Лавка Блёклых Сумерек Звяк-цок-звяк

Ниобэ
Рехима
Тесмена Блёклые Сумерки
Гильдия Северный Калимдор
Гильдия Ночные Эльфы

Маленькая история о жутких рогатых чудовищах.

Друиды в Анклаве Кенария обошлись с ними хорошо, даже очень — Рехима, с переводческой помощью Ниобэ, уболтала почтенных друидов Рощи на предоставление ей материалов для опытов. А после успешных переговоров дренейки побрели на Террасу Ремесленников. Времени было больше, чем они планировали, так отчего же не поглазеть на сработанные туземцами цацки — тем более, что обе были на них падки?

Рехима с торжествующим видом (и вполне торжественным, учитывая парадную жреческую мантию с шитьём из стеклянных ниток да посох из синего дерева кшотт, навершие которого составляли три заряженных кристалла) брела чуть позади, позвякивая оковкой на правом копыте, и рассматривала вывески — читать по-дарнасски она до сих пор не могла без словаря, зато по форме и схематичному изображению на ней, могла сказать достаточно. Многих трудов стоило Ниобэ оттащить почтенную учёную и по совместительству жрицу Наару от порога алхимической лавки, где Рехима могла бы застрять до середины следующего года.

— Ниобэ, что это за лавка? — удивленно качнула головой Рехима. Кроме длинной витиеватой фразы на дарнасском, никаких опознавательных знаков на вывеске не было.

Дренейская девушка в лаконичном небесно-голубом платье с бежевыми вставками некоторое время разглядывала вывеску, обдумывая, что сказать «Чокнутой Реторте».
— Это… Тут разные магические штуки продают, — неуверенным тоном обьяснила она, подозревая, что выйдет с Рехимой из этой лавки нескоро.

До боли знакомый огонёк сверкнул в глазах жрицы. Она решительно процокала по ступенькам и взялась за ручку двери:
— Зайдём, — кому-то на радостях явно не терпелось спустить крупную сумму.
С этими словами она нырнула в сумрак помещения за дверью.

Её спутница в нерешительности замерла у входа, нервно теребя рукав платья. А несколькими мгновениями позже тоже осторожно шагнула за порог, лихорадочно обдумывая, как оторвать Рехиму от прилавков с различными экзотическими безделушками.

Последняя, оказавшись за порогом, едва не налетела на хозяйку лавки, которая, как выяснилось, находилась в опасной близости от дверного проема. Дренейка с полупоклоном поздоровалась на дарнасском (акцент, впрочем, был совершенно невыносим), осмотрелась, прислушалась — и заинтересованно начала обходить лавку, разглядывая товар, выставленный в витринах и на полках.
Звяк, цок, звяк — неровный ритм разнёсся по дому, обжитому чародейкой.

Ниобэ поприветствовала хозяйку на более чистом дарнасском, но с акцентом, в котором почувствовалась неудобоваримая смесь тягучего дренейского и торжественно-архаичного древнекалдорайского. И тут же сама, ведомая любопытством, пошла следом за учёной, внимательно разглядывая товар.

Тесмена неохотно повернулась на шум у двери — вообще-то надо было закрыть лавку, но об этом она совсем позабыла.
Впрочем, теперь у неё вылетело из головы и многое другое! Чрезвычайно побледневшая маленькая эльфийка с ужасом наблюдала, как в лавку забрались два хвостатых копытных чудовища, поздоровались — как ни в чём не бывало — и стали неторопливо осматриваться. Тесмена же отшатнулась со сдавленным писком и, судорожно сжав в ладошке длинную толстую серебряную иглу (она как раз собралась заняться чарами на лягушке) постаралась принять как можно более суровый вид. Так просто она им не сдастся!

Рехима, тем временем, замерла у витрины с резными и филигранными украшениями, её губы округлились в восхищённом вздохе:
— Калдорай знают толк в красоте, — тихо проговорила она на родном языке, развернулась к хозяйке, чтобы косноязычно объясниться, но увидела плескающийся в её глазах гнев пополам со страхом и поняла причину:
— Нет! — вырвалось у неё единственное слово на всеобщем, которое выходило в силу своей краткости без акцента. Жрица выставила перед собой руки, и повторила: — Нет. Не ман'ари. С миром.

— Мы по-окупать нам-мереваем… ся, — пробормотала Ниобэ, вдруг забыв, как правильно произносить слова, — наве… Может быть.

Тесмена настороженно смотрела на посетительниц и отказываться от подозрений не торопилась. Взгляд эльфийки так и метался по высоким фигурам гостий, рогам, лицам, снова рогам, каким-то отросткам… Мерзость! Она непроизвольно сложила пальцы в охранном жесте.
— Ишш… Ишну-ала, — Тесмена с запинкой произнесла традиционное приветствие, по-прежнему цепляясь за иглу, а свободной рукой — оперевшись на столик. С перепугу ноги её держали плохо.

Прихрамывающая дренейка, опиравшаяся на посох, обеспокоенно посмотрела на эльфийку:
— Спроси, не дурно ли ей, — она коснулась плеча Ниобэ, — Ох, Свет, от шока с ней такое может случиться…
Рехима внезапно умолкла, опасаясь сорваться в долгие обсуждения того, что может случиться с разумными существами вследствие стресса.

Дренейская девушка напряжённо прикусила губу, а лицевые придатки подобно змеям переползли через плечи и свесились назад, затаившись под расчёсанными до блеска волосами.
— Вам не по се-бе? — осторожно спросила она, с заметным беспокойством и недоумением глядя на миниатюрную эльфийку и стараясь определить, будет ли обморок.

Высокорожденная нервно вздрогнула и быстро отвела взгляд от жуткого зрелища. Неопределённо махнула рукой в сторону чудища в платье попроще — и откуда только они здесь такие взялись? До сих пор она не встречала в Дарнасе никого кроме эльфов.

Страх на лице чародейки вновь уступил место гневу.
— Ещё бы! — проворчала она, осторожно переступая ногами к мягкой банкетке. Вот она, совсем рядом, у занавеси.

Ниобэ напряжённо сжала губы, ожидая Рехиму. Легко коснулась её руки, кивнула на хозяйку, предлагая уже выбрать, что хотела, и не мучать её своим присутствием.

— Так жаль, — бормотала Рехима, оглянувшись снова к витрине. — Так жаль, ей бы успокоительного… Но она ведь не захочет принять помощь?

— Предложить ей? — с некоторым сомнением спросила дренейка в синем, тоже уткнувшись в витрину.

— Предложи, — моментально ответила женщина, пригладила рога, будто те тоже были частью прически и, уткнувшись в витрину, недоверчиво покосилась на Ниобэ. — Неужто анахореты Города Света не учили тебя слышать шепот чужой боли?

Тесмена с нескрываемой неприязнью наблюдала за посетительницами — они там на своём языке бормотали, определённо, что-то очень подозрительное.

— Что вам угодно? — холодно спросила чародейка, чуть освоившись с обществом этих существ. Сердце уже перестало так суматошно биться, а вот пальцы всё еще подрагивали… Ах да, игла… Тесмена отложила ненужный более инструмент и повторила вопрос, мельком глянув в сторону рогатых.

— По-озвольте, мы сделаем выбо-ор-р, — Ниобэ обернулась и натянула «дипломатическую» улыбку, — у вас мно-ого всего, до-остойного внима-ания.
Дренейская девушка наморщила лоб с едва заметными роговыми наростами, обдумывая, всё ли правильно сказала, не вышел ли мудрёный оборот дарнасского нелепым.

Ни единое слово из этого скомканного диалога не было Рехиме хоть сколько-то понятно, вот она и уставилась выжидающе, перевела взгляд с Ниобэ на чародейку и обратно.

— Что хочешь купить? Она спрашивает, — пояснила переводчица учёной, всё ещё натянуто и напряжённо улыбаясь.

— Э-э, — женщина снова обернулась к витрине, и по ее вздоху было понятно, что у нее безнадежно разбежались глаза. — Что-нибудь достаточно компактное из всего этого великолепия. Можно и без чар, что же, у нас ли недостаточно грамотных зачарователей? В общем… Что-то, укладывающееся в рамки «дорогого сувенира».
Надо отметить, усилия Ниобэ по отговариванию учёной от принятия порции стимуляторов сыграли добрую службу. Экзальтированную дренейскую жрицу было бы непросто остановить — мало ли что вышло бы тогда из этой «стычки» с Высокорожденной.

Ниобэ обернулась к чародейке и сначала пробормотала что-то вовсе невнятное, опять забыв правила дарнасского языка. Чуть промолчала, вдохнула, сосредотачиваясь:
— Что-то небольшое, — показала большой и указательный пальцы, разведённые на три дюйма, — на пам-мять, подаро-ок, аксе… кусус…
Дренейская девушка в синем напряжённо сжала губы, опять запутавшись в сложном калдорайском слове, и просто посмотрела на хозяйку лавки, ожидая, что та поймёт и предложит что-нибудь указанных размеров.

Тесмена сердито вслушивалась в бормотание существа. «Кусус»? Маленькое? Неохотно поднявшись с банкетки, эльфийка осторожно подошла к прилавку, стараясь держаться подальше от неприятных гостей. Так-так… Что же они там выбирают?

На этой витрине дожидались своего часа некоторые из местных украшений. Ближе всего к рогатой с посохом лежала резная костяная брошь с узором из переплетённых ветвей. Тесмена указала на неё худеньким пальчиком — эту ли вещь хотело странное создание?

Рехима проследила за пальцем маленькой эльфийки, вздохнула еще раз восхищенно — и махнула рукой, улыбнувшись:
— Бе-еру, — браслет-переводчик прекрасно справился с работой, несмотря на неверное ударение и жуткий акцент синекожей рогатой женщины.

— Желаю с само-оцветом, тоже, узо-оры, — оживилась вдруг Ниобэ. Нет, и она не хотела теперь уходить с пустыми руками отсюда. Когда ещё представится такая возможность? Гулять с наставницей Стрелой Ночи по Дарнасу, конечно, спокойнее, но желание что-то покупать буквально тонет в серьёзности и рассудительности почтенной воительницы.

«Беру»? Рогатая даже не поинтересовалась что там за чары. Впрочем, Тесмена и сама сейчас не помнила, какими они были. Неважно. Эльфийка подтолкнула брошь пальцем к покупательнице — пусть уже забирает. «Самоцвет»? Чародейка огляделась и положила рядом с брошью первое, что попалось ей на глаза — кулон с полированной узорчатой яшмой, так ещё и не успевший пойти в дело.
— Бери, — Тесмена старалась подоходчивее объясниться. — Уходи.

— Чаров… Есть наличеств… тут? — скомканно спросила Ниобэ, указав на кулон с яшмой. И с кривой улыбкой и надеждой посмотрела на хозяйку лавки. Она ведь поняла, о чём речь?

— Чар, — поправила эльфийка. — Нет.

Рехима возбужденно потерла руки, осторожно коснулась пальцами завитков на броши:
— Ско-ол'ко? — жрица потянулась к кошельку на поясе.

Тесмена задумчиво уставилась на вещицы. Видят звёзды, она сама бы сейчас охотно заплатила, чтобы мерзкие создания убрались уже из лавки. Но и травы, и вино, и деликатесы, которые ей обязательно понадобятся, чтобы скрасить так дурно сложившийся день, тоже стоят денег. Простому незачарованному кулону была назначена цена в два золотых. Резной броши — в пятнадцать.

Ниобэ немного замялась, услышав цену. Недавно это существо было испугано и взволновано, теперь же назначило цену, которая показалась молодой дренейке… Чрезмерной. И спорить-то немного неловко — пусть порадуется хозяйка лавки выручке, раз уж натерпелась сейчас от них.
— Пятнадцать золотых, — произнеся на дренейском, заострила внимание на цене девушка в синем, — для тебя это… Приемлемо?

— Пятнадцать? Дорого, но если я не куплю её, буду жалеть об этом ещё очень долго, — дренейка принялась отсчитывать монетки из кошелька и как бы между прочим спросила. — Тебе добавить?

— Нет, у меня после картографии хватает, — Ниобэ выудила из сумочки пару золотых монет восточного образца, с королевским профилем. — Но… Может узнать, что за чары на броши?

— Узнай, — пожала плечами учёная и вдруг выпалила. — У нее больные суставы, осторожнее передавай деньги, чтобы не потревожить, мало ли…
С этими словами она пододвинула стопку монеток к чародейке и положила брошь на ладонь, любуясь хитросплетением ветвей на ее поверхности.

— Та-ам чар что ко-оторые? — между делом осведомилась молодая дренейка, добавив свою пару монет к стопке.

— Чары? — задумалась Тесмена. Стыдно сказать, она позабыла, а просить рогатую передать ей брошь (или — о ужас! — взять её самой, чтобы уточнить) чародейке совершенно не хотелось.
Эльфийка осторожно взяла одну из монет: ощупала, как будто бы та могла быть ненастоящей, глянула на чеканку… Даже золото у них какое-то странное. И что же ответить про чары?
— Больше внимания. Больше сил чтобы работать. Или отдыхать, — она попробовала подобрать слова попроще и постаралась улыбнуться. Получилось совсем неестественно.

Выслушав перевод Ниобэ, Рехима разулыбалась:
— Какая ирония, — вздохнула она. — О, видят Наару, сегодняшний день был поучителен.
Бережно запрятав брошку, жрица отвесила легкий поклон чародейке:
— Бло-огодор-рю, — и тут же обернулась к своей спутнице, — Спроси, не оставить ли ей успокоительного.

— Же-елаете дар? Бо-ольше внимания, бо-ольше си-ил… Напито-ок, благо-одать, тра-авы, — дренейка в синем внимательно посмотрела на хозяйку лавки, задумавшись, нужно ли ещё как-то пояснить, что хочет ей предложить учёная.

Тесмена от удивления аж посмотрела прямо на говорящую — и снова скривилась от увиденного.
Да будь она проклята, если возьмет хоть что-то из этих мерзких лап! Хотя… Золото же вот лежит… А «напиток» можно сначала проверить… На древне. Или ещё на ком-нибудь.

Чародейка кивнула. Пусть будет, а там посмотрим.

Рехима полезла в сумку. Спустя несколько мгновений на свет был извлечён маленький граненый флакон темно-лилового стекла. Этикетка, приклеенная к флакону, была исписана и дренейской торопливой вязью, и округлым шрифтом всеобщего языка — но с расстояния, на котором стояла эльфийка, было не разобрать. Жрица протянула Тесмене флакон на открытой ладони.
— Свет но-оправит, — кивнула она.

Эльфийка нетерпеливо взмахнула рукой, давая понять, что флакон следует просто поставить на прилавок.

— Пойдём? — тихо спросила Ниобэ на родном. — Мне кажется, она нас всё ещё боится, словно спорелок грибных гигантов.

Пузырек тихо стукнул о дерево.
— Да, Ниобэ, ей определённо нужно отдохнуть, — Рехима полупоклонилась Тесмене, попрощалась и пошла к двери: звяк, цок, звяк.
Хвост у дренеев был будто специально создан для того, чтобы дошатывать остатки Тесмениных нервов.

Молодая дренейка пробормотала под нос что-то про «E'lun», и тоже полупоклонилась, затем вышла, выгнув хвост вензелем с петелькой.

Чародейка кивнула — механически — и проводила ошарашенным взглядом покупательниц. И их хвосты. А когда за созданиями закрылась дверь, замок тихонько щёлкнул — хозяйке лавки было уже достаточно впечатлений на сегодня.

ID: 10803 | Автор: esmene
Изменено: 11 августа 2012 — 13:18

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
11 августа 2012 — 12:59 Ever-facepalming Nerillin

Жуткие рогатые чудовища приносят свои глубочайшие извинения за потрепанные нервы госпожи Тесмены - и благодарность ее автору за прекрасную игру!

15 августа 2012 — 15:42 esmene

Спасибо! А Тесмена... Боюсь, она всё еще не расположена слушать какие-то там объяснения.
И вы там с брошью-то поосторожнее, а то мало ли что.