Последняя черта

Трэй Кейдж
Леонард Дерри

Человек — это животное, которое сошло с ума. Из этого безумия есть два выхода: ему необходимо снова стать животным; или же стать большим, чем человек…
- Карл Густав Юнг
----------------------------------------------
Фрэнк выглядел хмуро и угрюмо, в конце концов, сидение в вонючем склепе никому не могло понравиться, особенно, если ты там один. Лео куда-то пропал и обещал появиться только поздно ночью, Трэй тоже свалил непонятно куда, да и остальных не видно было, поэтому громила молча хлестал пиво и чистил свое вооружение: ружье, меч и кинжал.

Снаружи склепа раздались мягкие шаги — похоже, кто-то приближался к склепу. Через несколько секунд шаги затихли, и послышалась тихая возня. Шелест бумаги, низкое бормотание, звук, как будто по камню проводили мокрой тряпкой. И снова тишина. Это было странно и подозрительно... а через минуту в склеп спустился Трэй — в своем человеческом обличии, но какой-то вспотевший, растрепанный, с разводами грязи на полах куртки. В зубах была зажата давно уже истлевшая сигарета, которую он, похоже, просто забыл выбросить.

Фрэнк отхлебнул пива и медленно повернулся, сжимая в руках ружье, однако увидев Трэя, он немного расслабился и отвел дуло от воргена:

— Где Лео? И от кого сбежал на этот раз? — громила окинул Кейджа внимательным и едва ли не подозрительным взглядом, мало ли кого он мог за собой привести.

— Понятия не имею. Я ему не нянька, — пробурчал Кейдж, который в этот день выглядел совершенно не так, как обычно. В глубине серо-белесых глаз плескалось едва сдерживаемое раздражение, движения были резкими, какими-то острыми, он весь казался нахохленным, словно мокрый ворон. Пройдя к софе, он рухнул на нее и потер взмокший лоб. Куртка при ближайшем рассмотрении оказалась не только грязной, но и порванной в нескольких местах.

— Кхм... ну ладно, — старший Дерри пожал плечами и вернулся к своему пиву, повернувшись к Трэю спиной. Громила что-то тихонько насвистывал, протирая ружье чистой тряпочкой. Иногда он поднимал левую руку вверх и чесал лысый затылок, заодно изредка бросал взгляд на татуировку, которая была набита на его руке и изображала змею.

Кейдж повертелся на софе, раздраженно фыркнул и скинул мокрую куртку на пол. Из его кармана едва виден был белый край конверта. На фоне темного Кейджа он выделялся, словно пятно света. Убийцы не было весь день, и, похоже, что день этот не прошел для него даром. Да и таким несдержанным его Фрэнк никогда не видел. Что-то произошло в этот день — что-то важное, такое, что наполняло сам воздух вокруг воргена наэлектризованным напряжением.

Однако Фрэнк ничего не замечал, он вообще последнее время был не так осторожен, как обычно. Закончив с ружьем, бандит отложил его в сторону и потянулся за кинжалом, принимаясь не спеша точить его, готовя к будущим заварушкам, ведь вряд ли для Черных Шляп все закончится легко и просто, нет, придется окунуть руки по локоть в кровь... Фрэнк улыбнулся, да, он совсем не против убивать, он любит убивать плохих ребят.

— Знаешь, Фрэнки, — внезапно произнес Кейдж, и голос у него дрожал. Дрожал от злости — непонятно на кого, непонятно на что. — Я думал, что все будет иначе. Я пойду поищу Лео, если ты не против. Приведу его сюда... не хочу, чтобы он шлялся где попало.

— Фрэнки? Ты что, яйца себе отрастил, прелесть моя? — ухмыльнулся громила, не злобно, скорее, просто по-дружески подначивая Кейджа, — Ладно, валяй, ищи, мне один хрен тут еще долго сидеть.

— Вы же братья, — усмехнулся Трэй, правда, вышло это немного криво. Провел пятерней по волосам, сбивая с них мокрую взвесь, и поднялся, пинком отправляя куртку под диван. — Значит, вместе до конца. А я тут так, проездом оказался. Все это понимают.

— Что с тобой? — Змей поднял голову и посмотрел на воргена, — Все мы вместе до конца, проездом или нет, а если что-то пойдет не так, то и болтаться нам всем рядом друг с другом, так что хватит ныть и найди Лео.

— Ничего. Просто говорю правду. Иногда полезно, для разнообразия, — прошептал Трэй, отвернувшись и направляясь к выходу из склепа. Он не намеревался больше болтать. Ворген еще в Гилнеасе понял, что если что-то болит, то лучше сразу отсечь — будет проще.

— Это ты верно сказал, Свет лжецов не любит, — громила зевнул и махом опрокинул в себя остатки пива, — Ладно, тащи мелкого сюда, сейчас не лучшее время, чтобы болтаться на улице, лучше уж переждать в безопасном месте, понял? — теперь он разговаривал с Трэем гораздо мягче, чем во время их первой встречи.

— Конечно, Фрэнки, — эхом отозвался Трэй, который замер на первой ступеньке, как-то ссутулившись и сунув худые руки в карманы. — Ах да, чуть не забыл. Фрэнк? — он развернулся и улыбнулся лысому громиле. Выражение его лица было уже не таким раздраженным, скорее, расслабленным и умиротворенным, будто он вспомнил о чем-то очень хорошем, о том, что приводило его мятущуюся душу в состояние покоя.

— Ну? Ты очень долго уходишь, — громила усмехнулся и поднял взгляд на воргена, слабо улыбаясь ему, хотя с его лицом даже такая улыбка была не очень-то дружелюбной.

— Просто хотел сказать, чтобы ты не беспокоился. Я позабочусь о Лео, — ласково, почти нежно сказал Трэй, вытаскивая руку из кармана, которая только что казалась пустой. Но вот мгновенное движение ловких пальцев, в воздухе тихо просвистело что-то блестящее, мелькнув, словно падающая звезда, и в живот Фрэнка воткнулся маленький, почти крошечный кинжал странной, немного изогнутой формы, похожий на коготь, без всяких украшений, но явно очень дорогой и сделанный на заказ.

На его лезвии дрожала едва заметная мутная пленка паучьего яда.

Фрэнк удивленно проследил за полетом кинжала, который летел так медленно, но громила понимал, что он просто не успеет ничего сделать. Легкий укол в животе и Фрэнк тихо охнул, но потом его глаза злобно сузились. Вытащив малюсенький кинжал из живота, он резко вскочил, но тут его неплохо качнуло, и он едва не рухнул обратно, но все же устоял:

— Тварь... — его рука шарила по столу, пока не наткнулась на рукоять ружья. Еле-еле подняв его, он вскинул оружие и решительно нажал на курок, целясь в Трэя.

В глазах все плыло, и прицелиться как следует было трудно — пуля пролетела в дюйме от голова Трэя, но тот успел отскочить, и позади него взорвалась осколками одна из стен склепа. Пыль поднялась в воздух, затягивая пеленой фигуру воргена, но тот прекрасно знал, как действует собственноручно собранный им яд, а поэтому не особенно переживал за свое здоровье. Прыгнув одним мощным, нечеловеческим прыжком вперед, он оскалился в выражении сатанинского торжества, и выбил из рук Фрэнка оружие. То отлетело к дальней стене, ударилось о камни, вышибая сноп искр, и упало на пол. Бесполезная железка.

— Не дергайся, Фрэнки, — беспечно произнес Трэй, и его голос, его тон резко контрастировали с почти безумным выражением лица. — Так яд подействует только быстрее. Ах, если бы мистер Баттерфляй был здесь. Он успел бы тебя спасти.

Громила выпустил из рук ружье, но яд еще не начал действовать в полную силу, поэтому он смог сжать правую руку и хорошенько врезать в челюсть Трэю:

— Ты умрешь, — прошипел он, медленно двигаясь к воргену, хотя его шатало из стороны в сторону, а перед глазами все плыло, да и он понимал, что это конец, никто не сможет ему помочь, но отдавать Лео этому ублюдку он точно не хотел, поэтому старался сделать хоть что-нибудь перед смертью.

Ворген покачнулся, но не упал — удар вышел не слишком сильным, да и рука у Фрэнка сильно дрожала. Убийца отошел, задумчиво потер скулу, на которой расплывался синяк, и усмехнулся.

— Чувствуешь тремор, жар во всем теле, тебя шатает, в голове будто сплошная вата, — медленно, монотонно говорил он, кружа вокруг Фрэнка, словно волк около ослабевающей, раненной добычи, выжидая, пока она упадет, и можно будет вцепиться в ее беззащитное горло. — Скоро тебе станет очень больно, Фрэнки. Ты будешь кричать. А потом отнимутся ноги, руки... — он вдруг рассмеялся лающим, взрыкивающим смехом, и на дне его зрачков вспыхнул золотистый, звериный отблеск.

Бандит не ответил Трэю, он рухнул на пол и вцепился рукой в медальон, что висел на его шее. Несколько секунд он просто лежал на земле, потом по его телу прошли судороги и он тихо простонал что-то, а потом громко закричал от боли, которая пронзила все его тело. Спустя две минуты все было кончено, на полу лежало мертвое тело.

Трэй присел рядом с Фрэнком, склонив голову набок, с любопытством ткнул носком сапога громилу в бок. Убедившись, что он мертв, Кейдж выпрямился и потянулся — от души, до хруста в суставах, и улыбнулся. В этой улыбке не было ничего хорошего, а глаза снова стали мертвыми. Такими же, как тогда — в первый день их встречи. Тогда Фрэнку показалось, что в этих глазах что-то не так. Он не ошибся. А ошибся он потом, когда доверился самому бездушному профессиональному убийце в городе.

Оставив мертвеца в покое, Кейдж подошел к стене и подобрал валяющееся там ружье. Оно ему еще пригодится. Но перед тем, как к нему прикоснуться, он натянул на правую руку кожаную перчатку — всего лишь мера предосторожности, но и она порой спасает жизнь. Сунув обрез за пояс штанов, Трэй пошел к выходу из склепа.

Лео спешил домой, он и так слишком долго пробыл в лесу, а сейчас время упорно двигалось к ночи, и нужно было успокоить Фрэнка. Парень улыбнулся, представляя, как сейчас переживает его старший брат, ничего, все было спокойно, поэтому и волноваться за него не нужно было, в конце концов, он уже не маленький мальчик.

Как раз в этот момент Трэй выходил из склепа. Без куртки, в полурасстегнутой рубашке, с синяком, расплывающимся на скуле, но крайне довольным видом. За поясом сзади висел обрез, маленький отравленный кинжал вернулся в ножны в потайном кармане штанов. Ветер приятно холодил разгоряченную кожу, трепал волосы, которые уже успели немного высохнуть.

— Трэй! — Лео улыбнулся и быстрее зашагал к воргену, — Ты куда собрался на ночь глядя? И зачем ты взял ружье Фрэнка? — парень удивленно окинул Кейджа взглядом, — Он тебе уши оборвет за то, что взял его прелесть, — хихикнул младший Дерри.

— Так тебя искать же, — улыбнулся Трэй, обняв Лео и на секунду прижав его к себе. А потом повернулся, указав на склеп. — Фрэнк ждет тебя внутри. Он очень волновался... как и я. Не хочешь успокоить его и рассказать, что с тобой все в порядке?

— Чего меня искать, я не терялся, — юноша улыбнулся и крепко обнял Трэя, — Ладно, пойдем, а то он и правда переживает!

Лео потащил Трэя вниз, на ходу рассказывая, как побывал сегодня в Элвинне и даже искупался в одном из озер.

Трэй только тихо усмехался, следуя за Лео, и когда они прошли последний поворот, он резко выпустил руку паренька и остановился на последней ступеньке. Вторая рука его уже доставала обрез, заряженный последним патроном, оставшимся в карабине.

Тело Фрэнка в неестественной позе лежало на полу, в центре комнаты, один из стульев был сломан и опрокинут, а на стене у выхода зияла выщербленная дыра от выстрела.

Лео замер в проходе с ужасом на лице, глядя на тело брата:

— Ч-что?.. — голубые глаза наполнились отчаянием и грустью, а между тем в их глубине полыхнул огонь, такой же, как и у старшего брата, — Трэй?.. Что тут произошло? Хотя... не важно, — парень подбежал к телу Фрэнка и присел возле него, обнимая своими руками и прижимая его голову к груди. Соленые слезы закапали на куртку Змея, но кого это волновало?

— Мне очень жаль, Лео, — раздался голос позади паренька, и тот услышал звук, который ни с чем нельзя было перепутать. Этот резкий, сухой, пронзающий тишину склепа звук, когда взводят курок. — Но есть кое-что, чего я не могу изменить. Чего даже ты не можешь изменить. Приказ с самого верха, Лео. Он сказал... кончай их. Всех.

Парень тихо усмехнулся:

— Видимо, я все же ошибся насчет тебя... Я думал, что ты действительно изменился, но нет, — он вздохнул и поднялся с земли, хмуро глядя на Трэя. Голубые глаза полыхали огнем ненависти и злобы к стоящему перед ним воргену. Правая рука опустилась к поясу, где висел острый кинжал, который давным-давно Лео подарил Фрэнк, а левая рука сжалась в кулак.

— Не дергайся и умрешь быстро, — напряженно произнес Трэй, и его хмурое лицо искривилось в странном, почти болезненном выражении. Проклятие... никогда еще выполнять приказы ему не было так сложно. И впервые за все время его работы он сомневался. Его взяли на такую должность только потому, что Шоу знал — агент К. никогда не позволит личному помешать работе. Да и не было у него привязанностей. Он не любил людей. И хотел их смерти. Продажные политики, зарвавшиеся аристократы, слишком уж набравшиеся сил бандитские группировки — все они исчезали, рано или поздно, когда приказ о внедрении и устранении, о разрушении изнутри получал Кейдж. Но теперь...

— Я этого не хотел, — палец Трэя медленно двинулся, нажимая на курок, но внезапно остановился. Ворген опустил голову, не глядя в глаза паренька, к которому он, сам того не подозревая, начал испытывать чувства. Очень необычные, почти отеческие чувства. Ему так хотелось, чтобы злость и ярость ушли из этих синих глаз. Но Кейдж сам был виноват в этом.

Лео большего и не требовал, с жизнью он уже простился, но уходить в небытие просто так он явно не собирался. Парень рванул вперед, молча, не издавая никаких звуков, выхватывая кинжал и размахиваясь рукой, ему хотелось лишь одного — убить того, кто предал его семью, того, кто убил его любимого брата. Несмотря на то, что Лео выглядел, да и вел себя как ребенок, он не был трусом, который будет умолять оставить ему жизнь.

ID: 10834 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 15 августа 2012 — 22:29