Основание Рыцарского Ордена Мстителей 2. Души во льдах

Каллен Мигель де Эскорпион
Себастьян Август Тор
Фабий Байл
Гильдия Bellatores Vindices

В темноте разум беспомощен, а логика всего лишь призрак. С. Кинг
-----------------------------------
...Он проснулся ночью. Окно было замазано белой краской, покосившиеся ставни висели на честном слове, но Каллен мог с уверенностью сказать, что наступила ночь — было в нем какое-то особое чувство времени, которое развилось в нем благодаря долгим скитаниям по северному краю Азерота. Когда весь день над тобою нависают темные тучи, сквозь которые не видно солнца и начинаешь всерьез верить, что его не существует, что оно тебе приснилось — трудно отличить ночь от дня. Паладин приспособился. В этом был его дар, его главный талант — он приспособился и выжил.

Сев на узкой продавленной кровати, он потер виски. Чувствовал он себя уже намного лучше, после горячей еды и крепкого, здорового сна, коего не видел со времен своего изгнания из Оплота Рыцарей. Более того, его переполняла необъяснимая энергия, волнение, толкающее его вперед, прочь отсюда.

Каллен встал с кровати и обнаружил свою одежду, доспехи и оружие у дальней стены — они были почищены, насколько позволяла въевшаяся в них грязь и кровь, а меч — наточен.

Себастьяна нигде не было видно, как и его молота, доспехов... Интересно, куда паладин мог уйти поздней ночью? Никакой записки или чего-то, что могло бы объяснить пропажу спасителя Каллена, обнаружить не удалось.

Что ж, это не слишком удивило Каллена. В конце концов, Себастьян уже и так много сделал для него, и ничего не заставляло его оставаться рядом с незнакомым пареньком дольше, чем это было нужно. И то, что он ушел, не попрощавшись, нисколько не задело Каллена. Сам он на месте Тора поступил бы также. Проклятие, сам он, возможно, даже не стал бы спасать незнакомца, рискуя собственной жизнью...

Он помотал головой. Нет, нельзя. Нельзя думать только о себе. И хотя выживать в одиночку с каждым днем становилось все труднее, это не оправдание того, чтобы начинать забывать о своем долге. Свет подал ему знак, а это значит, что он не забыл о Каллене. О своем верном одиноком воине, который за последние несколько лет не сделал ничего, чтобы помочь этому миру. И это злило его еще больше.

Облачившись в доспехи и взяв оружие, а также свою котомку со скудными припасами, паладин спустился по лестнице и направился к двери. Никого видно не было, снаружи царила полночь — зимняя полночь, тихая, пустынная, с огромной, словно белый шар, луной.

— И далеко ты собрался, Каллен? — тихий голос прозвучал, словно гром, в тишине пустой таверны. Себастьян сидел в дальнем углу и задумчиво смотрел в спину юному мстителю, тихонько барабаня пальцами по столу. Рядом с паладином лежал его молот, который не светился ярким золотистым сиянием, но любой понимал, что если его хозяин увидит Зло, то молот вспыхнет словно факел, разгоняя любую тьму.

— Мне пора в дорогу, — Каллен не показал удивления, хотя он и сам не мог понять, как не заметил огромной фигуры Себастьяна в пустом зале. Повернувшись у открытой двери, он взглянул на своего спасителя. Фигура паладина на фоне темного дверного проема выглядела, словно окутанная тонкой призрачной дымкой сияния. Меховой плащ, который он набросил на плечи, слегка портил эту картину, но он был необходим, чтобы снова не замерзнуть в снегах.

— Ты пойдешь со мной? — выдержав долгую, томительную паузу, спросил парень, прикрыв глаза и вдыхая морозный ночной воздух. Где-то вдалеке послышался волчий вой. Да, здесь все еще была жизнь... и была смерть. Как ночь и день, как море и суша, неразлучные и прекрасные в своем первозданном величии.

— Куда? Мстить? — лицо лордеронца не менялось, оно оставалось таким же отрешенным от всего, что находилось рядом с Себастьяном, но вот его глаза были живыми, в них полыхал огонь, всегда, не потухая ни на минуту.

Парень не ответил — он перевел взгляд туда, на дорогу, которая звала его. Звала отчаянно, с каждой минутой все громче, и этому зову невозможно было противиться. Он улыбнулся, сморгнув упавшую на ресницы снежинку. Когда он успел полюбить этот край? Когда? Каллен всегда думал, что ненавидит одиночество, ненавидит вечные и долгие часы скитаний, когда вокруг него не было ничего, кроме редких птиц и голодного волчьего воя. Но он успел полюбить даже их. Ведь именно благодаря им он нашел наконец то, что искал.

— Жить, Себастьян, — прошептал паладин, прикасаясь латной печаткой ко лбу. Он благодарил Свет за то, что открыл его глаза, три года затянутые пеленой неуверенности и сомнений.

Но их больше не было. Теперь Каллен знал, что должен делать.

Паладин недолго раздумывал над словами юноши:

— Я пойду с тобой, Каллен, — он медленно поднялся из-за стола и закинул молот на плечо, становясь похожим на какую-то старинную Лордеронскую статую. Но статуи не двигаются, а он двинулся к выходу из таверны, довольно быстро, несмотря на свои тяжелые доспехи.

— Спасибо, Себастьян, — так же тихо улыбнулся молодой паладин, когда тот приблизился к нему и остановился у порога. Протянув руку, парень посмотрел ему в лицо. Словно спрашивал что-то, что не мог выразить словами. И его протянутая рука в потертых доспехах выглядела неожиданно маленькой и слабой.

— Не за что, — негромко отозвался рыцарь, замирая возле своего нового друга. Его рука казалось такой большой, с твердыми мозолями, грубая... Он сжал руку юноши:
— Свет сохранит нас.

Они молча вышли в ночь. Дверь захлопнулась за двумя такими разными, но одновременно похожими, как две половины одного целого, паладинами. Порог таверны заметало снегом, и скоро даже следы двух людей, ушедших в сторону леса, пропали под белым покрывалом.

Лошадь они нашли быстро. Она паслась на небольшой лесной прогалине, где нашла укрытие от ветра, нежити и холода. Высокие сосны прятали ее от посторонних глаз, но Каллен тихо свистнул, и вскоре за деревьями показалась высокая, худая лошадь, чья белая попона потемнела и промокла.

— Вот и ты, — проговорил паладин, ласково проводя рукой по шее своего скакуна, верно сопровождавшего его в дни странствий. — Ты тоже не забыл меня.

— Бедное животное натерпелось за это время, — Себастьян вел под уздцы своего верного скакуна, — Нужно найти место, где можно развести костер и накормить его, а то долго не протянет.

— У меня нет мешков с овсом за спиной, как ты мог заметить, — грустно проговорил Каллен, поправляя узду и проверяя лошадь, не травмирована ли она. Но на первый взгляд все было в порядке, если не считать худобы. Впрочем, хозяину ее повезло не больше. — Падет скоро на подножном корму. Но у меня нет ни денег, ни возможности купить что-то другое.

Лес вокруг был реденьким, маленьким, больше похожим на рощу, но ветра здесь не было, поэтому можно было бы остановиться и здесь.

— Что бы ты делал без меня, м? — паладин похлопал свою лошадь по большой сумке, что висела на ее боку, — Я взял небольшой запас всего необходимого на дорогу, так что сейчас нам нужно найти сухое место, где мы разведем костер, и ты расскажешь мне обо всем, — Себастьян слабо улыбнулся, взглянув на Каллена.

— А ты уверен, что хочешь это услышать? — мрачно произнес паладин, расчищая место на небольшой прогалине, где трава была начисто поедена лошадью. Вздохнув, он потер лоб. — Похоже, без этого не обойтись. Ну что ж, тогда займись лошадьми, а я пойду, поищу сухие дрова и хворост.

Ссутулившись, он отошел подальше в лес, но его светлые доспехи еще долго виднелись среди деревьев, как огонек в темноте. Днем, на снегу, они были хорошей маскировкой, но только не сейчас. Голодный волчий вой снова врезался в тишину, заставляя лошадей вздрогнуть и нервно прижать уши к голове.

— Уверен-уверен, всегда было интересно, чего ради молодые парни суются в трижды проклятый Нордскол, — хмыкнул рыцарь. Он наскоро расседлал лошадей и принялся их кормить. Его собственный конь ел медленно, тщательно все пережевывая, словно находился в конюшнях Штормграда, а не в заснеженной пустыне, а вот лошадь Каллена ела очень быстро, подергивая ушами и хвостом, особенно когда слышала волчий вой, но присутствие паладина успокаивало не только людей, но и животных, поэтому она не собиралась куда-то убегать.

Каллена долго не было — слышался иногда лишь отдаленный хруст веток, когда парень продирался сквозь заросли кустарника, который в этих местах представлял собой лишь ветки и шипы. Через час он все-таки вернулся, неся не слишком большую охапку хвороста и вязанку дров, которых едва ли хватило бы на всю ночь. Но это было лучшее, что можно найти в редколесье в такой снегопад.

Себастьян взял хворост и дрова у Каллена, после чего сложил их на земле. Достав из седельной сумки огниво, он быстро выбил искру и развел небольшой костер, который должен был согревать путников:

— Теперь можешь рассказывать свою историю, — Тор присел рядом с костром и посмотрел на Каллена.

Каллен долго молчал, прежде чем начать свой рассказ. Слишком долго — можно было бы подумать, что он задремал, но нет, его серо-голубые глаза неотрывно смотрели в огонь, а вой становился все ближе, но хищники не рисковали приблизиться к двум мужчинам, вооруженным сталью и огнем. Звери лишь кружили вокруг них, надеясь, что они заснут, и тогда можно будет полакомиться их лошадьми.

Вот только этой ночью вряд ли кто-то из этих двоих будет спать.

— Это долгая история, — повторил паладин, и его губы тронула едва заметная улыбка. — Но интересная. Ручаюсь, что скучать не придется.

И он начал свой рассказ. Паладин не солгал — история и правда была необычной, где-то — даже невероятной, но ему не было резона что-то придумывать. Реальность оказалась куда страшнее и фантасмагоричнее сказок. И когда он закончил, среди деревьев уже можно было разглядеть розоватый отсвет солнца на снегу. Рассвет должен был придти через полчаса или чуть больше, снова выгоняя в путь двух воинов Света.

— Всякое испытание послано нам Светом, — Себастьян выбил табак из трубки, которую закурил, пока слушал рассказ Каллена. Он слушал внимательно, не перебивая и не останавливая своего собеседника, а пламя в его глазах то утихало, то разгоралось вновь.

— Наша задача — достойно пройти эти испытания, и тогда Свет позаботится о нас, сохранит и спасет наши души, — он поднялся и принялся привязывать сумку к своему коню, — Главное, не пасть духом...

— Ты прав, друг мой, — кивнул Каллен, забираясь одним прыжком на свою лошадь. Та была сытой и отдохнувшей, и с готовностью направилась к дороге. — Но оставим прошлое прошлому. Нас ждут великие дела, Себастьян... да, я знаю это. Чувствую.

— Артаса тоже ждали великие дела, не забывай об этом, — лордеронец уже сидел в седле, ласково поглаживая коня по голове, — Не теряй голову ни от чего, что увидишь или почувствуешь, Каллен, — он направился вслед за юным паладином, изредка оглядываясь назад.

Вскоре лес остался позади, и двое снова погрузились в бесконечную белую круговерть. На рассвете снегопад прекратился, и солнце вышло из-за горизонта, освещая ровную, гладкую равнину. Белизна слепила глаза, а отраженный в ней свет казался разбитым на мириады маленьких солнц. Каллен прищурился, стараясь разглядеть в этом калейдоскопе розово-белого сияния хоть что-то, но дорогу ночью замело, и приходилось идти наугад.

— И куда ты теперь направишься? Будешь бродить по Нордсколу и искать остатки Плети? — Себастьян упорно не желал расставаться со своим вселенским спокойствием.

— Нет... Вообще-то я подумывал вернуться. Ну, ты знаешь... на материк. Домой.

Голос Каллена звучал чуть приглушенно из-за того, что он надвинул на лицо капюшон и меховой воротник. Его гнедая лошадь шла медленно, не спеша, осторожно ступая по толще снега, наметенной за ночь. Она привыкла к таким вот неспешным походам, и паладин давно уже научился доверять инстинкту своего коня. Обычно он безошибочно находил либо дорогу, либо...

Нет, об этом думать не хотелось. Дорога — это было бы куда лучше.

— Разве тебя не казнят, как сына изменника? — Себастьян хрустнул шеей, продолжая неспешно ехать за Калленом. Сейчас его голову покрывал теплый капюшон, под который почти не попадал ветер, поэтому паладин не особо беспокоился из-за погоды.

— Конечно, казнят. Но я не собираюсь возвращаться в Штормград... и даже в Элвинн. Нет, я думал о другом. О тех местах, где воля короля и даже Авангарда еще слаба. Мы могли бы там... я мог бы пригодиться.

Лошадь его внезапно остановилась, как вкопанная, и запрядала ушами. Каллен похлопал ее по шее, пытаясь успокоить, но тщетно — она попятилась назад, храпя и взрывая снег копытом.

— Вряд ли в таких местах кому-то нужна помощь, — Себастьян подъехал ближе к юноше, — В тех местах живут сильные люди или не живет никто... Не знаю... — он задумчиво посмотрел на Каллена и замолчал, прислушиваясь к вою ветра.

— А здесь разве мы кому-то нужны? Ты ведь знаешь, Авангард никогда не примет мою помощь, — отрывисто произнес паладин, сдвинув брови в выражении глубочайшего огорчения. — Но там, в Азероте, есть места, куда Авангард еще не дотянулся. И там тоже живут люди, которым нужна защита и благословение Света, нужны те, кто будет для них просвещением и щитом... Такие, как мы.

Лошадь вдруг взвилась на дыбы, и Каллен с огромным трудом удержался в седле.
— Да что же это?!

— А может, ты принесешь больше пользы, если не будешь защищать кого-то мечом? Многим людям нужны не защитники, а помощники, кузнецы, фермеры, шахтеры и остальные...

Себастьян опять оборвал себя на полуслове и потянулся к рукояти молота:

— Не нравится мне это, Каллен... лошади просто так не сходят с ума, — он наклонился к уху своего коня и что-то ласково прошептал ему, успокаивая взволнованного скакуна.

Каллен только сейчас понял, куда они пришли. На то самое место, где Себастьян спас его от смерти — от холода или от когтей нежити, было уже неважно. Но такие совпадения никогда не бывали случайными.

Правда, место это теперь выглядело иначе. Паладин взглянул вперед, туда, где он лежал, думая о том, сколько ему еще осталось, и резкая боль вдруг пронзила его голову, переползая, словно слизень, на раненную щеку. Он дернулся и вскрикнул, пошатнувшись в седле, и в глазах на мгновение потемнело.

На том самом месте, где лежал он вчера, расплывалось огромное, черное, дымящееся пятно.

— Все еще думаешь, что этому миру нужно больше шахтеров? — мрачно пошутил парень, вытирая выступившую на лбу испарину.

— Здесь защитой занимается Черный клинок и Авангард, одиночки тут выживают редко, — хмыкнул Себастьян. Паладин не хмурился, но его взгляд стал цепким, он оглядывал окрестности куда внимательнее, чем раньше, готовый в любой момент обрушить весь гнев Света на своих врагов.

— Но все же выживают, — ответил ему его напарник, пытаясь придти в себя. — Возможно, лишь избранные... те, кто отмечен Светом.

Что это было? Каллен задавался этим вопросом, но за все время своих путешествий по Нордсколу он видел подобное впервые. И впервые его так сильно угнетало чувство чего-то давящего, словно его голову сдавило невидимым обручем. Странно, но Себастьян, судя по всему, ничего подобного не ощущал.

— Тебе не кажется, что тут как-то... душно? — спросил паладин, и его слова прозвучали довольно глупо — все же они находились посреди равнины, и воздуха тут было хоть отбавляй.

— Выживают умные и осторожные, — паладин чуть улыбнулся, — Нужно уходить, место тут не доброе.

Он тронул поводья своего коня, все еще держа одну руку на рукояти молота, пристально оглядываясь по сторонам:

— И пользы от них, как правило, было бы больше в другом месте, Каллен, подумай об этом.

— Не думаю, что я не на своем месте, — заявил парень, двинувшись вслед за лошадью Себастьяна. — В Штормграде меня постоянно преследовало это чувство, а теперь... — он не договорил. Под копытами лошади что-то хрустнуло, и с каждым новым шагом хрустело все громче, оставляя легкое эхо.

— Как знаешь, — едва пожал плечами Себастьян. Он замолчал, не желая больше говорить на эту тему. Может, его удивляло такое равнодушное отношение Каллена к его Родине? Может быть...

— Давай пойдем быстрее. Не хочу больше здесь оставаться, — тихо сказал паладин, чуть пришпоривая лошадь. Странный хруст под копытами стал еще отчетливее. Внезапно лошадь споткнулась обо что-то, рванула назад, и Каллен увидел вывороченный из снега, обмерзший, покрытый заледеневшими остатками плоти и одежды скелет.

Себастьян ничего не сказал, когда из-под толщи снега возник скелет. Он просто поехал дальше, тихо бормоча что-то себе под нос, до ушей Каллена донеслось только "Свет..."

— О, Свет... Что здесь произошло? — прошептал Каллен, остановив разнервничавшегося коня и свесившись с седла. До него только сейчас дошло, что именно так громко и звучно хрустело под подковами лошадей. — Это... это эмблемы Авангарда, — он приблизил обрывок гербовой накидки к глазам и побледнел. — Себастьян...

— Будем надеяться, что их души сейчас находятся в царстве Света и их ничто не тревожит, — все так же спокойно ответил рыцарь, — Поедем, если здесь не уцелел Авангард, то и нам задерживаться не стоит.

— Как ты можешь быть так спокоен?! — не выдержал Каллен, и его крик пронзил окружавшую паладинов тишину. Одновременно с этим новая вспышка боли почти ослепила молодого паладина, и он затряс головой. Словно что-то вползало в разум, усыпляло его, оскверняло... И сопротивляться этому влиянию было почти невозможно.
Его крик заглушил ровный тихий треск, разнесшийся по равнине.

— Потому что нервничать нельзя, иначе последуешь за ними, а я еще планирую увидеть голову Сильваны на шесте, — Себастьян нахмурился, — Тише... кажется, мы тут не одни...

Не успел затихнуть голос Тора, как задняя часть лошади Каллена начала куда-то проваливаться. Юноша замолчал, не понимая, что происходит, и пришпорил коня, но через секунду и передние ноги гнедого ушли в землю.

— Себастьян, беги! — только и успел выкрикнуть Эскорпион, как земля будто бы разверзлась под ним. Лед треснул, а внизу была пустота.

Но паладин был не робкого десятка, и бросать своих не привык. Он развернул коня и осторожно двинулся в сторону Каллена, протягивая ему свой молот:
— Хватайся!

ID: 10565 | Автор: WerewolfCarrie
Изменено: 25 июля 2012 — 20:18

Комментарии (4)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
25 июля 2012 — 9:43 Amarillis

Восхитительный лог.

25 июля 2012 — 16:39 WerewolfCarrie

Спасибо. Очень стараемся)

25 июля 2012 — 10:08 Ferrian

В сюжеты бы это объединить - иначе уже по второму кругу идут одиночные логи под номерами "1" и "2", которые можно перепутать друг с другом.

25 июля 2012 — 16:39 WerewolfCarrie

А это мысль. Вот только единого плана сюжета пока нет. Так, отдельные приключения с вербовкой новых членов отряда.