Свет луны в глазах мертвой кошки Часть четвертая. Музыка души

Дагнир Перо Феникса

Музыка существует, пока ее слушают, как Бог существует, пока длится экстаз. Между высшим искусством и высшим существом общее то, что оба они целиком зависят от нас.
- Эмиль Мишель Чоран
--------------------------------------------
В роли Мерриделя - Tar.
--------------------------------------------
На следующее утро, на рассвете, Дагнир ушел в город. Он не стал будить Аэнтари, которая, кажется, уснула далеко за полночь, так и не дождавшись возвращения магистра. «Пусть поспит», подумал эльф, на мгновение залюбовавшись лицом спящей эльфийки и подавив желание провести ладонью по ее растрепавшимся волосам.

Но дела не ждали, а потому он вынужден был покинуть башню, памятуя о том, что сегодня должен был быть набран новый штат слуг. Он рассчитывал, что эта «домоправительница» сама обо всем позаботится. Магистр страшно не любил заниматься чем-то, что не имело отношения к магии, а потому проще было поручить это дело кому-то, кто в нем разбирался. Дагнир надеялся, что к его возвращению все будет улажено. К тому же, ему хотелось все же поискать пропавшие гобелены.

***

День подходил к концу, медленно уступая свои права вечеру, но широкие улицы Даларана были хорошо освещены благодаря огням фонарей. Народу в городе магов было не так много, как в столице Альянса, но все же то тут, то там можно было заметить прохожих. Некоторые из них спешили, торопливо вышагивая по каменной мостовой, некоторые же ступали медленно и важно, заложив руки за спины, надменно глядя на остальных.

У входа в таверну, на широком парапете, сидел рыжеволосый эльф. Его длинные волосы были небрежно завязаны в толстую косу, что спускалась между лопаток. Яркие зеленые глаза лучились вечным добродушием, а тонкие пальцы перебирали струны лютни. Одет он был довольно скромно, особенно для такого города, как Даларан. Темно-зеленая куртка, штаны и сапоги, причем все это видело куда больше, чем одну зиму.

"Судьба хранит бродяг
А я — игрок,
Никто и звать никак,
Свободен и жесток

Я сам подвел черту
Поджег мосты
Я дверь открыл не ту
А там гостей ждала не ты...

Паутина
Липких дней
Мир иллюзий
Мир теней..."

Его голос был очень красивым, звонким и мелодичным, хотя сейчас в нем без труда можно было расслышать грусть, как будто музыкант лишился чего-то очень важного в своей жизни.

Закат окрасил небо в розовато-оранжевый цвет, хоть и не такой яркий, как на большой земле — на севере солнце было бледным и далеким, но зато россыпь звезд была здесь красивей, чем в любом другом месте на Азероте. В Даларане было тепло — магия города поддерживала теплый климат, в отличие от промозглого ветра и снежных бурь, царивших снаружи. Складывалось впечатление, что здесь вечное позднее лето или ранняя осень, не жарко, но уютно.

По улице, не опустевшей даже теперь, проходили десятки жителей и гостей Даларана. Особенно сильно выделялась среди них группка молодых эльфов и людей, одетых в форму учеников даларанской Академии при Кирин-Торе — лучшей магической школы мира, как среди представителей Альянса, так и Орды. О чем-то переговариваясь и перебрасываясь шутками, понятными лишь магам, они прошли мимо таверны и отправились в башни, где находилось общежитие.

Дагнир проводил их взглядом и вздохнул. Устало потер переносицу и, стащив тонкие очки, аккуратно положил их в карман. Стоило бы наведаться в таверну... Он не хотел, чтобы Аэнтари видела, что он все еще не бросил своей привычки пить по вечерам, поэтому сегодня намеревался посидеть в таверне.

Мерри печально выдохнул, едва закончилась песня. Эльф отложил лютню в сторону и потер глаза. Последнее время есть было практически нечего, подходящей работы не находилось, и он уже миллион раз пожалел, что не вернулся на родину, а решил остановиться в Даларане.

Он задумчиво болтал ногами, разглядывая местный люд, который не обращал никакого внимания на усталого бродягу, который мечтал о теплом молоке и мягком белом хлебе.

— И почему вы сидите здесь, — прозвучал над ухом Мерри мягкий, приятный, но немного усталый голос. — В таверне ведь намного теплее и уютнее.

Эльф вздрогнул и обернулся, глядя на незнакомца:

— В таверне слишком шумно, а снимать комнату мне не на что, — он зажмурил один глаз, разглядывая своего случайного собеседника. Губы рыжеволосого эльфа расплылись в легкой полуулыбке, скрывая грусть, что не первый день отравляла душу Мерриделя.

Случайный собеседник сложил руки на груди и внимательно разглядывал Мерри. Высокий худощавый эльф был одет в мантии Кирин-Тора, а длинные платинового цвета волосы были заплетены в конский хвост, достававший почти до самой земли. Лицо магистра было похоже на лицо статуи — слишком правильное, без единого изъяна, если не считать отражавшейся на нем усталости и какой-то затаенной тоски.

— Нет денег? В Даларане? — магистр удивленно покачал головой. — Почему бы не найти работу? Здесь всегда пригодилась бы лишняя пара рук.

— Интересной работы я еще не нашел, — со спокойной улыбкой ответил Мерри, глядя на Дагнира, — А таскать ящики я могу где угодно.

Он быстро проверил, хорошо ли затянул небольшой мешок, что лежал рядом с ним, после чего взял в руки лютню, но играть не спешил, ожидая, не спросит ли незнакомец чего-то еще. Взгляд магистра немного взволновал молодого эльфа, слишком уж он был... неживой.

— Таскать ящики? — эльф чуть ли не опешил от таких слов. Несколько секунд он разглядывал Мерри, что-то решая в уме, а затем протянул ему руку — тонкую белоснежную руку с изящными пальцами. На одном из них красовалось бесспорно дорогое кольцо с драгоценным камнем.

— Пойдемте, — голос его не терпел возражений и чем-то напоминал менторский тон преподавателей. — Погреетесь хоть и поедите нормально. Я заплачу.

— Вы очень добры, — эльф улыбнулся, но не встал, оставаясь на прежнем месте, — Но я не попрошайка, да и не хочу, чтобы кто-то входил в расходы из-за меня. К тому же здесь довольно тепло, если сравнивать с тем, что творится за пределами города, да и непростительно в такую прекрасную погоду сидеть в душной таверне.

— Хорошо, — кивнул эльф, нахмурившись. — В таком случае позвольте мне угостить вас.

Он аккуратно откинул рукава, обнажив несколько шрамов на запястьях, и сотворил в ладони высокий хрустальный бокал, наполненный чем-то искрящимся нежно-голубоватого цвета. От бокала доносился едва уловимый запах снежевики.

— Снежевичное вино, — улыбнулся магистр, осторожно присаживаясь рядом с Мерри и протягивая ему бокал. Видимо, ему хотелось просто провести где-то время в хорошей компании, которая бы не стала осуждать его за выпитый им алкоголь.

— Ох... — тихо выдохнул Мерри, глядя как его новый знакомый сотворил выпивку прямо из воздуха, — Правда, не стоило...

Он улыбнулся Дагниру и отложил лютню в сторону, осторожно беря из его рук бокал. Глубоко вдохнув аромат вина, он чуть-чуть пригубил напиток. Вообще, он почти никогда не пил, хотя бы потому, что денег едва хватало на еду и ночлег, да и не любил он алкоголь, но и отказывать доброму сородичу не хотелось.

— Спасибо, очень вкусно, — негромко поблагодарил он Дагнира.

— Не за что, — пожал плечами магистр, сотворив еще один бокал и выпивая его несколькими глотками. — Мне это ничего не стоит.

Он хотел было добавить, что искал компанию, дабы не чувствовать себя в этот вечер одиноким. Легкий ветерок трепал его волосы, а закатное солнце освещало его лицо, придавая ему мистически-ангельский вид.

Мерри задумчиво смотрел на Дагнира, без особого стеснения разглядывая его красивое, хоть и довольно холодное, по крайней мере, так казалось музыканту, лицо. Вскоре и его бокал опустел, и только в этот миг он понял, что не представился:

— Меня зовут Мерридель, ну или просто Мерри, — бледные щеки озарил легкий багрянец, то ли от вина, то ли от чего-то еще.

— Дагнир, — коротко ответил эльф, глядя куда-то в пустоту — туда, где за высокими шпилями башен и фиолетовыми крышами домов заходило солнце. — Магистр Дагнир Перо Феникса, — поправился он, бросая взгляд на невзрачного рыжего эльфа. — Давно вы в Даларане?

— Чуть больше недели, — отозвался бродяга. Он поставил бокал рядом с собой и отвел взгляд от лица магистра. Задрав голову к небу, он принялся разглядывать едва-едва виднеющиеся звезды. Машинально он взял свою косу в руки и принялся задумчиво перебирать свои чудесные рыжие волосы.

— И до сих пор живете на улице? — Дагнир покачал головой, видимо, не одобряя подобного поведения от своего сородича. — Послушайте, Мерридель... верно?.. Такая жизнь не для вас.

— Это не самые плохие условия для жизни, — довольно улыбаясь, произнес эльф, — И вы ошибаетесь, такая жизнь как раз для меня. В мире куда больше тех, кто живет куда хуже, чем я, магистр.

— Хм, — хмыкнул эльф, сотворяя еще один бокал и задумчиво вертя его в пальцах. — Не самые плохие, да?.. Ну что ж... Как знаете, Мерридель, — он залпом выпил вино и облизнул тонкие губы. — А сколько вам лет, если я могу задать такой вопрос?

— Мне сорок семь, — эльф оторвался от созерцания звездного неба и вновь начал разглядывать лицо Дагнира. За это время Мерри уже успел несколько раз намотать свои волосы на палец и размотать их обратно. Так он делал только тогда, когда волновался, что случалось весьма редко.

— Немного, — эхом отозвался Дагнир, наконец, взглянув в глаза эльфу и тихонько улыбнувшись. — За такой короткий срок жизни не каждый эльф начинает понимать, зачем живет. Потому не стану требовать этого от вас. И все же я хочу помочь вам.

Мерри отвел взгляд почти сразу же, едва только Дагнир посмотрел на него. Он отпустил свои волосы и положил руки на холодный каменный парапет, немного откинувшись назад.

— Помочь мне? И как вы хотите мне помочь, Дагнир? — он чуть улыбнулся, разглядывая свои потертые штаны.

— Для начала найти работу, — магистр ничуть не отреагировал на внезапное смущение Мерри. — Что вы умеете делать? Кроме таскания ящиков, разумеется.

Он и сам не понимал, почему вдруг захотел помочь этому потерявшемуся бездомному щенку, каковым показался ему рыжий мальчишка. Может быть, вчерашние воспоминания о жизни в Квель'Таласе заставили его сердце смягчиться, а может, ему просто было невыносимо тоскливо наблюдать, как деградирует его собственный народ уже в столь юном возрасте.

— Вы и так уже помогли мне, а я привык решать свои дела лично, — едва слышно выдохнул Мерри, продолжая разглядывать свои штаны, словно никогда их не видел, — Вы меня совсем не знаете, зачем вам помогать мне? Только не говорите, что вы альтруист, я не поверю.

— О, ни в коем случае, — усмехнулся магистр, не отрывая глаз от Мерри. — Считайте, что у меня в этом свои цели, понять которые вам пока что не дано. Не обижайтесь.

Он протянул руку и осторожно прикоснулся к косе Мерриделя. Будто погладил щенка, ласково, от души, без всяких двусмысленностей.

— Я не обижаюсь, но жизнь научила тому, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, — Мерри вздрогнул, когда рука Дагнира коснулась его волос, но юный эльф остался сидеть, как и сидел, смущенно разглядывая заплатку на левом колене.

— И мне трудно представить, что я могу чем-то помочь в том, что не могу понять, как вы говорите.

— Скажем так, это не касается вас лично, — пожал плечами Дагнир, не преминув заметить, как вздрогнул рыжеволосый. Ему было забавно наблюдать, как он действовал на некоторых эльфов. Они словно боялись его — боялись его искусственной красоты, холодной и неестественной, боялись жесткого взгляда, напоминающего ледяные статуи Цитадели. Боялись того, чего не могли понять, и только Аэнтари смогла разглядеть в нем то напуганное, отчаявшееся существо, коим он и являлся глубоко внутри. Для остальных он был тем, кем можно любоваться — но только издали. Потому что эта красота ядовита.

— Не бойся меня, — внезапно мягко сказал магистр, чуть отстранившись и опустив голову. — Не бойся того, кто сам боится себя....

— Я и не боюсь, — все же голос Мерри был довольно приятным, мягким и спокойным, от него почти что веяло теплом. Повинуясь странному наитию, молодой бродяга осторожно, с некоторой опаской, провел рукой по бледной щеке Дагнира:

— Страх — глупое чувство, — едва слышно выдохнул Мерридель. Сейчас его глаза были обращены к магистру. Он вздрогнул и отдернул руку, но взгляда не отвел.

— Нет, — покачал головой Дагнир. Его щека была теплой и бархатистой на ощупь, хотя выглядела, словно алебастровая. — Не глупое. Если страх этот обоснованный. Но я не хочу причинить тебе вреда, Мерридель. Поверь мне, не хочу. Ты... ты напомнил мне о тех эльфах, что, как и многие другие, потеряли себя в бесконечных войнах и бедствиях, обрушившихся на наш народ. И мне больно видеть, как то, что я когда-то любил более всего на свете, рушится на моих глазах.

— Ты думаешь, что свобода разрушает нас? — удивленно поинтересовался эльф, — Свобода — это самая высшая ценность, что еще осталась в этом мире. Мы творим свою судьбу, мы можем сделать все, что захотим.

Он улыбнулся, добродушно и как-то по детски, впрочем, он и правда выглядел как ребенок, только в глубине зеленых глаз таился отпечаток совсем не детской грусти.

— Не свобода разрушает нас, а то, что мы не умеем ею распорядиться, — жестко ответил Дагнир, и взгляд его зеленых глаз резанул не хуже кинжала. — Квель'Талас умирает, задыхаясь своей новообретенной свободой. И не будет никакого толку от той свободы, когда в Азероте не останется больше эльфов.

— Исправить эту ситуацию можем лишь мы, — слегка пожал плечами Мерридель, — Никто другой, кроме нас самих, не будет что-то делать, чтобы спасти нас. Но многие ли из нас хотят спасать свой народ? Например, я не хочу вмешиваться в чью-то жизнь, лишая ее свободы.

Эльф выпрямился и опять взял свою лютню в руки, медленно водя пальцами по тонким струнам.

— Лишать свободы? Что ты, — улыбнулся Дагнир, так же неожиданно потеряв свой холодный и жестокий облик, как обрел его несколько секунд назад. — Всего лишь показать возможность выбора. Показать, что есть и другая дорога, кроме той, которой кого-то заставили пойти.

Проницательный взгляд красивых зеленых глаз скользнул по Мерриделю и его лютне, а улыбка как будто осветляла лицо Дагнира, делая его почти невыносимо прекрасным. Это даже пугало. Он казался не принадлежащим к расе смертных существ, а созданием чего-то древнего и мудрого. И чужого.

— Прости меня, — вдруг спохватился эльф и повел рукой в воздухе, сотворяя бутылку с вином. — Я, наверное, слишком привык наставлять учеников Академии и теперь переношу эту свою привычку на тебя. Я ведь просто искал компании сегодняшним вечером.

ID: 10880 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 15 ноября 2012 — 20:13

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
19 августа 2012 — 1:06 Юная авторесса Бриана
только из-за нее башня стала такой, какой она сейчас.

вспоминая взгляд Дагнира, появлялось ощущение

19 августа 2012 — 1:58 WerewolfCarrie

Благодарю.