Золото покойного барона Золото покойного барона: на берегу (11)

Гильдия Ганза
Морвиньон Мэлет
Альдо Блэквуд

Геллемар: А тем временем, на пляже, Геллемар сидел под навесом из палок и пальмовых листьев и, по обыкновению, хмурым выражением лица потряхивал флягой возле уха.
- Как бы у нас питье не кончилось раньше, чем вернется эта ушастая парочка, - озвучил он причину своего беспокойства. - Если она вообще собирается возвращаться.

Гельмут: - Ну воду в джунглях уж как-нибудь да отыщем, - утешил ушастого Гельмут, усаживаясь под тем же навесом. - А вот вернутся ли - это действительно вопрос. Морды у ребят самые что ни на есть продувные.

Геллемар: Морда у эльфа стала ещё кислее; откупорив флягу, он плеснул немного воды в горсть и сунул ладонь заовцованной Файре под нос.
- Напрягает меня это сидение под ёлочкой. Может стоит разработать план действий на случай, если парламентеры не вернутся часика эдак через два? Или я мало им времени на дело выделил?
Гельмут: - Если парламентеры не вернутся, придется уходить самим, - пожал плечами блондин, разворачивая карту. - Мы здесь. В Кофельнагель, если эти двое пропадут, соваться вряд ли стоит. До лагеря Лиги... м-да. С овцой, больным и придурком в качестве обузы - не дойдем. Съедят.

Геллемар: - Мне кажется, тут без вариантов, - буркнул клирик, заглядывая в карту. - Лично я предпочту быть застреленным, нежели чем съеденным.

Алек: Алек, сидевший неподалеку от навеса, не слышал разговор Гельмута и Геллемара. Он уже расслабленно сидел возле деревьев, предаваясь сладким мечтам, как все это закончится и он вернется в Штормград. Кроме того, последствия, как удара, так и укуса почти прошли, и Тейн снова чувствовал себя нормально.

Гельмут: - А кто тебя застрелит? - удивился Гельмут. - Или ты собрался штурмовать Кофенагель в пешем строю "уступом влево"?

Геллемар: - Ну ты же сказал, что нам в этот Клофелин соваться вряд ли стоит. Вот я и рассудил, - раз не стоит, значит застрелят.

Гельмут: - Не, не застрелят, - ухмыльнулся Штольценфельс. - Скорее, продадут. В рабство. Это ж гоблины, они прибыль не упустят.

ДМ: Овца вылакала всю воду и попыталась съесть карту.
- У господина Авериона зеленые глаза, - намекнул Мюррей, который, расположившись под пальмой, пытался расколоть камнем упавший кокосовый орех. Над его головой возмущенно верещала мартышка, претендовавшая на это лакомство. - Если наши новые знакомые не вернутся, он может сам попытать счастья в Кофельнагеле

Геллемар: - Ну да, - фыркнул эльф, нервно дергая левым ухом. - А вы в это время сожрете овцу.

Гельмут: Карта была отобрана, овце выдана предупредительная плюха по наглой морде.
- Сожрать - это вряд ли, - Гельмут упрятал карту за пазуху. - А насчет глаз господина Авериона - мне бы не хотелось рисковать единственным целителем в отряде... Мюррей, а вы хотите стать героем?

ДМ: - В каком смысле, сэр? - подозрительно спросил капитан. - Вы хотите сказать, что придумали, как обратить наше бедственное положение во благо?

Гельмут: - Конечно, - кивнул Штольценфельс, откидываясь назад и с наслаждением выпрямляя ноги. - И если вы готовы к подвигу, то наши шансы значительно возрастают.

Геллемар: - Ты шутишь что ли? - краем рта прошипел клирик, не сводя с Мюррея подозрительного взгляда. - Он же идиот.

Гельмут: - Вот именно, - беззвучно, одними губами ответил Гельмут.

Геллемар: Геллемар только вздохнул и усталым, воспаленным взглядом уставился на овцу.
- Что-то она из кудряшек выбираться не собирается, - сказал внезапно. - Может быть, я тоже идиот, но по-моему полиморф не должен столько времени висеть.

ДМ: Мюррей, совершенно забыв о кокосе, уставился на Гельмута.
- Объяснитесь, сэр, - попросил он. - Разумеется, я на многое готов, лишь бы в Штормграде мягче отнеслись к утрате ценного груза.

Альдо: Когда облако закрыло солнце от путников, из джунглей на песочный берег вышел молодой человек. Немного выше среднего, худощавый, с черными волосами, которые грязными патлами падали на виски и лоб. Белое лицо контрастировала с чернотой волос, голубые глаза устало смотрели из под полуприкрытых век. В левой руке он держал лук, а в правой мертвую птицу с пестрым оперением.
Альдо возвращался к своему костру, когда проходя по знакомуму уже пути услышал человеческую речь. Недолго понаблюдав за неизвестными путниками, он решил выйти к ним. Без одного дня неделя, которую он провел в этих джунглях толкнули его на этот безрассудный поступок, ведь эти 6 человек могли быть кем угодно.
Выйдя из дебрей, он не рискнул подойти к путникам ближе чем на шесть метров он поприветствовал неизвестных:
- Доб... - в горле запершило, ведь он уже давно ни с кем не разговаривал, - Доброго дня, - юноша нервно переступил с ноги на ногу.

Геллемар: Глаза у клирика разом из прищуренных стали круглыми.
- О, - только и сказал эльф, глядя на брюнета с луком. - Случайный прохожий.

Алек: Алек, успевший перейти из состояния медитации в состояние дремы, встрепенулся и вскочил на ноги. Вид человека посреди Тернистой долины привел его в такой шок, что он даже не подумал ничего говорить.

Гельмут: - Доброго дня, сэр, - поздоровался Штольценфельс, положив руку на перевязь с ножами. - Гуляете?

Альдо: - Я не менее удивлен увидеть вас здесь. - Юноша говорил размеренно и устало. Сил у него не осталось даже на то, чтобы тратить их на внешнее проявление удивления.
- Гулять здесь, сомнительное удовольствие, - парень не решился подойти ближе и поэтому стоял как истукан. - Я здесь по делу. А вот что здесь может делать такой, с позволения сказать, отряд я не представляю. Вы заблудились? Или ваш корабль разбился где-то неподалеку?

Геллемар: - Заблудились, - подумав, подтвердил квельдорей, возвращая глазам прежнюю форму. - И очень хотим попасть в Штормград. Не подскажете, как нам лучше это сделать?

Альдо: Пожалуй, ему бы стоило удивиться такому стечению обстоятельств, но он был рад. Путники, которые идут в Штормвинд? Прекрасно, ведь заказчик сейчас уже должен быть там.
- Подскажу. Очень хорошо подскажу. Я могу вывести вас на главную дорогу, по которой очень просто дойти до столицы. - Юноша шмыгнул носом и вытащил стрелу из убитой птицы.

ДМ: - Много ли времени займет у нас этот путь? - как-то вкрадчиво спросил хмурый мужчина в камзоле морского офицера, чья бледность позволяла предположить, что он недавно перенес тяжелую болезнь.
Мюррей дико покосился на Стеффилда, но промолчал.

Альдо: - Минимум день. Если идти напрямик, через джунгли. Можно идти три дня по береговой линии, но так безопаснее. - Парень был честен с путниками. В этих враждебных для людей условиях, лучше не сорится со случайным встречным, а сделать его своим союзником.

Геллемар: Геллемар утратил дар речи.

Гельмут: - Судя по тому, что мы находимся в южной части Тернистой Долины, путь до Штормграда займет у нас пару месяцев, - поднял бровь Гельмут. - Или вы имеете в виду другую столицу, сэр?

Алек: Алек был просто ошарашен. Голова, недавно начавшая работать, снова отключилась.

Альдо: - Ах, вы про весь путь. Я думал, вы про путь до главной дороги. - Блэквуд хотел стукнуть себя по лбу за такую оплошность. Что поделать, голова плохо варит после стольких дней недоедания и физических нагрузок. - Весь путь... Пешком?

ДМ: - Но ведь вы сказали - очень просто дойти до столицы! - напомнил Мюррей. - Дойти!

Альдо: - Верно. Я и не говорю, что идти пешком тяжело.

Геллемар: - Ха-ха, - с каменным лицом произнес квельдорей. - Ну и юмор у вас, сударь. Мы оценили и это нас даже немного развеселило. Позволило ненадолго забыть о горестных мыслях касательно нашего положения, ведь мы на южной оконечности Восточных Королевств, в глуши, кишащей кровожадными зверями и не менее кровожадными троллями. Ах, если бы Штормград был в минимум дне пути отсюда и до него можно было легко прогуляться пешком, с больным человеком в составе группы.. как бы это скрасило наши унылые будни, да?

Альдо: - Два с половиной месяца. Минимум.

ДМ: - Откуда вы сами явились и как намерены возвращаться? - Мюррей хмурился.

Альдо: - Я уже шесть дней в джунглях. Я работаю. Дорогу обратно знаю, если вам все еще интересно, то я готов вам показать.. - Альдо повесил птицу за крюк на поясе и вспомнил кое-что важно. - Только я должен забрать свои вещи, моя стоянка тут неподалеку.

ДМ: - Обратно - это куда? - уточнил бывший капитан.

Альдо: - К Пиратской Бухте, конечно.

Гельмут: - Сэр, покуда вы сбегаете в Бухту за вещами, мы успеем либо перевариться в желудках местного зверья, либо еще что-то в таком роде, - хмыкнул белобрысый. - И это без малейшей гарантии вашего возвращения.

Альдо: - Вы меня не поняли, уважаемый. Бухта - отправная точка до Штормвинда, а вещи мои в двухстах метрах отсюда. - Парень еще раз поразмыслил и решил, что все сказал верно. Вероятно его не поняли.

Гельмут: - Дело в том, сэр, что Бухта в роли отправной точки нам совершенно не подходит, - пояснил Гельмут.

Альдо: Альдо округлил глаза:
- И где вы хотите брать провизию? Или убьете овцу и растянете на весь путь?

Геллемар: - Это командир нашего отряда, - нахмурился клирик, отбирая у овечки рукав куртки. - Мы не можем её убить. Кто тогда нами командовать станет?

ДМ: - Почему не подходит? - возразил Мюррей, благосклонно поглядывавший на юношу, который, оказывается, знал джунгли. - Ведь там мы наверняка найдем какой-нибудь транспорт. Наймем грифонов, например, или отыщем мага.

Гельмут: - Мюррей, вам не следует перенапрягать голову, - поспешил успокоить капитана Гельмут. - Это вредно при подготовке к подвигу.

Альдо терпеливо ждал, пока они решат между собой, куда им точно нужно.

ДМ: Капитан собрался было возразить, но вспомнил, что самолично доверился этому отряду после того, как попал впросак и едва не застрелил союзников. Сердито пожав плечами, он снова занялся своим кокосом. Зато заговорил Стеффилд:
- Все-таки уточните, почему нам нельзя в Бухту. Полагаю, вас не радует встреча с представителями Штормграда? Хотите избежать ее, угадал?

Геллемар: Геллемар задумчиво смотрел в сторону, куда удалилась парочка синдореев. Если Бухта не подходит, то, ясное дело, надо ждать ушастых.
Алек: Алек тоже был слегка в недоумении. Он уже научился доверять суждениям блондина, но почему им нельзя в Бухту в толк взять не мог. Что и озвучил.

Гельмут: - С представителями Картеля, - поправил Штольценфельс. - В Штормграде можно рассчитывать на нормальное расследование. А Картель за утерю корабля просто продаст нас всем скопом в рабство.
Блондин задумчиво посмотрел на овцу.
- Кроме командира. Ее съедят. Хотя... может тоже продадут. В бордель для любителей экзотики.

Альдо: - Пока вы решаете, я вернусь за своими вещами. Никто не возражает?

Алек: - А откуда их нам помнить? – спросил Алек, - сменим личности и все.

Гельмут: - Корский, не прикидывайся паладином, - посоветовал Гельмут. - Это Картель. Они тебя найдут и поимеют, даже если ты трансформируешься в женщину, чернокожую и с большими сиськами.
Еще один задумчивый взгляд.
- Или в овцу.

Алек: - Ой, да ладно. Думаю, уродов этих они еще не нашли. Да они могут и не знать, что корабль утерян. Пока, - слегка смущенно добавил Тейн. Все-таки в гоблинах и всяких темных делах он разбирался хуже, чем в убийствах нечисти.

Геллемар: - Мне кажется, в Картели тоже не паладины сидят, - подал голос клирик. - Фрегат был заминирован, чего мы не знали, команда превосходила нас числом. За что нас должны поиметь, - за то, что мы не усекновители Смертокрыла и не расправились с пиратами одной левой, с учетом отравленных и раненых в составе нашей группы? Ерунда какая-то.

ДМ: Стеффилд кивнул, признавая правоту Гельмута.
- И вы правы, Аверион, - сказал он. - Но гоблины думают не о справедливости, а о собственной выгоде. Нас просто используют, чтобы как-то покрыть ущерб.
- Свет помилуй, - пробормотал бывший капитан. - В рабство к гоблинам!.. Нет уж, лучше предстать перед судом.
Вышедшему из джунглей парню никто не возражал.

Гельмут: - За то, что раз Картель поставлял команду, значит ему придется выплачивать неустойку, - пожал плечами Гельмут. - А мы - те самые свидетели, которые не дадут свалить проблемы на морского змия или еще какую херь. Как говорится "от неизбежных на море происшествий".

Альдо: Блэквуд не услышав возражений, снова скрылся в джунглях.

Алек: - А если мы договоримся и как свидетели свалим все на морскую хрень? – в последней надежде на подобие удобства спросил Алек.

Геллемар: - А если нас спросят, как мы выжили после морской хрени?

Алек: - А если скажем, что Свет защитил нас? - уже совсем отчаявшись найти аргументы, ответил Тейн.

Гельмут: - Угу. Карманный Наару в саквояжике.

Алек: - А почему нет, то?

Геллемар: - Ну, не знаю... - Клирик, сбив треуголку на лоб, почесал в затылке. - Даже если мы придумаем убедительную официальную версию морской хрени, то нам все равно надо будет выловить какое-нибудь особо представительное гобло и предупредить насчет того, что в действительности случилось с "Ведьмой". Пусть ловят тайком, как хотят, для сохранения лица, что поймают, - все их будет. А то как-то неудобно выйдет, если пропавший корабль внезапно засветится в каком-нибудь мокром деле.

ДМ: - Это непременно случится, - убежденно кивнул Мюррей. - "Ведьма" - прекрасное быстрое судно, и его легко усилить пушками, что захватчики и сделают, если провидение не отправит их на дно за все грехи.

Геллемар: - Просто нам это дело с Картелем в любом случае надо замять, - добавил эльф после паузы. - Бухта, - довольно крупный морской порт. Если нам туда вход станет закрыт, мы сильно потеряем в мобильности.

Алек: - Да плевать, как оно там неудобно выйдет, - поморщился Алек, - выйдет их найдут и отправят в пустоту, куда им всем и место. А мы будем в Штормграде. Вот и вся логика.

Геллемар: - Это тебе плевать, паладин. Ты в Штормград приедешь и сядешь на задницу ровно, а нам работать дальше как-то надо будет.

Алек: - И вы прям будете только с Бухтой и Картелью работать? Или они вас прям запомнили? Родной ты им что ли? Единственный высший эльф в Азероте? – Алек явно не хотел тащиться пешком до ближайшего аванпоста Альянса.

Альдо: Парень вернулся к лагерю неизвестных путешественников. Голову его покрывал полушлем из вороненой стали, а на плечах простой плащ с подклакдкой из беличьей шерсти. За спинойу него висел колчан с небольшим колчиством стрел, там же находился и лук со спушенной тетивой. В этот раз он зашел непосредственно в лагерь.
- Я готов.

Гельмут: - Корский, заткнись, - ровным голосом посоветовал Штольценфельс. - Ты ни хрена не знаешь о вещах, о которых говоришь.
Блондин перевел взгляд на подошедшего охотника.
- Прекрасно, сэр. Но двигаться в путь пока что рано. Так что можете пока отдохнуть в нашем тенечке.

Альдо: Альдо пристроился неподалёку от человека, которого называли Корским. Он отстегнул шлем и снял его.
- Может костер развести?

ДМ: Мюррей посмотрел на вороненый шлем. На плащ с меховой подбивкой. Поморгал.
- Не жарко, молодой человек?.. Солнце голову не печет? Ах, еще и костер! Вы, должно быть, продрогли.

Геллемар: - Точно, - поддакнул клирик, - костер необходим. Не приведи Свет, замерзнем.

Альдо: - Я думал, птицу приготовить, - снял с пояса ощипанную тушку. Альдо пропустил мимо ушей замечания про плащ и шлем. Плащ не дает промокнуть хотя бы. Но сейчас, дождя не предвиделось. Неужели. Впервые за последние пять дней.

ДМ: - Птицу, - смягчился Мюррей. - Это другое дело. Я бы не отказался. А вы, я смотрю, широкой души человек, раз соглашаетесь помогать незнакомым.
- Скорее всего, - скептически заметил Стеффилд, - этот человек потребует денег за услуги проводника.

Гельмут: - Дармовой закуски не бывает, господа, - отметил Гельмут, поглядывая в сторону севера.

Геллемар: - А дым от костра нас не демаскирует? - поинтересовался эльф, глядя в ту же сторону.

ДМ: Мартышка, все это время ругавшая Мюррея с пальмы, заткнулась. Шелест листьев над головой отметил ее поспешный путь в джунгли.

Альдо: Альдо прошелся по берегу и собрал различных веток и досок. Для небольшого костерка хватит. Вернувшись он не меньше десяти минут провозился с мокрым деревом, после чего пошел к границе джунглей и отыскал сухой травы и веток. Разведя в конце концов костерок, он принялся потрошить тушку некогда пестрой птицы.
- Места гиблые. Одному возвращаться не очень-то сподручно. А тут такой шанс, - не отрываясь от дела заметил Блэквуд. - Демаскирует? Да ведь в этих местах никто бродит. Кроме хищников. Тролли тоже редко заходят. Но заходят.

ДМ: - Ошибаетесь, - пробурчал Мюррей. - Мы в непосредственной близости от Кофельнагеля, нового поселения Орды на этом побережье.

Геллемар: Резко стихшая обезьянья ругань заставила квельдорея привстать и выглянуть из-под навеса; осмотревшись, Геллемар хмыкнул и, вернувшись обратно в тень, переложил ружье себе на колени. Разумеется, у макаки могли случиться неотложные дела, но мало ли...

Альдо: - Вы так громко разговариваете, что вас уже давно могли обнаружить. Не убили еще? Убьют позже. Или не убьют. Тут, как повезет. - Альдо закончил вытаскивать потроха птицы и насадил её на толстую палку, держа ту над разгоревшимся уже костром.

Гельмут: - Как вы еще только живы, если рассчитываете на везение, сэр, - сквозь зубы произнес Штольценфельс, изо всех сил напрягая слух - Кстати, кого боятся обезьяны, кроме змей, леопардов и разумных?

Альдо: - Удача - основополагающий фактор в нашей жизни.

Алек: - И вы реально еще живы? - искренне удивился Тейн, повторив за Геллемаром.

Альдо: - Как видите, - он перевернул птицу.

Геллемар: - Правда? - рассеянно удивился клирик, слушавший человека вполуха. - А я-то, наивный, считал, что в основе всего лежит способность анализировать происходящее и просчитывать последствия своих действий.

Алек: - А я всегда уповал на ноги и меч. Видимо ошибался, - усмехнулся Алек.

Альдо: - Я сказал "основополагающий". Но не единственный.

ДМ: Овца забеспокоилась: натянула ремень, который удерживал ее возле пальмы, взрыла песок копытами и заблеяла, мешая прислушиваться к звукам джунглей. Но перед этим Геллемар и Гельмут услышали шорох.
- Боится, что она будет следующей, - криво улыбнулся Мюррей. - Молодой человек, вы правда не видите разницы между голосами, которые шум моря и крики попугаев надежно заглушают, и дымом костра, который можно разглядеть издалека? Признаться, господа, у меня мурашки по коже от мысли, что такой фаталист будет нашим проводником.

Альдо: - Посмотрите на этот костер, - указал на небольшую горстку тлеющих углей, которые давали достаточный жар, но огня было не очень много, - вы действительно считаете, что его дым способен кого-то привлечь?

Геллемар: - Помолчите, - клирик снова выбрался из-под навеса, стараясь производить как можно меньше шума. Приглушенно рыкнул на овцу, особо не надеясь на то, что кучеряшка заткнется, снял ружье с предохранителя и уставился туда, откуда, как ему казалось, донесся явный и весьма подозрительный шорох. - К нам, кажется, кто-то ползет.

Гельмут: Штольценфельс мысленно обматерил часового, Мюррея, охотника-ловца удачи, кивнул Геллемару, указывая на позицию в стороне от костра, и сам расположился симметрично, с другой стороны, напрягая все чувства в сторону джунглей.

Алек: Алек обнажил клинок и застыл в позе максимально удобной для быстрого броска. Прищурившись, он медленно начал осматривать окрестности и «лагеря».

Альдо: Альдо заметил, что все вокруг готовятся встретить неизвестного. Он воткнул палку в песок, и достал из колчана лук и стрелу. Он не спеша натянул тетиву и положил лук рядом с собой на песок, а затем вернулся к готовке.

ДМ: - Но я же сам видел, как вы собирали влажное дерево и сухую траву! - Мюррей заморгал. - А что случилось? Куда вы все...
Ответ на его вопрос показался из зарослей: это было огромное, похожее на кроколиска-переростка существо с чешуйчатой головой. От его оскаленной пасти веерами расходились расправленные перепонки, а глаза были странными, светящимися, - ничего общего с тем, что обычно бывает у рептилий. Быстро перебирая мощными лапами, ящер рванул к привязанной овце.

Альдо: Альдо бросил палку с птицей прямо в угли и приготовился к стрельбе. Он ждал пока чудище подойдет ближе и планировал пустить ему стрелу в пасть. Таких громадин, он еще не встречал.

Геллемар: Вот тут и пришел конец всяким мыслям о демаскировке. Потому что клирик начал стрелять, целясь в голову образины, - понятное дело, что выстрелы по корпусу такой махины не произвели бы должного и быстрого эффекта.

Алек ринулся было к ящеру, но явно переоценил свое состояние. Вместо героического прыжка, вышло так, что его ноги запутались и паладин рухнул на землю.

Гельмут отреагировал согласно армейскому уставу, который гласит: первым делом - спасай командира, даже если он - овца. Так что прежде всего блондин метнулся к пальме, возле которой обретается жертва полиморфа и уже там готовит встречу с ятаганом наперевес.

ДМ: Василиск нападал стремительно. Одна пуля Геллемара пробила перепонку рядом с его мордой, вторая отскочила от гребня, поднимавшегося надо лбом ящера, - голова чудовища оказалась прочнее, чем некоторые латы. Альдо выстрелил, но в пасть, как планировал, не попал, и стрела отскочила от темно-зеленой брони. Зато повезло Гельмуту: его удар попал в уязвимое место - по светящемуся глазу, и василиск, оглушительно взревев, остановился. Единственный оставшийся глаз вперился в человека с ятаганом.

Геллемар: Клирик незамедлительно воспользовался моментом, благо, что зверюга стояла неподвижно. Прибрежные воды снова огласили звуки выстрелов.

Альдо: Блэквуд положил на тетиву стрелу с шиловидным наконечником и выпустил её, целя в крупную ноздрю чудища.

Штольценфельс, уже взметнув клинок в замахе, внезапно обмяк и опустился на землю прямо перед носом твари.

Алек, наконец успевший подняться, незамедлительно, и не особо думая, кинулся на тварь с мечом, занеся его для удара.

ДМ: И снова василиск уцелел под выстрелами: все происходило слишком быстро, и даже пуля Мартина не отыскала в его броне уязвимое место. Теперь Гельмут был ближе к ящеру, чем перепуганная овца. Ухватив взломщика, как детскую игрушку, василиск быстро пополз обратно. Ему надо было кормить самку, сидящую на яйцах.
Удар Тейна только высек искры из панциря, в который вросли мелкие кристаллы.

ID: 10622 | Автор: mandarin
Изменено: 1 августа 2012 — 19:20