края пивных усов немного приподнялись — польщенная улыбка. Голубые глаза лучатся спокойным удовольствием.
Шемешка: — Меня зовут Шемешка.
Бриана: — Меня зовут Бриана.
Бриана почесала веко.
Шемешка: — Очень приятно познакомиться с вами, Бриана, — совершенно искренне призналась Шемешка. — Скажите, а вы давно служите Святому Свету?
Бриана пожала плечами.
Бриана: — С чего вы решили, что я служу Святому Свету.

Улыбчивая пандаренка, управляющая в удивительно опрятном, бархатном на вид фартуке, принесла Шемешке ее обед.
Шемешка: Обменявшись с ней любезностями, орка недолго поглазела на собеседницу. — Солнце подсказало мне. Я ошиблась?
Бриана: Бриана смотрела на свою чашку, на донышке которой были остатки зелёнего чая.
Бриана: — Если солнце подсказало вам, значит оно и ошиблось. Я не служу никому, — сухо ответила Бриана.
Шемешка: Улыбки на пару с Ски. Шемешка приблизила к себе поднос, опустила веки, наклоняясь над яствами. Пахло, по-видимому, сногсшибательно — застывшая блаженная физиономия.
Шемешка: — Солнце любит подшутить надо мной какую-нибудь неловкую шутку и понаблюдать за конфузом, — честно произнесла Шемешка, открывая глаза. — Оно так по-домашнему устроилось в ваших волосах минуту назад, что я сразу подумала: "Бриана — точно одна из этих храбрых и могучих паладинов!"
Бриана кашлянула.

Шемешка: — Пожалуйста, не сердитесь на меня из-за этого. Вы не здоровы? — Шемешка озабоченно уставилась на девушку.
Бриана: — Я нормально себя чувствую, спасибо за беспокойство, — Бриана поджала губы.
Бриана: — Вы знаете, паладины ведь намного сложнее, чем гласят ваши представления о них.
Шемешка: Шемешка отломила себе кусочек сыра из молока яков и подтянула поближе миску с супом из морепродуктов. — Неужели? Все, что я помню о вашем Ордене, — это то, что вы сражаетесь в первых рядах и не только сокрушаете врагов мастерским владением оружием, но и успеваете ободрять раненых и отчаявшихся каким-нибудь необходимым словом.
Бриана: — И всё?
Бриана: Бриана поискала глазами место, на которое можно было бы облокотиться, но у табурета не было спинки, а стол был чем-то заляпан.
Шемешка: — И еще то, что вы не особо горите желанием сражаться в первых рядах вместе с другими воинами из Орды, — беззаботно продолжила Шемешка, набив
Шемешка: рот вареными моллюсками. — Но я отлично вас понимаю. Увы, орки редко начинают справедливые войны.
Шемешка: — Если, конечно, такая штука вообще существует — справедливая война.

Бриана: — А вы горите желанием сражаться в первых рядах?
Шемешка: — Когда-то это было смыслом моей жизни. Орк не может прославить себя, ковыляя в арьергарде. Но — первая в бреши крепостной стены, первая против вражеского генерала — здесь можно было найти и славу, и честь.
Шемешка: — Так было, — мягко улыбнулась Шемешка, опуская глаза.
Бриана: — Что же изменилось, если не секрет, — Бриана оперлась локтями на колени.
Шемешка: — Я больше не считаю убитых. И не считаю битвы, которые пережила. Вы знаете, — ухмыльнулась Шемешка, хотя в голубых глазах было мало веселья, — сосчитав однажды три тысячи семьсот семьдесят две ступеньки до вершины Одинокой горы — и примерно столько же мозолей на своих ногах — я теперь стараюсь избегать праздного счета и праздных гонок. На самом верху увидела, что в мире есть вещи поважнее и личной чести, и боевой славы. Пожалуйста, расскажите о вашем Ордене, Леди Бриана.
Бриана: — Я уже сказала, что никому не служу. Никакому ордену или вождю, — Бриана допила остатки из своей чашки.
Шемешка: — Тогда я снова прошу у вас прощения, — произнесла Шемешка, вытирая тряпкой мокрый рот. — Это все солнце.

Бриана: Бриана молча разглядывала необычную орчиху, ища подвох, после встречи с Кроаном это всё было очень странно. И к чему все эти вопросы о её прошлом? Неужели кому-то подобное может быть действительно интересно.
Шемешка: А та просто отламывала себе рулет, кусочек за кусочком, намазывала его маслом и обмакивала в подливке, пока не пропитается и не потяжелеет, и темно-коричневый вес не начнет утягивать его на дно. Молчание совершенно не заботило ее, казалось, и она чувствовала себя естественно и легко, время от времени поглядывая на хмурую собеседницу с таким видом, будто они вместе подготовили какую-то проказу и сейчас просто тянули время, перед тем как та заиграла бы с полной силой и они смогли бы уже собирать урожай. Откуда-то снаружи до них доносились звуки гоблинских машин, далекие и угрожающие.
Бриана: Бриана не знала, что сказать, да и не было особого смысла что-то говорить. Новый день — очередной сюрприз.
Бриана: — Почему вы интересуетесь? — Бриана наконец нашла, чем нарушить молчание.
Шемешка: — Орденом? — как ни в чем не бывало уточнила Шемешка. Расправившись с обедом, она аккуратно отодвинула поднос и глотнула потеплевшего пива.
Бриана: — Да, — Бриана собрала руки в замок.

Хозяйка Ски вернулась, чтобы забрать поднос и снова наполнить мисочку Брианы свежим чаем. Шемешка поблагодарила ее участливым взглядом.
Шемешка: — Думаю, что пришла пора, — хмыкнула голубоглазая, лукаво сощурившись. — Столько лет вместе, а я еще ни разу не задавала этих вопросов. Подумать только — столько времени я не видела дальше кончика собственного носа. И не интересовалась ничем, кроме самой себя, своего клана и удовлетворения своего собственного эгоизма. Я подумала, что наша встреча — отличный повод, чтобы заполнить прореху.
Бриана: — Неужто наша встреча — первый повод. Или вы всем задаёте эти вопросы?
Шемешка: — Первый. Вы удивлены? Все эти месяцы после высадки я провела в стороне от Коркрона. Наверное, я и правда должна выглядеть так, будто только что с гор спустилась...
Бриана: — И вы выбрали меня.
Бриана: Бриана снова попыталась облокотиться на спинку стула, но вовремя вспомнила, что её нет.

Шемешка: — Солнце! — сквозь смех кое-как выговорила Шемешка. — Не я!
Шемешка: Но смеялась недолго — еще один оглушительный взрыв перекрыл разом все звуки. Даже мисочка Брианы зазвенела от него на поддоне. Шемешка не нахмурилась, но в долгом взгляде, направленным к высокой, окрашенной закатом арке, было что-то задумчивое, оценивающее. В кривой ухмылке оставалась лишь слабая тень прошлого удовольствия.
Шемешка: — К тому же слишком многое вокруг нас неузнаваемо изменилось. Со многими вещами приходится знакомиться заново.
Бриана: — Вы религиозны?
Шемешка: — Как и любой магхар, наверное, — вздохнула Шемешка, встряхнув головой так, будто хотела вытрясти оттуда все мрачные мысли, — в меру. Однако я всегда старалась с уважением относиться к чужой вере и к чужим убеждениям.
Шемешка: Она недолго помолчала, а потом добавила, тише: — Но тоже — в меру. Почему вы ушли из Ордена?"
Бриана подняла бровь.

Бриана: — Эта служба, как и любая другая мне в тягость. Я отвечаю за себя, хорошо бы, чтобы другие так же поступали.
Бриана: — Для того, чтобы жить, никакие ордена не нужны.
Бриана сделала несколько глотков из своей чашки.
Шемешка: — Вы правы, — вздохнула Шемешка, с признательностью поглазев на Бриану поверх своей кружки — уже совсем легкой. — Я как раз сегодня думала, как же мне объяснить то же самое своему командиру.
Бриана: — Вы меня не понимаете.
Бриана покачала головой.
Бриана: — В каком подразделении вы состоите?
Шемешка: — В "Косматой шкуре". Но я не уверена, что все еще числюсь в списках, Леди Бриана. Я не являлась на построения уже много месяцев.
Бриана: — А командира как звать?
Шемешка: — Наверное, уже Гроуг, если Черный Мастиф все-таки погиб. Вы знаете кого-то из моего отряда?
Бриана: — Вряд ли. У меня мало друзей-орков, менталитеты наших народов не очень сочетаются друг с другом.
Шемешка: — Что ж, я только надеюсь, что сегодня нам удалось хотя бы по камню положить в строящийся между нашими народами мост, — улыбнулась, распутывая ноги, Шемешка. — По одному и маленькому, зато сразу с обеих сторон. Я благодарю вас за нашу беседу. Теперь мне предстоит еще одна, и, увы, куда менее приятная. С солдатами Коркрона. Всего доброго, Леди Бриана. Пусть солнце всегда будет на вашей стороне.
Шемешка: Она встала и взяла в руку посох. Низко поклонилась и, захватив с собой пустую кружку, понесла ту к Ски — расплачиваться.
Бриана: — Удачи.

ID: 14164 | Автор: admin
Изменено: 8 сентября 2013 — 18:34