Антиквариат из Ордил'Арана Антиквариат... в добрые руки

Тесмена Блёклые Сумерки
Инвар Воронье Крыло
Гильдия Северный Калимдор

Дверь лавки Блёклых Сумерек отворилась несусветно поздно, по дарнасским меркам: ветви Тельдрассила уже окрасились светлым, а почтенная публика с зевками рассасывалась по домам.
Высоченный, суховатого телосложения эльф молча остановился на пороге, окидывая взглядом помещение. Хмурый, угрюмый даже, взгляд длинных лисьих глаз остановился на хозяйке:
— Так вы и есть та чародейка, — прозвучало утвердительно, будто ответ на мысленно заданный самому себе вопрос.
После, ничтоже сумняшеся, посетитель прошел к столу и небрежно вытряхнул на него — из рукава, из кармана ли? — нечто, не отличавшееся объемностью. Хлопнула о дерево донышком небольшая резная шкатулка из пожелтевшей от времени кости.

— Тесмена Блёклые Сумерки, — кивнула маленькая эльфийка, откладывая кисть. Со свитками придётся повременить.
— А вы? — спросила она у хмурого гостя.

— Инвар, — гость одарил Тесмену таким гневным взглядом, будто та ему угрожала, или чего похуже, - Воронье Крыло. Принес антиквариат.
С этими словами он открыл шкатулку, и за цепочку вытащил из нее тонкий точеный кулон из голубоватого металла, с на диво хорошо сохранившимся крупным опалом - ни царапины, ни блеклость не тронули камень. Кольцо в том же стиле, но с самоцветом поменьше, блеснуло полированным бочком с обшитого синим блёклым бархатом дна.

— Чар, полагаю, на них уже давно нет. Но для вас это навряд ли проблема. Тем более, что таких украшений на этом берегу не делают уже восемь тысяч лет. - Всю эту тираду Инвар бубнил раздраженно, да хмуро посматривал на Тесмену сверху вниз.

Тесмена восхищённо вздохнула, не сводя глаз с таких очаровательных вещиц.
— Мм, а что это? — эльфийка тронула пальчиком оправу кольца, и, не удержавшись, выхватила его из коробочки, чтобы примерить. — Я не видела такого металла…

— Сплав истинного серебра с белым золотом, — буркнул Инвар. — Редкие мастера умели составлять этот сплав так, чтобы он не тускнел со временем. Ордил'Аранские - умели.
Эльф умолк, рассматривая, как играют на свету грани опала, и стал, казалось, еще мрачнее.

— Откуда у вас такая красота, — выдохнула чародейка, любуясь кольцом. Великовато, но это несложно поправить. И кулон так чудесно подойдёт к одному из платьев... Тому, что она так редко носила.
— И, — тут она легонько нахмурилась и с подозрением посмотрела на эльфа, — что вы за них хотите?
Он совсем не был похож на ценителя прекрасного, так что Тесмена всё-таки надеялась отделаться малыми расходами.

— Они, — Инвар осекся, скривился, но тут же продолжил, - принадлежали одной вздорной женщине, которая когда-то была моей женой.
Тяжелый взгляд поднялся с кольца в лицо чародейке.
— Ничего я за них не хочу. С некоторым хламом иногда просто необходимо расставаться. — Вид у него, впрочем, был такой, будто его только что обокрали.

— О, — Тесмена смотрела на эльфа слегка обескураженно.
Кто их знает, местных, — как здесь принято ухаживать.
— Благодарю, — легкомысленно улыбнулась она, но вдруг помрачнела. — Но разве она не будет возражать?
Высокорожденной совершенно не нравилась мысль о том, что она будет носить украшения какой-то дарнасской красотки, бросившей такого угрюмого мужа. Как бы не вышло конфуза!

— Ей, думаю, уже давно все равно, что сталось со всем этим, — отмахнулся Инвар. — Изгнанные после той бури, говорят, не зажились на новой земле. И если не старость ее доконала, то змеиный язык — наверняка. Так я могу больше не беспокоиться о них?

— Беспокоиться? — с недоумением переспросила Тесмена, поворачивая кольцо и так и сяк, любуясь старинной работой.

— Украшения старой работы нынче не особенно любят, — эльф сложил руки на груди и ссутулился, — а сдавать такую древность круглоухим любителям антиквариата с восточного материка за бесценок не хочется. Вы же найдете этим вещицам достойное применение. Сами носить будете или продадите кому-то с хорошим вкусом — мне все равно.

— Признаться, мне даже... Жаль, что у вашей жены было так мало украшений... — эльфийка лукаво улыбнулась мужчине.

— Почти все они отплыли вместе с ней, — Инвар хмуро зыркнул на Тесмену и раздраженно потер гладко выбритую щеку. — А эти опалы она никогда не любила. Говорила, что камни слишком безыскусно огранены. Что бы еще эта дурища понимала в ступенчатой огранке...
Поняв, что чудеса выдержки (еще бы, сколько слов, и ни одного сварливого замечания в адрес собеседника!) покидают его, эльф быстро захлопнул рот и снова уставился на Тесмену своими лисьими глазами.

— А вы понимаете? — лучезарно улыбнулась та. — Уж не ваша ли это работа?

— Не моя. Ювелиром я так и не стал. Но у меня было время изучить теорию.

— Жаль, жаль… Я уверена, ваши работы были бы очаровательны.
— Вы не поможете мне? — Тесмена указала на кулон и повернулась к мужчине спиной. Он ведь так его и не отпустил — так пусть поможет примерить.

Опал качнулся перед глазами Тесмены, блеснула оправа, кулон лег на ткань глухого платья — и мгновение спустя за затылком чародейки тихонько звякнула застежка цепочки.
Инвар хмыкнул неопределенно — и снова затих, недовольно (а недовольно ли?) осматривая хозяйку лавки.

— Спасибо, Инвар, — чародейка отодвинулась чуть подальше, чтобы лучше видеть эльфа. — Что скажете? Стоит мне их носить?

Угрюмый эльф покивал, осматривая Тесмену еще раз:
— У Вас красивые руки, — неожиданно брякнул он, и еще больше помрачнев, добавил, — дело, полагаю, сделано, а у меня еще полно работы. Прошу меня извинить.
Церемонный полупоклон — и высокая фигура направилась к двери. В дым благовоний ворвался поток свежего воздуха с улицы — и дверь захлопнулась, выпустив в предутренний сумрак позднего посетителя.

ID: 11186 | Автор: Too fabulous for this shit Nerillin
Изменено: 29 марта 2013 — 2:33

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
19 сентября 2012 — 15:59 Toorkin Tyr

м-м-м.

19 сентября 2012 — 18:02 Flo

Мне даже нечего добавить.

20 сентября 2012 — 11:33 Zenov

Сижу на паре, делать было нечего... Прочитал и не пожалел. Понравилось.