Внимание: материал с «шок-контентом»!
Опубликованный на этой странице текст содержит описание жестоких убийств, пыток, расчленений или отыгрыш гномов.
Не читайте его, если вы младше 18 лет или сторонитесь подобного.

Перерождение Восход багровой луны

Освальд "Потрошитель" Андерфелс
Дардаса Черная Луна
Риканда

---------------------------------------------
Странное это было место, Дом Мистических гаджетов. Место, ставшее прибежищем для существ, не вполне «нормальных» с точки зрения большинства: вместо того, чтобы сажать деревья, строить дома, растить сыновей, ну, или, на худой конец, воевать, эти «чокнутые» дни и ночи напролет трудились над своими изобретениями, довольно часто — опасными, и почти всегда — бесполезными.
Как раз одна из таких «ненормальных» в данный момент пыталась решить для себя непростую задачу, из разряда «и хочется, и колется». Захлопнув очередной пыльный фолиант, немертвая отложила его в сторону с тяжким вздохом, напоследок стукнув кулаком по ни в чем не повинной книге. Снова ничего интересного, можно было и не смотреть! Она знала, она прекрасно знала, где может находиться та информация, что была ей необходима… Акерус. Его библиотека хранила тайные, запретные знания Плети, редчайшие книги из коллекции Кел’Тузеда были доставлены сюда после падения Наксрамаса — об этом позаботились те из рыцарей Черного Клинка, кто, как и сама Риканда, не только махали мечами, но и занимались наукой.
Но была одна маленькая проблема. Она больше не была рыцарем Черного Клинка, и если она явится в Акерус, ее, скорее всего, убьют. Благо, есть за что. Эксперименты, которые она проводила, обретя свободу воли, были весьма сомнительными с моральной точки зрения, как для живых, так и для немертвых, добровольно с живыми сотрудничающих.
Вся надежда была на то, что ее попросту не узнают. В ней не осталось почти ничего от прежней Риканды Абервилль, ничего, делающего ее похожей на человека не только внутренне, но и внешне. После неудачного эксперимента с Чумой она стала подобна Отрекшимся, с их болезненно-бледной кожей и обнажившимися в некоторых местах костями; за представителей этого народа она себя обычно и выдавала, пряча глаза рыцаря смерти под инженерскими очками. Да и волосы ее, некогда черные, после манавзрыва в лаборатории стали совершенно седыми, из-за чего она стала похожа на старуху много старше своих реальных лет.
Риканда повертела в руке изрядно помятый жетон — эмблему рыцаря Черного Клинка. Ее губы скривились в презрительной улыбке. Эти тупые вояки ни о чем не догадаются, она расскажет им тысячу и одну трогательную историю о несчастной рыцаре-нежити, пытающейся найти свое место в мире, где «они больше не братья», и решившейся в итоге вернуться в Орден. Если вообще кому-то захочется ее о чем-то расспрашивать.
Риканда прикрепила эмблему поверх своего черного, с красным орнаментом, плаща. Очки, скрывающие глаза рыцаря смерти, на сей раз одевать она не стала, напротив, спрятала их в небольшой рюкзак, единственную вещь, которую она взяла с собой, помимо оружия — двух рунных сабель и нескольких гранат. Эти гранаты, ее собственная разработка, должны были стать особым «сюрпризом» для немертвых собратьев в случае, если бы они все же решились на нее напасть. А при мысли о том, что подобная граната может сделать с живым существом, она и вовсе мечтательно улыбнулась.
Наконец, все приготовления были закончены, и она сделала то, что умел любой рыцарь смерти, даже стоящий «вне закона»: открыла портал в Черный Оплот.

Место, ставшее «вторым домом» для немертвых рыцарей, не вызывало у Риканды никаких эмоций. Обычная архитектура Плети, такая же, как была в Мрачном своде, где произошло ее перерождение. И такая же, как в Подгороде, обитателям которого Риканда поклялась служить, как некогда служила Плети, и куда не имела ни малейшего желания возвращаться теперь, когда ее считали погибшей.
Пока все складывалось удачно. Стражники — две мрачные фигуры на мрачных конях, патрулирующие большой коридор, удостоили ее лишь мимолетным взглядом. Спокойно и уверенно, как существо, имеющее полное право находиться там, где находится, и делать то, что делает, Риканда направилась в библиотеку.
Большая комната, заставленная книжными стеллажами, была пустынна — обитающие в Акерусе рыцари смерти не были охочи до чтения книжек. Не испытывая неудобств, связанных с потребностями живых, Риканда могла уделить своим поискам столько времени, сколько понадобится. Ее интересовала любая информация о магической аномалии, находящейся где-то глубоко под землей в районе Тирисфальских лесов, и она надеялась ее отыскать среди записей Кел’Тузеда.
Однако час проходил за часом, а она ни на йоту не приблизилась к своей цели. Неужели ее надежды были напрасны, и великий некромант знал об аномалии не больше нее самой? А может, не стал доверять свои знания бумаге? Либо его записи о данном предмете попросту были уничтожены, как и многое другое, что эти лицемерные святоши сочли «опасным» и подлежащим уничтожению? Жечь книги — вот что было истинным преступлением в глазах Риканды. Она бы сама с удовольствием сожгла тех, кто поступает подобным образом с источником бесценного знания…
Внезапно за ее спиной раздались тяжелые шаги, и хриплый, немного лающий голос произнес:
— Какая приятная встреча!
Риканда, стоявшая у стеллажа, выронила книгу, которую держала в руках, и развернулась резко, рывком, машинально выхватив из ножен сабли. Этот голос был знаком ей, даже слишком хорошо знаком.

Тяжелая дубовая дверь, наконец, рухнула под ударами, и пытавшийся защищаться вурдалак был буквально втоптан в землю толпой ворвавшихся стражников и инквизиторов в белых с красным одеяниях. К Риканде потянулись руки, чтобы схватить ее, и голос, тот же самый голос донесся с лестницы:
— Уходит! Держите ее! Держите! Не дайте ей уйти через портал!
Лютый холод, призванный Рикандой из самых глубин своей сущности, моментально понизил температуру в помещении до состояния межзвездной пустоты. Окаменели и покрылись толстым слоем льда протянутые к ней руки стражников, хрустнули и разлетелись на множество осколков бутылочки со всем своим содержимым, собранные в ее сумке. Они всегда хранились в домашней лаборатории и потому не были защищены дорогим зачарованным стеклом.
Риканда прыгнула в портал… и упала на каменные плиты пола в Черном Оплоте. Ей удалось спастись, но все ее труды погибли. И у нее больше не было лекарства.

А сейчас он стоял, глядя на нее, и щерил свои клыки, сверкая ледяными глазами. Ворген. Тогда, в Штормгарде, он не демонстрировал так явно свою звериную природу, изображая из себя добропорядочного человека, всецело преданного живым, готовый выдать им своего бывшего собрата — только бы заслужить их расположение. Но надо признать, что вражда их началась задолго до этого, еще во времена владычества Плети, когда первую партию оборотней из Серебряного бора доставили в некрополь, собираясь в качестве эксперимента сделать из них новый, элитный отряд рыцарей смерти. Этот рыцарь-ворген был создан тем же самым некромантом, что и Риканда, и стал его вторым учеником.
— Крофорд. Я могла бы и догадаться. Ты один из тех немногих в этой конторе, чей мозг еще не выели окончательно могильные черви. Хочешь отведать, каковы мои клинки на вкус? — плавным, танцующим шагом Риканда приближалась к воргену, заходя ему за спину, и ее рунные сабли слабо светились голубым в полумраке библиотеки.
— Драться с тобой? Ну уж нет! — ворген фыркнул, стоя на прежнем месте, и даже не повернув головы в ее сторону. — Братья позаботятся о тебе. Я рассказал им все про твои опыты, даже не сомневайся. Приговор тебе давно уже вынесен, и желающих привести его в исполнение найдется с избытком.
Как бы подтверждая его слова, в дверном проеме возникли две темные фигуры стражей. Риканда замерла.
Крофорд рассмеялся резким, лающим смехом.
— Прийти сюда было верхом глупости с твоей стороны! Отрекшаяся сестра, пожелавшая посетить библиотеку Акеруса. Неужели ты думала, что я не догадаюсь? Я был уверен, почти наверняка уверен, что рано или поздно ты явишься сюда, и рад, что ты не обманула моих ожиданий.
Риканда не стала больше тратить время на болтовню. Где двое охранников — там и десяток набежит, затевать бой в самом Акерусе — означает заранее обречь себя на поражение. Подцепив одной из сабель свой мешок, валявшийся здесь же, на полу, и закинув его на плечо, она вложила все силы в стремительный прыжок, в мгновение ока оказавшись за спиной не ждавших подобного охранников, и пустилась бежать по коридору. Топот латных сапог за спиной известил ее о погоне.
— Тебе все равно некуда бежать! Не думаешь же ты, что портал из некрополя пропустит тебя? — ворген хохотал прямо в ее удаляющуюся спину. Риканда выбежала на широкий балкон Черного оплота, откуда открывалась великолепная панорама на унылые, истерзанные войной земли внизу и башенки полуразрушенного Анклава Алого Ордена неподалеку. Нежить запрыгнула на ограждающие балкон перила и в последний раз бросила взгляд на своих преследователей.
— Ну-ка догони меня, если сможешь! — рассмеявшись каким-то безумным смехом, она прыгнула прямо вниз, в разверзшуюся под ногами пустоту. Ее плащ встопорщился и вывернулся наизнанку, расцветая над головой черно-красным куполом парашюта.
Ветер, дувший с моря, сносил ее чуть в сторону и в направлении полуразрушенного поселения, некогда служившего прибежищем алым фанатикам. Минуты полета… Наконец-то твердая земля ударила ее по ногам, и не удержав равновесия, Риканда упала прямо в раскисшую жижу дорожной грязи.
Риканда встала, отряхивая с плаща налипшую на него землю. Ей в очередной раз удалось сбежать, перехитрив своих преследователей, однако они должны были быть где-то неподалеку, воспользовавшись путем, который для нее — отверженной — был закрыт. Порталом, ведущим из Акеруса вниз. Немертвая настороженно оглядывалась вокруг, пытаясь определить направление, в котором сможет двигаться, не рискуя напороться на преследующих ее акеритов.
Не то, чтобы она боялась открытой схватки, но она предпочла бы ее избежать. Во всяком случае, в такой близости от Черного оплота, где ее преследователям ничего не стоило получить подкрепление. Заметив неподалеку чахлую рощицу деревьев, Риканда направилась в том направлении, надеясь под их сенью обрести укрытие.
Впереди дорога разветвлялась. Одна тропа вела на восток, к побережью, где когда-то располагался город Алого Ордена, опустошенный Плетью под руководством Артаса. Другая, более широкая и облагороженная, — к Длани Тира, занятой Серебряным Авангардом. Даже членов Клинка не слишком жаловали в обители Света, хотя, конечно, это никогда не афишировалось. Суровые стражники придирчиво проверяли каждого въезжающего рыцаря смерти, и если у него не было при себе знаков различия Ордена, то судьба его была незавидной.
С моря подул холодный ветер, принося пробирающий до костей мороз. Если забраться на скалы у склона холма и взглянуть на воду, то можно было разглядеть белые буруны, разбивающиеся о прибрежные камни, и темные тени на воде. Солнце зашло за тяжелые тучи, приближался вечер, наполненный ожиданием темноты и мрака ночи. Скорее всего, ночью будет дождь. Хотя в Чумных Землях всегда кажется, что будет дождь. Сырость и мгла покрывали холмы и редколесье, а выжженная земля Нового Авалона источала уныние и пустоту смерти. Здесь никто не отваживался поселиться вновь — живые обходили это место стороной. И только мертвые могли найти здесь покой.
Она почти достигла своей цели, когда из окутывающей все вокруг мутновато-болезненной дымки показались фигуры трех всадников. Ее преследователи, опытные воины, легко предсказали ее маршрут — ибо подходящее укрытие среди этой голой, изрезанной язвами прошедшей войны земли, здесь было только одно. Риканда поняла, что схватка неизбежна, и развернулась к своим преследователям лицом к лицу.
Откуда-то с востока налетел порыв леденящего ветра, ветра, развевающего полы ее плаща, ветра, поющего радостную песню смерти. Ветра, бывшего ее другом.
Нежить хрипло рассмеялась в лицо своим врагам. Те, в свою очередь, действовали медленно, методично, не спеша. С чувством охотников, загнавших свою добычу. Вот только кто здесь был охотником, это был еще вопрос.
У подножия холма, отделяющего побережье от высокой земли, неподвижно стояла чья-то фигура. Всадник на лошади. Откуда он взялся? Был ли он из Акеруса, преследовал ли Риканду? Ответа на эти вопросы не было. Он просто стоял и наблюдал. Рядом с ним, у ног лошади прямо на земле сидела тонкая фигурка эльфийки. Они казались частью ландшафта — такие же неподвижные и застывшие, как полуразрушенные здания Нового Авалона. Издалека невозможно было разглядеть их лица, если у них вообще были лица. Безо всякого интереса они наблюдали за тем, как из Акеруса выпрыгнула Риканда, как приземлилась, как искала убежища в сени редких скорченных деревьев. Там, дальше, она могла бы укрыться в зданиях. Но ее все равно бы отыскали. Клинок никогда не допускал ошибок.
Ворген, обнаруживший ее в библиотеке и теперь возглавивший погоню, спешился первым и произнес:
— Тебе не уйти от нас снова, труп. Готовься к неизбежному.
Два его напарника, человека, казалось, были лишены собственных эмоций и собственного мнения. Они были всего лишь исполнителями, ранее выполнявшими приказы Короля Лича, а теперь — Дариона Могрейна и его офицеров. Риканда презирала подобных "собратьев по проклятию", так и оставшихся рабами. А этого воргена, преследующего ее — вдобавок и ненавидела.
— Хочешь поиграть со мной, собака Аругала? Что ж, это можно. Но не так быстро и один на один! — с этими словами Риканда сорвала с пояса две гранаты и запустила их в направлении спутников воргена. Впрочем, гранатами эти устройства, похожие на металлические шары, можно было назвать весьма условно, ибо они не должны были взорваться. Они были предназначены для другого — кромсать плоть, с равным успехом и живую, и мертвую. Шары плавно, как бы нехотя полетели по воздуху, преследуя свои цели, ощетинившись множеством зловеще поблескивающих лезвий и издавая тихое гудение.
Человек на лошади, стоявший в отдалении, чуть склонил голову набок, будто бы заинтересованный происходящим. Похоже, что эта немертвая враждовала с членами Клинка. Ему было все равно, но он испытывал некое отдаленное чувство родства к этой нежити. Она пыталась уйти от контроля точно так же, как когда ушел он. Правда, на этом пути приходилось убивать. И убивать много — включая своих братьев по нежизни.
Шары настигли свои цели в тот самый момент, когда ворген прыгнул прямо на Риканду, на лету выхватывая из перевязи за спиной огромный двуручник, переливающийся омерзительно-зеленоватыми рунами. Он был рыцарем нечестивости, и его меч был отнюдь не самым страшным из его арсенала, того, чего ей стоило опасаться. Легким, танцующим движением немертвая ушла от чудовищного замаха, стараясь разорвать дистанцию. Слишком хорошо она знала, что вблизи его оружием станет не меч, а та отрава, которая и была его сутью и его оружием. Отрава, опасная даже для нее.
Все ее внимание было направлено на поединок с воргеном, и она не могла видеть эффект, произведенный ее гранатами, однако была уверена в их действенности — ибо провела немало испытаний, прежде чем рискнуть положиться на них в реальном бою. Вонзившись в немертвую плоть, они буквально вгрызлись в свои жертвы, терзая и разрывая их изнутри своими лезвиями, прокладывая внутри немертвой плоти маршрут, подобно тому, как черви-древоточцы прокладывают свои пути в старой яблоне.
«Рыцари Клинка. Рабы. Они не заслуживают существования.»
Монотонный голос достиг разума эльфийки, сообщая о том, что она уже и так поняла, когда волна отвращения хлынула на нее холодным ледяным обвалом. Меч за спиной рыцаря засветился темно-красным, а единственный глаз в прорези маски вспыхнул и погас. Обычно это означало, что он испытывает какую-либо эмоцию, что случалось с ним довольно редко.
Та, как ни странно, не пропиталась его отвращением, а наоборот, осталась спокойной, даже отрешенной, будто они — хозяин и питомец — поменялись местами. В сущности, мертвячке было все равно. Несколько рыцарей собираются сцепиться в схватке... жрица определенно видела вещи куда более кровавые. Она бы осталась здесь и просто смотрела, будто все происходящее внизу — только картинка в голове, но эльфийка уже знала, что так не получится. Сейчас они вмешаются.
Риканда и ворген остались "один-на-один", как и предсказывала немертвая. Впрочем, ненадолго. Тщетно пытаясь догнать быструю, как ветер, Риканду, он решился использовать прием, который обычно приберегал для крайних случаев. Благо, местность вокруг благоприятствовала подобным маневрам. Прекратив атаковать, вонзив свой нечестивый меч в землю, ворген раскинул руки, и от них во все стороны начали распространяться потоки нечестивой энергии, побуждая все, что лежало в земле и гнило, всех воинов, сложивших здесь головы, воинов плети, воинов длани Тира, восстать и покарать его врага. Там и тут из-под земли полезли руки с частично (или полностью) облезшей плотью, раздался жуткий вой насильственно возвращенных к нежизни существ, ненавидящих того, кто это с ними сделал, но готовых обрушить свою ненависть на Риканду, повинуясь приказу рыцаря-некроманта.
Это было сигналом к действию. Фигура в плаще и доспехах на лошади, до этого бессловесно наблюдавшая за сражением, молчаливо ринулась к месту побоища. Меч сверкнул в воздухе, хотя казалось, что блики света он просто поглощает, превращая в темную энергию. Будто сгусток тьмы приблизился к Риканде и воргену. Протянулись пальцы хватки смерти, сжимаясь на горле воргена и притягивая его к всаднику. Ворген рухнул на землю с такой силой, что будь он живым — у него не осталось бы целых костей. Всадник же не остановился. Мертвая лошадь, издав пронзительное ржание, пронеслась, давя копытами рыцаря Клинка.
Дардаса медленно приближалась. Она чувствовала: ее помощь здесь не нужна, поэтому почти не утруждала себя. Разве что для вида. Расправа над воргеном заставила ее с интересом поднять голову и даже принюхаться, будто пробуя воздух и наслаждаясь ароматом смерти. Ее губы тронула легкая улыбка, и эльфийка облизнулась, вскинула руки, готовясь в любой момент применить свою силу, если что-то пойдет не так.
Когда ворген начал призыв армии мертвых, Риканда поняла, что шутки кончились. Она надеялась, что его сил не хватит на подобные трюки, во всяком случае, в момент их предыдущей встречи он был на это неспособен. Что ж, вероятно не только она одна изучала книжки и совершенствовала свое мастерство все это время. Против целой армии нежити были бесполезны даже ее гранаты, да и своими клинками она не смогла бы уничтожить всех умертвий. Она приготовилась к прыжку, стремясь вложить все силы в последний, решающий, смертельный удар — и будь что будет. Однако ее опередили. Невесть откуда налетевшая черная молния, всадник и конь, как одно целое, буквально смяли некроманта, притянув его к себе. Кто это? Внезапная помощь или новая опасность? Риканда не знала... И настороженно смотрела на явившегося невесть откуда рыцаря и его странную спутницу, приблизившуюся следом.
Рыцарь же медленно развернулся и, вновь подстегнув лошадь, ринулся вперед, превращая и так раздавленного копытами воргена в неприглядную черную массу, отчетливо и гулко хлюпавшую каждый раз, когда копыта погружались в останки. Еще несколько минут этот странный всадник молча топтал воргена, превращая его в темнеющее пятно на земле, а затем остановился и развернулся к Риканде. На нем был плащ с капюшоном, но из-под него было видно не лицо, а что-то неестественно-белое. Маска? Похоже на то.

ID: 11364 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 11 октября 2012 — 0:12

Комментарии (5)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
11 октября 2012 — 16:45 Flo

Зашла взглянуть на лог и, как это бывает, очнулась уже на третьей странице. Не могу сказать, что когда-либо интересовалась отыгрышами нежити, но в вашем случае со строчек прямо-таки веет могильным холодом, очень здорово.

11 октября 2012 — 16:58 Капитан Гномереган Лурий

Классно

13 октября 2012 — 3:24 WerewolfCarrie

Благодарю покорно всех читающих! В следующем логе обещаю еще больше мрака, страдания и боли. А также благодарю Риканду и Птичку за то, что играют со мной. :)

13 октября 2012 — 14:07 Чудесная Риканда

Это тебе спасибо :) Ну и Птичке, конечно. Получила истинное удовольствие от игры с вами, было очень атмосферно. Мало кто умеет так чувствовать и понимать нежить.

13 октября 2012 — 21:15 Waterbird

Поддерживаю! Риканда, ты заслуженная злая няша и понравилась мне. А Кэрри особенное спасибо за то, что до сих пор не погнала меня пинками за мои вечные огрехи))) На самом деле, ты лучший ролевик, которого я встречала, и играть с тобой - величайшая честь для меня.