Золото покойного барона Золото покойного барона: высадка на берег (9)

Гильдия Ганза

ДМ: Синдорейку, спустившуюся на нижнюю палубу, запросто можно было спутать с привидением: и поблекшее лицо, и тусклые глаза говорили о сильном упадке сил, хотя движения Файре не были замедленными или вялыми - скорее, наоборот, в них появилась резкость.
Как у наркомана, торопящегося раздобыть дозу.
Медленно оживавший Колодец, может быть, и облегчал страдания квельдорейских аскетов, но бывшая леди-рыцарь не привыкла ограничивать свою жажду магии.
- Уже собрались? - нетерпеливо осведомилась Файре. - Пора.

Луиза наведалась к Шутнику, через несколько минут выглянула и сообщила, что штурману действительно лучше, и "маста-лекарь" свою часть уговора выполнил. На "Морской ведьме" было две шлюпки, и обе спустили, собираясь запастись на берегу свежей провизией. Наемникам предложили занять места в той, где на руле сидел Сверчок Диас - тот самый худощавый брюнет, кузен которого утонул вместе с фрегатом.

Геллемар: Геллемар выглядел не лучше Файре, - с тем отличием, что в его взгляде не было откровенных намеков на потребность "срочно ширнуться". Он привык терпеть; ввиду особенностей климата, эльф попросил у команды "Ведьмы" какую-нибудь ненужную шляпу и на момент отплытия его голову украшала потертая кожаная треуголка.

Гельмут: Гельмут тем временем по совету Луизы выпросил у боцмана кусок парусины, а навьючил его на спину и, стоя у борта, ждет команды на погрузку.

ДМ: Небо все еще затягивали облака, и вода за бортом казалась темной и непроглядной. Садясь в шлюпку, Файре судорожно стискивала пальцами канаты: снять доспех она не рискнула, и воображение безжалостно расписывало, что будет, если синдорейка упадет в море.
Из капитанской каюты привели связанного Мюррея, понурого, с обвисшими щеками и опущенным взглядом. Стеффилда пришлось тащить под руки - он еще не оправился от последствий отравления. Усадив обоих помощников и дождавшись, пока наемники займут свои места, матросы заработали веслами. Все, включая Гремучку, были хмурыми и молчаливыми. Юнга по кличке Грош затянул было песню, но на него шикнули.
На берегу обнаружилось несколько греющихся черепах. Настроение команды немедленно улучшилось; пока добычу переворачивали и грузили в шлюпки, Гремучка отвела наемников к краю пляжа и кивнула на сплетение лиан.
- Вам туда, - пробурчала она. - Идите лучше сейчас - после вчерашних капитанских выступлений многие ждут от вас удара в спину.

Геллемар: К настоящему моменту клирик уже начал подозревать, что идея прихватить с собой выживших после яда членов экипажа была не самой удачной. Мюррей оказался сущей головной болью уже на корабле. Его помощник был слишком слаб для того, чтобы двигаться без посторонней помощи. Одним словом, не офицеры, а граната без чеки и гиря на ноге.
Клирик молча закинул себе руку Стеффилда на шею и приготовился идти, куда скажут. Уж если он настоял на том, чтобы этих двоих отпустили вместе с ними, то ему и отдуваться.

Гельмут: - Надеюсь, у вас хватит ума послать Шутника к октопусу до того, как он вас продаст на галеры, - коротко рассмеялся Штольценфельс. - Пока, Гремучка. Жаль, так и не успели мы сиськи посмотреть...
Высказавшись, блондин подхватил под руку Мюррея и вопросительно посмотрел на Файре.

ДМ: - Признаю себя ослом и жду ваших распоряжений, - несчастным голосом сказал Мюррей, когда Сью, на прощание от души хлопнувшая Гельмута пониже спины, ушла к своим. - Господа, у вас ведь есть план, как вернуть золото?

Геллемар: - Помилуйте, сударь. У нас даже нет четкого плана, как самим вернуться домой, - угрюмо отозвался квельдорей

Гельмут: - Кстати, капитан, с планом по возвращению вы можете нам помочь, - Гельмут чуть понизил голос. - Если та карта, с которой вы приходили рассказывать о кладе верна, вы могли бы проложить нам курс по суше. Я ее прихватил с остальными бумагами.

ДМ: - Но ведь вас наняли, чтобы сберечь груз, - пылко напомнил капитан. - Это ваш долг, ваша святая обязанность! Что возвращение домой, если там всех ждет виселица - разве что нас со Стеффилдом, быть может, расстрел?
Файре угрюмо посоветовала капитану заткнуться, осматривая заросли сверху вниз. Где-то громко кричал попугай, а в глубине тропического леса переругивались мартышки.
- Может, вдоль берега на север? - предложила эльфка. - Там должна быть крепость Гром'Гол. Они ведь не откажут в помощи путникам, если настаивать на нашем нейтралитете?
Стеффилд, с трудом подняв голову, выразился о плане пренебрежительным "Пфе".
- Забудьте о крепости, - поддержал его Мюррей. - Катаклизм отделил ее от этого места опаснейшим проливом. К тому же, орки!.. Вы преувеличиваете их благородство. Нас, несомненно, будут пытать, чтобы выведать тайны Альянса. А женщин они отдают на поругание диким ограм. Позвольте карту...
Капитан ткнул в рисунок рукой в испачканной перчатке.
- Мы должны быть к западу от большого лагеря Лиги Исследователей. В нескольких милях к северу - ордынский стратегический пункт, очень, очень опасное место с каким-то варварским названием Кофельганель. Мы должны пробираться на восток вдоль берега, пока не найдем какую-нибудь дорогу и не выйдем по ней к исследователям.

Геллемар: - Ни разу не был в этой глуши, - признал квельдорей, глядя на карту, - поэтому ничего не могу сказать о безопасности данного направления. Подозреваю, что тут куда не плюнь, везде опасно.

Гельмут: - Конечно, идти в ордынскую крепость рискованно, - протянул Гельмут, рассматривая предложенный капитаном маршрут, - но до этого самого лагеря Лиги мы точно не дойдем. Без снаряжения, с больными на руках - шансы микроскопически малы. Так что я бы все же наведался в этот самый Кофельганель. Тем более, что насчет женщин на поругание ограм - полная херня, простите мой лордеронский...

ДМ: - Вы, солдаты Альянса, хотите сдаться гоблинам Трюмных Вод? Орде?.. - не поверил своим ушам Мюррей. - Помилуйте, идет война! О каком милосердии может идти речь, если орки сбрасывают огромные гоблинские бомбы на целые поселения? Лучшее, что нас ждет, это судьба участников каких-то мерзких экспериментов, которые, как я слышал, зеленокожие изверги проводят на живых существах, уподабливаясь своим немертвым союзникам!
- Признаться, Мюррей, я редко бываю с вами согласен, - с трудом проговорил Стеффилд, - но сейчас вы правы. Я бы хотел невредимым попасть в руки Альянса и с достоинством принять свой приговор.
Мюррей, вспомнив о потере корабля, скуксился и умолк.
- Гоблины, - хмыкнула Файре. - Полагаю, мы с ними договоримся, чего не скажешь о диких троллях и прочих опасностях джунглей. Я за Кофельнагель.

Гельмут: - С гоблинами договориться можно всегда, - кивнул Гельмут. - Особенно, если договариваться за деньги... Альбина, на переговоры придется идти тебе. Ты, если сделаешь мордаху попрезрительней, вполне похожа на синдорейку.

Геллемар: - Смиритесь со своей участью, господа офицеры, - мрачно усмехнулся Геллемар. - Не все же ограм женщин насиловать. Вот и будет у них разнообразие. За ваш счет.

ДМ: Мартин поддержал идею о переговорах с гоблинами, а Тейну оставалось только согласиться с остальными: если бы паладин вздумал разделить отряд, взяв с собой офицеров и уйдя через джунгли, он бы почти наверняка оставил свои кости под какой-нибудь пальмой.
Идти по песку было трудно, и все же наемники продвигались вдоль берега быстрее, чем если бы решили ломиться сквозь заросли. Мюррей время от времени принимался причитать; злая и голодная Файре затыкала ему рот, не стесняясь в выражениях. Пляж, на который высадилась команда "Ведьмы", вскоре исчез за пологим мысом. Впереди был еще один, поросший пальмами, и когда лже-охранники приблизились к нему, заметили среди лиан какое-то движение.

Гельмут: Гельмут, заметив шевеление в зарослях, молча передал Мюррея эльфке, сгрузил на землю свой груз и, обнажив оружие, осторожно двинулся на разведку, неспешным шагом, пристально вглядываясь в сплетение лиан.

Геллемар: Геллемар осторожно усадил Стеффилда наземь и стянул с плеча ружье. Остался ждать результатов разведки на месте.

ДМ: Лианы раздвинулись, разведенные осторожными руками. На Гельмута глянуло поразительно красивое женское лицо с испуганными глазами; цвет кожи и рост не оставляли сомнений в том, что в зарослях прячется калдорейка. Она выдвинулась из своего укрытия, и Мюррей выпучил глаза: кроме повязки из пальмовых листьев, прикрывавших стройные бедра, на девушке не было ничего, а ее фигура обладала достоинствами настолько редкими, что можно было подумать о богине, принявшей обличие смертной. Ее зеленые волосы опускались на плечи мягкими, слегка растрепанными локонами. Калдорейка приложила палец к губам, поманила отряд за собой и двинулась вдоль мыса в сторону джунглей.

Геллемар: У Геллемара отвисла челюсть; при виде такой красоты необыкновенной клирик внезапно разучился думать логически. В самом деле, откуда не вылезти полуголой калдорейке в пальмовой набедренной повязке, как не из джунглей?
- Э-э... - протянул он, сбивая треуголку на затылок и опуская ружье, - а мы что, все вместе должны за ней идти, или она кого-то одного из нас позвала, а?

Гельмут: Штольценфельс, казалось, ни разу не впечатлился увиденным: ятаган не спрятал, за парой сисек не помчался, а вернулся к отряду и тихонько поинтересовался у Файре:
- Разве в Тернистой долине водятся ночные эльфы?

ДМ: - Альянс! - возликовал Мюррей. - Пойдемте скорее. Это наше спасение.

Гельмут: Параллельно с вопросом Мюррею был предъявлен нордически твердый кулак, сопровождаемый просьбой заткнуться и не отсвечивать.

ДМ: - Понятия не имею, - отозвалась растерянная Файре. - Эти земли так далеко от Квель'Таласа, что я никогда не интересовалась ими, разве что в историческом контексте. Экспедиция Альянса? Допустим. Но почему в таком виде?
Калдорейка молитвенно сложила руки, переступила по песку изящными ступнями. Она не произносила ни слова, но ее мимика и движения умоляли отряд идти следом.

Геллемар: - Понятное дело, жарко ведь, - клирик даже немного удивился синдорейской непонятливости; повесив ружье на плечо, эльф бодро пошагал к гологрудой лесной диве. - Давайте, берите Стеффилда, и пошли. Вдруг она там не одна, а с подружками.

Гельмут: Клирик не прошел и пары шагов, когда Гельмут уцепил его за воротник.
- Куда поперся, ебарь-перехватчик? - мирно поинтересовался один белобрысый у другого. - Гремучка сиськи не показала, так у тебя вся кровь в яйца утекла? Эй, ушастенькая, ты на всеобщем говорить разумеешь, нет?

Геллемар: Пришлось тормознуть; услышав вопрос, Геллемар возмущенно заморгал.
- Да при чем тут... э... Так вот же, сказали, - Альянс. Мы что, так и будем ото всех шарахаться? Это паранойей попахивает уже. И вообще, такая красивая женщина не может быть опасной, а у нас больной на руках.

Гельмут: - Опаньки... - Штольценфельс прищурился, заглядывая в глаза клирику. - А что ж тебя так накрыло-то, Аверион? Аж мозги отключились. Какой нахрен Альянс с голыми сиськами вблизи ордынского лагеря?

Геллемар: - Самый обыкновенный! - Клирик снова моргнул, гневно пряданув ушами. В глазах у эльфа не было ничего, кроме пары голых сисек. - Я сразу понял, она шпионит тут, потому в листьях, да и цвет волос для маскировки подходящий. Пошли уже скорей за нею, пока инкогниту не раскрыли.

Гельмут: - Циля, а давай я ему по темечку стукну? - предложил Гельмут, не выпуская лекаря. - Может попустит... Эй, леди Сиськи, так как насчет всеобщего и поговорить?

ДМ: Калдорейка, нежно и застенчиво улыбаясь, пропела несколько слов на своем языке. Именно пропела: в ее голосе была чарующая мелодия. Потом она отступила в заросли - вот-вот скроется, пропадет, и больше никогда не обласкает взгляд своей чудесной красотой, не усладит слух волшебной песней!
Мюррей бросился за ней, и даже Стеффилд, отдыхавший на песке, вздернулся на ноги. Файре цепко схватилась за капитанский локоть.
- Стоять, - хрипло сказала она, моргая так, словно ей в глаз попала соринка. - Башня. Суккуба. Ничего не напоминает?

Гельмут: - Не знаю, о какой башне ты тут лопочешь, но что такое суккуба я в курсе, - кивнул Гельмут, нежным движением загоняя палец в лицевой нервный узел клирика. - А еще есть хороший способ от дурмана. Боль называется.

Геллемар: Тычок подействовал как надо. По крайней мере после того, как эльф взвыл, выругался и потер ошпаренную дивными ощущениями щеку, некая доля разумность в его взгляде все же появилась. По крайней мере, он оставил попытки выдернуть свой воротник из руки Гельмута и уставился на зеленоволосую с видом барана, узревшего внезапные ворота.

ДМ: Не будь Файре так впечатлена чарующей песней, она бы не выпустила Мюррея, - но пока наемница пыталась сладить с желанием поклониться дивной богине, капитан с неожиданной прытью стряхнул ее с себя и бросился к калдорейке.
Напрасно.
Та уже поняла, что встреченные чужаки отличаются от изголодавшихся по женской плоти пиратов, которые время от времени высаживались на этот берег, и решила не медлить. Капитану показалось, что вокруг женской фигуры сгустился туман, смазывая и искажая прекрасные формы; лицо калдорейки хищно заострилось, надбровные дуги надменно изломались и выступили вперед, а волосы свились жгутами, которые тут же потянулись к Мюррею. Больше не скрываясь под иллюзией, нага наотмашь ударила капитана когтистой рукой.

Геллемар: Внезапно клирик пожалел, что не обладает мифическим умением всех эльфов, коим оные эльфы наделены чуть ли не с колыбели. Речь о стрельбе из лука. Потому что шум, по-хорошему, поднимать не следовало бы. Чуть ранее Геллемар сдернул с плеча ружье и, на автомате сняв его с предохранителя, выстрелил в чешуйчатую ведьму, - разумеется, перед этим улучив момент, когда злополучный капитан ушел с линии огня.

Гельмут: Вслед за клириковой пулей немедля отправились два метательных ножа, покинувших уютные чехлы на перевязи, украшавшей грудь Штольценфельса.

ДМ: - Это не Альянс! - возмущенно завопил Мюррей, отскакивая в сторону. Нага целила ему в живот, собираясь выпустить внутренности, но когда она сбросила иллюзию, капитан присел от неожиданности, и ему только подрало грудь.
И пуля Геллемара, и оба ножа срикошетили, ударившись о защитное поле подводной чародейки - успела, загородилась. К ней подлетела Файре с клинком наголо, но высокорожденная пропела заклинание, и синдорейка, на глазах съеживаясь и выцветая, полетела в песок. Мюррей только глазами хлопнул, обнаружив на месте "Цили" грозно блеющую овцу, а потом быстро рванул в джунгли - спасаться.
Нага усмехнулась.
И подняла руки, между которыми заискрило готовящееся заклинание.

Геллемар: - Твою мать, - только и сказал эльф, делая повторный выстрел. С учетом того, что между эльфом и нагой больше ничего не дергалось, прицел был наведен ведьме в голову. Мысль драпануть тоже была, но при таком раскладе был немалых размеров риск огрести заклинанием в голую спину, что не только крайне неприятно, но ещё и очень обидно.

Гельмут: - Таки твою мать, - подтвердил Гельмут, срываясь с места в направлении наги, на бегу доставая что-то из кармана. Затем прозвучал набор слов, который вполне мог показаться клирику знакомым, из руки блондина полыхнуло Светом. Затем в нагу полетел еще один нож и Штольценфельс с воплем "Не промажь!" рухнул на песок, изображая уворот от заклятия.

ДМ: У Гельмута получилось: защитный экран сорвало, как штору, на которой повис тяжеленный кот, причем взломщик успел активировать амулет еще до того, как выстрелил Геллемар, - и пуля пробила чешую наги под ребрами. Чародейка совсем не музыкально завизжала, развернулась и стремительно поползла в заросли. Нож, воткнувшийся в спину раненой наге, не остановил ее.
Живучая, как все монстры.

Геллемар: У Геллемара, как мы помним, пятизарядная винтовка. Сиречь, еще три попытки. Одну клирик только что использовал, пальнув уползающей наге в спину. Ну или ниже, как получится, - наги, они же извиваются, когда ползают. Всякое может случиться.

Гельмут: Гельмут перекатился, стряхнул с ладони пыль, оставшуюся от амулета, вскочил на ноги. Прикинул расклады и рванул за уползающей заразой с ятаганом наголо. Надо же нож забрать, ценная вещь, штучной работы.

ДМ: Наги привыкли к воде, и хотя могут перемещаться по суще с удивительной скоростью, им трудно равняться с обладателями двух ног. Геллемар, судя по болезненному возгласу, не промахнулся, и Гельмут уже почти догнал серьезно раненую чародейку, когда она попросту исчезла.
Метрах в десяти впереди раздалось знакомое, быстро удаляющееся шуршание. Нага из последних сил спасала свою жизнь.

Геллемар: - Зараза, - устало выдохнул клирик, опуская ружье. Пуля навряд ли догонит шустрое земноводное в зарослях, у Гельмута вернее получится; спохватившись, Геллемар окликнул Мюррея, - без особой надежды, впрочем, - и, сделав несколько шагов, опустился перед овцой на корточки.
- Ну и что нам теперь с тобой делать, а? - угрюмо поинтересовался у ушек лопушками, кучерявого лобика и пары влажных глаз над подвижной горбинкой носа. - На шашлык пускать?

Гельмут: Гельмут, увидев такое дело, плюнул и преследование прекратил. Колдунья же, плюс клирик уже прикрыть не сможет... хрен с ним, с ножом, короче говоря. Прогнали и ладно. Пожелав наге вслед тыщу колючек в жопу и метать икру для мурлоков, блондин развернулся и пошел обратно, искать ножи, отбитые нажьим щитом.

ДМ: Овца мемекнула. Если сначала она с боевым видом суетилась возле наги, то сейчас, похоже, совершенно забыла о том, кем является на самом деле и жевала белесый стебелек растения, пробившегося между камней на пляже.
Стеффилд с трудом сел и тоже позвал Мюррея. Гельмут уже успел найти свои ножи, когда из зарослей высунулась искаженная от боли физиономия капитана.
- Я истекаю кровью, - пожаловался он, ковыляя к доктору. Разорванный камзол на его груди действительно пропитался красным.

Геллемар: - Обратитесь к нему, - Геллемар коротко мотнул головой в сторону Тейна. - Я сейчас могу разве что заштопать вас суровой ниткой. В условиях здешнего климата, со штопаной раной вы намучаетесь. Рони? У тебя нет какого-нибудь амулета, развеивающего заклинания?
Стебелек у овцы отобрали. Мало ли какая отрава. Только эльфийки с поносом ганзе и не хватало.

Гельмут: - Так тебе и надо, дурак в мундире, - проявил отсутствие гуманизма по отношению к капитану Гельмут, подходя к отряду. - Нехрен було за сиськами бегать... Амулет был, Аверион. Я им щит с наги снял. Больше нет. Так что придется нам до ближайшего мага Цилю на шлейке водить. И капитана отгонять. Потому как такой баран овцу и захотеть может нечеловечески.

Алек: Алек, который сам выглядел не очень, мазнул взглядом по страждущему и молча подошел к нему, по пути чеша шею. Выглядел он не очень: на лбу пот, движения дерганные. Колдовство наги, казалось, его добило - Алек был почти никакой. Настолько никакой, что не только не встрял в драку, но и даже не заметил интересную перемену в Файре.

ДМ: - Но ведь калдореи служат Альянсу! - привел несокрушимый довод Мюррей, расстегивая одежду. Нага оставила на его пухловатом безволосом торсе глубокие кровоточащие борозды. - Откуда я мог знать, что это гнусный коварный монстр? Какие-то слухи о подобных превращениях, разумеется, были, но я принимал их за сказки.
- Нельзя здесь оставаться, - у Стеффилда был слабый и хриплый голос. - Она куда-то манила нас, возможно, что в свой лагерь. Если это так, в нем наверняка слышали выстрелы.

Геллемар: - Пусть только сунется... - проворчал эльф, усиленно размышляя, из каких подручных средств можно сделать поводок и как долго держится заклятие полиформации; после нескольких месяцев, проведенных в Даларане в качестве подопытного, Геллемар знал, что подобные заклинания недолговечны. Правда, у наг могли быть свои особые заморочки, но думать о том, что какой-то жабе удалось разработать заклинание постоянной трансформации, клирику почему-то не хотелось. Рыжина шла Файре куда больше, чем кучерявость.

Гельмут: - Разумная мысль, - кивнул Гельмут. - В любом случае, надо побыстрее добраться до гоблинского лагеря. Капитан, вы помогайте мистеру Стеффилду, Корский, ты веди овцу, Хапуга с Аверионом прикрывают, я в передовой дозор. Судя по карте, тут всего пара миль осталась, через час будем на месте. Если кому-то надо в кусты или еще чего - будьте добры сделать это прямо сейчас.

Алек: Алек диким взглядом осмотрел раны Мюррея, выставил перед ним ладони и слабым голосом произнес:
- Посмотрим, что можно сделать, - через несколько мгновений от рук паладина полилось золотое сияние. Немного времени и Тейн безвольно опустил руки, не обратив внимания на слова Гельмута. Рана едва-едва уменьшилась, не то, что зажила.
Наконец, да Алека дошло, что Корский это он и единственный вопрос, который он смог задать был: - А откуда взялась овца?

Геллемар: - Это Циля, - клирик таки догадался соорудить поводок из ремня от собственной винтовки. Правда, вышел тот поводок коротким, но для ведения овцы у ноги вполне годился. - Ей поплохело. Будешь себя плохо вести, тебе тоже поплохеет.

Алек: - Это странно, - протянул Тейн, уже совсем бешено чеша шею, - Или это у вас эльфов, как у воргенов, в овцу?

Гельмут: - Корский, ты чего, проспал всю дорогу? - Гельмут посмотрел на паладина, как на дебила из приюта. - Ее нага заколдовала. Послал же Свет доверенного...

ДМ: Капитан почувствовал себя лучше и церемонно поблагодарил Тейна.
- Вы не могли бы выдать мне оружие? - попросил он. - Нас мало: сомневаюсь, что госпожа Альбина будет сражаться в таком виде, а Стеффилд до сих пор не в себе.

Алек: - Да, колдовала та дрянь знатно, - закивал Тейн, не прекращая чесаться, - у меня до сих пор в голове шумит и перед глазами плывет все. Ведьма проклятая.

Гельмут: - Ладно, давайте посидим тут, пообсуждаем наг и их колдовство. Заодно может кто еще из местных подтянется, - пожал плечами Штольценфельс, возведя очи горе.

Алек: - Думаешь? - засомневался Алек, - Лучше давайте искать цивил...цвил...цавил...людей, - не стал рисковать со сложным словом паладин, - может у них есть мазь, чтобы так не чесалось..

ДМ: Мюррей еще раз повторил вопрос об оружии, уже занявшись делом: он помог Стеффилду подняться и двинулся в направлении Кофельнагеля.
- На вашем месте, господин Корский, я бы не доверял гоблинским мазям, - сказал капитан. - Где это вы подцепили чесотку?

Алек: - На корабле были, все было нормально, - начал вспоминать Тейн, на лице у него расползлась весьма глупая улыбка, - на берег сошли… еще нормально вроде. Песок, пляж все нормально. А потом зачесалось и башка поплыла. На солнцу видать долго был – голова вообще не варит, - констатировал паладин.

ID: 10542 | Автор: mandarin
Изменено: 23 июля 2012 — 12:08

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
1 ноября 2012 — 10:40 Potroshishkin

Удивился, что нага превращает врагов в овцу, а не в жабу или черепашку. Наги, поди, и не видали овец, за сотни лет разработки заклинаний своих. Но с вечно жующей овцой на поводке, конечно, забавнее.