Золото покойного барона Золото покойного барона: прибытие в Штормград (12)

Гильдия Ганза
Морвиньон Мэлет
Виконтесса Амалия де Баланжио
Альдо Блэквуд

Внимание! В логе присутствует нецензурная ругань!

— Мартин Роджерс, сын Эдмунда Роджерса, пришло время платить по счетам. Встань!
Снайпер не мог сопротивляться этому голосу да и не хотел. Клеймо на плече внезапно перестало болеть, наемник почувствовал прилив сил, поднялся и зашагал к своим спутникам.
Бывшим спутникам.
Из непроглядной темноты леса на берег один за другим выходили вооруженные существа. Справа от Роджерса встала кровавая эльфийка с коротко подстриженными рыжими волосами, радужка ее токсично-зеленых глаз тускло светилась в темноте. В руках девушка держала винтовку, чем-то похожую на оружие Мартина. Место слева от снайпер занял громадный орк, облаченный в доспех, богато украшенный шипами и изображениями черепов. Нижнюю часть лица зеленокожего скрывал латный воротник, а над его головой возвышался черный штандарт с изображением двух скрещенных мечей в центре. Навершие древка было украшено тройкой выбеленных черепов, которые наверняка принадлежали побежденным врагам.
Были здесь и другие наемники из банды Ястреба. Эльфы могли ощутить присутствие нескольких магов или чернокнижников неподалеку, но в первых рядах их видно не было. Если бы Файре или Геллемар были здесь, то, наверное, узнали бы среди прочих Эрику и других наемников, которые сопровождали Ниррэ во время той встречи в лесах Квель'Таласа. Только на этот раз подчиненных Соера было гораздо больше, и их оружие было обнажено и готово к бою...
Гельмут очнулся от своего колдовского сна вскоре после ухода клирика. Приподнялся, поглядел на дохлого василиска, на ятаган, который так и не выпустил из руки. Удовлетворенно кивнул.
- Все же уделали ползучего. Прекрасно.
Затем блондин с некоторым усилием воздвиг себя в вертикальное положение. Осмотрел спящих, сидящих, охреневших. Произвел в уме несложные подсчеты и поинтересовался
- А где Аверион? И овца?
- Они ушли. В сторону гоблинского поселения, да.
- Зачем? - поинтересовался Гельмут, глядя на ушастых парламентеров.
- Не знаю.
- То есть Аверион никому ничего не сказал, и его никто ни о чем не спросил? - уточнил Штольценфельс, заранее предвидя ответ.
блондин застыл на месте, глядя на выходящих из чащобы джунглей наемников Ястреба. Уж что-что, а этот штандарт знали все, кому полагается. Так что Гельмут дергаться не стал, просто скрипнул зубами и мысленно обратился к Свету в самых непарламентских выражениях, готовясь, коли потребуется, продать жизнь подороже... если получится.
- Вы чего так засты... ли... - обернувшись, парень обомлел, увидев на подходе группу недружественно настреных бойцов. Блэквуд толком не знал, кто это такие, а руки на автомате стали надевать тетиву на черный лук. "Стрел мало" - мелькнуло в голове юноши, хотя он точно не знал, как отнестись к внезапным гостям. - Это... кхм... ваши друзья?
- Заткнись и не дергайся, - сквозь зубы посоветовал Гельмут. - Штандарт видишь? Это банда Ястреба Соера, если тебе это о чем-то говорит. Так что рекомендую не нарываться и приготовиться сдохнуть с честью.
Заткнуться? Нет проблем. Умереть? Не очень то хочется. Альдо достал из колчана стрелы и воткнул их в песок рядом с собой, он был готов к стрельбе, но чего-то ждал. Может его не тронут? Это вряд ли.
Блэкву преклонил колено, так легче прицелиться. Рядом с ним в песок было воткнуто пять стрел.
Альдо трусоват, но даже он понимал, что бегство его не спасет. Да тут вообще, только чудо могло спасти. Он мысленно вознес мольбы к Свету и попросил милости у судьбы.
Алека бесшумные шаги подступающей банды не разбудили, долгая дорогая вымотала его – паладин все также крепко спал.
— Потешный паренек, — указав топором на Альдо, глухо произнес орк на ломаном всеобщем языке и усмехнулся. — Я говорить, вы бросать оружие. Если не понимать, Варгас перевести. Где та ушастая, которую шеф звать «маленькая леди»? Я хотеть говорить с ней.
- А хрен ее знает, - сдвинул плечами Гельмут. Руку от оружия на поясе блондин убрал, но бросать клинок не спешит. - Ушла к Кофенагелю вроде.
— Где остальной отряд и кто это такие? Я никого не узнаю. Разве что рожа вон того, — легкий кивок в сторону Гельмута, — кажется знакомой.
Снайпер коротко и быстро пересказал последние события, даже не подумав что-то утаить от наемников Ястреба. Рыжая кивнула, мол, поняла и чуть наклонилась вперед, чтобы орк мог увидеть ее лицо, а не только макушку, и быстро произнесла на наречии орков.
— Слышь, зеленый, походу опоздали мы. Белобрысый с рыцаршей срулили отсюда. Можбыть, этих повяжем? Я знаю одного шустрого гоблина, который их у нас купит.
Орочий язык Гельмут знал исключительно в пределах "Привет", "Пока", "Сколько стоит" и "Пошел нахер". Так что наемничий треп оставался для белобрысого чистой тарабарщиной. Оставалось терпеливо ждать.
Громадный воин что-то гортанно ответил эльфийке, а потом повторил остальным. Наемники растворились в ночи.
— Шеф не приказывать мне обрезать ваши нити. Идем, Мартин Роджерс.
С этими словами орк развернулся и зашагал в сторону леса, рыжая девушка и снайпер пошли следом за ним.
- Срань Наару, - когда наемники развернулись и стали удаляться, Гельмут позволил себе выдохнуть и утереть пот со лба рукавом. - Интересно, кто из нас такой везучий?
После чего блондщин повернулся и докончил задуманное ранее: врезал носком ботнка Тейну по ребрам. Ровно настолько, чтоб ребро не сломать.
- Я уж думал умрем. - Парень пожал плечами и собрал стрелы в колчан. Снимать тетиву с лука, он не спешил. Мало ли что.
Алек громко испортил воздух, вскакивая и осматривая обстановку. Лицо выражало крайнее неудовольствие тем, что его сладкий сон был прерван.
- Теперь у нас два пердуна, - брезгливо поморщился Гельмут. - Да, не во всем мне везет...
- Чего тебе? - проворчал Тейн.
- Аверион с Альбиной куда пошли? - повторил вопрос белобрысый. - Куда, зачем и когда намерены вернуться?
- А мне откуда знать? - Алек заскрипел зубами. - Он не отчитывался, взял Цилю и повел в кусты.
ты действительно идиот или придуриваешься?
- И вовсе я не идиот, - Алек уселся на свой плащ. - И почему ты меня спрашиваешь? Я здесь, как видишь, не один. Более того, почему это один из ваших верных дружков смотался на всех парах? А? А может он знал о банде. Стоп, какой ещё банде?
- Эти, - Гельмут обвел широким жестом офицеров, ушастых и лучника, - не в отряде. Они так, мимо пробегали. С них и спросу нет. А вот с тебя таки есть.
Штольценфельс сделал глубокий вдох, успокаиваясь, затем еще раз пристально взглянул в глаза паладину.
- Нет, все-таки ты идиот. С тебя тоже спросу никакого. Вот только теперь придется сидеть на засвеченном месте до охерения, ожидая пока эти двое вернутся. Дрыхни, багаж. А я пойду на дерево. Охранять.

- Сам проволялся тут как младенец под колыбельную василиска, а ещё осуждает.
- Еще раз гавкнешь, спать будешь без зубов, - не оборачиваясь пообещал Гельмут.
Альдо предпочитал быть в стороне от внутреотрядных перебранок.
Алек блаженно закрыл глаза, представляя блондина болтающимся на висилице правосудия. А где ещё он должен быть? Ведь его нанимали защищать багаж. С обязанностью он не справился.
Мысли струились и портились, рядом с висящим Шапиро он увидел себя, забитого цепями... Алек открыл глаза и встряхнул головой.
Время шло, а Геллемар не возвращался. Солнце клонилось к западу, заглядывало под навес, прочерчивало от подножия пальм длинные размытые тени. Мюррей, которому все-таки удалось разбить кокос, выпил и съел его сам, не поделившись даже со Стеффилдом, которого тоже сморил сон.

Бывшая овца, оценив описанную Геллемаром обстановку в нескольких словах из репертуара славного Моржового Хрена, принялась за дело. Вообще-то перед тем, как являться пред ясные графские очи, следовало усилить отряд, из которого ушла Тория, но Файре не могла рисковать, разгуливая по Бухте в поисках наемников: стражники Ревилгаза, наблюдавшие за погрузкой, могли ее опознать. Синдорейка направилась прямиком к полетной станции; ее тусклые от голода глаза даже пристрастный наблюдатель мог принять за глаза высшей эльфийки, и именно таковой она назвалась, договариваясь о найме нескольких хорошо обученных грифонов - таких, что не летели прямиком к другому насесту, как почтовые голуби, а повиновались руке наездника. Уговоры и блеск золота сделали свое дело. Вскоре Файре с Геллемаром летели вдоль побережья на север, высматривая внизу маленький лагерь.

Уже совсем стемнело. К счастью, ночь была ясной и лунной, а синдорейка хорошо помнила очертания береговой линии. Примерно к полуночи те, кто остался бодроствовать, смогли увидеть в небе крылатые силуэты, заслонявшие звезды: грифонов было десять, и только два из них несли всадников.
Сладкая парочка синдореев спать явно опасалась. Двое сидели чуть в стороне от общего лагеря, периодически один другого растормашивал то щелчком пальцев, а то и легким подазтыльником. Время от времени один (чаще, все же, брат) поднимался с уютного места и прохаживался тут да там, пуская иной раз озабоченные взгляды в сторону Укрытия.
Когда в небе показались неопознанные воздухоплавающие объекты, оба эльфа неспешно встали, приглядываясь, как это было возможно, к летунам. Первым заговорил рыжий.
- На грифонов смахивают. Уж не за нами ли.
После недолгой беседы с капитаном, брат добрую часть вечера заливал девушке, что теперь эльфов чуть ли не предоставят к государственным наградам, когда все это закончится. Разумеется, упомянув, что семейство отправляется куда бы то ни было вместе с этой малость странной компанией.
Заметив всплеск активности у пары незнакомых эльфов, Блэквуд огляделся, но не нашел ничего интересного, что так могло заинтересовать эльфов. Лишь тогда, когда он мельком взглянул на небо он понял, почему они так оживились. Интересно, а кто это летит к ним?
Грифоны приземлились. Одним из всадников был уже знакомый всем Геллемар, называемый Аверионом, другим - невысокая рыжеволосая эльфка в черном матовом доспехе с красными узорами. Спрыгнув на песок, она осмотрелась.
- Где Хапуга?
- Нету Хапуги, - откликнулся Гельмут, спускаясь с наблюдательного поста на дереве. - Ушел с людьми Ястреба.
Девушка собиралась было приподняться, чтобы поглядеть на тех, кто прилетел. И сразу же пожалела об этом. То ли где-то в печени кольнуло, то ли по голове ударило, но сердце эльфийки буквально ушло в пятки. Дорис Дэй поспешила к своему брату, рефлекторно обойдя и спрятавшись за его спиной. И что она такого увидела? Так или иначе, она совсем не хотела, чтобы это выглядело откровенным побегом или паникой. Следовало хорошенько сыграть, и себя притом прикрыть. Низкий поклон в знак приветствия одновременно был и учтивым, а вместе с тем, рука девушка сдвигала широкополую шляпу ниже на лицо.
Брат едва удержался от того, чтобы рассмеяться. Да, это был не первый раз, когда его сестра вела себя так при таких-то обстоятельствах. Парень на секунду задержал взгляд на глазах прибывшей землячки, после бегло оглядел ее доспех. Улыбаясь, мужчина легко поклонился одному новому лицу и одному старому.
- Дорогая Дорис, я НЕ ЗНАЮ, что с тобой не так, но... веди себя естественнее и проще! - парень старался шептать так, чтобы никто, кроме сестры его не услышал.
- Гляди на доспех, идиот, - шипела на ухо брату Дорис.
Она даже в руку его вцепилась с ногтями.
- Доспех как доспех. Не напрыгнет на тебя, уж точно.
Лучник сидел тихо, стараясь не обращать на себя лишнего внимания. Когда им надо будет, они сами к нему обратятся.
Мюррей оживился, разбудил Стеффилда и вместе с ним направился к грифонам, поддерживая ослабевшего помощника.
- Наконец-то в Штормград, - с облегчением бормотал он. - Лучше суд, чем обезьяны, змеи, тролли, какие-то подозрительные бандиты!
Файре выслушала новость, скривила губы.
- Чудесно. Рони, ты оставался с новыми, скажем так, приобретениями все это время. У меня есть деньги и есть желание пополнить наши ряды перед встречей с... ответственными лицами. Как полагаешь, это, - синдорейка указала подбородком на эльфов и Альдо, - будет оправданным вложением?
Эльф обернулся к сестре и беззвучно хихикнул.
- Знаешь, ты слишком мнительная, если думаешь, что любой Рыцарь каждый день сверяется с описаниями наших с тобой физиономий. Безумная. Выйди и будь проще. Да и эта не сильно похожа на такого уж Рыцаря. Судя по всему, они знакомы.
Бодро улыбаясь, эльф зашагал к транспортным средствам, не дожидаясь приглашения. Впрочем, совсем близко он пока подходить не стал.
- Поди знай, - пожал плечами белобрысый. - В деле я их не видел, к тому же долго валялся в отключке после василиска. По крайней мере лучник при виде банды Соера не обосрался, был готов стрелять. Про эльфов ничего толком не скажу.
- А что скажут сами приобретения? - синдорейка в упор уставилась на эльфа, идущего к ней. - Мне нужны смелые и готовые постоять за себя наемники.
Смелые? Под небольшим вопросом... хотя, смотря какие деньги. Блэквуд усмехнулся своим мыслям. Он ждал, пока представятся эльфы.
от работы мы никогда не откажемся. Можете уже вводить в курс дела. Смелые, готовые постоять за себя... Знаете, мы сюда явно не красоты повидать приехали, вот что. Друг мой, я думаю, нам стоит выложить о себе чуть больше. Подойди же, наконец! - эльф добродушно улыбнулся наемнице и вновь взглянул на сестру. Теперь он уже настойчивыми жестами подзывал ее к себе.
Девушка вздохнула, продолжительно, глубоко. Вот оно, спокойствие. И правда, не будет же знать каждый Рыцарь ее в лицо, верно? Да и вообще, это же наемники, может быть, доспех еещ и казенный. Эльфийка шагнула вперед, попутно нацепив свою коронную лучезарную улыбку.
- Чтобы мир спас... То есть, рады послужить обогащающему делу, не важно, чем придется орудовать: мечом, умом или словом. Фай Мэлет к вашим услугам.
Девушка театрально поклонилась и уступила место под "звездный час" своему брату.
- Морвиньон Мэлет, аналогично, - не такой умелый, но, все же, поклон, - Ох, не люблю я это слово, но все же... разнорабочие. Промышляем всем, чем придется. А приходится частое и неожиданное, поверьте уж наслово. Не будем время терять - если Вы предлагаете оплату, мы спрашиваем, куда отправляться и что делать.
Альдо решив, что ушастые господа уже закончили с представлением, то настало его время.
- Альдо Блэквуд - чудесный картограф и меткий лучник, - парень решил не скромничать, надо показать себя с лучшей стороны. Увы, юноша не обладал таким красноречием, как эльфы. Его представление было простым и лаконичным.
- Знал я одного картографа, - невпопад заметил Гельмут. - Из благородных был. Еще кота таскал с собой постоянно.
- А нам вы назвались иначе, - незамедлительно вспомнил Мюррей, подозрительно глядя на эльфов.
Файре равнодушно пожала плечами: понятная предосторожность.
- Нам нужно в Штормград. Отчитаться о происшествии и, если понадобится, защитить свои интересы. Мы, видите ли, считаем себя невиновными, но там могут решить иначе. Опасно ли это? Еще бы. Особенно учитывая, кто вы такие. Три золотых каждому, если выйдем сухими из воды, и десять, если там будет горячо. Вдобавок, как говорят гоблины, - возможность дальнейшего сотрудничества.
Штольценфельс чуть расширил глаза, но промолчал.
- Чем дальше от этих джунглей, тем лучше, - воодушевленно ответила теперь уже Фай, - Ну аж за золотой, то вдвойне хорошо.
- Три золотых? Я ваш с потрохами, уважаемая.
- По рукам. Отправляемся?
- Как только отдохнут грифоны. Пока что у нас есть время, чтобы лучше познакомиться.
Взгляд Файре был изучающим. Тем не менее, Фай могла бы поклясться, что синдорейка ее не узнает.
- Этот человек представился лучником. А на что способны вы?
- Хм. Жульничество, карманные кражи, взломы, - синдорей отгибал один пальец за другим, - Актерская игра любой сложности... нет, не думаю, что это вас интересует. Ну, и без клинка не обходится, понятное дело.
Эльф беззаботно повел головой, давая сестре возможность вступить.
- Контрабандизм, аферизм, несколько ловких трюков с клинком и скромная толика гибкой дипломатии, - добавила девушка, стараясь не отвечать "начальнице" взглядом.
- А где ваши вещи? - неожиданно поинтересовался квельдорей, так и не покинувший спины своего грифона. - Инструменты для взлома, реквизит для актерской игры и проведения афер, клинки, опять же... Заодно хотелось бы знать, откуда вы взялись в этой глуши и каким образом намеревались оную глушь покинуть.
Понял, что вопрос к нему не относится. Все его было при нем. Он позволил себе отвлечься и вернулся к своей сумке, в которую бережно сложил плащ.
- Госпожа Альбина! - возопил Мюррей. - Вы же видите, что это за... существа. Настоятельно не рекомендую связываться. За такие деньги можно нанять прекрасного законника, который будет защищать ваши интересы.
Файре резко обернулась, смерила капитана взглядом. Офицер, собиравшийся продолжить речь, замолчал на полуслове.
Девушка похлопала по ножнам, висевшим у нее на поясе. Брат ее располагал походной сумкой, небольшой, но хоть какой-то.
- Как мы здесь оказались? О, это очень увлекательная история. Мы с вами встретились в странный период нашей жизни. Но едва ли вы захотите ее, историю, слушать всю.
- Отчего же. Мне будет крайне любопытно узнать всё об эльфах, с которыми мне предстоит работать и доверять сохранность своей спины.
- Все началось одним солнечным утром, - начала рассказ Фай, - Я и не думала, что моя жизнь переменится так решительно... Как и всегда, я собиралась позавтракать чем-то легким, но мой дражайший братец решил, что было бы неплохо съесть на завтрак... лосося.
Возможно, она даже говорила правду. Но не сильно-то она хотела говорить по делу.
саквояж и пачку документов с "Ведьмы".
- Да пусть рассказывают про лосося, - флегамтично отозвался клирик в ответ на замечание Гельмута. - Чем дольше они будут рассказывать про всё, что не относится к делу, тем у них меньше шансов улететь отсюда.
- Такие дали нами не изведаны, - парировал эльф, прежде чем подхватить историю, - Но тот замечательный день был и впрямь замечателен. Мы, знаете ли, любим потоптать невиданые земли. Вот и тогда находились вдали от большого и суетливого города, в небольшой уютной палатке на берегу речки... Не перебивайте рассказчика, прошу Вас. Сестра упорно не соглашалась пойти на рыбалку, пусть и подошла тогда ее очередь добывать съестное. Впрочем, что с такой возьмешь. И только, значится, я собрал удочку, наживку и прочее нужное, как слышу - кричит кто-то. Недалеко так, шагов в сотне от нас. Мы, разумеется, напугались изрядно...
Файре слушала. Ее лицо было не выразительней морды грифона, которого Мюррей пытался накормить каким-то корнеплодом, выкопанным здесь же, на пляже.
- Альбина, я знаю, как их использовать на благо отряда, - Гельмут тем временем упаковался и готов к отправке. - Надо сдать их в плен врагам. Заболтают до смерти. И планы не выдадут - их просто никто не сможет дослушать до конца.
- Честность перед будущими коллегами честностью, но есть вещи, которые, увы и ах, действительно лучше никому не знать, - девушка развела руками, - По крайней мере не сейчас, когда вы сможете благодаря этому бесценному знанию скормить нас акулам. Вы уж простите, но жить хочется.
- Выбегаем мы с дражайшей и видим - знатный господин лежит прямо поперек брода, стонет, на помощь зовет. Ну, как тут не отзовешься - вы бы видели, как блестели его сапоги. Подбежали, поставили его на ноги. Он за голову хватается, бормочет невнятно, ревет в три ручья. Мы его к себе, отпоили водой, расспросили. Оказалось, ехал он по каким-то невероятно важным делам, как его крылобег вдруг ни с того ни с сего с ума свихнулся - скинул наездника, загорланил и понесся куда глаза глядят. Посол то был какой-то, или еще кто? Сестрица, напомнишь потом. Так он как упал, ногу себе едва не изломал... Уважаемый, я ни разу ни перебивал Вас, ни отзывался о Вас так нелестно! Впрочем, если Вам это не так интересно, мы можем повременить с этим рассказом.
Эльф хмыкнул и дернул головой. Еще и сестренка вмешалась. Никакого раздолья.
- Циля, решай сама, - пожал плечами белобрысый, поднял с земли вещи и двинулся к грифону.
- Кто бы еще припомнил, как мы разорились в этом гоблинском поселении, отыскивая для Вас помощь, - эльф покривил лицом, глядя на скептиков.
- Я бы их с собой не брал, - вынес свой вердикт Геллемар. - Темнят, воду крутят, однако готовы приписать себе море качеств, лишь бы их вывезли отсюда. Причем качеств, для которых требуется изрядная гибкость ума. Присутствуй она, эти двое уже поняли бы, как надо отвечать и что рассказывать, не тратя времени на перечисление наживок для ловли лосося и красоты чужих сапог. Когда перед тобой готовые взлететь грифоны, эта самая гибкость ума должна обостряться в разы. Не обостряется. Увы, не я командир.
Альдо просунул в лямки руки и сумка пристроилась поверх колчана. Он поднял с земли лук и снял тетиву, которую бережно убрал в семочку на поясе. Лук он уложил к стрелам.
как вы здесь оказались и как намеревались выбраться? Также позволю себе заметить, что помощь вы не привели, но за попытку оказать услугу я могу оставить вам лишних грифонов, с тем, чтобы вы распорядились ими по своему усмотрению. Решайте. Если летите с нами, я хочу знать о вас правду. Когда покупаешь кота в мешке, часто приходится выкидывать его. Вместе с мешком. В воду.
Блэквуд с сомнением смотрел на эльфийку. Ему тоже нужно оправдываться? Будем надеяться, что нет. Эх, что-то он непонятливый сегодня.
- Более убедительно нельзя было выразиться. Хм.
Эльф поджал губы и опустил глаза. Заговорила старшая.
- У нас случилась не самая приятная история... с пиратами. С такими, которые без слов могут объяснить, что выкапывая клад на их земле, ты берешь чужое и должен за это заплатить. В общем...
Девушка замялась, кусая губы.
- Этот умник, - девица указала на брата, - Шут знает где раздобыл старую пиратскую карту. Такую, с жирной крастой отметиной. То-то мы тогда порадовались. Все красиво и здорово, мы добрались до бухты, оттуда долетели примерно до того места, где Вы нас и подобрали. Раскопали... нашли здоровенный сундук. Все бы хорошо, но он оказался пустым. Я не знаю, кто мог счесть такую шутку остроумной, но мы остались с носом. И тогда этот дурной и предложил это провернуть...
Девушка помотала головой и уставилась на "дурного". Парень пару раз часто сморгнул и неуверенно начал:
- Мне пришло в голову продать эту карту. Мы вернулись в Бухту, засели в самом типичном трактире. Покупатель очень быстро нашелся... нашлись. Как оказалось, это была немаленькая, добротно вооруженная группировка. Я уж не стал выяснять, чем именно они занимались, Вы и сами можете догадаться. Ну и... Они оказались злее, чем мы думали. Мы, знаете ли, не были готовы смотать удочки отсюда быстрее, чем они могли бы добраться до "клада". Собственно...
- Собственно, мы шустро разжились в Бухте поганым старым оружием, самой дешевой бижутерией, да даже осколками бутылок и вернулись к отмеченному месту. Сундук-то мы там на поверхности и оставили. Наложили всякого "на-первый-взгляд-выглядящего-хоть-чуточку-ценным" барахла. И принялись закапывать.
- И тогда вы нас и обнаружили. Я и запаниковал сперва потому, что подумал, будто эти опасные ребята уже здесь.
Парень меланхолично качал головой, девушка явно нервничала - рука, то и дело, вздрагивала, личико начало краснеть.
- То есть вместе с вами мы получаем себе на плечи "немаленькую, добротно вооруженную группировку", - кивнул Гельмут. - Это похоже на правду, Альбина. По крайней мере, это объясняет, почему они вели себя, кхм, странно.
- Нет-нет! - парень поспешил возразить, - Если бы они заметили нас тут, мы бы с вами не разговаривали сейчас. У них не будет возможности проследить за тем, куда мы отправимся дальше. Ну, если, конечно, тот, кто брал этих грифонов не упомянул о нас. В чем я не сомневаюсь.
- Да, похоже на правду, - подтвердила рыжеволосая. - И совершенно меняет дело. Мы увезем вас отсюда и не станем выдавать никаким группировкам, но оплата...
Файре покачала головой.
- Три золотых. Если окажетесь полезными. Если нет, мы просто расстанемся.
Морв энергично закивал, Фай дрожащей рукой нервно поправила волосы и поспешила подойти к брату, после чего зазвучал ее пару раз дрогнувший голос.
- Выглядит лучше, чем остаться здесь. Мы с вами.
выбирать не приходилось и ей. Банда Соера не спрашивала позволения обменять снайпера на двух сомнительных эльфов, угодивших в передрягу, и молчаливого охотника, по виду слишком уж молодого.
Рассадив отряд по грифонам, синдорейка подняла своего в воздух. Перелет до Штормграда был долгим и изнурительным; кроме остановки в южной части Элвина, где удалось отдохнуть и пополнить припасы, было еще несколько спусков на безымянные поляны.
На третьи сутки показалась человеческая столица. Грифоны пролетели над высокими стенами и черепичными крышами, мимо высокой башни Собора и выженной земли на том месте, где когда-то был знаменитый парк. Целью "Альбины" был порт: там она попыталась выяснить, где искать господина Миро, не слишком привлекая внимание - такие места славились разношерстностью прибывающей и убывающей публики.
Альбине встретился один из портовых рабочих. Весь грязный и мокрый.
- Миро? – переспросил он. – Какой такой Миро? Эй, Самюэль, ты что-либо слыхал о Миро!?
- Нет, - ответил рабочий помоложе. – А чем он занимается-то этот Миро? Это Штормград, рыжуха, огромный город! Здесь таких Миро как нежити в Ледяной короне!
Альдо разглядывал порт. Не так давно, он садился здесь на корабль. Что ж...
- Поесть бы, - озвучил свои мысли лучник.
Гельмут выглядел слегка напряженным с момента предпоследней остановки, но о причинах такого состояния не говорил.
Эльфы торопливо уселись на указанных командиром грифонов. Морв тихонько свистнул сестре, привлекая ее внимание затем лишь, чтобы резко и почти незаметно улыбнуться. Действие взаимности не обрело, однако дела шли, как минимум, не по самому худшему сценарию - их взяли с собой, это главное.
На подлетах к порту Морвиньон весь извертелся, пытаясь в деталях рассмотреть то, что лежало под ним. Девушка тоже была неспокойна, но это было, скорее, навеяно тем, что они сейчас находились в крупном городе Альянса. Будучи синдореями.
Спустившись-таки с грифона, парень с нескрывамым любопытством оглядел окружающую обстановку, в том числе и рабочих. Женщина же была куда серьезнее, чем прежде, в лагере, до появления суровой рыжей "хозяйки". Натянув шляпу ниже некуда, она почти след в след медленно ступала за братом.
Файре попытала удачи с человеком, похожим на чиновника либо адмиралтейского клерка; рано или поздно должен был найтись кто-то, знавший имя адъютанта Ревилисанта.
На один из боевых кораблей грузили пушки. Наблюдала за процессом полная дама в синей форме лейтенант-командора. В это самое время, когда она "проплывала" мимо Цили и её банды, один из рабочих оступился и едва не опрокинул пушку на второго несущего.

- Всякая поебень, - тут же отреагировала Амалия, - да будет мне тут пиздаплюить!? Нихуя!

Одна из портовых шлюх издала громкий смешок, после чего Пушкарка тут же повернула лошадь на звук.

- А ты, пизда ехидная, не улыбайся, - проорала офицерша на весь порт. - Блядь! Щас как поддам под пизду, будешь вон там.

Амалия указала толстым пальцем в сторону моря.

Портовый рабочий, которого видимо звали Самюэлем, подозвал к Альбине одного из клерков Адмиралтейства.

- Да-да? – весьма нехотя и хамовато переспросил клерк, разглядывая банду. - Чего вам?
- Это было... сильно.
Эльф с закрытым ртом усмехнулся, глядя на разворачивавшуюся сценку.
- Все как у людей, ты чего хотел, - тихо отозвалась сестра.
Альдо не удивился. Порт ведь.
Файре и после солнечного удара не стала бы связываться с кем-нибудь вроде той синей дамы, - меньше всего отряду требовалось внимание морских офицеров, и Мюррей был предупрежден о том, что "Альбина" сначала попробует заручиться поддержкой своих добрых знакомых, но появление Пушкарки совершенно выбило капитана из колеи, он запаниковал, бросился...
Синдорейка, мертвея, поняла, что не успевает перехватить идиота.
- Ваше благородие! Виконтесса де Баланжио! Это я, злосчастный Джон Мюррей, с ужасающими новостями: нет больше "Морской ведьмы", все пропало, все золото, все!
- Кто? – Амалия скривила толстенное лицо, останавливая коня. – А! А ты, хуй старый, какого беса мне тут пизду прогуливаешь, блядь!? Где корабль, ебаный!?
- Как неееееееееееееееет!? - вопль Амалии должо быть услышали даже в Луносвете.
Эльф поднес руку ко рту, хмурясь, сестрица пристально наблюдала за выставившим себя в самом жалком свете капитаном.
- Ну куда же так сразу... Ой-й! - от особо громкого крика эльф прикрыл уши руками, - Надеюсь, это только выглядит как провал.
- Твою мать... - только и сказал Гельмут, глядя в спину Мюррею и остро сожалея, что не прибил придурка еще на "Ведьме". - Циля, предлагаю линять. Я знаю город.
- А-атступаем, - шепотом скомандовала Файре, отходя к грифонам.
Мюррей, чуть не плача, бросился в портовую грязь и сбивчиво рассказывал о произошедшем - разумеется, показывая пальцем на трусливых охранников, которые не сладили с бунтующей командой и вошли с ней в сговор, спасая свои шкуры.
- СТРАЖА! - вопль был услышан практически мгновенно, и кешащий стражей порт стал и без того переполненный ребятами в доспехах.
Сама Пушкарка выхватила короткий палаш и подняла его вверх, а затем указала на рыжеволосую эльфийку и её банду.
- Лови, - сама благородная леди уже спускалась с коня. - Лови блядей!
Какая... своеобразная особа.
- Провал? Ну, что же вы. Все прекрасно, - съязвил юноша, как можно быстрее следуя за командиром.
Только заслышав команду, эльф вприпрыжку понесся назад, сестра так уже со всех ног бежала к грифонам.
Непонятно откуда они берутся, однако на призыв Пушкарки ответили не только стражи, но и морские офицеры, которых здесь было не меньше. Кто-то заряжал винтовки, другие выхватили сабли. Третьи начали бить в колокола, призывая воинов на грифонах, которые также не заставили себя ждать. Военная машина Штормграда во всей красе.
Штольценфельс к моменту вопля дамы в мундире уже взбирался в седло. Откуда только и берется сверхчеловеческое проворство... Белобрысый поднял зверя в воздух.
- Уходим над морем, там не подстрелят!
Впрочем, заметив местную "авиацию" взломщик заметно приуныл. От этих не сбежишь...

Альдо, уже устроившийся в седле, последовал примеру блондина и взмыл в воздух.
Блэквуд пробовал стрелять верхом, но у него это получатся в половину хуже, чем стоя на земле, да и стрел было мало, поэтому он отбросил эту идею.
Молнией оседлав статных животинок, эльфы чуть не синхронно взмыли в воздушный океан. Рыжий в момент-другой осмотрелся, в поисках моря, рефлекторно дергая шеей вниз при особо громких звуках выстрелов.
- Туда!! - крикнул он, для наглядности выставляя палец в направлении своего взгляда. Девушка, как ей показалось, для безопасности плотно обняла сильное тело животного, отлынув только после братского вопля, после чего направила грифона в сторону, указанную Морвом.
За парочкой эльфов тут же ринулись трое боевых грифонов с наездниками. Церемониться они не стали. Боевые птицы сильно ранили грифонов в бок. В ход пошли когти, острый клюв.

Амалия в это время хорошо приложилась к капитану. Держа старого Мюррея за волосы она хорошенько мисила его лицо рукоядкой палаша.
- Надо в разные стороны, - крикнул парень, расчитывая, что по одиночке их отловить сложнее. Отсегнул шлем от пояса, а затем надевая его на голову. События разорачивались не самым лучшим образом.
Геллемар улетать не торопился, болтаясь возле Файре как дерьмо в проруби.
Файре как раз торопилась, но зря. Гельмут не ошибся в своих прогнозах. Уставшие после перелета грифоны только чудом могли спастись от воздушной стражи, и чуда не произошло. Через несколько минут все беглецы были возвращены на грешную землю.
Те же, кто не успел взмыть в воздух или были возвращены на землю, были окружены стражей. По виду и настрою ребят было понятно, что в случае какой заварушки пощады ждать не следует.

- Именем Их Королевского Величества Вариана, - громко проговорил один из стражей. Скорее всего – офицер. – Вы арестованы. Немедленно отойдите от птиц и бросьте все ваше оружие на землю. В случае неподчинения вы будете немедленно устранены.

Вместе с бандой Файре изловили десяток портовых проституток. Ведь был приказ ловить блядей.
Гельмут, который и не пытался улететь, видя, что Файре с остальными без шансов, слез с грифона, аккуратно сложил оружие и вещи у своих ног. Дело пахло дрянью и чем дальше, тем мощнее.
Оба эльфа почти с одинаковым испуганным выражением лица пытались совладать с ранеными грифонами. Животные издавали не самые приятные звуки. Неистово дергая поводья, парочка, с грехом пополам, но уселась-таки почти ровно туда же, откуда взлетала. Сойдя (вернее, почти что упав) с транспортных средств, эльфы мигом от них отскочили. Девушка с гневом на лице отстегнула ножны и, помедлив с секунду, уронила их под собой. Морв истерично вертел головой, пытаясь найти хоть какой-то вариант спасения.
Бесцеремнно скинутый с грифона, юноша отодрал свое лицо от мостовой, встал на ноги и отошел от умирающего животного. Он медленно снял сумку и колчан с луком и стрелами, все это он положил себе под ноги.
- Три золотых, я так понимаю, мне не получить, - обреченно вздохнул юноша.
Квельдорей не стал корчить из себя героя. Аккуратно, без резких движений, расстался с винтовкой, передал ближайшему стражнику пояс с ножнами. Паники, вопреки складывающейся ситуации, не было, разум оставался хрустально чистым и до звонкости прозрачным; скорее всего дело было в том, что где-то в Штормвинде обретался отец Дитрих, один раз уже вытащивший ганзу (не банду) из весьма щекотливой ситуации. Геллемар не терял надежды изыскать возможность с ним связаться.
Файре, расставаясь с оружием, тоже выглядела спокойной.
- Господин Корский, ваш выход, - прошипела она в адрес паладина. Доверенное, черт подери, лицо!
К отряду приближалась Амалия, а двое солдат тащили Мюррея, которого теперь было сложно узнать. Старый капитан попрощался с множеством зубов, нос его был сломан, а лицо заплыло гематомами. Амалия также преобразилась – офицерша была испачкана кровью. Её пухлое лицо, искаженное гневом, с дрожащими жирными щеками и нижней челюстью.
Амалия внимательно разглядывала шайку, перечитывая их, как друг изменилась в лице – наткнулась на Корского.

- Ну-ка быстро! – скомандовала она. – В тюремный блок их. И капитанского хуя с ними. И не пиздить их! Не пиздить, бляди хуевые! Они – ценные свидетели, еб вашу мать, сволочи поганые!

К тюрьме ганзу привели довольно быстро. Запястья к тому времени уже ныли от веревок, а кончики пальцев начинали синеть. Всю команду завели глубоко под тюремную крепость и бросили в одну из огромных камер. Камера была полностью пустой. Не было в ней даже намеков на матрасы – лишь голые стены из серого кирпича, который от времени успел стать грязным. Не было и соседей по камере. Однако, соседние камеры кишели заключенными. За ганзой закрыли прочную дверь, предварительно развязав банде руки. Безусловно, перед тем как запереть их, все они были тщательно обысканы, а укрытое изначально оружие – изъято.

Все бумаги у Гельмута, кроме письма, были отобраны лично Амалией. И следует отметить, она была весьма деликатная с блондином на удтвление стражи. Что это? Знак доверия и надежды?

Мюррей даже не пытался встать, он лишь тихо постанывал на холодном полу.
- Спасибо, капитан.
Блэквуд осмотрел помещение и устроился в дальнем правом углу от входа. Его чудесный шлем из вороненой стали забрали. Лук тоже. Эх, попортят ведь.
Эльф, усевшийся в углу и растирающий пальцы на руках, хмыкнул и резко кивнул, соглашаясь с едким замечанием. Во взгляде его появилась явная досада. Да, именно она, в крайней степени.
Девушка, только дверь захлопнулась, осмотрела потолок, стены и подошла к двери. Тонкие пальцы пошли по кромке двери, по часовой стрелке. Себе под нос девушка шептала что-то на талласийской. Судя по тону - что-то неимоверно грубое.
Корский поник, ну не понимал паладин знаков и деликатного обращения. Он лишь сел в один из углов камеры и сжал голову ладонями.

- Я, Алек Тейн, клянусь в вечном служении и верности, - тихо прошептал он. - До последней капли крови. Между двумя ударами сердца: в этом мире и в Обители Света.
- Эй, чмо, - Штольценфельс пнул скулящего Мюррея. - Это была Пушкарка, верно?
упрекать его в идиотизме было совершенно бесполезно. Синдорейка уселась в углу, растирая запястья.
- Она, - всхлипнул капитан. - Ее благородие виконтесса.
- И что нам теперь светит?
- Этому угробищу - скорее всего виселица, - Гельмут сплюнул в сторону капитана. - Стеффилду... не знаю. Но помягче, ввиду отравления и того, что он не начальник. А нам - тоже не знаю. Но вряд ли петля. Не поверите, но с этой коровой в мундире нам повезло.
златокудрой, с зелеными глазами... Не думал, что моя удача большая жирная свинья со сраным ртом.
Бесполезно занятие. Ни одной лазейки. От обиды стукнув по металлу ладонью, девушка отошла к стене и прислонилась к ней спиной, наклонив голову. Брат пронаблюдал, как девушка медленно сползла до сидячего положения и протяжно вздохнул.
- У-ух... Повезло? Ну... пока что мы состоим каждый из одного куска, да, это не может не радовать! - рыжий резко поднялся, все еще массажируя одну руку другой, - Что теперь делать будем? Без отмычки я и пробовать не стану взломать эту железяку, вы уж простите!
Парень нервно затопал ногой. Девушка снова взглянула на дверь и двинула по ней еще сильнее, взгромыхав.
- Уж какая есть, - хмыкнул белобрысый. - Молись на нее, парень. Истово молись.
- Вы, видимо, знаете о ней гораздо больше меня. Что ж, доверюсь вашему мнению... - Парень поерзал на месте и в итоге нашел удобное для себя положение. - Если, они хотели бы нам зла, нас бы рассадили по разным клеткам. Либо наша судьба уже решена. - Блэквуд звучно шмыгнул носом.
Тюрьма была поистине пугающим и давящим местом. Низкий потолок, постоянная сырость и самое главное – это жуткий сладковатый привкус в воздухе. Не сразу члены ганзы смогли вычленить её среди остальных ароматов, еще некоторое время им понадобилось, чтобы идентифицировать его. Такой запах источала лишь гниющая живая плоть.
- А с санитарией тут проблемы, - отметил Гельмут. Блондин ни разу не присел за то время, что ганза пребывала за решеткой. Вышагивал по камере туда-сюда. - Пованивает гнильцой. Кстати, адресуюсь сидячим и лежачим. Лучше встаньте и гуляйте, как я.
- Для чего же? - Альдо в тюрьме бывал лишь раз, но не больше трех дней он там провел. А блондина он послушал и встал на ноги.
- Чтоб не застудить яйца, почки, нервные узлы в заднице и прочую требуху, - пояснил Штольценфельс. - Сырая каменная стена для этого - лучшее средство.
- Хм. - Что-то он об этом не подумал. После слов мужчины, от стены будто бы сильнее стало веять холодом. Блэквуд пересек помещение и подошел к решетке. - Хэй, стража!
На призыв Альдо никто не ответил. Разве что из парочки других камер раздалась брань. Да и та быстро стихла.
Рыжеволосая синдорейка, похоже, смирилась со своим положением. Оставшись без оружия и без доспехов, Файре больше не выглядела грозной, и нанятых в джунглях попутчиков могло здорово обеспокоить то, с каким равнодушием она разглядывала камеру, прохаживаясь из угла в угол.
Кому они, в самом деле, доверились? Этой малорослой, щуплой эльфке с неживыми глазами? Да она не лучше источника запаха знает, как выбираться отсюда!
- Есть хочется, - Альдо стал курсировать от двери до противопложной стены камеры и обратно, туда и обратно, туда и обратно... Он хотел было спросить Морвиньона о его воровских трюках, о его прекрасном навыке взлома замков, но потом пришел к выводу, что даже если они откроют дверь, то шансов сбежать, от этого, не прибавится.
- Знаешь, мистер специалист прав. Тебе лучше встать, - Морв негромко заговорил неясными для предполагаемого большинства звуками. Впрочем, сестра поняла каждое слово. Ясное дело, талассийский язык был у нее в крови.
Сперва Фай просто подняла на брата тяжелый взгляд, ничего хорошего не сулящий.
- Если бы не твоя "гениальность", мы бы не оказались в такой вонючей куче грязи! - эльфийка медленно поднималась, отвечая на том же прекрасном языке, - Давай отправимся за сокровищами! Сокровищ нет, не беда, давай хотя бы продадим карту! - быстрыми и широкими шагами девушка приблизилась к братцу и теперь смотрела ему глаза в глаза. Их носы едва не соприкасались, - Может, теперь ты придумаешь, как мы выберемся из штормградской тюрьмы?!
Девушка выглядела злее стаи голодных диких животных, а парень, соответственно, походил на загнанную в угол аппетитную добычу, отсчитывающую свои последние вздохи.

- Жрать не срать, можно переждать, - блеснул народной мудростью Гельмут. - А вы, ушастые, не психуйте. Как сложится, неизвестно, но здесь мы оказались именно благодаря несдержанности одного пердуна с эполетами.
Кивок в сторону Мюррея не оставил сомнений в адресации комплимента. Затем Гельмут подошел к Файре, склонился к ее уху.
- У меня отобрали все кроме того письма, - еле слышно шепнул блондин. - А Пушкарка - одна из тех, кто подписывал наши рекомендации. Выкрутимся, Циля, вешаться еще рано.

ID: 10645 | Автор: mandarin
Изменено: 1 августа 2012 — 19:20