"Свиньи Войны": начало. А туда ли ты зашла, деточка?

Гильдия Бригада "Свиньи Войны"
Айзек Статикс
Тика Кривая Шестеренка


Кажется, вляпался в новую историю, думал Айзек Статикс, как можно удобнее располагаясь на почти сломанном стуле, который не разваливался только благодаря бечевкам, что держали задние ножки и стенке, на которую упиралась спинка. Зато из такого стула выходила годная лежанка, хоть и жесткая, из-за чего гоблин вечно подкладывал под спину подушку, которая на такой жаре нагревалась, съезжала и всячески деформируясь, лишь доставить дискомфорт.

Выбрав как можно более удобную и спокойную позу для полу-лежания, механик с искрящимся ирокезом и инженерскими очками с темными стеклами, сложил руки в замок на животе, который от безделья начал принимать чуть округлую форму пуза. Где же остались те времена, когда такого пуза не было, продолжал размышлять Айзек, пырясь в потолок таверны, где он работал барменом; в «Сломанный киль» никто уже не приходил давно, а потому оставалось лишь разлеживаться вот так вот прямо за барной стойкой.
Впрочем, не все так уж и плохо: новая авантюра точно заставит растрясти жир да вспомнить былое, еще и деньги принесет. Гоблин так и продолжал размышлять, попутно жалея себя и вспоминая былые дни, которых, к счастью, было достаточно для какой-нибудь толстой книги. Вопрос лишь в лени.

А ведь утро так хорошо начиналось. Моряки, не успевшие отлипнуть от кружек, мирно дремали пузатыми грядками за поскрипывающими под их немалым весом столами. Мелкие воришки буквально на цыпочках шныряли между ними, в надежде вырвать из карманов хотя бы один несчастный медяк. Но не тут-то было! Тика пулей влетела в таверну, на ходу снося все, что подворачивалось: столы, стулья, пустые бутылки и - вот же ужас! - проснувшегося после несомненно сладкого сна с похмелья пирата.
- Это ещё че за... - тупоголовый мужик недовольно уставился на подвалившую к нему мелкотню. Это была гоблинша. С ног до головы перепачканная в саже, она неуклюже поднялась на ноги и сердито уставилась на лысого.
- Чего стоишь, дубина? По сторонам надо смотреть, сам виноват!

Но тут из полудрема высунулся Айзек, чьи ноги были уж укутаны в какой-то рваный кусок ткани. Глянув на мелкую потасовку он громко, но вяло предупредил:

- Эй, без конфликтов тут!.. Мешаете наслаждаться этой убогой жизнью.

Да-а, без конфликтов. Вряд ли старый морской волк собирался это все так просто оставить. Его и без того кислая мина сейчас напоминала разбитый помидор - красная, унылая, с заплывшими глазами. Хрустнув костяшками пальцев, он почесал другой рукой свою сверкающую в тусклом свете свечей бритую макушку.
- Я тебя найду, мелюзга, - хрюкнул, поворачиваясь к ней своей филейной частью. - Найду и убь-бь-...

Убью? Не, вряд ли. Тика - натура вспыльчивая, и даже если она была неправа, девчонка попросту не могла все это так оставить. Вывод: её женственная ножка, обутая в не менее женственный кожаный ботиночек с железной вставкой на конце, как раз по размеру впечаталась между булок обидчика.

- Ничего не знаю! - регоча, как сумасшедшая, она скользнула под один стол, после - переползла под второй, чудом уворачиваясь от летящей в неё мебели. Потасовка: дубль первый.

С мужским "Уфф" проследив за ударом гоблинши и скривив от того свою небритую физиономию, гоблин за стойкой чуть приподнялся, видя начинающуюся новую потасовку. Столь редкая в "Сломанном киле", но таки не входящая в спектр его работы, она заставила гоблина сунуть руку куда-то под стойку и нащупать... динамит. Обычная шашка со средним фитилем, а также спички. Подожгя фитиль, он еще громче и менее вяло крикнул:

- У меня тут бомба! Всем уносить ноги!

Минутная пауза. Разъяренный пират замер в нескольких метрах от барной стойки с разбитой бутылкой в руках - розочкой. Висящая на люстре, словно на качелях, Тика недоуменно уставилась своими большими темно-фиолетовыми глазищами на визжащего зеленокожего.

- А может не надо? - нервно сглотнула, опасаясь за свою шкурку.

Мужик первый сообразил, чем все это закончится. Покрепче затянув пояс, он неуклюже бросился на выход из таверны:

- Ща как рване-е-ет! - проревел он, на ходу вынося дверь.
- Рванет, - кивнула гоблинша, перебираясь на подпирающую потолок балку. Ох, надежда была, что хоть там она укроется. Глупо-глупо.

Как только пират и еще пара более-менее свежих моряков с криками выбежало на улицы, гоблин спокойно затушил фитиль смоченными пальцами. Положив шашку обратно под стойку, он оглядел помещение: сначала глянул на гоблиншу, повисшую где-то высоко, потом на уже совсем пустой бар. Да уж, последние клиенты выбежали с криками, за что Жирный Кларк, - так прозвал своего босса Айзек, - будет ругаться. Да и в печь его, как и тех кретинов, что не могут отличить динамитную шашку от бомбы. Он скучающим взглядом посмотрел на Тику:

- Спускайся, мартышка, злой браконьер ушел, - он на момент снял очки, так как в них было довольно жарко в это время суток, и протер вспотевшие глаза. Надел очки обратно, черт знает зачем. - И вообще, туда ли ты пришла?

"Мартышка" с опаской высунула нос из своего укрытия, сперва скосив глазами на гоблина, после - на то место, где когда-то была входная дверь. А может смыться? Нет, это вряд ли. Спускаться-то ей все равно придется, так что от своего сородича вряд ли получится отделаться. Обреченно вздохнув, малявка переползла обратно на люстру, раскачалась на ней как следует, и спрыгнула на стол, находящийся на балкончике второго этажа. Элегантно? Нет. Красиво? Вряд ли. Как мешок картошки упал, честное слово. Невнятно выругавшись, Тика посеменила вниз, прыгая с одной ступеньки на другую. Её темно синие волосы, ранее собранные в два веселых хвостика, грязными паклями торчали во все стороны. На вид - мелкая замарашка.

- А куда же ещё? - хлюпнула носом. - Спасибо за помощь. И извини за погром. Этот идиот сам виноват, ты итак видел.
- Я нихрена не видел и, более того, мне нас[:lll:]ь, - ответил Айзек. - Ты вообще тут откуда? Тут редко ходят... ммм... девушки, да и двинутых тут не много - в основном пьяные. А вот девушек со сдвигом по фазе я видел явно не много и явно не здесь. Что будешь?

ID: 10719 | Автор: EatMyDust
Изменено: 3 августа 2012 — 22:55