Серебряный Авангард: Золото истинной веры (1)

Валеор Эдмунд Североградский

Храбрость не имеет ценности, если с ней не сочетается справедливость; но если бы все были справедливыми, не было бы нужды в храбрости.
- Агесилай II
----------------------------------------
— Ты делаешь слишком большой замах перед ударом — это делает тебя уязвимым против быстрого выпада противника, — негромко и спокойно произнес Серый. К нему здесь успели привыкнуть, чему немало способствовало то, что он вроде как друг сержанта Эллиен. Полуэльф едва слышно вздохнул, глядя на паладина, с которым тренировался. Оба были без доспехов и с деревянными мечами. Вокруг собрались те, кто закончил обедать и сейчас решил отдохнуть, наблюдая за тренировкой. Тренировал Серый бесплатно, только за кров и еду, хотя ему предлагали хорошие деньги, если он останется, но оставаться полуэльф не собирался. Его миссия не была закончена и он каждый день напоминал себе, что скоро нужно будет покидать этот лагерь и идти дальше, нужны были только сведения, но пока все было тихо-мирно и, чтобы не быть балластом, он проводил дни в тренировках, заодно показывая паладинам самые разные техники боя.

— Дай мне настоящий меч, и я покажу тебе свой размах! — черноволосый воин тяжело дышал, опираясь на меч, — Этот во много раз тяжелее!

— Верно, но если ты привыкнешь сражаться таким мечом, то обычным оружием будешь владеть еще лучше. Ладно, ты, видно, устал, можешь отдохнуть.

Паладин лишь кивнул и пошел в казарму, потирая плечи и грудь, все же удары такого меча были довольны болезненны. Серый вздохнул и присел на скамейку, отложив в сторону свой меч. Тонкие пальцы взяли стоявшую на скамейке чашку с чаем, который уже успел остыть, и полуэльф принялся неспешно пить. Когда он впервые тут появился, никто бы не сказал, что этот худой и изнеможенный воин сможет победить хоть кого-нибудь, но он сумел изменить мнение о себе и сейчас, если его и не любили, то уж точно уважали. Немало юных неофитов ворочались по ночам в кровати от того, что на их телах горели синяки, оставленные суровым учителем. Но это было только для их блага, ведь куда лучше получить деревянным мечом, нежели настоящим.

— Капитан Североградский с докладом прибыл! — раздался чей-то басовитый голос, послышалось ржание коней, и в лагере сразу стало как будто теснее. У частокола, коим было огорожено временное поселение Авангарда, выстроились часовые, и теперь проверяли документы и знак Ордена у каждого, кто входил на территорию лагеря.

— Капитан, — задумчиво потер бороду один из часовых, вглядываясь в лицо рыцаря на белом боевом коне. — Есть какие-нибудь новости из Длани Тира?

— Есть, — кивнул рыцарь, спрыгивая с коня и отдавая поводья конюху. — Все есть в моем отчете, а теперь позвольте мне немного отдохнуть. Я ехал весь день, чтобы добраться сюда как можно скорее. У вас все под контролем?

— Да, Валеор, — улыбнулся часовой, складывая бумагу и кладя в карман. — Ожидайте новых распоряжений. Казармы там, если вам что-то нужно.

Серый бросил быстрый взгляд на новоприбывшего и вернулся к своему чаю. Новые рыцари приходили и уходили довольно часто, так что полуэльфа это не беспокоило. Беспокоило его отсутствие Джейн, ведь без нее ему было не с кем даже поговорить. Он сторонился остальных рыцарей Авангарда, не проявляя враждебности, но и не проявляя дружелюбия. Не то, чтобы они ему не нравились, просто он не любил заводить новые знакомства, а может, просто боялся.

Рыцарь, которого называли Валеором, вошел в казармы. Присутствующие в ней солдаты Авангарда поприветствовали его — складывалось ощущение, что его все знали, или, по крайней мере, слышали о нем. Светловолосый паладин улыбался и здоровался со всеми, не пропуская никого. Наконец он подошел к полуэльфу и сел рядом с ним, ожидая каких-нибудь слов, но понял, что тот предпочитает молчать.

Достав из сумки кисет с табаком, паладин принялся набивать резную трубку в виде головы пумы.

— А ты, я вижу, не из разговорчивых, — сказал паладин, глядя на полуэльфа с любопытством. — Откуда к нам пришел?

Рыцарь перевел взгляд на Валеора, спокойно и отрешенно глядя своими золотистыми глазами. Он допил свой чай и аккуратно поставил чашку рядом с собой:

— Тебе ничего не даст название места, откуда я пришел, так почему ты спрашиваешь меня об этом?

— Потому что я капитан Ордена Серебряного Авангарда, — не помедлив ни секунды, ответил ему паладин, затягиваясь трубкой и глядя на него со своим фирменным легким прищуром. Он всегда улыбался, даже тогда, когда смотрел в лицо смерти. — И мне есть дело до того, кто именно присутствует в боевом лагере вместе с моими братьями. Итак, ты не ответил на вопрос. Кто ты?

— Я уже все рассказал вашему командору, если вам так интересно, то можете спросить у него, — флегматично отозвался полуэльф. Он чуть отодвинулся, чтобы дым, который испускала трубка паладина, не попадал на него. Не то чтобы Серый был против того, чтобы курили прямо в казарме, просто ему не нравился этот въедливый и едкий запах.

— Я так и сделаю, будь уверен, — ответил Валеор, переводя взгляд на потолок. Наспех построенные казармы были больше похожи на какой-нибудь хлев для скота, но паладин никогда не жаловался на условия, хоть и вырос в богатой аристократической семье. Когда теряешь все — владения, дом, семью, надежду — за один день, перестаешь обращать внимание на мелочи. — И все же хочу дать тебе один совет... Лучше вызывать в людях доверие и уважение, чем подозрение. Так ты достигнешь большего. И, возможно, тебе помогут.

Он улыбнулся и снова взглянул на полуэльфа. О, он прекрасно понимал подобных личностей. Он мог бы и сам превратиться в нечто подобное, но Орден вовремя успел показать Валеору другой путь... Путь Света, который спас не только его тело, но и его душу.

Серый даже не усмехнулся, хотя одна мысль, что этот юнец, а по сравнению с ним тут все были юнцами, включая седобородого командора, хочет учить его жизни, была весьма забавна. Впрочем, он и сам знал, как выглядит со стороны, и все же он не собирался вызывать здесь чье-то уважение или завоевывать дружбу, ведь смысла в этом не было, каждый день мог стать последним, а рисковать другими он не мог, да и не хотел.

— Люди и сами поймут кто я такой, — спокойно отозвался полуэльф. Тонкие пальцы медленно ходили вверх и вниз по "лезвию" учебного меча, который Серый все еще держал в руках.

— Ваша заносчивость и презрение к людям не делает вам чести, — вздохнул Валеор, пристально глядя на меч, который держал в руках полуэльф. — Она лишь показывает, насколько вы от них далеки. Но я что-то сегодня не настроен философствовать. Как насчет того, чтобы немного размяться? Я вижу, вы учите новобранцев — похвально. Но здесь для вас нет подходящего противника, верно?

Эльф никак не прореагировал на заявления о презрении, да и что бы это дало? Этот Валеор понятия не имеет, почему полуэльф так относится к людям и что он для них делает каждый день на протяжении всей своей жизни.

— Они хотят получить знания, и я даю им их, вот и все, — Серый едва пожал плечами, — Достойных противников здесь много, но равных по силе я не встретил, хотя и не искал.

— Тогда, может быть, я могу попытаться, — улыбнулся паладин, откидывая вечно лезущие в глаза пряди волос. — Если, конечно, для вас не будет слишком большой трудностью сразиться с человеком в одном бою.

— Вы неправильно меня поняли, капитан, — Серый покачал головой, — Я не считаю вашу расу хуже своей, поэтому не нужно считать меня заносчивым гордецом, но если вы все еще желаете поединка, то я соглашусь на него, но только на деревянном оружии, — он спокойно смотрел прямо в глаза веселого Валеора, ожидая его реакции. На крайний случай за спиной полуэльфа стояли стойки с его громадными латами, которые выглядели больше него самого минимум раза в полтора.

— Вижу, вы не настроены на беседу. Что ж, в таком случае я оставляю вас наедине со своей меланхолией, — улыбчивый человек со светлыми волосами поднялся и вышел из шатра, на мгновение обернувшись к эльфу. — Но, коль передумаете, я буду ждать вас у нашего костра. Поужинаете хоть с нами.

Как Валеор и предполагал, эльф так и не пришел. Ни вечером, ни ночью.

***

Прошло почти три недели с того момента, как странный златоглазый полуэльф прибыл в лагерь Авангарда. За это время он так и не смог завести себе здесь друзей, если не считать Джейн Эллиен, но к ней он относится скорее как к союзнику, нежели другу. Он был все так же подчеркнуто холоден в общении с другими членами Авангарда и никогда не вступал в вечерние беседы, которые часто не затихали почти до утра. Официально он не считался членом Авангарда, но все давно привыкли, что этот седоволосый гигант тренирует новичков и часто пропадает из лагеря, возвращаясь через несколько дней уставшим, но почти довольным.

Сегодня погода была на удивление солнечной, если, конечно, в Чумных землях могло быть солнечно. Впрочем, даже это приносило людям немного радости. Только-только ушел новый патруль и сменились дозорные, поэтому в лагере Авангарда было несколько более шумно, чем обычно.

Серый, облаченный в полный латный доспех, стоял у выхода из лагеря и опирался на свой громадный меч, вглядываясь вдаль. В вечно усталых золотых глазах вряд ли можно было увидеть что-то, кроме ледяного спокойствия, впрочем, само поведение полуэльфа было не таким, как всегда. Обычно в это время он занимался с новобранцами, но сегодня им пришлось довольствоваться тренировками с другим учителем. И не сказать, что им это не нравилось, Серый гонял их до седьмого пота, после его тренировок хотелось либо умереть, либо проспать минимум неделю.

В этот самый момент, когда полуэльф занимался созерцанием дали, рыцарь-капитан Валеор, с которым тот имел неудовольствие познакомиться парой недель раньше, уже почти заканчивал работу. Прибыв в лагерь, он немедленно попросил наделить его какими-нибудь обязанностями, аргументировав это тем, что «чувствовать себя пятым колесом в телеге — не мое». Командиры удивленно переглянулись, но уже через неделю привыкли к странноватому паладину, который, к их всеобщему удивлению и радости, действительно, будто усталости не знал. Вскоре паладин получил известность в кругу обитателей лагеря, как неутомимый рыцарь и весьма интересный собеседник, ибо даже после тяжелого рабочего дня он умудрялся найти в себе силы для непринужденной беседы у костра, чуть ли не братаясь с каждым, неважно — новобранцем или ветераном войны. Пил он немного, но историй рассказывал тьму, причем большинство из них касалось войны в Нордсколе и были весьма интересными.

А сегодня паладин как раз закончил уборку конюшен и кормление лошадей, и теперь выводил из стойла своего огромного боевого коня по кличке Триумф, который блестел начищенной шерстью, длинная расчесанная грива струилась по шее животного, а под белой шкурой перекатывались бугры мышц. Конь воистину был похож на своего хозяина, и было видно, что они с Валеором уже давнишние и хорошие друзья. Умывшись в стоявшем у конюшни ведре с водой, паладин вытер руки тряпкой и похлопал коня по боку. Сегодня была его очередь выходить в дозор, выставленный вокруг лагеря. В Чумных землях до сих пор не было безопасно, а еще ходили слухи о каком-то странном некрополе, который замечали в горах к западу отсюда. Валеор предпочитал не верить слухам, но эта весть была действительно плохой. Если в землях объявился некромант или того хуже — лич, с этим разбираться придется Авангарду.

Полуэльф скрестил руки на груди и закрыл глаза. Легкий, теплый ветер ласкал его лицо и трепал длинные седые волосы, которые почему-то не были стянуты в столь привычный для рыцаря хвост.

Лезвие "Мести" едва-едва светилось желтоватым огнем, порой Серому казалось, что из меча слышится тихий-тихий плач, а иногда ехидный смех, но он научился не обращать на это внимания. Меч был его лучшим другом, его защитником, он доверял ему, как не доверял никому из живых.

Пальцы полуэльфа коснулись кожаного переплета молитвенника, что висел на толстой стальной цепочке, которая крепилась к поясу рыцаря. Ему было нужно спокойствие... Нет, ему нужно было действовать. Он чувствовал присутствие зла, которое было везде, под каждым камнем, за каждым деревом, везде таилось зло, которое нужно придать забвению и уничтожить, дабы справедливость восторжествовала. Но местный командор не дал никаких приказов, а раз уж Серый согласился следовать правилам остальных паладинов, то он не мог покинуть лагерь, пока не вернется патруль.

— Отдыхаете? — раздался мягкий, низкий голос Валеора позади Серого. Он держал под уздцы коня и рассеянно гладил его по шее, перебирая шелковистую гриву. Конь был уже оседлан и готов ко всему, но пока что время выступать в дозор не подошло. Сам же Валеор был одет в простую серую рубашку, полурасстегнутую на груди. Сквозь воротник виднелась стальная цепочка с медальоном, который можно было открыть. В таких обычно носили крошечные портреты любимых, чтобы не забывать, и чтобы любовь ограждала тех, кто далеко, от любых опасностей и преград. Однако меч Валеора висел у него на спине, несмотря на весь непринужденный вид рыцаря.

Триумф с подозрением посмотрел на полуэльфа и фыркнул, выкатив верхнюю губу. Паладин стукнул коня по морде, словно говоря «хватит придуриваться».

— Жду, — спокойно ответил полуэльф, не оборачиваясь к Валеору, — Командор не передумал?

Конь Серого отдыхал в конюшнях, вместе с остальными лошадьми. И в данный момент рыцарь жалел, что его верного спутника и боевого товарища не было рядом. Полуэльф издал легкий вздох и выпустил молитвенник из своих рук, позволяя ему свободно повиснуть на толстой цепочке. Только бы этот напыщенный паладин передумал и отпустил Серого... Не верит ему, после всего, что он уже сделал для Авангарда, командор все равно не доверяет ему. Впрочем... Серый и сам не стал бы себе доверять, окажись он на месте командора.

— Не думаю, — отозвался паладин, подходя поближе и опираясь одной рукой о забор. Он проследил взглядом направление взгляда полуэльфа, но не увидел вдали ничего интересного. — А что ему от вас нужно? Мне он ничего не говорил по этому поводу. Может быть, я смогу убедить его поменять свое решение…

— Мне нужно уйти, — эльф указал рукой на запад, — Там собираются тени, мое место не здесь, а там, но командор считает иначе, — на миг на бледном лице полуэльфа даже промелькнула ярость — это был один из редких, уникальных моментов, когда Серый давал волю эмоциям. — Авангард не изменился, тут все так же не готовы к малым жертвам во имя справедливости, — рыцарь выдохнул и вернул себе прежнее ледяное спокойствие.

Валеор внимательно посмотрел на лицо полуэльфа, пытаясь уловить малейшие изменения в тоне, голосе, выражении глаз своего собеседника. Паладин хорошо разбирался в людях и видел, что полуэльфа что-то мучает. Возможно, именно то, что беспокоило и самого Вэла в последнее время.

— Вы говорите о тех слухах, которые ходят к западу отсюда? — спросил он, отпуская Триумфа попастись на свежей травке. — Меня это сильно беспокоит. Никто ничего не делает, все спускается на слухи и выдумки. Но все больше людей с запада приносят вести о странной активности нежити в том районе. Командор… он не хочет впутывать в это наш отряд. Здесь же в основном зеленые новобранцы, которые едва могут держать в руках меч. Вы и сами это знаете, я видел, как вы тренировали их все это время. Командор не может рисковать потерять стольких людей, к тому же, это было бы очень пагубно для репутации Ордена. Поэтому он тормозит расследование. Но… — Вэл задумчиво пожевал нижнюю губу. — У меня есть одна идея. Если вам это интересно, конечно.

— Слухи? Какие слухи? — эльф обернулся, глядя на Валеора сверху вниз, — Я чувствую зло, паладин, здесь все горит, — он коснулся своей груди, то есть, конечно, не груди, а латного нагрудника, — Тьма расправляет крылья, а мы ничего не делаем. Поступок глупцов или трусов, мне не подходит ни первое, ни второе.

Он вздохнул и отвернулся от Валеора. Несколько секунд рыцарь молчал, но потом нарушил тишину:

— Когда начнут погибать десятки тысяч — репутация Ордена будет не важна... Идея? Слушаю.

Проигнорировав пафосное замечание полуэльфа, Вэл продолжил свой рассказ:

— Есть у меня одна идея. И очень кстати тут то, что вы здесь. Командор не глупый человек и понимает, что для разведки большой отряд не годится, да и не из кого собирать его, не из новобрацнев же. Предлагаю написать петицию к начальству с просьбой отрядить двух бойцов Авангарда для разведдеятельности к западу от лагеря с поправкой на возможность боевых действий. По мере сил, разумеется. Уверен, что командор одобрит мою и вашу кандидатуру — вы уже зарекомендовали себя, а меня он хорошо знает еще с Нордскола. Так как, по рукам? — он помолчал, а затем добавил тихо. — Я тоже не могу сидеть сложа руки. И даже работа не помогает отвлечься. Нужно что-то делать, иначе… может быть уже слишком поздно.

"Меня он хорошо знает еще с Нордскола..." слова больно резанули по груди и Серый едва удержался, чтобы не зарычать. Нордскол — это слово вызывало почти физическую боль в душе Серого. Раньше, когда он был совсем один, охотился на нежить и был предоставлен только справедливости, такого не было. Но он уже почти месяц жил с другими людьми и эльфами, что не могло не "размягчить" сурового воина.

— Писать петицию... Свет, вы, люди, совершенно безумная раса, если предпочитаете возиться с бумажками, когда враг находится в нескольких милях от вас, — спокойно произнес полуэльф, по-прежнему глядя на запад.

— Если мы уйдем из лагеря без разрешения начальства, нас окрестят дезертирами, и ход в Орден нам будем закрыт, — сухо ответил Валеор, наконец, оставляя многострадальный забор в покое, ибо тот уже натужно скрипел под весом навалившегося на него двухметрового человека. — Так вы поддержите мою идею? Если нет, то и смысла возиться я не вижу. Если да, то я немедленно приступлю. Потребуется лишь ваша подпись под петицией, и больше ничего, раз вам так противно возиться с бумажками. Но другого выхода у нас нет, поверьте.

— Не такая большая цена... Впрочем, если вы хотите сами разобраться с бумагами, то я согласен, — полуэльф вздохнул и коснулся своего лба. Прикосновение холодного металла немного успокоило его и уняло жар, который рвался из груди ревностного служителя Света.

— Отлично, — улыбнулся явно обрадованный Валеор, однако его сияющее лицо омрачили упавшие на лоб волосы — поднялся сильный ветер, доносящий с запада дурные вести и запах мертвечины. Проглотив окончание фразы, паладин спокойно попрощался с полуэльфом и направился в казармы.

ID: 10958 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 26 августа 2012 — 2:10