Не покидайте своих возлюбленных

Кариэль Шепот Солнца
Лаэрин Тень ветра

А завтра вечером, на поезд следуя,
вы в речку выбросите ключи,
и роща правая, и роща левая
вам вашим голосом прокричит:
«Не покидайте своих возлюбленных.
Былых возлюбленных на свете нет… »
Но вы не выслушаете совет.

- Андрей Вознесенский
----------------------------------
Ночь прошла как одно мгновение, словно ее и не было. Лаэ безмятежно спал на широкой кровати, прижав к себе Кари. Одна его рука свешивалась с края кровати, а другая обнимала эльфийку за плечо. Эльф спал на удивление спокойно, не мучали кошмары, которые обычно настигали его в царстве Морфея, особенно после того, как писатель напьется или обкуриться какой-нибудь дрянью.

А эльфийка проснулась затемно, за час до рассвета, коий наступал в накрытом вечной осенью Луносвете не слишком рано. Открыв глаза, она попыталась повернуть голову и ощутила ужасный укол боли в затылке. "Демоны... сколько же я выпила вчера?", подумала она и посмотрела в потолок. Внезапно она вспомнила, что вечером к ней завалился Лаэ, кажется, со своей новой книгой, которые она, к слову, считала глупостью и зря потраченным временем вместо того, чтобы заниматься чем-то по-настоящему полезным. А потом... а что было потом?

Храп рядом недвусмысленно указывал на сей факт, и Кари почувствовала, как ее накрыло волной ужаса.

"Ох, нет... что я наделала?", мысленно взвыла она. Но эльф, кажется, спал крепко, поэтому она аккуратно, стараясь не шуметь, выскользнула из-под его руки и прокралась к двери. Медленно открыв ее, она быстро сбежала вниз по лестнице.

Несколько минут эльф продолжал похрапывать, пока не почувствовал, что рядом уже никого нет. Его глаза раскрылись, и он едва слышно вздохнул. Одной рукой он потер глаза, а потом повернулся на бок, ожидая увидеть спящую эльфийку, но ее уже не было. Лаэ резко приподнялся и почесал в затылке, размышляя, что ему теперь делать. Самая дельная мысль, которая пришла ему в голову — это одеться. Сказано — сделано, эльф принялся лениво искать свою одежду, которая была разбросана по всей комнате.

А тем временем Кари уже, задыхаясь, влетела в ванну и заперла дверь за собой на засов. Она только сейчас поняла, что забыла одеться, но, черт возьми, она в своем доме! Может разгуливать хоть в чем мать родила. Сев на пол в углу ванной, она принялась лихорадочно раздумывать о том, что делать дальше. Скользнув рукой по внутренней стороне бедра, она почувствовала кровь. Все-таки это было... как бы ей не хотелось думать иначе, но было. Проклятый Лаэ, проклятое вино. Как же ей сейчас хотелось просто забыть обо всем и сделать вид, будто ничего и не было!

Кари подтянула колени к себе и уткнулась в них лицом. Ее плечи дрожали.

Наконец-то эльф оделся... Ну, оделся — это слабо сказано, скорее уж просто прикрылся. В одном нижнем белье он вышел из комнаты и отправился на поиски Кари или еды, все же с утра у него был зверский аппетит.

Услышав звук шагов на лестнице, эльфийка притихла. Ей совсем не хотелось сейчас встречаться лицом к лицу с эльфом... да, лучше всего, если она просто останется здесь и притвориться, что ее нет дома, пока он не уйдет. "Ага, уйдет он, как же... ты ж сама ему предложила остаться у тебя вчера", вспомнила она и снова принялась ругать себя на чем свет стоит. Она, когда-то уважаемый и уверенный в себе финансист, сейчас чувствовала себя растерянной маленькой девочкой, и это бесило еще больше.

Заглянув в соседнюю комнату и не обнаружив там ни еды, ни Кари, он двинулся дальше. Наконец он решил, что раз уж эльфийки нигде нет, то следовало бы умыться и привести себя в порядок. А в идеале — принять горячую ванну, а то спина что-то побаливала. Он попытался заглянуть себе через плечо и, когда это ему почти удалось, тонкие губы расплылись в его обычной хитрой ухмылке. Ну да, вся спина была в царапинах от ногтей Кари.

Он толкнул было дверь в ванну, но та не поддавалась. Так вот, где она...
— Кари, ты внутри?

"Меня тут нет, — мысленно послала ему сигнал подруга, забиваясь подальше в угол. — Нет меня..."

Но даже она понимала, что долго это продолжаться не может. Зря она заперлась в ванной, надо было в подвале или на худой конец в кладовке спрятаться, уж туда эльф бы вряд ли сунулся. Вздохнув, она собрала остатки мужества и сказала:

— Да, сейчас выйду, подожди пару минут. На кухне есть кофе и вафли...

— Я потерплю, не хочу завтракать без тебя, — Лаэ улыбнулся и немного отступил от двери, опершись о стену. Воображение рисовало довольно интересный день, и эльф явно не собирался заниматься чем-то в одиночку, как раньше. Нет, теперь он хотел быть ближе к Кари... Странно все это, совсем не похоже на него.

Взяв висевший на гвоздике халат, эльфийка накинула его на голое тело в отсутствие другой одежды, и вздохнула. Налила воды в стакан и залпом выпила, почувствовав себя немного лучше после вчерашнего вечера. Голова шла кругом, но умывшись, причесавшись и приведя себя в порядок, Кари вновь обрела часть той уверенности в себе, которую за последнюю неделю умудрилась растерять. Из зеркала на нее смотрела молодая эльфийка с сурово сжатыми губами, темно-зелеными глазами и аккуратно приглажеными короткими волосами. "Ну же, давай, девочка, — подбодрила она себя. — Ты ни в чем не виновата. Нечего тут кукситься и строить из себя оскорбленную невинность."

Заколов волосы заколкой, она открыла дверь и вышла в гостиную.

— Великолепно выглядишь, — эльф улыбнулся и отделился от стены, медленно скользнув к эльфийке, — Как спалось? — он осторожно провел рукой по ее щеке, вглядываясь в глаза Кари. И какое-то шестое чувство подсказало ему, что день будет не таким веселым, как планировалось.

— Неплохо, — ответила ему эльфийка, незаметно и ловко уворачиваясь от его руки так, чтобы это прикосновение не продлилось дольше положенного. — Хотя немного мучает похмелье. Больше никогда, никогда в жизни не буду так пить. Что ж... наверное, стоит приготовить завтрак.

Она понимала, что нужно бы поговорить о том, что произошло, но ей страшно не хотелось этого делать. Неужели все просто не может быть так, как раньше? Поставив вариться кофе, она медленно про себя сосчитала до десяти. Ничего особенно не изменилось... ну да, разве что она потеряла работу, жениха, уважение, репутацию и девственность. Да еще и с лучшим другом. Перспектива напрашивалась сама собой, и была далеко не такой радужной. К тому же у нее кончались отложенные на черный день деньги, а новую работу она все никак не могла отыскать.

— Эй, маленькая, ты чего? — писатель опять подошел к ней, на этот раз стараясь даже случайно не коснуться ее, — Ну-ка, посмотри на меня.

Впервые в жизни он выглядел растерянным. Он не понимал, что изменилось за одну короткую ночь. Ведь вчера все было по-другому, они оба были счастливы...

— Ничего. Готовлю кофе, как видишь, — она заправила за ухо прядь волос, но жест этот был скорее бессознательным — с ее прической все было в порядке, но хотелось чем-то занять руки. — И я не маленькая. — Впрочем, она уже привыкла, что Лаэ награждает ее разнообразными эпитетами и прозвищами чуть ли не с детства, и бороться с этим было совершенно бесполезно.

— Еще какая маленькая, — возразил эльф, — Кари, ты ничего не хочешь мне сказать? — он продолжал внимательно вглядываться в ее лицо, надеясь, что он лишь ошибался в своих предположениях.

— Сказать? — она приподняла бровь в своей излюбленной манере. — Ах, да. Тебе сколько ложек сахару?

Она поставила чайник на стол, старательно контролируя себя, чтобы ничем не выдать нервную дрожь в пальцах. Еще не хватало, чтобы Лаэ начал ее утешать. Тогда бы она почувствовала себя действительно жалкой, а это было хуже всего.

— Я пью без сахара, ты же знаешь, — он осторожно, но крепко взял ее за плечи и повернул к себе, — Кари, ты жалеешь о случившемся? — в его глазах промелькнуло нечто странное, словно он испугался чего-то. Такого с ним никогда не случалось, а единственное, что Кари видела в этих чуть раскосых, зеленых глазах — так это вечный кайф. Но сейчас писатель был серьезен как никогда. Он ждал честного ответа.

— Жалею о чем? — почти ласково спросила она, не отводя взгляда. Однако он был пустым, словно все свои эмоции она тщательно спрятала где-то глубоко внутри, под этой темно-зеленой оболочкой. — Я о многом жалею. В данный момент в моей жизни не слишком удачная полоса. Стараюсь быть сильной и все пережить. Ты же знаешь, что я всегда так делаю.

— Знаю, но я хочу поговорить о конкретно вчерашнем дне, — он все так же держал ее за плечи и вглядывался в пустые глаза эльфийки, — Ты жалеешь об этом?

— А смысл? — она взяла чашку и села на диван, положив ногу на ногу и взяв вафельку из вазы. — Все равно уже ничего не исправить. Хотя... конечно, я не так представляла свой первый раз, — несколько мрачно пошутила. — Я думала, что выйду замуж, и как честная девушка... ай, ладно. Забудь. Лучше правда обо всем забыть.

— Забыть? — слово больно резануло слух эльфа, — Забыть... Да, наверно ты права, извини, — он отпустил Кари, — Думаю мне пора, еще столько дел надо сделать... — Лаэ быстро развернулся и быстро направился в спальню, где оставалась его одежда.

— Но ты даже не позавтракал, — сказала в спину эльфу Кариэль, впрочем, она и сама чувствовала себя ужасно вымотанной и как выжатый лимон. Ей хотелось забиться куда-нибудь в угол и просто забыть обо всем. — Слушай, мне все это тоже не нравится! — наконец она потеряла терпение и просто закричала. — Неужели ты думаешь, что все может быть так просто?!

Эльф вышел из спальни уже одетым, правда, рубашка была не застегнута на груди:

— Конечно, все может быть просто! Кари, хоть раз в жизни, всего лишь один раз в жизни попробуй жить проще, — он вздохнул и мотнул головой, — Извини, не стоило мне приходить. И ублюдка этого напыщенного оскорблять. Жила бы с ним и была бы счастлива, — он сжал зубы и двинулся к выходу.

— Как будто тебя это вообще касается! — она подлетела к эльфу и схватила его за рукав, развернув лицом к себе. — Ты решил, что можешь вот так просто взять и перевернуть мою жизнь? Ну, спасибо, теперь я чувствую себя использованной, выброшенной и униженной. Меня бросил жених и по пьяни отымел лучший друг. Что может быть лучше! Конечно, я должна быть счастлива, — ее лицо побледнело, губы дрожали, то ли от ярости, то ли от душивших ее слез. Вытолкнув Лаэ на улицу, она захлопнула за ним дверь и повернула ключ в замке.

— Ненавижу, — тихо выдохнула она и прислонилась спиной к двери. Он не слышал, как она заплакала — беззвучно и тихо, как всегда, чтобы никто и никогда не подумал, насколько она презирает себя.

Эльф даже не успел сказать, что всегда будет рядом, что он сделает все, чтобы сделать ее счастливой. Вместо этого он оказался на улице, а там как назло собирался дождь. Крупные капли медленно застучали по мостовой, по которой медленно брел убитый горем писатель. Сегодня ночью он не будет спать, нет, ни за что. Он просто не сможет уснуть, зная, что причинил Кари столько боли, пытаясь сделать как лучше. Эльф понуро шагал в сторону таверны, где снимал комнату. Рубашка и штаны уже промокли насквозь, а с кончиков длинных волос стекала дождевая вода.

Через несколько часов после того, как Лаэ ушел, эльфийка попыталась прийти в себя. Убрав на кухне, она села на диван и задумалась о том, что же ей делать дальше. Дружба с Лаэ была испорчена, и в этом были виноваты они оба — но жизнь преподносит порой и не такие сюрпризы. Правда, кроме него у Кари не было друзей, а коллеги и смотреть в ее сторону перестали после случая с Эллореном. Она внезапно заметила, что на полу у дивана до сих пор валяется кипа листов, исписанных мелким почерком, и подняла ее. Роман Лаэ... он был неплох. Весьма неплох. Жаль только, что в жизни все заканчивалось совсем не так, как в книгах.

Взяв чашку с холодным недопитым кофе, Кариэль погрузилась в чтение, и сама не заметила, как уснула — прямо на диване, с листом в руках, а остальные, рассыпавшись, лежали на полу.

***

Эльф лежал на свое кровати, бессмысленно пялясь в потолок. Он был в издательстве, его работу приняли, заявляя, что она великолепна. Вновь появились деньги, куда больше, чем раньше, но это не радовало его. Полупустая бутылка с вином стояла возле кровати, но даже вино уже не горячило его кровь. Все мысли были только о вчерашнем вечере. Неужели он поступил неправильно? Но ведь он любил ее, а она его... Ее вчерашний взгляд говорил красноречивее слов...

От Кариэль ничего не было слышно еще несколько недель. В ее доме не загорался свет, и складывалось впечатление, что она куда-то уехала. Однако вскоре она вернулась, проверив почтовый ящик — ничего. Ни одно письма. Втайне она надеялась, что Лаэ про нее не забыл, но, похоже — ошиблась. Что ж, истерика у нее давно прошла, и через пару дней ей предстояло идти на собеседование. Кажется, жизнь постепенно налаживалась, и она даже почти уже не вспоминала о том злополучном вечере.

У Лаэ все шло, как и раньше, исключая разве что тот факт, что теперь у него водились свои деньги, причем не такие уж маленькие. Он даже смог позволить себе купить небольшой, но очень уютный домик. Теперь Тень Ветра был одним из известных писателей Луносвета, его книги весьма охотно раскупались и это приносило ему неплохой доход. Когда Кари пропала — он пошел к ней домой, но дом был пуст, в тот вечер эльф упился до потери сознания, испугавшись, что она уехала навсегда. Вплоть до ее возвращения он вел почти животный образ жизни. Запираясь в своем доме, он напивался, накуривался и читал свой роман, ощущая почти физическую боль от того, что он потерял.

В тот день Кари решила немного побаловать себя, купив на почти последние деньги, которые остались от ее запасов, красивое красное платье, что она присмотрела себе в магазине неподалеку от дома. Каждый раз, проходя мимо этой витрины, она говорила себе: в следующий раз, нужно поберечь деньги... но теперь ей было наплевать. Она хотела хотя бы на минуту почувствовать себя счастливой. И теперь, глядя на большое зеркало в магазине, невольно подумала о том, что бы сказал Лаэ, увидев ее сейчас. Но это было из разряда мечтаний — наверное, эльф уже никогда не вернется в ее жизнь.

Выйдя на улицу, она отправилась в таверну — послушать разговоры, узнать новости и просто посидеть за чашкой чая и кусочком пирога. Ей жутко не хотелось возвращаться в свой пустой и одинокий дом.

Лаэ рывком поднялся с кровати. Голова просто раскалывалась от похмелья. Он огляделся, вокруг царил хаос. Пустые бутылки, остатки папирос, скомканные листы его книг. О боги, как ему опротивело жить, хотелось просто сдохнуть здесь, и чтобы никто его больше не трогал. Но нет, обязательно придет человек из издательства, будут бесконечные подписи документов... К чертям, нужно выйти из этого ада, который пах алкоголем и табаком. Эльф быстро оделся в белоснежную и на удивление чистую рубашку, черную жилетку и такие же черные брюки. Потом он натянул на ноги высокие черные сапоги и вышел из дома, быстро повернув ключ в замочной скважине. Повесив ключ на шею, он вдохнул свежий воздух, который больно скользнул в прокуренные легкие.

Кариэль сидела в таверне, на своем любимом месте за столиком у дальней стены, где располагалось большое окно. Из приоткрытых ставен доносился легкий ветерок и шум с улицы. Народу было достаточно много — все-таки вечер, выходной, и эльфы проводили время за бутылочкой луносветского красного, обсуждая последние известия и просто наслаждаясь обществом друг друга. Правда, к красивой и экстравагантно одетой эльфийке никто подсесть пока так и не решился — видимо, уж слишком строгим выглядело ее лицо, а задумчивый взгляд скользил по интерьеру таверны и ее посетителям уж слишком отстранённо. Поглядев на остывший чай, она вздохнула и достала кошелек.

Он брел по узкой улице, что вела в их любимую таверну. Никто не узнавал его, для всех он был просто Лаэ, потому что он так хотел. Он писал анонимно, не желая, чтобы хоть кто-нибудь прознал, что Тень Ветра — это тот пьяница и бездельник, который живет в маленьком доме. Только издатели знали его... и Кари. Она единственная, кто знала его с детства, когда у него еще была семья... Но сейчас он лишился даже этого, лишился последнего родного человека. Эльф тихо выругался сквозь зубы, продолжая медленно брести к таверне, не зная, что же он хочет там найти?

Расплатившись с трактирщиком, эльфийка поднялась и, поправив прическу, вышла из таверны. Над шпилями Луносвета ало-золотистым росчерком таял закат, и она прислонилась к двери, глядя на небо. Как же порой не хватало просто дружеского плеча, в которое можно выплакаться, избавившись от всех своих проблем... но отношения с ее единственным другом канули в прошлое. В груди внезапно что-то заболело, будто в сердце воткнули нож. Кари незаметно смахнула с лица слезы.

Шаги становились все тише, он приближался к таверне, и вокруг становилось все больше эльфов. Большинство даже не удостаивало его взглядом, а те, кто смотрели, сразу же отворачивались, не желая осквернять свой взор местным алкоголиком. Он хотел улыбнуться, но губы не слушались, вместо этого он просто шагал вперед, глядя себе под ноги.

Резко вдохнув вечерний воздух и закрыв глаза, Кари шагнула вперед и... покатилась с незаметной ступеньки на крыльце таверны. Проклятые туфли на каблуке были страшно неудобными, демон дернул купить их в магазине, может быть, из скрытого желания поиздеваться над собой — но факт оставался фактом, тонкий каблук подломился, и Кариэль упала на мостовую, зашипев от боли и смущения.

Прямо перед его носом только что упало нечто красное. Лаэ даже сначала подумал, что это все ему мерещиться, все же он здорово переборщил прошлой ночью с наркотиками. Но... О боги... она.

Ему понадобилось все оставшееся самообладание, чтобы не рухнуть на землю рядом с Кари. Эльф быстро подскочил к упавшей девушкой и осторожно помог ей подняться.

ID: 10951 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 25 августа 2012 — 23:42