Мальчик и жрица

Рейделл
Нэлиель Шала'Анар

Когда служанка вернулась, Рэй все так же сидел в одной и той же позе на краю ванны. Молча кивнул ей, забрав предложенную одежду и подождав, пока она не наполнит бадью водой. Выждав несколько минут после того, как она ушла, эльф все же решился раздеться и забраться в воду, ершась и морщась, словно кот, которого принудительно подвергают помывке. Но все было не так уж и плохо. Вода была теплой, и вскоре он сумел расслабиться и даже, кажется, задремал, все так же пуская в потолок колечки дыма.

"А она ничего... для аристократки", подумал он лениво, хрустнув затекшими суставами и выгибая позвоночник, потягиваясь и почти урча от удовольствия. "Разве что слишком уж... как это? будто лом проглотила. Интересно, а она хоть когда-нибудь расслабляется?"

Мысль, пришедшая ему на ум в этот момент, заставила его резко погрузиться с головой в воду и яростно забулькать. Лучше даже не представлять...

Но минутное очарование прошло, изгнанное торопливой реальностью. Она не может позволить себе расслабиться сейчас. Да и никогда не могла... Нэлиель переступила через край тяжелой мраморной ванны, сделанной на заказ еще для её матери, подошла к низкой круглой кровати, сплошь заваленной подушками разных размеров, и выверенными до каждого жеста движениями стала одевать дорожное платье. С собой нужно взять лишь немного золота, и, пожалуй, вот эту книжицу. Но где же Рэй?

Эльф с неохотой выбрался из ванны, которая, кажется, даже почернела после его купаний. Небрежно вытерев волосы полотенцем, он пригладил их кое-как ладонью и принялся одеваться. Как хорошо, что все-таки его не заставили напяливать на себя цветастые тряпки, которые его всегда так бесили. Вместо этого он обнаружил вполне неброский кожаный костюм, похожий на тот, что он носил на пристани. Довольно удобный, с кучей карманов, полезный и в бою, и для того, чтобы устроить засаду. Пристегнув к поясу меч и набросив через плечо ремень сумки, он вышел из ванной и направился по коридору, пытаясь вспомнить, где же находится дверь комнаты жрицы.

Нэлиель, полностью одетая, с заколотыми на затылке золотыми волосами, стояла в дверном проеме, ожидая, когда же наконец появится Рэй. Когда он вышел в поле её зрения, жрица, будь она более впечатлительной, оторопела бы. Но она лишь восхитилась. Как же прекрасен этот юноша! Сейчас, без всей этой сажи и пыли, он был прекрасен, словно ангел. Кого-то он ей напомнил... Нэлиель не могла вспомнить, кого именно.

— Ты готов, — скорее констатировала, чем спросила она, протягивая ему ладонь.

— Насколько это возможно в нашей ситуации, — буркнул Рэй, поджав губы. Может, прекрасным он и был, но это было, скорее всего, заслугой его благородного папаши. Впрочем, эльф и сам не догадывался, что свой склочный характер и невероятное упрямство он унаследовал, скорее всего, точно так же. — Пошли? Не хочу, чтоб на меня тут смотрели, как на диковинку какую-нибудь.

Улыбнувшись, Нэлиель ухватила Рэя за ладонь, и повела совершенно другим путем. Несколько поворотов, пара лестниц, и вот они уже на свежем воздухе. Небо было слегка розоватым, рассвет только-только начал свое наступление. Воздух прохладный и немного колючий. Луносвет был погружен в сладкую дрему. У крыльца привратник держал поводья двух крылобегов: ярко красного и иссиня-черного. Прекрасные пешие птицы стояли смирно, гордо взирая на эльфов. Поклажа была распределена поровну между ними, но, казалось, птицы совсем её не замечают.

-Здравствуй, Антария, — тихо прошептала Нэлиель своей алой любимице, ловко запрыгивая в седло.

— Надеюсь, ты умеешь ездить верхом? — бросила она через плечо Рэю. И правда, вдруг нет? Нэлиель укорила себя за то, что не поинтересовалась раньше.

— Умею, — точно так же бросил Рэй, забираясь в седло. Это было не слишком похоже на правду, но ему удавалось несколько раз ездить верхом, чтобы не выглядеть слишком уж глупо на огромной птице. Да и та, похоже, была не особенно норовистой. Тронувшись вслед за жрицей, эльф погрузился в задумчивое молчание. Пока что эта афера выглядела для него одной из самых рискованных. Почему? Да потому что он умел только сражаться да ковыряться в своих приборах, а вот социальные навыки у него были на нуле. Хорошо, что Нэлиэль не знала, как с треском и позором Рэя вышвырнули из академии магов за то, что ему никогда были правила не писаны. А единственным человеком, который хоть как-то мог повлиять на своенравного эльфа, была его мать, которой уже несколько лет как не стало. Точнее, она числилась пропавшей без вести во время нападения Плети, и тела ее до сих пор так и не нашли, но даже Рэй понимал, что вряд ли она выжила.

Они совершенно без проблем выбрались из города и двинулись на восток. Нэлиель все больше размышляла, изредка поглядывая на Рэя, дабы удостовериться, что у него все в порядке. В пути им предстояло провести около двух часов, за которые, впрочем, ничего примечательного не случилось. Рэй держался в седле вполне уверенно, потому Нэлиель полностью погрузилась в тяжелые думы о двух изголодавшихся презренных. Солнце уже поднялось довольно высоко, начинала накатывать усталость от бессонной ночи.

И вот она, тропинка, уходящая вправо от главной дороги, полузаросшая и почти незаметная для не слишком внимательных путников. Никаких указателей. Еще десять минут, и вот из-за поворота вынырнул их летний домик. Сколько счастливых часов она провела тут когда-то давно... Мраморные стены, широкое крыльцо... Вокруг густой лес, за домом большая открытая поляна, и дорожка вниз, к реке.

К слову сказать, летним домиком было не сильно преуменьшенным названием. Выполненное в классических архитектурных традициях Луносвета, здание было, казалось, искусственно уменьшено. И тем не менее оставалось внушительным. Позолоченные арки, массивная дверь с огромным замком. Внутри домик был похож скорее на одно из зданий Академии. Главная зала, портьерами занавешены проходы в столовую и спальни. Винтовая лесенка на второй этаж, которым, сколько Нэлиель себя помнила, пользовались исключительно как складом всякого хлама. Из столовой лестница в подвал...А там...
Нэлиель спрыгнула на землю и извлекла из ниши в одной из колонн связку ключей.

— Располагайся, Рэй. Сними с крылобегов поклажу, и отпусти. Они всегда тут ходят без привязи.

Кивнув, эльф последовал ее указаниям и отпустил птиц, взвалив на себя весь груз.

— Куда нести? — осведомился он, хотя ему до боли хотелось спросить совершенно другое. Весь этот антураж света, тепла и домашности вызывал у него изжогу. А это всегда означало, что что-то не так. Рэй прямо-таки ожидал, что из-за угла выскочит какой-нибудь монстр которого жрица держит в качестве домашней зверушки. Ну или что-нибудь вроде того.

Внутри здания все было точно так, как она оставила накануне. Почти все стены заставлены шкафами, ломившимися от книг. Диван, письменный стол.

— Выбирай любую из комнат, кроме этой, — жрица указала рукой на крайний справа проем. — Это моя. Можешь даже на втором этаже, но его придется почистить. Располагайся, в столовой есть сыр и вино. А я скоро вернусь — с этими словами Нэлиель быстро прошла через столовую по лестнице вниз. Похоже, все тихо...

Выбрав первую попавшуюся комнату, Рэй просто и незамысловато вывалил все свои вещи прямо на пол, оттащив тяжеленную кровать в сторонку. Немного поразмыслив, он распахнул окно, но тут же зажал нос рукой и закрыл его наглухо. Нет, все же к свежему воздуху придется немного попривыкнуть. Щелкнув пальцами, он зажег самокрутку и забрался на кровать. Есть ему не хотелось, и он смутно предполагал, что недостаток аппетита вызван бесконечным потреблением кровопийки, табака и постоянным затворничеством. Под броней вряд ли можно было заметить, но эльф был несколько истощен. Впрочем, он сам считал себя вполне в форме, а то, что торчало несколько ребер — ну, так это просто наследственность такая. Правда, слова о вине хорошенько запали ему в голову. Надо будет провести разведку...

Подвал был оборудован под что-то среднее между больничной палатой и алхимической лабораторией. Вдоль стен стояли столы , уставленные разного размера колбами, ретортами, алембиками, курбисами. Был даже переносной шкаф для фильтрации воды. Навесные полки заставлены пакетиками и коробками с бирками. Но это был лишь фон.
В центре подвала на двух огромных столах лежали скорченные, покрытые испариной тела, прикованные цепями, от которых исходило нежно-голубое свечение. Цепи совсем не касались тел, нависая над ними в воздухе, но было понятно, что пленники не могут свободно двигаться. От рук, груди и шеи презренных отходили прозрачные трубки капельниц. Один из них, по виду женщина, спал. Второй, явно мужчина, хрипел, широко раскрыв глаза. Нэлиель сняла пустой пакет с зельем, поместила на его место другой, заранее подготовленный. Жидкость сияла аметистовыми оттенками. Как только жрица сменила пакет, презренный издал звук, похожий на жуткий хриплый смех, и тут же затих. Нэлиель проверила пульс у обоих, возложила на несколько секунд ладони им на голову, шепча какие-то слова. После повторила манипуляции с капельницей женщины и успокоилась. Пока все в порядке. А сейчас нужно поспать. Наверху Рэй, нужно узнать, хорошо ли он разместился... Жрица пошла вверх по лестнице, чуть покачиваясь от нарастающей усталости, которую еще рано было впускать в тело.

А эльф тем временем уже сидел в гостиной, откупорив одну из бутылок Пино Нуар, и наслаждаясь отличным вином, которое стоило, должно быть, целое состояние, прямо из горлышка. Вторая бутылка разместилась в одном из карманов его куртки. Ему было интересно, куда ходила жрица, но это он выяснит потом. У него будет еще много времени, чтобы как следует исследовать дом на предмет спрятанных потайных ходов и помещений. Теперь Рэй был уже абсолютно уверен, что что-то с домом не так. Или со жрицей. Или со всей этой безумной миссией.

Застав эльфа за распитием вина Нэлиель сочла самым лучшим последовать его примеру. Предусмотрительно захватив бокал, жрица присела рядом с эльфом, мягким движением забрала у него бутылку, отлила себе и тут же вернула. Она молча сделала глоток, потом еще один. Горячая жидкость разлилась по телу, неся блаженное облегчение уставшим суставам. Замечательное вино...

Некоторое время Нэлиель молчала, застыв, казалось бы, не дыша. Потом медленно повернула голову к Рэю:

— Я тебе все расскажу после. До тех пор, прошу тебя не спускаться в подвал в столовой. Сейчас я слишком устала, а рассказ будет не самым коротким.

Эльф неслышно усмехнулся, опустив голову так, что волосы упали на его лицо, и прочесть его выражение было совершенно невозможно — видна была только его легкая улыбка. Даже не улыбка, а ухмылка.

— Слишком устала... и все-таки пришла?

Голос его прозвучал непривычно тихо. Обычно Рэй или бормотал под нос недовольным тоном, или кричал, или бросал резкие, едкие замечания. Теперь же что-то в его голосе изменилось, и причиной этому вряд ли было вино. Скорее, в нем прозвучала... некоторая доля усталости. Не физической, а скорее моральной. Той, которую он никогда прежде не показывал даже мельком. Да, Рэй был похож на молодого и дикого жеребца. Вот только еще немного — и его загонят. Насмерть.

— Теперь я всегда буду рядом, Рэй. До тех пор, пока ты сам не захочешь уйти, — Нэлиель сделала еще один глоток. Она хотела поймать его взгляд, прочесть его мысли, потому она протянула ладонь и осторожно отвела в сторону упавшую на голубые глаза прядь.

— Возможно, ничего опасного не случится. Но на всякий случай держи меч на виду, — "они сильны..."

Не успела она отвести руку, как ее в запястье перехватили пальцы Рэйделла, сжав ее почти до боли, словно железные тиски. Теперь она могла видеть его глаза. В них что-то дрожало, переливалось всеми оттенками синевы и лазури, а на дне их словно сверкал чистым льдом айсберг, тающий под утренними лучами солнца.

Рэй закрыл глаза, чувствуя, как к горлу подступил комок. Этот жест... он помнил его. Мама всегда говорила, что ему следует что-то сделать с этими его волосами. Он не слушал, конечно, считал, что она только зря языком молотит и обращает внимание на мелочи. А теперь он вспомнил. Она уходила на войну, и привычным движением руки пригладила его упавшую на глаза челку. А Рэй ответил ей что-то резкое, что-то обидное, и она ушла тогда.

И не вернулась больше.

Из-под густых, прикрытых ресниц эльфа на руку жрицы капнуло что-то холодное. Рэй поднес ее руку к лицу и медленно, словно неуверенно, но со страстью и отчаянием, свойственным подросткам, прижал ее пальцы к губам.

Нэлиель прочла в его глазах... Повинуясь абсолютно правильному и необходимому порыву, она отпустила бокал и стала на колени рядом с ним, так, что лицо её оказалось чуть выше его. Осторожным и нежным движением она высвободила ладонь и обхватила его обеими руками за голову сзади, погружая пальцы в непослушные кудри и, быть может, слишком сильно сжимая их. Шпилька, удерживающая прическу, выскользнула и звонко ударилась о мраморный пол. Освободившиеся локоны упали на его лицо в тот момент, когда её губы коснулись его лба у самой кромки волос. Закрыв глаза, жрица словно вдыхала и переживала его боль, сердце билось так сильно, что, казалось, вырвется из груди.

— Я всегда буду рядом, пока буду тебе нужна, Рэй... — едва слышно прошептала Нэлиель.

— Прости... меня... — едва слышно выдохнул эльф сдавленным до предела голосом. Он совершенно не знал, что делать дальше, что делать теперь, когда жрица вдруг превратилась из холодной, бесчувственной статуи в абсолютно иное, новое существо. Это было так неожиданно и резко, что он на миг просто замер, растерявшись, но глаз не открыл. Боялся посмотреть ей в лицо. Она наверняка все чувствовала, все знала — такие, как она, всегда все знают. И Рэю от этого было нелегко. Он был раздражен тем, что она так легко все понимала, а ему, чтобы понять простейшие вещи, порой требовалось гораздо больше... и иногда исправить ошибку уже не представлялось возможным. Она злила его, злила тем, что у нее было все — деньги, сила, внешность. Она так легко поймала его на крючок. Наверняка все так и спланировала. Наверняка...

Он сжал зубы и издал тихий, едва слышный рык, словно дикая рысь. Проклятая жрица. И зачем он вообще с ней поехал?

Но вопреки всему этому, он не мог отрицать, что от ее прикосновения внутри словно перевернулось что-то. Сердце пропустило один удар, а голова закружилась, как будто он выкурил не меньше трех доз кровопийки за раз.

Нэлиель почувствовала, что в нем что-то изменилось. На секунду прижав его к себе еще немного сильнее, она отстранилась, мягко проведя ладонями по вискам и задержав на щеках. Легкими движениями пальцев, она приподняла его лицо, исподлобья вглядываясь в его глаза. И молчала. Это юное и чистое создание, сколько в нем боли и одиночества? Что она может сделать, чтобы он больше не страдал? Прикусив губу, она пыталась призвать на помощь рассудок, но тут он был не в силах помочь. Она просто смотрела на него полным горечи взглядом. Нет, в этом взгляде не было жалости, не было самодовольного понимания... Только бесконечная печаль. Дыхание сбилось. Два потерянных в этой страшной войне создания, которые ищут что-то в этом мире, даже не понимая, что именно.

Рейделлу вдруг захотелось стереть эту печаль из ее глаз. Вот так просто — выжечь, как выжигает землю удар молнии. Он и сам не понимал, почему так любил грозу. Может, потому что сам был похож на нее. Темное и светлое, сталкиваясь, порождают нечеловеческой силы разряд, который прорезает небо и сокрушительной мощью ударяет в землю. И он, Рейделл Светлый Ветер, сможет стать для нее таким разрядом. Оставляя после себя только чистую энергию и пепел, оставшийся от прошлого, пепел, который когда-нибудь превратиться в новую жизнь.

Эльф открыл глаза, глядя точно в глаза эльфийки, не желая больше прятаться. Смотрел одновременно спокойно и яростно, холодно и отчаянно. Его ладонь в неизменной перчатке с обрезанными пальцами жестко легла на ее волосы, зарывшись в них, и притянула к себе.

Нэлиель послушно подалась вперед, ведомая его ладонью. Быть может, ей было больно, но она не чувствовала боли. Ладони скользнули вниз, с силой впиваясь в его плечи, обтянутые легкой кожаной броней. Потом обхватили спину, и теперь она с не меньшей силой прижала его к себе. Она не закрывала глаз, но в них зажегся какой-то другой огонь. Решимость. Она сделает все, чтобы этот юноша больше не страдал. Чтобы он всегда смотрел вот так, уверенно, прожигая взглядом насквозь и даже немного пугая своим напором.

Эльф почти неслышно, почти неощутимо прикоснулся к ее губам своими, замирая на мгновение, а потом отстранился, глядя на эльфийку так, словно видел впервые в жизни. Теперь в его глазах был страх. Страх и неуверенность. До него только что дошло, что он сделал что-то не то. Тряхнув головой, он медленно отодвинулся от жрицы, мягко держа ее руки в своих, и посмотрел куда-то в сторону.

— Я пойду, — тихо сказал он, поднимаясь и забирая бутылку вина. Смотреть на Нэлиель он явно избегал.

Нэлиель медленно поднесла ладонь к губам, едва касаясь пальцами. Она не увидела в его прикосновении никакого дурного знака, но, вероятно, должна была бы. Они оба утомлены, даже измучены. Им нужно хорошенько выспаться и привести голову в порядок. В конце концов, она должна быть той, кто не даст им обоим переступить черту, после которой не будет возврата, а последствия станут непредсказуемыми. Но она знала, что не хочет, чтобы он сейчас уходил и оставался в одиночестве. Или она сама не хочет оставаться сейчас одна...

Нэлиель поднялась на ноги и убрала волосы за плечи. Усталость, отступившая было, снова дала о себе знать.

— Рэй, — тихо позвала жрица.

— Пожалуйста.

Он тихонько произнес это слово, не оборачиваясь. Он должен был уйти сейчас, прямо сейчас, потому что если он этого не сделает... Нет, не нужно об этом думать. Рэй вздохнул, мысленно досчитав до десяти. Он никогда не смог бы сказать ей, что он никогда раньше не делал подобного. Не потому, что не хотел... просто времени не было. Да и желания. Да и просто он предпочитал заниматься работой, а не терять время на девушек. Но сейчас Рэй был смущен. И напуган. Ему нужно было привести мысли в порядок... хотя бы немного.

— Рэй, все в порядке, — Нэлиель видя его смущение, испугалась, что сказала что-то не то. Она осторожно подошла чуть ближе и поднесла ладонь совсем близко к его плечу, но на полпути остановилась. Ладонь, так и не коснувшись плеча, упала, зажатая в кулак.

— Все в порядке. Нам просто нужно выспаться. Это была очень длинная ночь. А потом будет тяжелый день. Но все будет хорошо, я обещаю.

Нэлиель еще несколько секунд, а может, целую вечность, вглядывалась в его затылок. А потом тихо развернулась и пошла в свою комнату. Как бы ни было печально, но перед сном нужно еще сделать некоторые важные записи. На секунду ей показалось, что откуда-то снизу раздался тяжелый глухой стон. Ей хотелось обернуться и еще раз взглянуть на него. Но она этого не сделала, потому что так было правильно.

ID: 10957 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 26 августа 2012 — 2:14

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
20 сентября 2012 — 13:53 Merciless rozalba

Хорошая игра была)

28 сентября 2012 — 20:49 WerewolfCarrie

Да... была. Жаль.