Незваная званая гостья

Тесмена Блёклые Сумерки
Линдинэль Нор'Диэль
Ланиур Нор'Диэль
Лилталомэль Нор’Диэль

Ранней ночью в городе всё ещё было чересчур людно и шумно. Разве что… Вот, в саду потише. Там и сидела Тесмена, промокая слёзы кружевным платочком.
Город магов, ну как же! Омерзительное место! Дом голубоглазых выродков и щупленьких безухих уродцев, приют для синих демонов и таких страшилищ со всего Азерота, что недолго и умом тронуться. Всхлипнув ещё разок, эльфийка покосилась на древня: тот невозмутимо растирал тушь. И больше никого, к счастью, рядом не было.
Да-да, именно за этим она сюда и собиралась — сделать несколько набросков. Местные виды, незнакомые растения… Да хотя бы тот куст напротив, с вытянутыми листьями и гроздьями мелких белых цветов. Жители Даларана всё-таки что-то подозревали о гармонии, и фонарики в саду создавали весьма любопытный рисунок света и теней.
Через полдесятка всхлипов чародейка, наконец, успокоилась и бросила скомканный платочек рядом, на полированное дерево резной лавочки. А ещё парой вздохов позже взяла кисть и наклонилась над чистым листом бумаги.

В разномастной толпе чародеев и чародеек, гулявших по ночному Даларану, показались две бирюзовые шевелюры. Ланиур и Линдинэль не спеша направлялись в прекрасный сад недалеко от дома. Стройную фигурку Линди полностью скрывал синий шёлковый плащ, искусно расшитый зачарованной нитью. Волосы были убраны в замысловатую причёску, несколько завитых локонов игриво ниспадали на плечи. В этот раз высокорожденная решила обойтись без цветов, но в камнях отказать себе не смогла - рубины, цирконы и изумруды переливались в свете фонарей и сверкали почти так же ярко, как при свете солнца. Рядом с ней шагал Ланиур, в короткой серебряной тунике, белых брюках, которые идеально сидели на его не менее стройном, красивом теле, и белых сапогах; на шее его неизменно светилась подвеска с рубином. Волосы были собраны в высокий хвост.
Дорога была недолгой, и, войдя в прекрасный, сад, освещённый лишь полной луной, эльфы будто отгородились от шума и суеты улицы - сразу стало намного тише и спокойнее. Останавливаться у входа не стали, пошли дальше, вглубь сада, чтобы выбрать место покрасивее. Сгущавшуюся вокруг эльфов тишину нарушало лишь тихое постукивание каблучков Линди по мощёной дорожке.
Ланиур шёл и озирался по сторонам. Наконец он остановился, увидев нужное место -удивительной красоты цветы абсолютно разных оттенков, которые создавали вместе изумительный узор. Проследив за его взглядом, Линди одобрительно кивнула и сняла плащ. Под ним оказалось полуголое тело, прикрытое лишь нижним бельём и полупрозрачным шифоновым халатиком. Ничего лишнего - лишь нежное кружево пастельного голубого цвета на бёдрах, оттенявшее лавандовую кожу, и водопад шифоновых рюш, прикрывающий пышную грудь.
Положив плащ на ближайшую лавочку, высокорожденная направилась к цветам.
- Ну, братик, как тебе угодно, чтобы я расположилась? - с улыбкой спросила она.
- Чуть левее и выгни спину, - Ланиур послал Линди ответную улыбку и довольно ухмыльнулся: за все это время он не раз убеждался в том, что красота его сестер -невероятной редкости драгоценный камень и ему просто чудесным образом повезло откопать подобные сокровища. Он рассматривал ее фигуру: если бы ее пытались вылепить сами Титаны, то не факт, что им удалось бы сделать ее еще лучше. Нельзя было заставить волосы быть еще более густыми и блестящими, такими до неприличия мягкими и манящими.
- И, я прошу тебя, чуть прикрой глаза, - эльф тихонько зашептал заклятье и, взмахом руки, телепортировал заранее подготовленный мольберт и палитру с кистями. - Как только тебе станет холодно, скажи мне, ладно? - младший Нор’Диэль глубоко вздохнул и сделал первый штрих грифелем, начертав контур ее гибкого тела, до такой степени соблазнительного, что он чуть было не забыл, что пришли они сюда вовсе не ради экстремальных утех.
- Хотя, погоди… - маг сделал еще одно аккуратное «па» ухоженными пальцами и с довольном блеском в глазах посмотрел на пылающую в воздухе сферу огня, мягко озаряющая Линдинэль и цветы, что распускали пьяняще пахнущие бутоны.
- Так-то лучше, - он кивнул самому себе и принялся «писать».

Неожиданно поднявшийся над деревьями огненный шар погубил столь милое глазу чароде йки зрелище. Резкие тени, грубые пятна - всё теперь было не так!
Тесмена бросила кисть на подставку и чуть наклонила голову, оценивая масштабы бедствия. Потом протянула руки к шару, прикрыла глаза и тихонько выдохнула нужную формулу: лишний источник света мигнул, стремительно сжался в размерах, и, наконец, исчез. Но и настроения продолжать тоже больше не было.

Внезапно погасший огненный шар привёл Линдинэль в замешательство. Она и думать забыла про полуприкрытые глаза и выгнутую спину и, чуть склонив голову, вопросительно посмотрела на брата, пару раз хлопнув пушистыми ресницами.
- Ланиур, в чём дело? По-моему, освещение было вполне подходящим.
Маг огня удивленно осмотрелся, пытаясь найти ответ на великолепный вопрос от его драгоценной сестрицы.
- Даже не знаю, Линди. Может быть, в этом месте сходятся какие-то энергетические пути? Ты пробовала тут колдовать? - он всмотрелся в святящиеся серебром глаза чародейки. -Хотя, это, скорее, нужно узнавать у Лилталомэль…Попробуем еще раз. Вернись к первоначальной позе, - сам он постарался вернуться к состоянию гармонии, из которого его так нагло вырвал случившийся конфуз с огнем. Повторив заклятья, он посмотрел, как к небу приподнялся второй шар, и вновь потянулся к кисти. Если какая-то там судьба решила, что она может ему указывать, то она глубоко ошибается. Эльф фыркнул и продолжил заниматься своими делами, не зная, что в это время Тесмена с досадой разглядывала злосчастный куст, размышляя, собирать ли вещи или всё-таки повременить. И вот надо же, снова шар! Что у них там сегодня, фейерверки? Резко развернувшись, так, что гравий скрипнул под ногами, эльфийка велела древню чистить и складывать инструменты. А эти вредители... Вот им подарочек на прощание: повинуясь сердитому окрику чародейки, треклятый шар распух и лопнул мелкими, практически безвредными, но очень жгучими искрами.
Услышав глухой звук взрыва, Линди тут же телепортировалась к брату, и произнесла заклинание ледяного щита. Над головами высокорожденных навис купол тонкого льда. Искры, касаясь его поверхности, прожигали крохотные отверстия и гасли.
- Что, демоны подери, тут творится? - эльфийка нахмурилась. - Ну-ка, отойди, дорогой братик. Если тут есть незваные гости, они мигом покажутся.
Когда Ланиур отступил на небольшое расстояние, она прикрыла глаза и прошептала заклятье - в разные стороны полетели небольшие, но острые льдинки.

Тесмена обернулась на шорох листьев. Кажется, в кусте что-то пошевелилось... Или нет? Эльфийка сделала несколько шагов к краю дорожки; под каблучком скрипнула и треснула льдинка.
Да, этот город решительно не оправдывал её ожиданий. Дожидаясь, пока древень соберет вещи, Тесмена быстренько взглянула в зеркальце: поправила причёску, разгладила складки на платье. Теперь - к выходу. Может, в таверне будет поинтереснее. А по дороге, как раз, она пройдёт там, где и происходит вся эта суета. Хоть взглянет в чем же дело.
Так что по одной из гравиевых дорожек теперь неторопливо возвращались высокорожденная и древень с коробом с инструментами за спиной.

- И что это было? - Ланиур вытряхнул крошки льда из волос и недовольно осмотрелся вокруг. - С каких пор в Даларане такие мелочные жители? - высокорожденный с досадой посмотрел на промокший и чуть обожженный холст, на котором намечался рисунок обворожительной Линдинэль. К великому горю мага, восстановить работу было задачей возможной, но слишком уж пропитанной магией для данного типа творчества.
- Сестренка, будь добра, помоги собрать вещи. Я отправлю их обратно домой… Надеюсь, нам не достанется от Лили за запах гари? - он покачал головой, представляя как может взбелениться сестра, ошибочно подумав, что это он снова поджег ее любимый сбор макулатуры, который она, по его мнению, ошибочно считала ценной коллекцией.
Вздохнув, высокорожденная принялась помогать брату со сборами. Подумать только - выдалась такая прекрасная ночь, и кто-то нарочно всё портит.
Она протянула Ланиуру кисти и палитру и недовольно осмотрела местами мокрый халатик. Шифон неприятно прилегал к нежной коже, а внезапно подувший лёгкий ветерок заставил эльфийку содрогнуться. Вот уж действительно неприятная ситуация. Линдинэль подошла к лавочке, скинула промокшую вещицу и надела на теперь практически голое тело плащ.
- Ланиур, отправь и мой пеньюар, пожалуйста, - проговорила она, подойдя к брату. - Не хочется нести его в руках.

За поворотом Тесмена остановилась: чуть поодаль, на траве, собирала вещи какая-то парочка. И мужчина, и женщина стояли к ней спиной, так что лиц было не разглядеть - а жаль; судя по наряду той эльфийки (а точнее, его отсутствию), неведомые любители фейерверков им тоже помешали. Причем, совершенно некстати.
Высокорожденная не сдержалась и рассмеялась, прикрыв рот ладошкой, но это не спасло ее от праведного гнева.
Нор’Диэль нельзя было назвать семьей, которая получив пощечину по левой щеке, тут же подставляла правую. Отец близнецов, Ритал’Дан Нор’Диэль был мужчиной жестким, кто-то даже мог поговаривать о его жестокости, но… болтать языком в отсутствии оного было крайне проблематично. А посему - люд молчал, провожая воина взглядами, полными нелюбви.
Глава семьи редко посещал дом, посвящая всего себя Королеве, Трону и Империи. Однако он смог привить своим детям гордости в достаточной степени, чтобы, услышав смех за спиной, те могли уничтожить существо, издающее звук, одним лишь взглядом. И сейчас, заслышав лающий смех за левым плечом, Ланиур Нор’Диэль повернулся: высоко подняв голову и окинув взглядом существо в тени широких ветвей.
- Кто ты, жалкий карлик? Истлевший дух этих деревьев?
Тесмена фыркнула и покосилась на древня - почему-то именно на бедолагу-прислужника вдруг пал страшный гнев раздражённого мужчины. Ну, неудивительно. Надо же куда-то девать нерастраченный пыл.
Древень, на всякий случай, спрятался за хозяйкой. А волшебница сделала несколько шагов вперед, присматриваясь к лицам эльфов:
- О, прошу прощения, ни я, ни мой слуга вовсе не… Ланиур?!
За всей этой суетой и новыми впечатлениями Тесмена успела позабыть, что собиралась не только поглядеть на Даларан, не привлекая лишнего внимания, но и заглянуть в гости к своим недавним знакомым.
- Тесмена Блёклые Сумерки?.. - Эльф приложил ладонь к лицу. - Конечно же... Кто еще мог испортить хороший вечер?.. - прошептал он и быстренько глянул на сестру.
Линдинэль окинула взглядом незнакомку. Ничего необычного - с Лили или Ланиуром вовек не сравнится по красоте. Видимо, именно о ней рассказывали брат с сестрой, вернувшись обратно в Даларан.
- Какая неожиданная встреча, госпожа Тесмена, - пропела мелодичным голосом Линди. - Позвольте спросить, когда вы прибыли в Даларан?
Тесмена задержала взгляд на женщине, рассматривая её причёску и украшения.
- Действительно... Вчера, - ответила эльфийка и улыбнулась Ланиуру. - Вы не рады меня видеть?
- Конечно, мы с Лили рады вновь видеть вас, госпожа! - Эльф приобнял сестру за талию и чуть склонил голову перед Тесменой. - Вы не представляете, как я скучал по вашей нежной коже на шее. Вы уже нашли себе место для ночлега?
Линдинэль посмотрела прямо в золотистые глаза чародейки, и на губах её расцвела неестественная улыбка.
- Если нет, то мы будем рады принять вас в нашем поместье, - закончила она за брата.
- Благодарю, но в тавернах здесь недостатка нет, - ответила чародейка. - Ланиур, вы... - вместо слов эльфийка указала в сторону мольберта, - кто бы мог подумать! Эти фокусы с огнём тоже вам все испортили?
Высокорожденный внимательно посмотрел на эльфийку и улыбнулся, словно одурманенный. В его голове что-то щелкнуло, и все встало на свои места.
- О да. Чья-то мерзкая шутка, госпожа Тесмена, - он шепнул заклятье, и мольберт исчез вместе с инструментами. Глаза эльфа сверкали в темноте, переливались гранями и магией.
- Мне кажется, вам все-таки стоит заглянуть к нам и выпить по бокалу вина или же по чашечке чая. Как вы считаете?
- О, да, да, - тут же подхватила его сестра. - Нам была бы оказана большая честь! - по телу пробежала мелкая дрожь, и эльфийка поплотнее запахнула плащ. Она замерзала и хотела поскорее вернуться домой. - Мы не примем отказа, госпожа.
Линди одарила собеседницу выразительным, полным настойчивости взглядом и прильнула к Ланиуру, чтобы хоть чуть-чуть согреться.
Тесмена внимательно разглядывала эльфийку в ответ.
- Пожалуй… Да, конечно. По крайней мере, о местных винах я слышала приятные отзывы, - заулыбалась Высокорожденная и наклонилась к древню, оставить распоряжения на то время, которое она проведёт в гостях. Слуга доставит её инструменты в гостиницу и там же будет её дожидаться.
- Тогда, пойдемте! - Маг еще крепче прижал к себе дрожащую сестру и направился к выходу из парка, старательно пытаясь продумать эффектное появление Лилталомэль. При удачном стечении обстоятельств можно было вовсе избежать подобной встречи… Но почему бы и нет? В конце концов, не ради этого момента они все начинали?
- Как вам Даларан, госпожа? До вашего прибытия мы не наблюдали в этом прекрасном городе такого хамского отношения к жителям… Вам явно не повезло, - он с сочувствием посмотрел на гостью.
- Я чувствую себя как в зверинце, - поморщилась Тесмена. - Местным жителям стоило бы брать плату - где ещё насмотришься на уродцев со всего мира? «Город магов»... Эти нескладные, жалкие однодневки считают себя магами? - Эльфийка фыркнула - И вы называете это место прекрасным?
Линди изобразила виноватую улыбку.
- Мне очень жаль, что из-за чьих-то фокусов у вас сложилось такое ужасное первое впечатление о городе. Поверьте, дорогая Тесмена, Даларан намного лучше, чем вы думаете. Очень надеюсь, что вы измените своё мнение со временем.
После короткой паузы Линди добавила:
- К тому же, вас ждёт приятное знакомство с нашей милой сестрой. Ведь, насколько я помню, вы заинтересовались её изделиями во время нашей последней встречи?
- Сомневаюсь, - проворчала Тесмена и хмуро глянула на Ланиура, вспомнив те самые «обстоятельства».
- Эти украшения - тоже её работа? - спросила чародейка чуть погодя, когда они вышли из сада на ярко освещённую улицу и камни в волосах эльфиек заиграли в свете фонарей.
Линдинэль высвободила руку из-под плаща, другой придерживая его края, и аккуратно извлекла одну из шпилек с цирконом из подпорченной причёски. Искусственный свет фонарей проникал в камень, и тот раскрывал завораживающую игру вспышек, блеска и сияния. Покрутив маленькое украшение в пальцах, высокорожденная поднесла его поближе к гостье.
- Да. Но это, пожалуй, самое простое из того, что она делает. Вряд ли кто-то по достоинству оценит такую мелочь.
- Вот уж действительно, - Тесмена поджала губы. На более пристальный взгляд вещица оказалась не так хороша, как ей представлялось. Эльфийка разочарованно глянула на шпильку и покосилась на спутницу: нет ли на ней других украшений, посолиднее?
В глаза сразу бросился тонкий браслет из белого золота, инкрустированный цирконами, который красовался на тонком запястье Линдинэль. Дальше взгляд упал на кольцо, в котором сверкал сапфир, сильно напоминающий льдинку. В ушах имелись серьги с подвесками из того же драгоценного камня, что был в браслете.
Довольно резкий, по мнению Линди, отзыв Тесмены задел самолюбие высокорожденной. Брови невольно приподнялись, но эльфийка нашла в себе силы не ответить на это замечание чародейки.
- О! - та заметила прелестное кольцо с необычной огранкой. - Как интересно! Я не видела у вас этой вещицы раньше. Позвольте? - чародейка будто бы и вовсе не спрашивала, потянувшись к украшению.
- Его тоже изготовила Линдинэль, - произнесла эльфийка. - Правда, делала она его в одно время с серёжками, которые вы видели на мне в прошлый раз.
- Да? - переспросила Тесмена. Серёжки она, признаться, уже не помнила. - Знаете, я, пожалуй, выберу его.
Она многозначительно посмотрела на эльфийку - та же наверняка помнит об их прошлом разговоре.
- Прошу прощения? - эти слова полностью сбили высокорожденную с толку. Даже мысль о том, чтобы расстаться с кольцом, не умещалась в её голове.
Ланиур, вслед за сестрой, рассеянно посмотрел на торговку и постарался слиться со стеной: Тесмена даже не подозревала, на что покусилась.
- Это кольцо, - чуть раздражённо повторила Тесмена. - И я забуду о наших неприятностях. Как и договорились.
- Это подарок, - холодно ответила Линди, пряча руку обратно под ткань плаща. - Эта вещь слишком дорога мне, чтобы просто так отдать её. Поверьте, украшения, которые вам покажет сестра, намного лучше того, что вас сейчас заинтересовало.
- Отлично, так подарите его мне! - нахмурилась эльфийка. Ишь ты, девица ещё смеет возражать.
- Нет. Я повторюсь, оно слишком много для меня значит, чтобы расстаться с ним. Мы почти пришли, госпожа Тесмена, подождите ещё немного, и ваше терпение будет вознаграждено.
Линди чувствовала, как идёт трещинами ледяной панцирь сдержанности. Ещё ни одно из встреченных ею живых существ не покушалось на её кольцо. А те кто покушался… Впрочем, их никто не жалел.
- Нет? - такой ответ пришелся чародейке совсем не по вкусу. - А я полагаю, да. Или вы уже передумали?
Пусть кольцо сперва заинтересовало её лишь необычной огранкой, но Тесмене, определённо, понравилось, как всё вышло. Столь ценная эльфийке вещь, несомненно, станет отличной компенсацией за все её горести.
- Если мне не изменяет память, госпожа, - в голосе Линди проскакивали металлические нотки, - мы договаривались только о том, что вы посмотрите на работы нашей сестры, а не станете требовать её подарки. Я ещё раз повторю вам: нет. Это кольцо принадлежит мне, и я не собираюсь его ни дарить, ни продавать, ни одалживать. Прошу вас не настаивать.
- Разве? Признаться, вы меня удивили. Я слышала, её мастерство меня поразит. Так вот, оно поразило. Это кольцо. И я не соглашусь на меньшее.
- Это кольцо - лишь капля в море украшений, которые она изготовила. Уверена, вы сможете найти что-то, что понравится вам больше этого кольца.
- Нет-нет-нет, - покачала головой Тесмена. - И не вынуждайте меня повторять снова.
Её собеседница резко остановилась. Ланиур, никак этого не ожидавший, едва успел убрать руку с талии сестры, чтобы не потянуть её следом за собой. Эльф уловил тот момент, когда ледяной панцирь разбился вдребезги, и поспешил снова приблизиться к Линдинэль.
- Тесмена, - эльфийка сильно понизила голос, - вы преступаете границы дозволенного. Это кольцо, - она высунула руку из-под плаща и повернула кисть так, чтобы чародейка увидела украшение. В последний раз. - Никогда не будет вашим. Я уже ответила вам отказом. Пора бы остановиться.
- Что ж, вот какова цена вашим словам, - процедила эльфийка сквозь зубы. - Значит, в следующий раз на пороге моей лавки вас встретит стража.
- Следите внимательно за сохранностью лавки, Госпожа. Иначе страже негде будет нас ожидать, - Ланиур Нор'Диэль не любил угрозы. И сейчас, между прикрытием и сохранностью психического спокойствия, он наконец-то сделал выбор. И как ему казалось: это был единственно верный выбор.
Тесмена отступила на шаг и холодно глянула на брата с сестрой. Ушки маленькой эльфийки подрагивали от гнева, а бледная кожа даже чуть потемнела:
- Это был ваш выбор, - она кивнула, будто собственным мыслям, резко развернулась на каблучках и заторопилась прочь от невоспитанных юнцов.
Редкие же любители ночных прогулок на соседней улочке увидели уже совсем другую картину: растерянную женщину в броских одеждах, что то и дело осматривалась и оглядывалась - пыталась найти хоть кого-то, кто подскажет ей дорогу к таверне.
- Мерзкая ведьма, - чародей быстренько чмокнул сестру в висок, чтобы та хоть как-то сбросила напряжение. Только они трое знали, как важны украшения, что были на них надеты. Серьги, кольцо и амулет – ничего особенного для не знающих, но безумно дорогие для тройни Нор’Диэль. – Ты как, Линди?
– Я хотела, не сходя с места, превратить её в ледяное изваяние, а потом разбить на тысячи мельчайших осколков, – процедила высокорожденная, глядя вслед наглой торговке. – Я могла предложить ей лучшие свои изделия. Сложнейшие, красивейшие, самые изящные… – Линдинэль снова почувствовала холод, о котором и думать забыла во время перепалки с чародейкой. – Как можно быть настолько невыносимой? – она снова запахнула поплотнее плащ и взглянула на брата. – Идём скорее домой. Я окончательно замёрзла. А всё из-за этой гарпии в эльфийском обличии. Лучше бы она стала нагой, как и многие другие ей подобные.
- Ты уверена, что наги заслужили такую участь? Провести в ледяной воде вечность вместе с Тесменой Блёклые Сумерки – то еще наказание, – Ланиур провел своей горячей ладонью по щеке сестры и зашагал чуть быстрее, старательно продумывая план отступления перед Лилталомэль.
- Что скажем Лили? – он все-таки задал этот вопрос и постарался не прикусить себе язык. – Стоит ли ей говорить, что мы лишились прикрытия в Дарнасе? – маг бросил озабоченный взгляд на высокорожденную и постарался угадать ее мысли.
Линдинэль вздохнула, обдумывая сложившуюся ситуацию. Лили явно не обрадует такой поворот событий. Но… она должна понять, что другого выхода не было.
- Расскажем всё, как есть, - выдохнула эльфийка, не глядя на брата. – Во всех подробностях. Главное – правильно начать. А прикрытие… лучше быть совсем без прикрытия, чем сотрудничать с этой гадюкой, - высокорожденная неосознанно крутила на пальце бесценное кольцо.
- Как скажешь, сестренка. Как скажешь, - младший Нор’Диэль мысленно уже собрал вещи и на пару дней переехал в любую из здешних таверн. Пусть Линди сама успокоит старшую, а он в это время переживет бурю подальше от острых и колющих предметов.
- Вот мы и на месте! – он довольно улыбнулся, завидев дом с темными окнами, и одобряюще похлопал Линдинэль по плечу.

Ланиур распахнул перед сестрой дверь, пропуская её вперёд. Особняк встретил высокорожденных теплом, отчего Линди наконец смогла немного расслабиться. Пока они медленно шли по просторному коридору, средняя Нор’Диэль всё гадала, где же сейчас находится их сестра. Лучше бы она снова закрылась в своей библиотеке, тогда у Линди появилась бы возможность сначала привести себя в порядок, а уж потом поведать старшей о вечернем приключении… Но, как только эльфы свернула в гостиную, Линди распрощалась с этими мыслями.
Лили лежала на кушетке, нежась в тепле уютно потрескивающего камина. Завидев вернувшихся родственничков, она поднялась и шагнула им на встречу.
– Вы рано. Ну как прошел ваш пленер?
Заметив, что Ланиур и Линди как-то подозрительно прячут глаза, она нахмурилась.
– Что-то случилось? Только не говорите мне, что вас застукала стража и пришлось платить штраф, – изящно изогнув длинную бровь, она выжидающе посмотрела на брата с сестрой.
- Нет… - Ланиур неуверенно сел в кресло, что было от сестры дальше всех прочих, и, прикрыв глаза, изрек:
- Никогда не угадаешь, кого мы встретили…

ID: 11270 | Автор: Lotmor
Изменено: 26 сентября 2012 — 19:38