Бойцовский клуб: Пьяный Молот против братьев Громопят

Ставки сделаны, толпа рвет и мечет. Обычный день для подпольных боев в порту Штормграда. Где-то далеко, среди оборудования, закупленного для очередной войны, был слышен рев рабочих и обычных прохожих, что любили иногда сделать ставку. Самые лучшие места были наверху, на огромных скоплениях ящиков и двух танках, стоящих рядом. Остальные же зрители стояли за едва очерченным кругом, пропитанным грязью, потом и кровью бойцов. И лишь один Дэн Каллен, организатор этих боев, наблюдал издалека, стоя у единственного входа к импровизированной арене. Он-то и смотрел за стражей и принимал ставки.

Расталкивая толпу, за черту круга вступил дворф, который резко выделялся средь остальных своим ростом. Торс у него был оголён, костяшки перевязаны, а тяжёлые сапоги затянуты донельзя. От него явно пасло перегаром, но то, что он был не в форме, сказать было нельзя.

Бранясь на своём, дворфийском, он встал в центре круга и обвёл глазами арену. Где же был его соперник?
А вот и соперник. Точнее даже два соперника. Тоже дворфы, но не такие большие, как он. Обычные бронзобороды. Или Громовые Молоты. Никакой, впрочем, разницы. Два рыжих бородача в кожаных портупеях и при наглых мордах шагнули в грязь и размяли кулаки. Дэн Каллен объявил:

- Сегодня у нас чисто дворфийский бой! Справа у нас Винни и Вилли, братья Громопят, прямо с заснеженных гор Кхаз'Модана! А слева...
- А слева, - тут же подхватил Дэна Каллена его худощавый помощник и правая рука, - Пьяный Молот!

Дворф, как только назвали его прозвище, похрустел шеей и повертел плечами, поигрывая мускулами. Видимо, для него бои с двумя или даже тремя противниками были нормой.
- Ну, сломаем этот е[:lll:]й молот! - проорал, смеясь, один из Громопятов. Они были похожи, так что разобрать кто Вилли, а кто Винни, было сложно.

Тем не менее, бой начался, и все три карлика вышли в центр.

Молот начал быстро и живо: стиснув кулаки, он яростно крикнул - это была его визитная карточка, а затем он на своих двух рванул к одному из братьев. С необычайной злостью кулак Пьяного Молота полетел в лоб Винни, рассекая воздух.
Винни едва успел поймать своими руками кулачище Молота, и в то время к нему подлетел Вилли. Пока первый схватился за руку громилы, другой лупил его кулаками по хребту и груди - такова была обычно их тактика: один держит, второй лупит.

Молот будто бы ожидал, как Вилли закончит череду ударов по его животу, а затем резко дёрнул левой рукой, и его костяшки уже ожидали соприкосновения с челюстью одного из братьев. Оба брата отпрянули от здоровяка, а один из них и вовсе отлетел.

Толпа гудела. Грубый, дворфийский мордобой приходился им по нраву, и никто не жалел о своих ставках. Хотя они хотели большего, большей крови и выбитых зубов.

- Ломай им спины, Молот! - громче всех проорал какой-то работяга, поправляя в руках замысловатый инструмент.

Пьяный Молот что-то пробубнил на дворфийском в ответ и громко выдохнул, вновь концентрируясь на схватке. Раз толпа желала крови, значит он обязан её пролить. Дворф, не особо волнуясь о быстроте, схватил брата, не потерявшего равновесие, за лямки и слегка поднял над землёй. Вилли оставалось лишь брыкаться и бить ногами по торсу Пьяного Молота, что, впрочем, было не столь успешно.

Молот же начал разукрашивать морду Вилли, вкладываясь в каждый удар и поддерживая дворфа над землёй всего одной левой. Было ясно, что инициативу он перехватил, оставалось только победить.

- Уйди от него, сука! - послышалось за спиной, и тут же уже на спине его висел Винни, очухавшийся и злой. Он мигом вспрыгнул на плечи Молота и схватил своей неприятной ручищей за нос, принявшись оттягивать его назад и перекрывая доступ кислорода. Молот был силён и вынослив и вполне оправдывал своё прозвище. Но от такой пакости даже он не был застрахован, потому он небрежно кинул первого брата на землю и занялся вторым, пытаясь застать его своими ручищами или же просто сбросить.

Но Громопяты были как назойливые блохи - возьми одного, второй инстинктивно начнет колотить. Так и сейчас. Пока здоровяк был занят Винни, Вилли встал и, поймав откуда-то из толпы какую-то палку, резко ударил прямо по колену Молота, а потом сразу же в грудь.

Что-что, а колено у Молота было больным местом, после той заварушки с лучниками-троллями, где он служил пехотинцем. Он вскрикнул и заревел, здоровой ногой со всей силой отталкивая подскочившего братца с доской в руках и не переставая заниматься вторым, расположившимся у него на плечах.

Долго летел наглец с доской. В то время его брат не переставал всячески измываться над головой оппонента - и колотил, и рвал волосы, оставалось только за бороду дергать, но Винни был занят головой Пьяного Молота.

- Сдохни! - немногословно проревел Молот, резким движением скидывая прыткого Винни.

Хоте те доставили ему уже немало хлопот - голова гудела, колено ныло, почти каменная грудь дворфа покраснела.
В ту же сторону полетел и Винни. Оба карлика едва очухались, потрепанные, один в крови, другой в синяках. Но у одного была палка, а это был им плюс. Второй раунд!
Молот в который раз хрустнул костяшками, на которых ткань уже начала принимать багровый оттенок, а затем уже медленнее, чем обычно, зашагал к соперникам-дворфам, чтобы мигом отнять у одного из братьев палку.

- Иди сюда, да!
- Что, сучка, совсем издохла? Громопяты тебя поимеют!

Братья-дворфы встали в боевую стойку и приготовились к атаке. Но крепыш-дворф не думал проявлять слабину, а потому ускорился и постарался вырвать из рук своего соперника палку. Но в этот же момент, будто заранее договорившись, второй Громопят полетел в живот Молота, атакуя его в пах своим челом и захватывая его ноги.

Пьяный Молот рухнул на грязь, наконец показав на своём лице гримасу боли. Но пока сам он отходил от болевого шока, руки его будто сами дикой мельницей полетели на дворфа, повалившего его наземь.

И тут же его лицо встретило ту самую палку. Вилли резко, с размаху, опустил её прямо на горбатый нос Пьяного Молота. И еще раз. И снова. Толпа на какое-то время затихла, лишь взвывая и ахая при каждом ударе по носу Молота. К слову, последний только слегка подёргивал головой при каждом ударе. И, когда один из братьев замахнулся для нового удара, он был настолько зол, что готов был разорвать его на две ровные половинки, что отчётливо читалось по его лицу, которое сейчас было всё в крови.

Пьяный Молот, позабыв о боли и впав в дикую ярость, лягнул ногами одного и ринулся на второго, обрушивая на него целую кучу ударов, которые только набирали силу и скорость с каждый последующим. Эти удары были сильными. Нет, они были чертовски сильными, так как лицо Вилли просто расползлось в одной большой каше из выбитых зубов и синяков. От резкого броска доска отлетела в сторону, и в секунды брат-дворф терял сознания, получая все большую порцию боли.
Молот не останавливался и под гул толпы закончил с Вилли последним ударом, который мог бы отбросить даже вепря. В этот раз его брат Винни не кричал. Он, встав, просто встал, замер, наблюдая, как его брата избивают до смерти.

- С... сс... Тварь, мать твою! - крикнул он в припадке вместе с еще кучей дворфийской ругани, и вновь выполнил свой коронный рывок головой в грудь.

Молот опять рухнул на землю. Единственное, что он не учёл в своей ярости, так это то, что, истратив все силы на одного противника, ему предстояло сражаться с ещё одним, не менее прытким. Прытким и злобным. На этот раз правило подпольной арены были в полной силе: "единственное правило - никаких правил". Налетев на Молота, Винни быстро перебрался к его голове, уперся коленями в плечи и принялся также безбожно уродовать здоровяка. Месть была сладка - удары шли один за другим, а затем - залом, дворф перевернул противника на живот и кое-как поднял на ноги.

От ''Пьяного Молота'' оставалась только первая часть - сейчас Молот больше походил на пьяного мужичка, чем на бойца арены. Он хоть и пытался что-то предпринять, но все попытки вырваться были тщетны, только время от времени его кровавое лицо подавало признаки жизни, а губы изрыгали проклятья на дворфийском.
Поставив побитого на ноги, - насколько это было возможно, - Громопят провел добивание: рывок, разгон, прыжок и приземление прямо на голову полусогнувшегося противника. Босые пятки опустились на чело Молота с таким звуком, будто пробили череп до самого основания. Исход был предсказуем - все еще озлобленный и взбешенный карлик стоял на голове повалившегося и проигравшего Пьяного Молота.

Толпа сыпала проклятиями на победителя.

ID: 11382 | Автор: EatMyDust
Изменено: 13 октября 2012 — 8:37