"Посох и Гримуар": Загадка мастера Козлиная Борода (3)

Рамон Ардилл
Майра "Гримуар" Вествинд
Эдмар Блэквуд
Гильдия Посох и Гримуар

Рамон:
На следующее утро тот хаос, который создавали вокруг здания гильдии снующие туда и сюда грузчики, прекратился. Впрочем, утром это назвать можно было только с натяжкой: солнце уже было высоко, когда мастер Рамон, облачённый в аккуратный тёмно-синий костюмчик, выбрался-таки на улицу. Очки чуть скошены, волосы недавно прилизаны и ещё мокрые. Проснулся он, судя по виду, не ранее как минут пятнадцать назад. Вчерашние попытки одержать победу над пивом Громовара окончились для него младенческим сном прямо на лужайке внутреннего дворика, но зато сейчас он хорошо выспался и казался достаточно бодрым. Сидя под вывеской гильдии на скамейке, он уплетал лапшу из глубокой чашки, поглядывая то на почтовый ящик, то на улицу. Люди у него уже есть, а вот заказы почему-то пока не несут. Полуэльф ожидал как раз обратной ситуации. Впрочем, они открылись только вчера, поэтому ничего странного в этом не было. Всему своё время. Птички поют, солнышко светит, по улицам снуют волшебники в цветастых балахонах и бесчисленные кареты, повозки и дилижансы.

Майра:
Ворон возмущенно заорал и замахал крыльями, стоило только Майре оказаться вблизи одного из проезжающих дилижансов. Начертательница в самый последний момент крепче ухватила пальцами кожаный ремешок опутёнок, и едва не взлетевшей птице пришлось дернуться на место.
- Сиди спокойно! – раздраженно буркнула Вествинд. Корвис, в свою очередь, недовольно раскурчался и принялся щипать клювом перчатку.
И поделом перчатке, потому что Майре предпочла бы изодранную к вечеру перчатку, чем скандал с птицей перед Рамоном. Мастером Рамоном! Удержав некстати появившееся желание усмехнуться, волшебница расправила плечи и уверенно двинулась в сторону бывшей обсерватории, показательно игнорируя возню птицы.
- Добрый день, господин Рамон, - вежливо пропела начертательница, останавливаясь в шаге от полуэльфа. Разумеется, она дождалась, пока потенциальный работодатель доест свою лапшу. – Моё имя – Майра Вествинд. Вы наверняка помните меня, - почтительно, как своему патрону, она улыбнулась Рамону. – У вас найдётся немного времени? Хотелось бы обсудить вступление в вашу… гильдию.
При всей подчеркнутой аккуратности своего образа, в длинном платье с воротом под горло и темными волосами, забранными в пучок на затылке, волшебница являла собой образчик вежливого внимания. Но кого этим обманешь? Уж точно не Рамона.

Рамон:
- К... Кхам... Ты... Э-э-э... - нет, это она. Это совершенно точно она. Сомнений никаких нет. Полуэльф посмотрел сквозь очки, из-под них и поверх. Майра не только никуда не пропала, но казалась вполне материальной, из плоти и крови. Да и птица при ней. Совершенно точно, та же самая зловредная ворона. Или ворон? В таких вещах Рамон не очень-то и разбирался. Однако сидеть с отвисшей челюстью и держать опустевшую тарелку в руках мастеру гильдии как-то не пристало. Он вскоре одёрнул себя, отложил чашку в сторону и встал навстречу подошедшей, пытаясь взять себя в руки и скрыть удивление.
- Да, это я, и... Не думал, что увижу вас здесь, миссис Вествинд. Я думал, кончина моего отца так вас опечалила, что... - да, уверенность в себе к Рамону вернулась, - С горя ушли в монастырь.

Майра:
- Смерть мастера Ивериона опечалила меня, - Майра на мгновение опустила взгляд. И как у Рамона вообще язык повернулся в таком контексте вспомнить учителя?! – Но я не могу оставить свою лабораторию. Я хотела связаться с вами раньше, ведь вы так внезапно и так надолго исчезли, - волшебница подняла на взгляд на собеседника, и в доброжелательном прищуре угадывалась обидная снисходительность. – Я побоялась, что с вами что-то случилось. Ни единой новости, ни в одной из известных мне магических лабораторий вы не появлялись. А теперь я вижу вас здесь. Это приятная неожиданность.
Корвис, до сих пор делавший вид, что он не принимает участия в разговоре, поднял голову, закончив выдергивать нитки из хозяйской перчатки. Разумеется, Рамона ворон прекрасно помнил. Поэтому птица переступила с лапы на лапу и шагнула по запястью Майры дальше, на ребро ладони, явно намереваясь по-своему поздороваться. И волшебница позволила ему это сделать, чуть разжав пальцы, державшие кожаные ремешок.
- Я слышала, вы набираете людей в свою гильдию. Я могу попросить вас рассмотреть и мою кандидатуру? – начертательница улыбалась мягко, но любопытная птица на её руке выглядела устрашающим аргументом. Полуэльф ведь знал, на что способна эта подлая птица.

Рамон:
- У вас были хорошие учителя. Нет, лучшие, - полукровка словно почувствовал свою вину: фраза про отца действительно вышла какой-то слишком циничной, чего он вовсе и не хотел, - Это правда. Я не хочу, чтобы то, что осталось после его гибели, было разворовано слугами или промотано... Как видите, пустил в дело. Это всё, что я могу сделать, чтобы почтить его память.

Решив, что извинений и скорби пока достаточно, он направился ко входу в бывшую обсерваторию и поманил Майру за собой.
- А что с птицей? Она какая-то... Молчаливая сегодня. Неужели берёт у вас уроки этикета?
Тот зал, что ещё вчера представлялся посетителям каким-то заваленным всяческим хламом местом, за ночь успел преобразиться. Большой, светлый и чистый после того, как отодрали доски с окон и позволили солнцу заглядывать внутрь, он некогда служил для приёмов научных делегаций из дальних стран. Сейчас же его назначение, судя по всему, изменилось: ровными рядами на каменном полу тянулись длинные деревянные стулья и лавки вдоль них. Чистые и, судя по блеску лака, новые. Ведущая наверх лестница, расположенная справа, тоже была хорошо освещена, над ней даже мерцал волшебный светильник. В глубине зала виднелась притворённая дверца, ведущая во внутренний дворик. Если бы здесь были скатерти, это помещение бы сошло за банкетный зал какого-нибудь ресторана.

Майра:
- Кх-хар! – глухо опровергнул предположения Рамона ворон, которого снова очень некстати удержали от акта мелочного вандализма. Майра проследовала за полуэльфом ко входу в здание, стараясь держать руку с вороном подальше от собственного платья. Не простивший второй попытки задержать его Корвис попытался было оторвать декоративную пуговичку на платье начертательницы.
- Я надеюсь, что ваше начинание будет успешным, мастер Рамон, - женщина взглядом пересчитала ровный ряд стульев, блестевших лакированными спинками. И сам зал, очищенный от строительного мусора, впечатлял. Во всяком случае, если не приглядываться. – Вы неплохо устроились. Всё так… разумно спланировано.

Рамон:
- Уверен, вы бы сделали лучше, - если бы новоиспечённый мастер видел проделки птицы, не удержался бы он хитрой улыбки, однако вся эта возня осталась за его спиной. Он сначала указал на скамью и не садился, пока Майра не устроилась.
- Мне льстит то, что вы пришли, но я... Немного не понимаю мотивов. У вас разве пусто в карманах?

Эдмар:
По освещенной лестнице, вниз неторопливо ступал мужчина в коричневом балахоне. На его голове слабыв фиолетовым светом мерцали метки-татуировки. На его правой руке болтался небольшой красный камень на золотой цепочке. Его седая борода, была ухожена и аккуратно подстрижена, в целом он выглядел намного свежее чем вчера.
- Доброго дня, - кивнул вошедшим.

Майра:
Майра недовольно поджала губы, но тотчас же вернула лицу приличествующее выражение спокойствия и благородства, услышав незнакомый голос.
- Доброго дня, сударь.
Она только на секунду задержала взгляд, рассматривая причудливую вязь на голове незнакомца. Потенциальный коллега по гильдии и конкурент по специальности походил на эльфийскую безделушку. Те тоже блестят и светятся. Корвис, разумеется, тут же повернул голову в сторону такого интересного господина и распушил перья на шее. Цепочка и камушек ему сразу же приглянулись.

Рамон:
- А? Мистер Блэквуд? Как спалось? - мастер поприветствовал старика тем, что приподнял очки, как если бы это был край шляпы. - У нас ещё пополнение. Маг по прозвищу Лёд. Вам стоит с ним познакомиться.

И вернулся к Майре, внимательно уставившись на неё.

Майра:
А Вествинд смотрела прямо на Рамона. Они практически одновременно взглянули друг на друга.
- Я пользуюсь любой возможностью применить свои знания на практике, господин Рамон. Тяжеловесная теория мало что значит, без практического применения.

Эдмар:
- Чудесно, конечно, но... - Эдмар понял, что его не слушают и направился через двор, к библиотеке. Он вчера подробно расспросил Дагмар об устройстве обсерватории.

Рамон:
- То есть, деньги не важны, а всё больше для обучения? - хитро сжав губы и прищурившись, он наклонился вперёд и поманил Майру к себе.
- Признайтесь. Вы просто не можете жить без хорошего спора о том, как это делается, да? Или, может, по мне соскучились?

Торжествующая улыбка. Нельзя сказать, что Рамон сейчас был более фамильярен, чем раньше, но всё же для шапочных знакомых, не видевших друг друга около года, как-то слишком.

Майра:
Волшебница чуть подалась вперед, но только для того, чтобы лишившийся занятия Корвис смог дотянуться и прихватить клювом рукав Рамона и, почти наверняка, некоторый кусочек кожи. Ему было всё равно кому мстить за очередное разочарование – блестящий шарик пропал слишком быстро, вызвав у врана очередной приступ вредности.
- Наблюдать за вашей работой, мастер, всегда большое удовольствие, - Вествинд пропустила фамильярность мимо ушей с самым спокойным видом.

Рамон:
- Ай! Всегда поражался вам, - проговорил он, потирая отдёрнутую руку, но на ворона не рассердился, - И птице. Вас учил мой отец, и я даже спрашивать не буду, насколько же тяжеловесна всё-таки ваша магия... Но вы, наверное, слышали, какие принципы в моей гильдии. Мы работаем головой, а не только мётлами и посохами. Отгадаете мою загадку - буду рад остаться с вами... - он поправил очки и недобро блеснул стёклами в сторону ворона, - А не отгадаете - покрасим вашу птицу в розовый. По рукам?

Майра:
Она чуть не сказала: «Хоть сейчас забирайте!», но это легко можно было прочесть на её лице. Корвис, потоптавшийся по кисти Майры, шагнул назад, ближе к большому пальцы ладони, и принялся чистить перья. Начертательница проводила птицу взглядом, поправила на лапе ворона светло-коричневый ремешок и взглянула на Рамона. Он был немногим её выше, поэтому для разговора с ним не требовалось поднимать подбородок.
- Задавайте, мастер, - уверенно произнесла Майра.

Рамон:
- Только вы мне сразу скажите, если её слышали, иначе какой интерес? - он закинул ноги на ногу, - Её придумал друг магистра Ивериона. Не помню, как его зовут... Будем называть его Козлиная Бородка. Рыжая такая, жиденькая... Ну, я отвлёкся.

Полуэльф кашлянул в кулак и расправил плечи, чтобы придать себе как можно более важный вид.

- Ну так вот, Козлиная Бородка как-то расследовал дело о волшебнике, который мастерски владел всего одним заклинанием. Было известно о трёх случаях его применения. Первой его целью стал рыцарь, что ехал верхом. Быстро ехал. Бедняга погиб, это заклинание убило его. Второй известной жертвой был продавец тканей, который в этот момент был в собственной лавке. Пропало несколько рулонов шёлка, но торговец отделался синяком. А в третий раз преступник невесть зачем использовал заклинание на маленького ребёнка, что лежал в своей люльке. Дитя не пострадало. Совсем. Сможете угадать, что это было за заклинание и как всё произошло?

Рамон не сводил глаз с ворона. Он уже предвкушал, как будет размалёвывать эти угольные перья розовой краской. А если ещё украсить синими полосочками... Это ж прямо настоящий попугай получится.

Майра:
Корвис не остался в долгу. Он причудливо, по-птичьи извернул голову, присматриваясь к дужке очков полуэльфа. Волшебница же замолчала, погрузившись в раздумья.

Рамон:
- У задачки, кстати, несколько ответов... Вы много читаете и много знаете о магии, и если сейчас подтвердите то, что о вас говорил отец, станете воистину незаменимым кадром. Кстати, у вас кисточка-то есть?

Майра:
Вествинд опустила голову и закрыла глаза, мысленно несколько раз повторив про себя условие задачки. Она представила, ярко и наглядно, в деталях и красках три фигуры и предметный мир вокруг них. И следующие пять-семь минут Рамон мог любоваться «взглядом в себя» в исполнении Майры. Начертательница смотрела прямо перед собой, губы её едва заметно шевелились, когда она проговаривала возможные варианты. Корвис, про которого, разумеется, позабыли, соскочил на скамейку и шагом двинулся к полуэльфу.
- Мне кажется… я знаю.. – медленно произнесла Майра в тот момент, когда ворон уже поймал выглядывающий из-под рукава магика браслет и потянул на себя. Не сильно, но с претензией. – Это похоже на заклинание паралича. Всадник упал с коня. Продавец рухнул на ходу и его обокрали. Ребенок остался в колыбели, - Женщина повернула голову, глядя на мастера гильдии внимательными тёмными глазами.

Рамон:
- Уйди, курица! - внезапно заорал Рамон, как-то неудачно при этом глядя на девушку. Однако крик его души был обращён к птичке, от которой он принялся энергично отмахиваться.
- Чего ей нужно от моего браслета?.. Вы... Ха. Вы меня не разочаровали. Паралич или сон - тот ответ, который задумывался автором. Ещё был вариант вроде заклинания страха, которое бы привело примерно к тому же. - он уже дружелюбно взглянул на ворона, который вовсе не казался уже такой уж курицей, - Браво.

Майра:
Птица боевито куркнула, вытягивая вперед шею, чтобы дотянуться до замечательной игрушки, однако Майре спасла браслет Рамона. Она поставила Корвису руку и тот бездумно, по привычке шагнул на руку к хозяйке, позабыв о том, что у всей его врановой свободы очень короткий ремешок. Придержав вороньи лапы прижатым большим пальцем, начертательница крепче ухватила птицу за путы. Корвису ничего не оставалось, кроме как сидеть на месте и возбужденно ворчать.
- У вас будут ко мне еще какие-то вопросы, Рамон? – женщина гордо вздернула угольно-черную бровь, принимая похвалу как данность.

Рамон:
- Да. В смысле, нет, вы приняты, но я хочу спросить. В моей гильдии работают вчерашние бродяги и искатели приключений на свою голову и не только. Они... Не слишком хорошо образованы, в и большинстве своём, к сожалению, ещё и не так умны, как вы. Они продают свой талант - в том числе и для того, чтобы выжить и разбогатеть. Я почти ничего не беру себе: гильдия сама ищет заказы и берёт за них только четверть награды. Они работают на себя. Вы уверены, что хотите работать с ними... Рука об руку? Вы ведь не к этому привыкли.

Майра:
Во взгляде Майры отчетливо прослеживалось некоторое недоверие к словам собеседника. Зная Рамона, она вряд ли поверила бы, что тот искренне способен петь дифирамбы её интеллекту, восхваляя то, что в пустых комплиментах не нуждается. Особенно в этой ситуации.
- Если бы я сомневалась, я бы не пришла, мастер Рамон, - сухо ответила начертательница, чуть сдвинув брови. – Скажите мне, что и где подписать.

Рамон:
- А, я не утруждаюсь такими формальностями. У нас есть кое-что, чтобы обезопасить себя от воров и прочих негодяев, поэтому я ничем не рискую... А вот если будет контракт от заказчика, и ты захочешь его принять, то тогда и придёт время подписывать бумагу и принимать его условия.

Рамон как бы невзначай перешёл на "ты", однако этот момент был для него важен. Он поджал губы и внимательно посмотрел на Майру. Будет ли возражать?

Майра:
Волшебница будто и не заметила смены обращения. Но необходимые в самом начале беседы обороты вежливости после согласия Рамона были ни к чему, поэтому тон начертательницы стал заметно суше. Теперь она держалась скорее с безразличной вежливостью, даже не пытаясь казаться более учтивой и внимательной. – Сейчас мне хотелось бы увидеть своё рабочее место. С бумагами мы могли бы разобраться и позже.

Рамон:
- Я покажу вам библиотеку. Идёмте.

Рамон провёл Майру через дверь в конце зала, ведущую в ухоженный внутренний дворик, где стояли столы и пивные бочки. За второй дверью, выходившей в садик, открывалась замысловатая сеть переходов и коридоров, в которых полукровка и сам не особо ориентировался. Однако после непродолжительных блужданий по помещениям, которые оказывались "не теми", от толкнул ту дверь, за которой-таки была библиотека.
Вдоль всех стен тянулись стеллажи. Некоторые уже были заполнены книгами, но большая часть пустовала. Фолианты Ивериона были сложены в стопки на столах совершенно хаотичным образом. Мелкие книги, на них - толстые томы, потом - опять тоненькие книжонки и снова тяжеленные фолианты.
- Всё это ещё нужно разобрать... У отца была обширная библиотека. Тебе, думаю, интересно будет её разобрать. Тут где-то должны быть ящики с инструментами для начертания.

Майра:
Женщина подошла ближе к книгам и дотронулась кончиками пальцев до нескольких корешков. Большая часть томов в этой стопке была ей знакома, поэтому волшебница не стала тратить время на детальное изучение запылившихся томов. У неё будет на это время. – Я посмотрю их позже. И расставлю, если ты не против. Ящик найду. Но мне нужны будут рабочие.
Вествинд взглядом окинула захламленную библиотеку и недовольно поджала губы. Копаться в пыли и чужом бардаке настоящему ученому не с руки. И таскать тяжеленные книжные стопки женщине тоже не пристало. Мимоходом Майра задумалась о собственном подмастерье. Сноровистый помощник для «Подай-принеси-не мешайся!» был бы очень кстати.

Эдмар:
Эдмар стоял у одного из многочисленных стелажей и изучал разнобразие представленных здесь фолиантов.

Рамон:
- А это - Эдмар Блэквуд. Знакомьтесь. Он, похоже, ваш коллега, - Рамон указал на старика, потом на книги, - Чувствуйте себя как дома. И можете жить здесь, в любой свободной комнате, где есть кровать. Если хотите, конечно.
С этим он исчез в дверном проходе и зашагал прочь по коридору, насвистывая под нос какую-то навязчивую мелодию.

ID: 10660 | Автор: Maire
Изменено: 31 июля 2012 — 9:21