Золото покойного барона Золото покойного барона: приговор (16)

Гильдия Ганза
Альдо Блэквуд

Так и поступили, осужденных вернули в камеру, предварительно сообщив им, что корабль, который доставит их в Нордскол выходит из порта этой ночью.
Квельдорей, которому связно говорить, дышать и думать мешали дивные ощущения в области солнечного сплетения, сумел бессвязно прохрипеть только что-то про проклятия и, кажется, понос.
- Что ж, мои прогнозы насчет приговора оправдались, - задумчиво протянул Гельмут, растирая запястья, слегка нывшие после кандальных браслетов. - Теперь нужно подумать, как от этого самого приговора сбежать.
- Крепость Отваги... - к Геллемару помаленьку вернулась способность говорить. - Слышал я про эту дыру в тундре. С юга океан, с севера тундра с мамонтами. И ещё рудник у них там был, кажется. Так что либо мамонтов пасти, либо кайлом махать.
- И ордынская крепость в пределах прямой видимости, - дополнил Штольценфельс. - Железку в руки - и вперед, во славу короля, бочку с говном на его дурную голову.
- Нет, постойте, я верно поняла - девушка будто очнулась от ступора через минуты после возвращения в камеру, - Нами с братом даже заниматься не стали? Ордынскими-то шпионами?
Морв, прежде нервно улыбавшийся, расхохотался во весь скрипучий голос. Фай держала руки перед собой, бегая глазами от одного лица к другому. Поза ее выражала крайнее замешательство.
- Из вас шпионы, как из Вариана разумный правитель, - проявил нелояльность белобрысый.
- Не захотели, - пробурчала Файре. - Привлечение Орды к этому делу вылилось бы в слишком крупный скандал. Отношения Вариана с Гаррошем и так не лучше, чем у двух пауков в маленькой банке из-под варенья. Представь, как в Орде отреагировали бы на заявление, что ее агенты виноваты в пропаже ста тысяч золотом.
Девушка охнула, откинулась на матрасе, поднеся кулак ко рту, и на вдохе прошипела столько слов, сколько за день редко произносила. Морвиньон все еще давился нервными смешками.
- Всего семь лет, - успокаивающе произнесла синдорейка. - Это же совсем мало. Главное - выжить, а уж это умеет большинство из присутствующих. Аверион вообще провел долгое время на севере.
Игра в маски продолжалась. У Файре была мысль рассказать товарищам по несчастью, кто они такие на самом деле, но мешало одно соображение: в обмен на амнистию кто-нибудь из этих синдореев может немедленно настучать тюремщикам.
Морвин с дурной вязкой улыбкой на лице засмотрелся на Файре. Медленно, будто растягивая каждое действие, моргнул. Раз, второй.
- Ты говоришь, мы скромно погнием в Нордсколе следующие годы, ожидая освобождения? И ничего не попытаемся с этим сделать?
Эльф хмыкнул. Не было похоже, что он намеревался куда-то уводить свой лучезарный взор.
- Например, что? - поинтересовалась синдорейка. - У тебя уже сейчас есть восхитительный план побега? Я предпочитаю не загадывать, действовать по обстоятельствам.
- Все... что потребуется. Пока и я ничего не вижу, знаешь ли.
Морв цокнул языком и энергично зашагал в сторону двери.
- Но стоит появиться на горизонте очередной удаче, я не постесняюсь ее схватить. Да, ты это назвала "действовать по обстоятельствам". Разница между мной и тобой лишь в настрое. Ты видишь впереди Нордскол, а я уже полагаю, что мы и схода на его берега можем избежать. Если повезет и если мы не оплошаем. Всякое случается...
Эльф пожал плечами и негромко забарабанил пальцами по металлу. На лице его появилась первая светлая улыбка за последние несколько дней.
- Ты ничего не знаешь о моем настрое, - спокойно произнесла Файре. - И никогда не пытайся судить о нем, если хочешь, чтобы твое лицо осталось таким же симпатичным, какое оно сейчас. Я ненавижу таких, как ты, слабохарактерных приспособленцев, готовых на любую глупость, лишь бы временно улучшить свое положение, и не думающих о последствиях идиотских поступков. Теперь, когда мой настрой понятен тебе лучше, заткнись.
Стук прекратился. Синдорей замер на пару мгновений и медленно развернулся. Улыбка все еще была при нем.
- Спасибо. Симпатичным меня в последний раз называли... недели две назад.
Впрочем, болтливости у него поубавилось - зеленоглазый тут же уселся рядом с сестрой и в ближайшее время лишь обменивался с ней редкими фразами шепотом.
Вечером арестантов снова повели через город, причем шествие собрало еще больше зевак, большинство которых было недовольны тем, что преступников не казнят. Публичная казнь была одним из немногих развлечений, доступных беднякам и нищим, и добрые жители Штормграда чувствовали себя обманутыми и обкраденными.
На массивном парусно-колесном корабле, отправлявшемся на север, был просторный трюм для перевозки живого груза. Раньше там располагали солдатов Альянса, поэтому условия оказались не такими уж скверными, особенно по сравнению с теми, в которых наемники провели последнее время. Матрасы на гамаках, правда, оказались не слишком свежими, зато без клопов, и еще был гальюн, причем оборудованный по последнему слову гномской техники.
Перед долгим путешествием с арестантов сняли кандалы, но это ничуть не приблизило их к свободе: лестницу, по которой их спускали в трюм, тут же вытянули. Еду и питье опускали вниз на веревке; о том, как заключенные разделят между собой порции, никто не заботился. Всего в трюме теснилось человек тридцать, мужчин и женщин. "Корского" среди них не было - паладина куда-то увели перед погрузкой на корабль.
- Прекрасно, - прошептал парень себе под нос. Первое слово за весь, на удивление, насыщенный день.
- А-атличные аппартаменты, - Гельмут незамедлительно пристроился в ближайшем гамаке. - Главное, чтоб соседи сверху громко не топали.
группа знакомых между собой каторжников, среди которых попадались очень крупные и мерзкие на рожу экземпляры, завладели спущенной вниз едой. Несколько заключенных, пытавших отбить свою долю, уже валялось на досках, остальные мялись по углам, не решаясь действовать.
- Альдо, - окликнула Файре. - Ты, кажется, любишь поесть. Или сейчас не хочется?
- Язвите, уважаемая, - улыбнулся парень. - Но мне действительно не очень хочется есть.
- Права была Эйлин, - пробормотал квельдорей, занимая гамак поближе к остальным ганзейцам. - Не стоило нам было браться за это дело.
- А когда захочется, что ты предпримешь? Подойдешь во-он к тому здоровяку и вежливо попросишь хлебушка?
В голосе эльфки был совершенно искренний интерес.
- Я должен над этим подумать. Это действительно важно. - Блэквуд занял один из гамаков, сев на него с ногами.
Файре ждала ответа.
не кушать вплоть до пункта назначения.
- Две или три недели, - уточнила Файре, слышавшая, как матросы нахваливали гномский механизм, позволявший ледоколу идти с невиданной для парусных кораблей скоростью.
- Ну, Альдо? - подбодрила синдорейка. - Неужели солнце Тернистой так напекло твою голову в черном шлеме, что ты до сих пор туго соображаешь? Я хочу знать, на что способен необычный мальчик из хорошей семьи, чтобы получить еду.
Штольценфельс тем временем повернул голову и принялся внаглую рассматривать эту самую группу каторжников, явно пытаясь вычислить вожака.
С первого взгляда могло показаться, что вожак - самый здоровенный громила со шрамом поперек небритой морды, но по тому, как он поглядывал на другого, помельче и пожилистей, становилось понятно, кто из них получит самый крупный паек. Остальные четверо тем более не годились в предводители.
И уж совсем плачевно выглядели остальные заключенные: тощие, с запавшими глазами - жители Западного Края, проклинавшие короля Вариана слишком громко. Не похоже было, что кто-то из них бросит вызов этой банде.
- Если вы соберетесь "бить морды", то я вам подсоблю, конечно. Только нужно, что бы кто-нибудь отвлекал на себя внимание во-о-он того громилы.
- А если не соберемся? Сдохнешь от голода?
- Разве вам самим не нужна еда?
- Ну ты нахал, - почти восхитился квельдорей. - Я в первый раз встречаю такого откровенного приспособленца.
- Нужна. И знаешь что? Сейчас я ее добуду.
Эльфка поднялась со своего гамака и направилась к компании, делившей пайки. Негромко заговорила с тем, жилистым: судя по его ответному жесту, Файре немедленно предложили еду в обмен на благосклонность. Синдорейка, покачав головой, продолжила говорить. Оглянулась, показала на Альдо.
- Ну тоже ведь способ выжить, - пожал плечами Гельмут, роясь в кармане штанов, причем так, чтобы каторжники результата этого самого рытья не видели. - Кстати, Аверион, ты насколько я понимаю в рукопашном не силен?
Блэквуд понял, что он теперь либо - сэкс-игрушка для того громилы, либо личный раб жилистого мужика. В любом случает лучше сдохнуть.
- Вот какова она, ваша честность.
- Ну так переломи ситуацию в свою пользу, мать твою трижды, - не выдержал уже белобрысый. - Прояви себя или не скули, сопляк.
- В прямом столкновении скорее всего меня побьют, - отозвался Геллемар, машинально потиравший ободранные кандалами запястья. - Поэтому стараюсь хитрить. Альдо, это жизнь. Либо ты приносишь пользу, либо ты расходный материал. Мы пока что какой-то особой пользы от тебя не видели, зато успели убедиться, что ты не прочь поспать и пожрать. Какой нам от тебя толк, если ты даже жратву у мужиков отбить не способен? Правильно, никакого. Так что не удивляйся.
- И, заметь, я с тобой предельно честен.
- Прекрасно. Голословно судите. Я ведь вас так объел, неправда ли? Вы мне еще, кстати и денег должны, но не в этом суть. - Блэквуд встал и направился к Файре.
насчет объекта Файре договорилась, но количество еды, полагающейся за гладкую задницу "послушного, опытного в своем деле юноши", обе стороны еще не утвердили. Когда Альдо подошел к компании, все на него оценивающе уставились.
- Шапиро, - клирик почесал щеку, успевшую зарасти короткой, серебристой щетиной, - как по твоему, может мне стоило прямо сказать ему, что он балласт? Такое впечатление, что я стенке обьясняю примитивные азы командной работы.
- Уважаемая, можно вас? - Блэквуд положил на Файре руку на плечо и указал в свободный угол.
если начнется драка - не приближайтесь ко мне меньше, чем на четыре фута. Чтобы не зацепило. Я, наверное, старею и становлюсь слишком мягкосердечным.
- Не вопрос, - кивнул эльф, наблюдая за действиями Блэквуда. С некоторым обалдением. - Я вообще из гамака не вылезу.
- Ну это ты загнул, - хмыкнул Гельмут, глядя на Альдо и его потуги в отношении Файре. - Поглядывай, чтоб мне в спину не забежали. На всякий случай.
Файре стряхнула руку охотника.
- Видите, какой вежливый, - обратилась она к новым знакомым. - Из хорошей семьи. В процессе будет называть вас "уважаемые господа". Ладно, о пайке поболтаем позже. Можете брать.
Синдорейка отступила назад; перед Альдо оказался громила со шрамом, опустивший парню на плечи тяжелые ручищи. Жилистый зашел сзади; остальные толпились, вытягивая шеи - хотели подробностей.
- Я не шучу, - клирик, моргнув, перевел взгляд на Гельмута. - Если меня отметелят с тобой за компанию, мы аж до Нордскола будем недееспособны от ушибов и переломов.
- Если он сейчас не врежет этому здоровому по хлебалу, я утрачу веру в будущее, - мрачно предрек Гельмут. - Ладно, Циля прикроет, если что.
Громила был на голову выше парня гораздо шире в плечах и Блэквуд понимал, что удары его возымеют действие самое минимально. Поэтому он попробовал ударить ему по причинному месту правой рукой снизу.
вовремя прикрылся, выставив вперед бедро, и коротко двинул охотника под дых. Тот, что был сзади, попытался заломить ему руки.
Задыхаясь, парень из последних сил попытался ударить мужчину сзади левой рукой наотмаш.
- Все-таки с яйцами, - довольно улыбнулся Гельмут и шагнул вперед. - В стороны! Циля, спину!
В следующий момент в руке белобрысого засвистела, разворачиваясь, гитарная струна, которую опытный в плане тюремных посиделок Гельмут укрывал в боковом шве штанов. Оплетенная металлическая нить, которая под пальцами опытного музыканта заставляет своим звучанием замирать сердца и литься слезы, в руке взломщика превратилась в оружие, устремляясь к спине хватающего Блэквуда за руки каторжника. Правильный удар такой струной рассекает куртку из плотной кожи, а поскольку на текущей цели имеется только рубаха... Результат предсказуем.

ID: 10649 | Автор: mandarin
Изменено: 1 августа 2012 — 19:21