Золото покойного барона Золото покойного барона: необычный допрос (13)

Гильдия Ганза
Граф Драйлин Крайтен
Альдо Блэквуд

Послышались отдаленные шаги, которые стремительно приближались к камере. Через пару минут дверь отворилась, а в коридоре у неё кроме стражей стояло трое мужчин. Один из них носил шикарный камзол, второй – форму морского офицера, а третий – мантию синего цвета, должно быть имеющую какое-то отношение к правосудию.

- Вот они, эти мерзавцы, продавшие врагам нашу славную родину, - заскрипел Стенли Паркер Лоуд. – Видите? Видите? Их нужно немедленно повесить! По их вине Казна не досчиталась столько денег! Речь идет не о тысяче и даже не о десяти тысячах монет!
- Мерзавцы, - подтвердил представитель Адмиралтейства.
- Сначала судить, - нарушил молчание третий, - а потом уже вешать. Да и если повесим сейчас, потеряем последнюю возможность вернуть золото, которое по праву принадлежит Короне.

Третий лорд с холодным безразличием в глазах осмотрел камеру, будто бы в ней и не было живых существ, а лишь пустота. Выражение лица оставалось холодным и отстраненным.

- А где же Майкл Стенли Горнеолл? – спросил третий уже громче, и звук его голоса эхом отразился от стен. – Где верный слуга Их Величества?

Тейн на мгновение поднял глаза, чтобы снова упереть их в пол.
Файре слегка наклонила голову, давая понять, что услышала Гельмута. Она вовсе не была уверена в подлинности подписи.
- Почему вы не спросите, господа, где трехпалубный фрегат со всей его командой? - негромко ответила синдорейка, когда прозвучал вопрос. - Всех нас предали. Сопровождающее судно было затоплено взрывом, подготовленным заранее. Мюррею, Стеффилду, Горнеоллу и мне подмешали яд. Благодаря вмешательству этого врачевателя, - последовал жест в сторону Геллемара, - нам удалось спастись и даже забрать с захваченной шхуны важные бумаги, но королевский надзиратель, увы, погиб. В таких преклонных летах непросто бороться с отравой.
- Взорван?! – заорал (иначе это не назовешь) представитель Адмиралтейства. – Подвинетесь, Кратен!

Адмирал Йосип Стенли весьма грубо оттолкнул королевского советника и вошел в камеру.

- Как это он был взорван!? Кто вообще способен был взорвать это судно!? Я сам на нем плавал!
Эльфийка резко обернулась на звук открывающейся двери и тут же отвернулась, будто пряча лицо. Морв, видавший подобные жесты от сестры с завидной частотой, ожидал было увидеть на пороге еще одного синдорея, ан нет - то оказались самые закоренелые люди. Все еще приходящий в себя Мэлет едва дышал, наблюдая за обозленным адмиралом.
- Мятежники хвастались, что взрывчатка была заложена, пока фрегат кренговался в Пиратской бухте, сэр.
Файре отвечала быстро, отчетливо и без каких-либо эмоций в голосе. Бушующее начальство и у синдореев, и у людей одинаково - срывается на каждом, кто даст хоть малейший повод.
- И что, - адмирал внезапно осел. – Вся команда погибла.

Старый Йосип машинально приложил ладонь к губам.

- Да плевать на ту команду, - возмутился советник Казначейства. – Скажите лучше, где деньги!?
- Полным ходом идут на Остров Трофеев к пиратскому адмиралу Фалриверу, сэр. Мы, как могли, спешили, чтобы предупредить вас об этом. Вся команда, предоставленная Картелем, оказалась мятежной.
- Проклятые гоблины, - воскликнул Адмирал. – Воевать, бомбить! Флот, пехота, артиллерия! Всех на проклятую бухту! Обманули! Предатели! Враги! Изменники!
- Прислужники Орды, - с каменным лицом подсказала Файре.
- Именно! - воскликнул советник Казначейства.
На последнем словесном вираже эльфийка едва заметно вздрогнула, а Морв чуть не разразился нервным чихом - спрятав лицо в ладонь, он наклонил спину, боясь разогнуться.
Альдо усмехнулся, но в разговор предпочитал не лезть, да и незачем ему это.
Гельмут выразил одобрение еле заметным движением век.
- Помилуйте, господа, - снова нарушил молчание Крайтен. – Они явно не в себе. Им необходимо дать некоторое время, а затем нужно допросить, чтобы приблизиться к истине.

Граф также вошел в камеру. Осмотрев её снова.

- Взгляните, - он указал сначала на Мюррея, а затем на Алека, - некоторые из них так устали, что лежат на ледяном полу. О Свет, я сквозь подошву сапог ощущаю этот холод. Их необходимо накормить и напоить, а также принести сюда матрасы. Пускай придут в себя, допрос начнем вечером.

Советник поочередно взглянул на представителя Казначейства и Адмиралтейства. Те не возражали.
- Накормить. Прекрасная идея, милорд.
Граф сделал вид, что не заметил реплики арестанта о еде. Вот ещё, вступать в диалог с такой шушерой. Советник незамедлительно покинул камеру, отдав распоряжение каким-то людям за дверью, чтобы те держали его в курсе того, как проходит расследование. Адмирал с советником Казначейства также не задержались.

А совсем скоро в камеру бросили грязные матрасы, от которых несло потом и мочой, а также занесли ведро какой-то похлебки серого цвета и ведро воды с пустыми грязными чашками.
- Странно, - глядя на похлебку промолвил Альдо, - абсолютно расхотелось есть.
Алек все также молча сидел в углу.
- Вот видишь, на самом деле кушать совсем не хочется, - усмехнулся Штольценфельс, укладыая матрас на пол в свернутом состоянии. - Альбина, умница, отлично держалась.
Парень взял себе матрас и асстелил его посреди камеры. Стараясь не обращать внимания на "благовония", Блэквуд улегся.
- Я так понимаю, что у нас есть шанс выжить, если мы докажем им, что можем вернуть золото, верно?
- Ты считаешь, что мы можем это сделать? - подал голос доселе молчавший квельдорей. - Нашими силами, в полтора инвалида, мы можем отнять золото у пиратской команды?
- Ну, даже если не можем, то мы должны убедить в этом их. А там уже придумаем что-нибудь.
Клирик, сидевший в углу на скатанном в трубку матрасе, в ответ на это только вздохнул и накрыл лицо рукой.
- Тем более, что капитан, - звание было произнесено с огромным сарказмом, - уже проболтался о том, что судно с грузом ушло к Фалриверу. Если ты возьмешься его вернуть, тебя сдадут в дурдом.
Гельмут разместил свернутый матрас поодаль от стенки и уселся на этот импровизированный табурет.
- Я просто размышляю в слух. Если у вас есть идеи, как нам оставить свои головы на месте, то очень хочется их услышать.
- Какой смысл сейчас потреблять лишний воздух, - устало и мрачно протянула из своего угла эльфийка, - Все равно до этого их допроса мы ничего не сможем сказать.
- Вам-то что, - удивился Гельмут. - Вы не были среди нас на судне, о чем мы и заявим под присягой. Соответственно, ответственности на вас никакой быть не может по умолчанию.
- Однако же я точно так же гнию в этой вонючей дыре, - подвела итог Фай, - В объективность и непредвзятость ваших начальников я не верю, так что, будьте уверены, и мы с братом вам поможем расплатиться, не делом, так кровью, без собственного на то желания.
- Хм, тоже верно. В любом случае, вы меня наняли, и если будет какая заварушка, то можете расчитывать на меня. - Заявил Альдо.
- Ты только на допросе об этом не ляпни, - посоветовал восседающий на матрасе блондин. - Будут спрашивать, отвечай так мол и так, встретились на берегу, вас наняли, о корабле и золоте впервые слышим, в порту загребли за компанию. Все чистая правда ведь. Отпустят, куда денутся.
- Отпустят? Этого, - эльфийка ткнула в Альдо, - может и отпустят. Нас же едва ли.
- А чем вы, пардон, от него отличаетесь для суда? Кроме того, что вас двое, - поинтересовался Штольценфельс. - Статус тот же, степень вины та же.
- Длиной ушей, цветом глаз, кхм, дай-ка подумать, родным городом и его отношением к этому самому начальсту. Мы-то не военные, честное слово, но, согласись, ваше начальство не станет разбираться, вольные мы синдореи или нет. В их глазах мы просто помешанные на магии кровожадные эльфы, которые, кстати, помимо всего прочего еще и враги.
- А на вас имеется бирка с надписью "Синдорей"? - притворно изумился Гельмут. - Если нет - вы обычные квельдореи, вроде Авериона. Скверна у вас из ушей не течет. Чуть фонит если - так это еще не доказательство.
- Угу, - подтвердил из своего угла "Аверион".
- Я людей видала с десяток-другой, а вы таки первые, кто не стал клеймить нас просто за цвет глаз, - девушка хрипло усмехнулась, - Иронично. Ну, для тюрьмы.
- Вот видишь, какие мы хорошие, - наставительно хмыкнул блондин. - Упирайте на квельдорейское происхождение. Будете стоять на своем - отправят в храм на экспертизу, либо к отцу Ионе, либо к отцу Дитриху. Оба мужики жесткие, но просто за неправильную форму ушей еще никого на костер не сплавили.
- И даже если докажут, что вы.... что мы синдореи, - поправилась Файре, - необходимо настаивать, что мы до недавнего времени были такими же, как Аверион, высшими эльфами на службе Альянса. Несчастный случай.
Облучение скверной.
Эльфийка от души хохотнула, - Как вы сказали? "Облучение скверной"? Я запомнила. Это звучит так нелепо, но так похоже на, допустим, моего брата.
- Вот-вот, облучение, - кивнул Гельмут. - Были за Порталом в деловой поездке, по пьяни полезли в зараженное озеро купаться. Это к примеру, так сказать.
- В таком случае, нам бы не повредила какая-то история. На случай, если допрос будет особо глубоким. От имен я бы не спешил отказываться, а вот запасная, "квельдорейская" биография будет кстати. Любезный, Вы в вопросе разбираетесь явно побольше нашего, - Морв уставился на притихшего высшего эльфа.
- Расскажите им про лосося, - негромко рассмеялся Штольценфельс.
- Как бы нам самим не пришлось рассказывать на суде про лосося. И как бы вам не аукнулось раскрытие нашей расовой принадлежности, - Морв старался не придавать особых эмоций своим словам, но капелька яда там все же присутствовала.
- Скажете, что выросли в Шаттрате, - проворчал знаток квельдорейской биографии. - Как достигли полового возраста, пошли за лососем, где вас и облучило.
- Как аукнется, так и отвалится, - непонятно к чему перефразировал очередную поговорку Гельмут.
- В таком случае мы заявим, что были накормлены сказкой о лососе. Что вы, ордынские шпионы, по своей инициативе к нам привязались, - оскалилась Файре, с которой слетело наносное спокойствие. - Не пытайся угрожать, ты, ходячее несчастье! Лететь в Штормград было вашим выбором. Заставьте работать свои расхваленные хитроумные головы и придумайте историю о высших эльфах. С этим справится и ребенок-идиот.
Геллемар моргнул и чуть ли не с детской обидой уставился на Файре.
- На крайний случай, - прошипела ему бывшая леди-рыцарь, сверкая глазами, - будет, кем подкрепиться.
Геллемар моргнул снова и обижаться на "ребенка-идиота" раздумал.
Морв только брови и приподнял, опасливо глядя на разошедшуюся синдорейку.
- Шаттрат, значит Шаттрат.
Ни с того ни с сего, внимание парня привлекли собственные ноги. Опустив голову, он принялся маячить по камере.
- Нет уж, - буркнула Файре, - развейте мысль. Хочу быть уверена, что вы сумеете ответить на вопрос, как попали на Дренор и вернулись в него.
Синдорейка была уверена, что Геллемар обижен совсем на другое - на то, что к его мнению она не прислушалась там, в Долине. Потому что думала как раз об этом.
И еще о сгорбленных фигурах, бродящих среди обветшалых домов и укреплений Квель'Литиена. Не дай небо этим двоим вздумается выбивать из "Авериона" подробности его собственного прошлого.
- Шаттрат? Слишком далеко, мутно, непонятно. Возьмем ближе, возьмем лояльнее - Терамор. Шли на корабле к мысу у Тернистой, так даже не на корабле, а так, на мелкой шхунке. Из целей - торговля. Если шхуна, то... рыба, да. Лососем торговали, чем угодно, - эльфийка вздохнула, ее голова болела, - Вышли на мель, попортили судно, чинились, остывали, наткнулись на вас. Ну а далее вопрос обоюдной выгоды, взаимопомощи и прочего. Ох.
Файре уселась на сложенный матрас, скрестив ноги в щиколотках.
- Милейшая, - протянула она, подражая голосу кого-то из недавних допросчиков - кажется, адмирала, - у вас была марсельная или гафельная шхуна? Сколько человек команды?
- Двухматчевая марсельная шхуна, которая называлась "Жанной Ветренной. Человек на десять-пятнадцать, не больше. Заправлял всем этим человек по имени Уилльямс. Стивен Уилльямс, из портовых грузчиков пробивжийся в самостоятельные добытчики, ну да и все Боги с ним - он нашего инцидента не пережил. Так вот, шхуна собиралась обогнуть мыс, чтобы выйти к восточным островам. Там, как ходила молва, обитала дичайше дорогая экзотическая полосатая рыба. Течение и погода были к нам не благосклонны, и вот шхуна выбрасывает к каким-то берегам. Паруса-то сняли, чтобы совсем не рангоут не повредить или еще чего.
Едва ли девушка сама что-то понимала в морском деле. Все ее слова, вероятно, лишь какие-то определения и факты, которые слышала она сама. Вероятно, она работала с моряками.
Чтобы оценить ответ эльфийки, Файре понадобились знания, полученные от капитана "Мурлочьей матери"; звучало правдоподобно.
- Другое дело, - проворчала наемница. - Остается только момент со скверной. Кто-нибудь более наблюдательный, чем Мюррей, отличит синдорейские глаза от квельдорейских и задаст соответствующий вопрос. Вряд ли ваша "Жанна" ходила на Дренор.
- Нет, не ходила. Но, знаете, в бухте, принадлежащей Картелю, всегда найдется пара-другая ушастых, готовая продать "волшебный камень блаженства" любому, кто готов заплатить. Ну а что, мы молодые, желающие расслабления. Кто же знал, что это Скверна, а мы после этого вовсе не попадем в небесные края, а станем... Вот этим самым.
- Есть ли среди вас тот, кого нарекли Рони Шапиро? – демонический взгляд охранника прошелся поочередно по каждому из арестантов. Взгляд задержался на брате с сестрой, после чего рожу смотрителя перекосило в жестокой улыбке, обнажая кривые зубы. – Есть!?
- Так точно, - откликнулся белобрысый, поднимаясь на ноги.
Файре кивнула.
- Сойдет. Одного взгляда на вас хватит, чтобы поверить - соблазнитесь не только волшебным камнем, но и волшебным...

ID: 10646 | Автор: mandarin
Изменено: 1 августа 2012 — 19:21