Свет луны в глазах мертвой кошки Воспоминания Феникса. Интерлюдия II

Дагнир Перо Феникса

Мы живем, постоянно попадая в ловушки. Никто не может избежать западни. Главное понять, попался ты или нет. Если ты в ловушке и не осознал это, тебе — конец.
- Чарльз Буковски
--------------------------------------------
В роли Мелиссы - Amarillis.
--------------------------------------------
Она ушла под утро. Уставшая, невыспавшаяся, с синяками под глазами, чуть шатающейся от выпитого вина походкой ушла она, со своими растрепанными неровными волосами и мальчишеской фигуркой, на которые зачем-то хотелось смотреть. Крошечной черной молнией кошка прыгнула на подоконник спальни, в которой всегда было открыто окно, выходящее на бездну. Села, распушив хвост и грациозно потянувшись, и принялась вылизывать лапку. Ветер едва заметно шевелил ее шерсть, шелковистую, пушистую, к которой хотелось прикоснуться. Повернув голову, кошка сверкнула зелеными глазами, в которых на мгновение отразился свет луны, льющийся в окно, и показалось, будто она улыбнулась. Не губами – нет. Она улыбнулась так, как умеют улыбаться только кошки. Глазами.

Когда она ушла, стало вдруг как-то одиноко. Тишина наполнила коридоры и комнаты, которые только полчаса назад казались слишком тесными, чтобы вместить ее тихий смех. В спальне не горело свечей – здесь не было канделябров, лишь небольшая масляная лампа на письменном столе, заваленном бесчисленными и ненужными бумагами. Некоторые из них обгорели, и все вокруг было покрыто пылью. Смятые простыни на кровати вызывали отвращение. Эльф, который по какой-то нелепой случайности оказался в этой обители тишины и пустоты, не хотел возвращаться в постель. Он сидел в кресле у стола, откинувшись на его спинку, и смотрел в окно. Улыбнулся, и кошка улыбнулась ему в ответ. Единственное существо, которое составляло ему компанию за последний год. Нет, были тут и другие, но ни одно из этих существ даже и близко не подобралось к той невидимой грани, за которой ангелоподобный, но такой чуждый и холодный Дагнир Перо Феникса превращался в измученного самим собой и тяжелыми, давящими стенами города смертного. Он одновременно не хотел, чтобы кто-то увидел его таким, понял, насколько он жалок – и жаждал этого. Он хотел разочарования. Презрения. Но видел либо восхищение, либо ужас в глазах других.

Возле кресла на полу валялась пустая бутылка вина. Эльф посмотрел на нее и усмехнулся. Носком ботинка пнул несчастную бутыль, и та с глухим звоном покатилась по мраморному полу.

Бессмысленность… Вот что убивало его. Бессмысленность собственного бытия. Но что-то изменилось сегодня, или показалось, что приоткрылась дверь туда, где все могло бы быть иначе.

А она... Мелисса не хотела думать о том, что случилось сегодня. Но отчего-то не сходила с губ волнующая улыбка. Сегодня девушка работала допоздна. Труд по истории рыцарских орденов королевства Лордерон был не слишком ценным, и хозяин разрешил взять его на дом. Перо бездумно скользило по бумаге, управляемое одним взглядом, выводило давно забытые имена, титулы, перечисляло родовые имения и знаки.

Но в то время мысли девушки были далеко. Снова не успела подготовить образцы зелий, даже не начинала необходимый к экзамену "Компендиум средних и малых чар".

И Дагнир... захочет ли он снова увидеть её вне стен Академии? Они не говорили об этом, когда простились. Мелисса ушла перед самым рассветом, быстро и бесшумно. Ей не хотелось, чтобы тень этой странной дружбы упала на безупречного магистра.

На свой счёт Мелисса не беспокоилась. Кажется, с этой ночи она вообще разучилась бояться.

Однако на следующий день, придя в Академию, она не заметила ничего странного. Поначалу все казалось совершенно обыденным и даже скучным – все те же сосредоточенные лица, все тот же спокойный голос, вкрадчиво, даже несколько лениво, объясняющий тему сегодняшнего занятия. Магистр выглядел так, словно и не было бессонной ночи, когда они выпили почти две бутылки вина. Он был безупречным – как всегда. Может, чары иллюзии, которыми он пользовался и совершенно этого не скрывал, а может, природная выносливость. Мелисса только сейчас заметила, как очаровательно мило эльф выглядит в очках и с собранными в небрежный хвост волосами. Когда девушка вошла в аудиторию, он даже не посмотрел на нее. Возможно, потому, что сегодня она, как ни странно, почти не опоздала. Казалось, все шло своим чередом. Будто бы и не было прошлой ночи, когда Дагнир на мгновение – всего на одно мгновение – стал совершенно другим. Как будто она не почувствовала, как едва уловимо дрожит его рука, которой он обхватил ее запястье. Нет, он не был таким. Дагнир Перо Феникса просто не мог быть таким. Сегодня он стоял там, за кафедрой, такой же неприступный и чужой, такой же притягательный и пугающий этой притягательностью, как всегда.

Но когда лекция закончилась, и эльф вышел, Мелисса услышала за спиной нечто странное. А именно – тишину. И взгляды, взгляды, десятки взглядов, будто пронзившие ее одновременностью тысячи игл.

Она неспешно, как всегда, в своём ритме, собрала с парты письменные принадлежности, встала, и направилась к двери, развернув плечи с почти королевским достоинством. Чтобы там ни происходило, её это не касалось. Друзей у Мелиссы не было просто потому, что не хватало времени на забавы, которым предавалось большинство её сверстников в свободное от учёбы время. Врагов она тоже старалась не заводить. Только вот почему так тяжело идти? Под ложечкой что-то противно, до тошноты сжалось, в ожидании удара.

— Эй.

Сзади на ее плечо легла чья-то тяжелая рука. Голос был мужской, но молодой, юношеский, с надрывом. Она помнила этих парней. Они сидели позади нее и на лекциях предавались чему угодно, но только не учебе. Молодые и порывистые юные волшебники из рода человеческого были гораздо менее усидчивы и усердны, чем их сверстники-эльфы и даже гномы. В этом Мелисса имела шанс убедиться на своей шкуре.

— Погоди-ка секундочку, — продолжил парень, все еще сжимая плечо девушки. Похоже, намерения у него были серьезные.

Она мрачно обернулась. Тон говорившего не предвещал ничего хорошего. Правая рука втянулась в рукав мантии и незаметно сжалась в кулак. Впрочем, если дело снова дойдёт до драки, девушке будет сложно выстоять против троих, и это она прекрасно понимала, уже присматривая пути к отступлению.

— Тут поговаривают, будто ты была у магистра дома, — ей показалось, или в голосе паренька прозвучала озабоченность и… страх? Да, пожалуй. А еще она заметила, только вот сейчас, что его пальцы сжимаются на ее плече как-то слишком судорожно. – Ты что, с ума сошла? Жить надоело? Не знаешь, что ли, какие слухи про ту башню ходят?

Двое его друзей согласно кивнули, и на лицах всех троих отчетливо проступил некий мистический, почти благоговейный ужас. Они боялись магистра, словно он мог испепелить их взглядом за малейшую провинность, хотя, возможно, так оно и было. Впрочем, на памяти Мелиссы эльф никогда не прибегал к насильственным способам наказания. Он был очень строг, и за провинности карал собственными методами – но методы эти всегда были связаны с учебой и выполнением заданий и поручений. Он был слишком чист для того, чтобы прибегать к банальному насилию. Выше этого.

— Врут, — коротко ответила девушка. А жгучим взглядом, вскинутым из-под растрёпанной чёлки, добавила: "Не ваше это дело, ой, не ваше". — А что за истории про башню? — спросила нехотя, пряча любопытство под маской недовольства.

— Да ладно, ты что, правда, не знаешь? – не верящим тоном протянул парень, чуть отступив назад и убрав, наконец, руку с плеча ученицы. – А вот другие рассказывают, будто там всякие ужасы творятся. И девушки, которые туда ходят, они… ну… возвращаются какими-то не такими. Но все равно мы хотели предупредить тебя, не суйся в эту башню, пожалеешь. Этот магистр только выглядит, как ангел, а на самом деле…

Он не договорил и резко обернулся. Ученики тихо, внимательно слушали весь разговор, который против воли Мелиссы оказался услышан во всей аудитории. Последние слова парня вызвали прямо-таки бурю перешептываний, озабоченных взглядов искоса и приподнятых бровей в сторону девушки.

— Правда... не знаю, — она растерянно огляделась в безотчётном поиске поддержки. — Идём отсюда, расскажешь. С меня кофе в "Коричной булочке", — дорого, но что поделать. За информацию надо платить. Мелисса мысленно посчитала медяки в кармане и успокоилась. На пару чашек ароматного напитка хватало.

Парень еще несколько секунд постоял в растерянности, но, посовещавшись со своими друзьями и явно чувствуя себя неловко под прицелом взглядов столь многих учеников, в конце концов, согласился, хотя и неохотно. Не хотелось ему пересказывать слухи, но он действительно испугался за Мелиссу. Вздохнув, он попытался пригладить рукой рыжие патлы и, втянув голову в плечи, как осужденный на казнь, поплелся за девушкой, которая всю дорогу силилась вспомнить его имя. Кажется, студента звали Фредом. Обычно они всей суетливой компанией сидели сзади и норовили списать. Мелисса не была лучшей в группе, но чёткий почерк и умение стройно формулировать мысль делали её идеальным объектом для списывания.

А ещё было немного странно и даже тепло на душе от того, что кто-то неожиданно проявил заботу. Пусть хотя бы в такой форме.

Девушка молчала всю дорогу до заведения, давно и надёжно оккупированного юными питомцами Академии. Крепкие спиртные напитки здесь были запрещены, зато старая троллиха варила отменный кофе и шоколад.

Сейчас, после полудня, внутри было прохладно и тихо. Ещё час-другой, и налетят пёстрыми стайками посетители. А пока двое подростков в тёмных мантиях сделали свой скромный заказ и заняли столик в углу.

Попав внутрь и погрузившись в темноватую, но уютную атмосферу кофейни, паренек заметно расслабился. Учеба давалась ему нелегко, да он и не стремился прикладывать к ней каких-то особенных усилий, хотя талант у него был, и неслабый. Но истинная причина безуспешности его попыток усвоить хоть что-то на занятиях магистра была проста, как палка – он его боялся. До колик боялся этого бесполого существа, не похожего ни на что, известное бедняге раньше.

Вообще-то сие заведение весьма редко пустовало, как сегодня. Кофейня была особенно любима студентами магических искусств за относительно низкие цены, хорошее меню и добродушную хозяйку, хотя мало кто знал, что она тайком из-под полы приторговывала спиртными напитками.

— Ну что, будешь что-нибудь? – несколько неловко начал Фред, облокотившись о столешницу и окинув беспокойным взглядом список сегодняшних угощений. Будто бы они могли его укусить.

— Кофе. Без сахара, — не думая, бросила Мелисса. И тут же, нисколько не пытаясь соблюсти приличествующий случаю ритуал, перешла к делу: — Рассказывай.

— Ладно, ладно, не горячись, — буркнул парень, который с каждой секундой все больше походил на нахохлившегося воробья. Он почему-то избегал смотреть Мелиссе в глаза, но заказ все-таки сделал. Когда принесли две кружки кофе, он наконец собрался с духом и начал: — Когда магистр поселился здесь год назад, мало кто о нем знал. По-моему, он вообще не выходил за последний год из своей жуткой башни, только до Академии и обратно. Ни с кем дружбы не заводил, даже с преподавателями из Кирин-Тора. А хозяин одной таверны в центре города болтал, будто каждый вечер к порогу той башни приносят странные и тяжелые ящики, которые забирает страж.

— Но... Господин магистр — эльф, — мягко возразила девушка. — Ничего странного, если ему пришлась не по вкусу компания на новом месте. — Мелисса сама не заметила, как начала защищать его.

— Это еще не все, — мрачно поведал Фред, однако его серьезный тон заметно контрастировал с испуганным и откровенно глупым видом. – Иногда к нему ходят девушки… эльфийки, даже человеческие… а потом возвращаются так, будто их пыльным мешком по голове тюкнули. И не рассказывают о том, что там произошло. Вообще ничего. Но по лицу понятно, что нечто ужасное. А еще был случай, когда одна эльфийка выбросилась из окна через неделю после того, как пошла туда. Так что, Мелисса… умоляю тебя, не ходи к нему больше. Тебе достанется, а я… я не хочу этого видеть. И еще… — он замялся, отвел взгляд и окончательно превратился в мокрого воробья. – Магистр Анолеис как-то обмолвился, что магистр Перо Феникса, он… презирает людей. Считает их низшей расой, почти что животными. Мы для него никто, так, подопытные кролики, на которых он ставит свои жестокие эксперименты. Мы хуже, чем собаки, ниже, чем сточные крысы. Не позволяй изысканным манерам и внешности себя обмануть.

— Ты. Не бойся, — вдруг произнесла Мелисса. Беспокойство парня тронуло её до глубины души. Она сама не ожидала, что такой простой жест, и вдруг так заденет. — Я выясню, что он за челове... ой, то есть, эльф.

Атмосфере мрачных слухов, ходивших вокруг персоны магистра, трудно было противостоять. Особенно если тебе шестнадцать. И ты где-то в глубине души ощущаешь себя героиней чужого романа, жительницей волшебной страны, где случается всякое, но на последней странице ты непременно заживёшь долго и счастливо.

Мелисса упрямо тряхнула головой, отгоняя непрощенные фантазии.

— Главное, чтобы не было слишком поздно… — вздохнул Фред, допивая кофе одним махом и поднимаясь из-за стола. – Ладно, оставляю тебя наедине с твоим кофе. Завтра выходной, так что… подумай о том, о чем мы с тобой говорили. И ни в коем случае туда не ходи. Пока, — он махнул рукой и вылетел из кофейни, будто его оса укусила. Впрочем, судя по его виду, говорить на эту тему пареньку было явно неуютно.

Она не стала благодарить. Не за что. Допила свою чашку, а потом и остатки из чашки Фредерика. Кофе был очень кстати, вечером девушка хотела поработать и осилить хотя бы страниц двадцать "Компендиума". По дороге в свою каморку она зашла в лавку, чтобы купить ещё свечей.

Чуть ли не первым заклинанием, которому учили юных магов, было создание небольшого источника света возле себя. Но поддержание "светлячка" требовало сил, а их было и без того немного.

Уже в лавке выяснилось, что посиделки выбили Мелиссу из бюджета, и на свечку уже не хватало. Пришлось прибегнуть к аркане. Маленький тёплый комочек света, как яркий солнечный зайчик, горел у девушки над головой чисто и ровно, пока она писала. И пил жизнь. Спать девушка легла совершенно измотанной.

Проснулась же с чёткой мыслью, что надо увидеться с магистром, во что бы то ни стало.

ID: 10892 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 15 ноября 2012 — 20:13