То, что достигалось поколениями

Тесмена Блёклые Сумерки
Гильдия Ночные Эльфы

Невысокая фигура в молочного цвета одеяниях медленно плыла по залитой лунным светом террасе. Служба в храме Дарнаса недавно окончилась, и теперь Нураиль могла прогуляться по тихим улочкам города и насладиться безмятежной ночью.

На её лице красовалась блаженная полуулыбка. Лёгкий ветерок игриво трепал длинные лиловые волосы. Ухоженные руки свободно болтались, не находя себе никакого применения. Сейчас эльфийка ощутила бы себя не жрицей, а просто праздно шатающющейся горожанкой, если бы не почтительные поклоны редких прохожих, которые то и дело напоминали Нураиль о её роли в обществе калдорай.

Древень торопливо перебирал корнями по террасе, не обращая особого внимания на встречных эльфов. Но вот одна из фигур чем-то заинтересовала его и он заспешил к ней. Создание замерло прямо перед женщиной и сложило ветки в подобие жеста почтения, призывая её остановиться.

Шаги Нураиль стихли. Она опустила голову и вопросительно воззрилась на представшего перед ней древня. Тот всплеснул ветками, потом сложил их в прежний жест ещё раз и указал куда-то в сторону и вниз, к воде.

— Ну что ж, веди меня, дружок, — догадливо произнесла жрица и улыбнулась ветверукому.

Древень привёл её на нижний ярус, где вода лениво плескалась о мраморные ступени. Отсюда открывался прекрасный вид на сады, ради которого, собственно, и выбралась из дома хозяйка.

На скамье у озера сидела худенькая, маленькая и сутулая эльфийка с короткими ушками. Будто бы подросток — да только вряд ли юный эльф разоделся бы так дорого и… Своеобразно. Белые волосы незнакомки прикрывал вычурный головной убор, усыпанный драгоценными камнями, платье же было украшено вышивкой и кружевом чересчур обильно.

Тесмена обернулась на звук шагов и смерила слугу сердитым взглядом. В конце-то концов, с ней уже всё в порядке! Но вот побледневшие губы чародейки, светлые волоски, прилипшие ко лбу, и подрагивающие пальцы коварно выдавали её нездоровье. Да и раскладной столик так и остался опрокинутым. Не самой же ей было убирать растёкшуюся тушь и рассыпанные кисти?

Нураиль улыбнулась увиденному. Да, та эльфийка явно перестаралась с броскостью наряда. Впрочем, это было характерной чертой всех Высокорождённых, а в том, что незнакомка относилась именно к древней аристократии ночных эльфов, жрица уже догадалась. В своё время она повидала много таких.

Обойдя лавку, Нураиль встала чуть сбоку, чтобы не загораживать эльфийке обзор. Эти сады действительно радовали глаз.
— Ишну-ала, — произнесла она приветливо, — Ваш слуга привёл меня сюда.

Она заметила явную болезность Тесмены, но поприветствовала её как ни в чём не бывало.

— Ишну-ала, — ответила Высокорожденная.
Она по-прежнему сердито поглядывала на древня. Выполнив задуманное, тот невозмутимо принялся за уборку. Поднял столик, подобрал кисти, тушечницу и отправился за водой, отчистить пятна.

— Да… — продолжила Тесмена, помолчав немного. — Он полагает, что мне следует обратиться к целителю. И даже бывает настойчив. А что самое неприятное, он прав.

— Всегда неприятно признавать, что ты не бессмертен, — иронично заметила жрица, сложив руки перед собой и начав чуть покачиваться. За тысячи лет она так и не утихомирила свою неусидчивую натуру. Стоять спокойно она могла только во время молитвы. Её взгляд на секунды устремился куда-то вдаль. А сказанное относилось и к ней самой в том числе.

Следующий гневный взгляд Тесмена устремила на жрицу:
— Но всё же, пока жива. И я достойно заплачу за ваше мастерство. Или ваших сестер, если мой слуга ошибся, позвав вас сюда.

Нураиль осталась невозмутимой. После службы вообще мало что было способно вывести умиротворённую душу жрицы из равновесия.
— Ошибся ваш слуга или нет, зависит от того, чего именно вы желаете: облегчения или же полного выздоровления. О, да, — женщина встрепенулась, будто её внезапно осенило, — прошу прощения, что не представилась. Нураиль Млечный Туман, старшая жрица Элуны, — и она отвесила сидящей перед ней поклон.

— И верно. Тесмена Блёклые Сумерки, — в свой черёд представилась чародейка, сложив руки в подобающем жесте приветствия. Помедлила, будто бы хотела добавить что-то ёще, но передумала. — Я бы предпочла первое, но сейчас готова согласиться и на второе.

— Вы позволите осмотреть вас? — жрица присела рядом с Тесменой на скамейку.

— Здесь? — удивилась Высокорожденная.

— О, вы, верно, не то подумали, — эльфийка рассмеялась, — Я просто хочу попристальнее взглянуть на ваши руки и лицо.

Тесмена нахмурилась — кому понравится, когда над тобой смеются, но согласилась:
— Что ж… Смотрите.

Длинные пальцы Высокорожденной мелко подрагивали. Они оказались неожиданно подвижными, а бледная гладкая кожа — чересчур эластичной. Жрица ощупала припухшие суставы, но, казалось, это совсем не побеспокоило чародейку. Глаза Тесмены лихорадочно блестели, а тонкие волоски прилипли ко лбу, как будто бы ей было жарко.

Что ж. Похоже, эльфийка злоупотребляет обезболивающими отварами, пытаясь справиться с ломотой в суставах, очевидно, несовершенных с рождения.

— Вам стоит перестать употреблять травы в таком количестве. От этого только хуже, — со вздохом подытожила жрица. Подумала немного, а затем добавила:
— Вас что-то ещё беспокоит?

— Хуже? — фыркнула Тесмена, сомневаясь в словах жрицы. — Меня беспокоит то, что я и не нуждалась в них… Почти… Пока не переехала в Дарнас.
— Ты можешь сделать так, чтобы мои кости перестали болеть? — спросила она Нураиль неожиданно грубо.

— Ох, уж, эти Высокорождённые! Всегда хотят всего и сразу, — усмехнулась жрица, но прямо на вопрос не ответила. — Чего же вы не уедете туда, откуда прибыли, раз там вам было лучше? В Эльдре’Таласе стало невозможно жить?

— Было, Нураиль, — ответила эльфийка. — Не значит, что будет снова. Всем нам приходится мириться с переменами. Так что же? Ты сможешь избавить меня от этой напасти?

Нураиль встала и посмотрела в сторону садов.
— Я не в силах изменить то, что методично достигалось целыми поколениями, — голос её зазвучал строго и сухо, словно в нём не было и капельки той любви, которую должна нести другим жрица Элуны. Но в этом и состояла особенность этой жрицы — она умела говорить правду прямо, без ненужных правил вежливости. И это не было ответом на грубость Тесмены. Просто правда должна звучать без прекрас, какой бы она ни была.

— Элуна стучится в сердце каждого, — продолжала она, — И также это дело каждого: откликнуться или нет. Она способна помочь тебе, но твоя дальнейшая жизнь несовместима с северным климатом. И магией, — Нураиль повернула голову к Тесмене и взглянула в её жёлтые глаза. — Либо ты уходишь со мной, и я обещаю сделать всё возможное, чтобы помочь тебе, либо ты миришься с переменами, которые неминуемо происходят сейчас в твоей жизни.

Что это? Ещё один способ сказать «убирайся из Дарнаса, Высокорожденная»? Тесмена с вызовом смотрела на жрицу, губы её побелели, а уши подрагивали от сдерживаемого гнева. Без магии? Тут чародейка нервно рассмеялась:
— Что? Уходить? Куда? — скептически поинтересовалась она у Нураиль.

— Я не знаю, — Нураиль пожала плечами, — Туда, где не так холодно. В тёплых местах суставам будет легче. И лечение будет проходить более успешно. На юге есть эльфийские поселения.

— Согреться я могу и дома. Или с помощью чар, если это необходимо. Что мешает тебе лечить меня здесь? Или дело не в этом? Уходить «не знаю куда», — язвительно повторила Высокорожденная. — Это ваше хвалёное гостеприимство?

Нураиль испустила усталый вздох и присела рядом с Тесменой, осторожно положив свои руки на её. Строгость уступила место мягкости. Добрые глаза воззрились на измученную Высокорождённую.
— Я ничего не имею против магии. Но ты же сама понимаешь, что она не поможет тебе. Как жрица я бессильна сотворить чудо там, где место занято уже чем-то иным. Я могу лишь раз за разом облегчать твою боль, но вскорости и это будет невозможно. И вся эта… Обстановка, — Нураиль окинула окрестности критическим взглядом. — Разве можно справиться с обморожением, находясь по уши в снегу и растирая себя?

— А разве можно перестать дышать — и жить? А бросить лавку? — впрочем, тут Высокорожденная была пристрастна. За всё то время, что она провела в Дарнасе, лавка принесла ей больше убытка, чем пользы. — Хотя… Сколько времени тебе нужно?

— Будет зависеть от того, насколько ты откликнешься на зов Богини. И от искренности твоего желания выздороветь. Всё будет зависеть только от тебя. Я лишь стану проводником. И насчёт лавки можешь не волноваться, — эльфийка поспешила успокоить Тесмену. — Стражницы не дремлют. Когда ты вернёшься, застанешь её в прежнем виде.

— Я… — Тесмена колебалась. Да, в словах жрицы кроме мистической чепухи был и смысл. — Хорошо. Мои знакомые в Фераласе не откажутся от лишней встречи… Я полагаю. Я слышала, они поселились недалеко от Города.

Эльфийка употребляла это слово так, как будто город во всём мире был только один.

— Вряд ли что-то кроме родных мест подойдёт мне лучше? — улыбнулась она жрице.

— Ну вот и чудненько! — Нураиль весело улыбнулась в ответ и полезла в широкий тканевый пояс, опоясывающий её талию, а между делом продолжила:
— Я покидаю Дарнас через три Луны. На четвертую ночь буду ожидать тебя у пристани в деревне Рут’Теран. А пока… — из пояса был извлечён маленький глиняный сосуд с широким горлышком, заткнутым пробкой на верёвочке, — это целебная мазь. Втирай её в суставы, когда те болят. Но не злоупотребляй, иначе быстро привыкнешь, и она перестанет действовать.
Жрица протянула сосуд Тесмене.

Сосуд подхватил древень, всё это время тихонько ожидавший распоряжений рядом с Высокорожденной. Тесмена же кивнула жрице — и да, может, другой, неизвестный ей состав поддержит её лучше, чем травы, от которых чародейке казалось, что её вот-вот вывернет наизнанку.

— У пристани? Но я могу доставить нас туда гораздо быстрее! — её поразила сама мысль о таком вульгарном способе путешествия, какой ей предлагала Нураиль. В конце концов, ей уже однажды хватило хлопот с переездом.

Нураиль удивилась:
— А ты уверена, что кто-то позволит тебе воспользоваться такой сильной магией здесь?

Тесмена тоже выглядела удивлённой — мысль о том, что она не сможет отправиться в это путешествие удобным ей способом даже не пришла чародейке в голову.
— Нет? — эльфийка с сомнением посмотрела на жрицу. — А в гавани?

Жрица скептически покачала головой.
— Стала бы ты терпеливо смотреть, как я осеняю Эльдре’Талас светом Элуны и разбрасываюсь благословениями? Да и с твоим здоровьем ещё не хватало тратиться на тяжёлые заклятья. Нет, пожалуй, путешествие отнимет у тебя меньше сил.

— Хорошо, — ответила эльфийка. Но судя по тому, как она нахмурилась и поджала губы, с таким положением вещей она была категорически не согласна. — Я постараюсь что-нибудь придумать, чтобы не умереть по дороге от скуки.

— О, об этом тоже не волнуйся, я заболтаю тебя до смерти, — жрица звонко рассмеялась.

ID: 10732 | Автор: esmene
Изменено: 5 августа 2012 — 18:30

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
5 августа 2012 — 12:59 Toorkin Tyr

нормуль.