Чужой дождь Чужой дождь. Пролог

Гильдия Отряд Золотого грифона
Александра Присцилла Фаулер
Тран "Ворчун"

Осень, как всегда, подкрадывалась незаметно – череда теплых августовских деньков все еще тянулась, изредка перемежаясь скупыми дождиками. Лето выдалось засушливым, и истощенная земля жадно впитывала каждую каплю. Бойцы отряда «Золотой грифон», успевшие отвыкнуть от жары за время очередной северной экспедиции, вяло кочевали из одного трактира в другой, потихоньку тратя долгожданное жалование. Дни, между тем, постепенно становились все короче, а ночи – все холоднее.
Трандир Бронзобород, суровый капитан отряда, все реже и реже выбирался с товарищами в трактир – посиделки с каждым разом становились все заунывнее, превращаясь из веселой дворфийской пьянки в подобие поминального обеда. Он целыми днями просиживал в конторе, угрюмо склонившись над своей бессменной кипой бумаг, а вечером, захватив пару-тройку толстых папок с собой, продолжал работу дома. Обычно он ложился глубоко за полночь, а сейчас и вовсе застал первый утренний гонг – несмотря на дикую усталость, сна у дворфа не было ни в одном глазу. На столе еще со вчерашнего вечера стояла полная кружка темного эля, рядом пылился едва надкушенный бутерброд с кабаниной. Трандир старательно игнорировал незатейливый ужин – вместо этого он раз за разом пробегал глазами содержимое тоненькой мятой тетрадки, наспех сооруженной из десятка пергаментных страниц. Надпись на обложке гласила: «Личное дело сотрудника: Селл Ам». Вчера Тран, наконец, забрал «Дело…» из верхнего ящика стола – там должны были храниться только досье на текущий состав отряда. Забрал, а затем старательно заполнил последнюю страницу, отрешенно, словно в полусне, вывел слово «погиб» и несколько сухих слов об обстоятельствах смерти паладина. Теперь оставалось последнее – сдать тетрадку в архив Лиги и подать заявку на нового рекрута. Однако, бородатый охотник все медлил, теребя скреплявшую страницы бечевку, снова и снова перечитывая каждую букву.
После гибели Села количество тренировок увеличилось вдвое, а уровень дисциплины вообще взлетел до небывалых высот. Трандиру даже не приходилось прилагать особых усилий: бойцы перестали болтать попусту и выполняли любые команды по первому слову. Только редкие ехидные комментарии Тэйнария да уточняющие вопросы любознательной Сольвейги помогали немного разрядить обстановку. Отряд действительно всерьез взялся за тренировки, и это бы только радовало шефа, если бы не цена, которую пришлось заплатить.
Дворф встал со стула и потянулся – все тело ныло, негодуя на бессонную ночь, требуя дать костям хоть немного отдохнуть.
- Все, некогда уж теперь. Через полчаса мне на службе надо быть, - пробормотал бородач, обращаясь то ли к потухшему камину, то ли к висящей над ним оленьей голове – охотничьему трофею Трандира.

Улицы Стальгорна, несмотря на ранее утро, уже давно проснулись – оживленно болтали о чем-то своем торговки, раскладывая на прилавках товар, звонко стучал где-то кузнечный молот, деловито шаркали сапогами стражники. «Да, бездельников у нас нету, - невольно отметил для себя удовлетворенный дворф. – Чай, не Даларан какой-нибудь». На плечо Трану откуда-то опустилось вдруг белое грифонье перо в рыжую крапинку – добрый знак. Заткнув перо за пояс и немного повеселев, охотник бодро зашагал по направлению к Кварталу Магии – пора работать.
Отполированная до блеска медная табличка на двери приветливо сверкнула. На ходу доставая ключ, Трандир повернул его в замочной скважине - и вдруг отпрянул. Уходя вчера вечером, он, как обычно, повернул ключ полных три раза – однако сейчас замок был закрыт лишь на один оборот. Бородатый прислушался, осторожно прижав ухо к двери. В конторе было тихо – хотя резкий грифоний клекот и бесконечный городской гул могли заглушить даже достаточно громкие звуки. Чуть помедлив, дворф достал из ножен кинжал и осторожно, стараясь не скрипеть, открыл дверь. Привычные к темноте глаза, быстрым взглядом окинув комнату, остановились на узком гостевом диванчике – на нем, мерно дыша, виднелась темная фигурка – спящий. Закрыв за собой дверь, Трандир чиркнул спичкой и зажег стоявшую на придверном столике свечу. Огонек был тусклым, однако его вполне хватило – полумрак отступил, и дворф с удивлением узнал «нарушителя» - скукожившись на неудобном и жестком диване, чуть приоткрыв рот, в офисе отряда «Золотой грифон» крепко спала Алонзи. Преждевременно вернувшись из Ревущего фьорда, девушка сразу взяла отпуск за свой счет и отсутствовала больше двух месяцев – бюрократы из Лиги уже и ее досье требовали сдать в архив. Трандир покачал головой, оглядывая охотницу: она сильно похудела, лицо осунулось и словно посерело, а некогда щеголеватый плащ был теперь весь в заплатках.
Взяв с собой свечу, дворф поднялся на второй этаж, по пути зажигая факелы на стенах. Здесь, в его кабинете, обнаружился еще один сюрприз – на столе лежал листок плотного, голубовато-лилового картона. Вычурный почерк и золотое тиснение – да уж, это точно не из Лиги Исследователей, да и в этом ее ШРУ – охотник снова неодобрительно покачал головой – на такое бы поскупились. Из самого документа Трандир не понял ни слова – он был на дренейском. Потянувшись было к словарю, дворф заметил вдруг еще один листок, попроще, приколотый скрепкой к обратной стороне дренейской грамоты. Наверное, это был перевод. Неизвестный почерк, кругленький и аккуратный, и большая печать «СЕКРЕТНО» в верхнем левом углу – вот это уже похоже на стиль ШРУ. Трандир вчитался, и с каждой строчкой хмурился все сильнее и сильнее:

От: Святой Орден Бела’камил, главная резиденция, К.
Кому: Экзодарская обитель Бела’камил, анахорет Рэккен

Дорогой брат, я рада сообщить тебе, что Совет, наконец, принял решение – время настало. Велен стал слишком стар – он больше не слышит наару и не может передать их волю нашему народу. Все это понимают – я думаю, даже в Экзодаре. Но только Бела’камил смогут положить этому конец. Мы устали зваться изгнанниками, и мы хотим, чтобы эредары – те, кто еще помнит это гордое имя – вновь расправили плечи. Мы должны перестать прятаться, перестать искать компромисс. Бела’камил мудры и не хотят лишней крови – мы не будем призывать к свержению Велена, но дадим ему возможность уйти самому. Мы сильны тем, что наше понимание Света истинно и не запятнано кощунственными искажениями. Мы должны, наконец, сделать тот шаг, о котором думал, конечно, каждый истинный эредар.
Мы избавим наш народ от мерзких предателей, оскорбляющих наару самим своим существованием.
Мы очистим вселенную от противоестественных, дерзких, двуличных убийц.
Мы уничтожим рыцарей смерти.

Далее шел длинный, в несколько столбцов, перечень имен, с уничтожения которых неведомая «К» советовала анахорету Рэккену начать свое великое дело. Трандир быстро пробежал его глазами, запнувшись на одной строчке, дважды подчеркнутой красным карандашом.

Моргуз

Швырнув листок на стол, охотник несколько раз глубоко вдохнул, стараясь сохранить самообладание.
Грифонье перо, тихо хрустнув в дворфийском кулаке, переломилось надвое.

ID: 10872 | Автор: Too-ticky
Изменено: 18 августа 2012 — 15:01

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
5 сентября 2012 — 1:09 Gardog
Улицы Стальгорна, несмотря на ранее утро, уже давно проснулись

Немного смутило.
Стальгорн живет по сменам, а значит никогда не спит.

А вообще будет интересно наблюдать за развитием сюжета=)