Опасные горные тропы

Риканда
Баоку Каменный Взор

Риканда и воин-таурен сошлись в решающей схватке. Свист мечей, тяжелое дыхание воина, злобное шипение отрекшейся... Их мастерство было равно, но могильный холод, поселившийся где-то глубоко внутри воина, когда Риканда обрушила на него свое колдовство, исподволь подтачивал его силы. Раз, другой он допустил ошибку, и вот его левая рука безжизненно повисла, а на груди остался сильно кровоточащий порез. Теперь ему приходилось держать двуручный палаш одной лишь правой рукой, что еще больше изматывало его.

Нежить же, казалось, не знала усталости. Ее полностью захватил азарт битвы, а запах живой крови из ран противника опьянял и придавал ей сил. Она все дальше и дальше теснила таурена в сторону от зловещей поляны, где он мог рассчитывать на помощь своей шаманки. Отступая, он неловко запнулся о лежащий на дороге камень, растянувшись во весь рост. Риканда не стала мешкать: быстрый кувырок в воздухе, и вот она уже приземлилась на грудь противника. Два ее меча, сложенные "ножницами", свистнули в воздухе, и голова таурена покатилась в сторону, а обезглавленное тело забилось в конвульсиях, орошая землю фонтаном крови и придавая немертвой еще больше сил. Она рассмеялась яростным, каким-то диким смехом.

Тем временем, грозные кулаки элементаля разобрались и со злобной шаманкой. Теперь она лежала на земле подобно пресловутому «мешку с костями». Жизненная сила, теплившаяся в её теле, полностью покинула свою хозяйку и устремилась на суд Матери-Земли, а элементаль, совершив свою месть, вернулся в землю, получив долгожданный покой.

Баоку шумно выдохнул и обернулся, прислушиваясь к находившимся позади него тауренам. Вид у них был удручающим: лучница с трудом восстанавливала дыхание, и Баоку даже не был уверен, что она "выкарабкается", а с копейщика всего лишь несколько мгновений назад слетел сноп искр, оставляя на его коже большие ожоги и вздыбленную шерсть.

Несмотря на то, что бой, кажется, подошел к концу, Риканда не спешила убрать оружие в ножны. Вдруг у подстерегавших их врагов наготове еще какой-нибудь сюрприз? Вернувшись на поляну, она окинула взглядом поле боя. Ее вид был страшен: с головы до ног немертвая была заляпана кровью и грязью, лишь светились жутким светом рунные клинки в ее руках. Увидев сие зрелище, юный копейщик счел за благо дать деру. Риканда проводила задумчивым взглядом его спину, удаляющуюся в направлении Степей. Что ж, пусть живет. Пока что.

Однако, предстояло еще разобраться с полуживой лучницей. Риканда решила выяснить, кто был зачинщиками засады, присутствие шаманки навело ее на мысль, что это не были простые бандиты, промышляющие "грабежом караванов".

Подойдя к лежащей на земле лучнице, Риканда со всей силы пнула ее под ребра, опрокидывая массивную тушу на спину, и латным сапогом наступила на горло несчастной. "Кто вас послал? Отвечай!" - на ломаном таурахо вопросила рыцарь смерти.

Но видимо, это было уже слишком, и тауренка испустила дух, глядя на свою убийцу полными ненависти глазами.

- Одной загадкой больше, одной меньше, - пробормотала Риканда. - Кажется, на сей раз я чуть-чуть перестаралась.

Баоку перевел дыхание.

- Они пришли за мной. Та шаманка, она и вся её свита из племени Зловещего Тотема. Видимо, в их планы не входило, что в засаду попаду не только я... И поэтому я хочу поблагодарить тебя за то, что ты оказалась здесь в этот момент.

- А? - Риканда впервые внимательно осмотрела своего "собрата по несчастью", угодившего в засаду.

- Поблагодарить? - Она рассмеялась громким смехом. - Вот уж не думала, что кто-то из живых может быть мне благодарен.

Баоку немного трясло. После боя он трезво "осознал" всё то, что сделал и что с ним могло произойти.

- Я просто спасала свою шкуру. Не более, – добавила Риканда.

Баоку пожал плечами.

- Это твой путь, но тем не менее, я всё же благодарен тебе.

- Оставь свою благодарность при себе, незнакомец. Мы просто следуем своими путями, как ты и сказал. Не за что благодарить. - Нежить чувствовала опьянение, некий подъем. Такое с ней было всегда после хорошей битвы... битвы или побоища, как в данном случае.

- Как знаешь, немертвая. - Баоку подошел к трупу шаманки. - Она ответила за всё, что сотворила.

Риканда пожала плечами, хоть слепой таурен и не видел этого жеста.

- Мне не нужна благодарность, но информация о пути, ведущем из Степей, может быть полезной. – Риканда по своему обыкновению решила извлечь максимальную выгоду из ситуации и расспросить внезапно благодарного ей живого о дороге впереди.

- Если ты держишь путь в Степи, то тебе следует воспользоваться верхними тропами: основную дорогу перегородили люди из заморского Альянса, - ответил таурен.

- Верхними тропами? Люди из Альянса? - Риканда поморщилась. - Похоже, мои карты немного устарели, на них нет никаких верхних троп.

- Это наше знание, - пояснил шаман, - знание тех, кто множество веков прожил в Степях.

Беседуя с тауреном, Риканда озиралась, ожидая, не появится ли убежавшая в начале боя лошадь.
- Проклятая скотина труслива, как... даже не знаю кто. Никогда не стоит покупать сомнительный товар у гоблинов, однако мертвую лошадь смогли раздобыть мне только они, а живые лошади меня не терпят, - пробормотала она себе под нос.

Баоку услышал тихое замечание отрекшейся относительно лошади, однако не подал виду, решив, что не его это дело.

- И как я смогу найти эту тайную тропу? - вернулась Риканда к интересующему ее вопросу. - Есть особые приметы?

- В таком случае, не была б она тайной, - в отрицающем жесте покачал головой белый таурен. - Я могу проводить тебя.

- Буду очень благодарна, - отозвалась немертвая. - Только...

Риканда прислушалась к звяканью копыт. Ее лошадь, как ни в чем ни бывало, вновь миновала арку и остановилась возле своей хозяйки.

- Хорошо хоть, что она всегда возвращается ко мне. Эта скотина столь же умна, сколь и труслива, - вновь пробормотала Риканда. - Итак, я готова, незнакомец. Веди.

- Не будем же терять времени. Я хочу найти ночлег в деревне до того, как ночная мгла укроет эти горы. – Шаман направился в сторону перевала, указывая путь. - За мной.

Несмотря на видимое дружелюбие таурена, Риканда держалась настороженно. Она не доверяла живым и ожидала какой-то ловушки или подвоха от этого странного шамана.

- А почему на тебя охотится Зловещий тотем? Чем ты им так насолил? - спросила она на ходу.

Баоку осторожно протиснулся в зазор между поваленным деревом и недалеко стоящей скалой.

- Они получают безумные видения и следуют им. Возможно, в одном из них им явился я.

Риканда хмыкнула.

- Я впервые вижу таурена такой масти, - как бы вскользь заметила немертвая. - Возможно, в этом все дело?

- Возможно, я не берусь судить их действия.

- Действия живых порой весьма странные, с этим трудно поспорить. – Риканда кивнула.

- Здесь начинается верхняя тропа, - таурен указал на узенькую тропку, уходящую куда-то вверх, к вершинам красных скал. - Эта тропа послужила многим поколениям тауренов, защищая нас от кентавров и диких степных хищников. Уверен, она послужит и тебе.

Риканда окинула взглядом тропинку.

- Благодарю за доверие. Надеюсь, твои соплеменники не расценят меня как угрозу.

- Только не забудь полюбоваться сверху на бескрайние Степи, моя зрячая сестра говорит, что там очень красиво.

- Непременно полюбуюсь, - заверила Риканда таурена.

- Да пребудут с тобой духи, странница. - Баоку поклонился напоследок.

- Э... и с тобой пусть пребудет то, во что ты веришь, живой. Прощай.

Повернувшись спиной друг к другу, невольные союзники разошлись в разные стороны, каждый своей дорогой.

Не оглядываясь назад, Риканда начала долгий подъем по горной тропе, ведя свою лошадь в поводу. Эйфория после недавней бойни понемногу проходила, и немертвая задумалась о том, что не мешало бы привести в порядок свою одежду. Впрочем, ближайший источник воды, если верить карте, был в той самой деревушке, куда направлялся белый таурен, а встречаться еще раз с живыми у Риканды не было ни малейшего желания, как и возвращаться назад. Впереди, в Степях, находились Буйные заросли – конечная цель ее маршрута, и там наверняка найдется ручей или озеро…

Довольно быстро она выкинула из головы всю эту историю и вновь вернулась к размышлениям о том, как ей убедить мастера рун поделиться своим искусством с «чужаком». Так, неспеша продвигаясь по тропинке, она достигла конечной точки подъема, за которой дорога убегала вниз и терялась где-то в степях.

Риканда почти в шутку дала обещание таурену «полюбоваться красотами», однако теперь замерла, пораженная открывшейся перед ней панорамой. Небо, раскинувшееся над степью и усеянное звездами, было еще черно, но алая полоска рассвета на горизонте предвещала скорый восход солнца. Предутренние степи, наполненные дыханием жизни, кажется с радостью ожидали наступления нового дня.

Риканде стало грустно. Это больше не было ее миром, этот мир принадлежал живым: от малых тварей до разумных его обитателей. Таким, как она, в нем не было места. Она с какой-то тоской вспомнила о ледяных пустошах Нордскола, безраздельно отданных во власть ветров и снега: там, среди белого безмолвия, лишенного малейших признаков жизни, ее восприятие ничто не ранило, ничто не напоминало о том, что утеряно для нее безвозвратно. Именно там был теперь ее дом, и рано или поздно она обязательно вернется туда, чтобы остаться навсегда.

ID: 11220 | Автор: Чудесная Риканда
Изменено: 22 сентября 2012 — 14:45