Вторая попытка — окончательная

Графиня Лориенн Крайтен
Граф Драйлин Крайтен
Гильдия Великий Дом Крайтен

В Крайтен-Холле не было ни особенно шумно, ни особенно весело. Торжественность атмосферы чувствовалась лишь по парадным мундирам слуг дворца и обновленным скатертям и гардинам.
Ранним вечером к поместью подъехала шикарнейшая соборная карета. Из нее неторопливо появился святой отец, коему незамедлительно оказали помощь, несмотря на то, что она не требовалась. Огромная его фигура, сверкающая, словно драгоценность, в предзакатных лучах солнца, неспешно двигалась к парадному входу, моментально окруженная толпой прислуги...
Отцу Йосипу помогли пройти в маленькую внутреннюю часовню Крайтен-Холла, которая обычно служила местом молитвы членов благороднейшего семейства. Однако сегодня был особый случай – свадьбы графа Крайтена и виконтессы Тэль, а потому убранство часовни было торжественным. Отец Йосип встал в центре небольшого помещения, дожидаясь брачующихся.
Лориенн позволила матери разгладить юбку свадебного платья, поправила лиф, который соблазнительно приподнимал грудь и был скромно прикрыт пышной фатой. На фате настоял отец. Она сама хотела шляпку, так как фата считалась признаком невинности, а невинной леди Тэль давно не являлась. Хорошо хоть платье было золотое с красным. Как она и желала. Длинная, отороченная мехом мантия стекала с хрупких плеч на мраморный пол. Пышные рукава, схваченные у запястий дорогими украшениями, закрывали худенькие руки, придавая тоненькой фигурке виконтессы Тэль больше женственного изящества. Отец нервно поправлял бутоньерку в петлице. Мама украдкой прикладывала платочек к уголкам глаз. Ледяная Лиса Тэль не проявляла ни одного признака волнения. Это просто еще один запланированный графом и молодой дворянкой шаг. Только и всего...
Драйлин уже выступал когда-то в роли жениха, он вряд ли хотел вспоминать старый опыт. Безобразная лордеронская стерва хорошо потрепала ему нервы, и граф искренне желал ей сгореть в пламени Бездны. Он стоял возле зеркала, рассматривая себя одетого в строгий черный костюм, белые перчатки и черные туфли. На голове покоилась жемчужная тиара, на сей раз Сиятельство предпочло её токе.

- Что, хочешь, чтобы сейчас присутствовали твои детки? – скрипучий голос Амалии нарушил упорядоченное движение мыслей. – А как ты чете Тэль объяснишь появление Эрика и Джоржо? Эрику уже пятнадцать, если ты не забыл. Ох и хорош ты был пятнадцать лет назад! Умудрился под носом старого барона Гвидо обрюхатить его молодую жену! Самому-то тебе сколько было?
- Шестнадцать, - тихо ответил граф, продолжая рассматривать себя в зеркале. – Мы условились, что на церемонии будет присутствовать только самая близкая родня. Фартис в Даларане, Эвар уплыл неизвестно куда. Осталась только ты. Кроме того, я надеюсь, что у нас скоро будут свои законные дети.

Безмолвный граф Горацио Тэль согнул чуть дрожащую руку в локте. Изящная рука его дочери в расшитой камнями полупрозрачной митенке легла на дорогую ткань его фрака. Графиня Элен Тэль нервным взмахом платочка приказала пажам подобрать шлейф платья дочери и края ее дорогой мантии... В отдалении послышались звуки домашнего оркестра, который готовился глянуть свадебный марш. Процессия больше походила на траурную, чем на свадебную. Лица родителей были более чем скорбными. Оба считали, что в этом браке дочь похоронит себя. Однако виконтесса не разделяла их мнения. Очевидные политические выгоды родства с семьей Крайтен перекрывали весьма неочевидные достоинства самого жениха, о которых будущая леди Крайтен предпочитала не распространяться.
Драйлин с Амалией уже дожидались юную леди и благородную чету Тэль в часовне. Виконтесса де Баланжио заняла место в правом углу помещения, у входа. Следует отметить, что дамой она была весьма немаленькой, на её месте могли расположиться человека три, не меньше.
Акустика в часовне была замечательной, и даже негромкая музыка была слышна весьма хорошо. Равно, как и шепот в любом из углов залы.
Почтенный отец семейства Тэль появился в распахнутых дверях, ведя к аналою под руку свою очаровательную дочь. Лориенн натянула на лицо полагающуюся в таком случае счастливую улыбку невесты. Глаза ее с привычным уже спокойствием оглядывали не раз и не два виденное место. Еще утром она бойко отдавала приказания слугам о том, что и куда ставить и какие цвета лучше использовать. Драйлин и святой отец уже дожидались ее. Вне всякого сомнения, самая обаятельная и привлекательная Амалия де Баланжио тоже присутствовала. Знаменитая Пушкарка в жизни выглядела не столь пугающе, как в байках, но все-таки довольно грозно, чтобы внушить трепет кому-нибудь, вроде покойного братца Антуана или мягкосердечного папаши Тэль. Недаром у него коленки не гнутся... Ползем будто улитки в гору... Леди Тэль чуть прибавила шагу. Отец вздохнул, но подстроился.
Отец будущей графини передал ее тонкую руку в ажурной перчатке жениху и отступил в сторону.
Драйлин принял нежную руку невесты, а священник начал петь.

- Священными узами брака соединяются светлейший граф Драйлин Крайтен и виконтесса Лориенн Тэль! – торжественно пропел он, продолжая. – Восславим же Короля нашего, благословившего сей союз! Пускай Свет продлит дни Его и восславит Его царствие!

Хор тут же затянул молитву во славу Их Величества и сочетающихся узами брака. Маленькое помещение часовни наполнила музыка и переливы низких и высоких голосов. Когда молитва закончилась, все в одночасье стихло, и священник продолжил:

- Согласен ли ты, Драйлин Крайтен, взять в законные жены Лориенн Тэль, стоящую пред тобой? – спросил он. – Клянешься ли ты любить и защищать, быть ей верным мужем надежной опорой пока Свет не призовет вас в свои объятия?
- Клянусь, - уверенно ответил Драйлин. – Я клянусь, что у неё не будет повода даже думать обо мне плохо.

Леди Тэль (ох, недолго ей осталось носить эту благородную фамилию), едва сдержала неловкий в этой ситуации смешок. Хорошо еще, что фата прикрывала искусно нарисованное заново косметикой из Луносвета лицо, и никто не заметил язвительной усмешки на губах невесты. Клятвы... какая ересь! Но так велит закон, а он, как известно, весьма суров.
Хор затянул новую молитву, предвещая молодым долгие годы и процветание, верную службу Короне и славу, которая будет запечатлена в веках.

- Согласна ли ты, Лориенн Тэль, взять в законные мужья Драйлина Крайтена, стоящего перед тобой? – продолжил святой оцет, когда грохот музыки и звуки хора стихли. – Клянешься ли ты любить и оберегать, заботиться и быть ему верной женой, надежной опорой пока Свет не призовет вас в свои объятия?
- Клянусь, - мелодичный голос перекрыл голоса певчих, зазвенел, заколыхался под сводами. Могло показаться, что рядом с графом у аналоя стоит ангельское создание, но, увы, леди Тэль была далеко не ангел... Оно и к лучшему, пожалуй. - Я клянусь, что у него не будет и малейшего повода усомниться в моей любви и верности.

А вот это, пожалуй, помимо клятв, могло сойти за правду... Надобности в свадьбе Ледяная Лиса не видела, а вот будущий, или уже настоящий? супруг, определенно занимал не последнее место в ее сердце.
После произнесения клятв в часовню внесли расшитую золотом подушку и малую тиару, которая покоилась на подушке. Служки помогли леди Тэль встать на одно колено (именно для этого и пригодилась первая подушка), после чего Драйлин взял в руки малую тиару, которая скорее походила на кубло змей, усеянное драгоценными камнями, и возложил её на голову своей невесте. Служки помогли встать леди, голова которой значительно потяжелела.

- Властью данной мне Святым Светом, - тождественный голос священника отражался от стен часовни, следом за ним вторил хор, - я объявляю вас мужем и женой. Долгих лет жизни и процветания светлейшим графу и графине Крайтен!
О, свет, какая же прелесть, я сейчас расплачусь... Леди Крайтен прикусила нижнюю губу, лишь бы не рассмеяться. Тяжелая тиара на ее голове обозначала то, что она получила более почитаемый статус и обрела ту власть, которой, ей, возможно не доставало. Статус и власть. Да, это было привлекательным, и этими двумя необходимыми качествами и обладал ее чудный супруг. Вот и отлично. А теперь ему лишь нужно откинуть вуаль и поцеловать ее. И вот на этой мысли леди Крайтен улыбнулась по-настоящему. Однако, вуаль все же помешали откинуть.
Когда возгласы стихли, к чете Крайтен приблизился юноша – королевский глашатай. В его руках находился свиток, перевязанный голубой лентой и утвержденный королевской печатью – указ, который, скорее всего и был свадебным подарком Короны чете Крайтен.

- Согласно данному Указу, - у глашатая оказался весьма высокий и мелодичный голосок, - Их Королевское Величество Варианн повелевает отныне и довеку титуловать светлейших графа и графиню Крайтен, их детей и детей их детей, а также всех последующих выходцев Великого Дома Крайтен Их Высокопревосходительствами! Их Королевское Величество сим Указом даруют Их Высокопревосходительствам право передавать по наследству занимаемые на момент смерти должности на королевской службе своих прямым потомкам!

Глашатай выдержал паузу, однако ей не суждено было продлиться долго, ведь священник тут же подхватил его и запел:

- Да здравствуют милостью Света, Неба, Луны и Звезд, волей Их Королевского Величества Их Высокопревосходительства светлейшие граф и графиня Крайтен, Властительные лорд и леди Элвиннские именуемые четвертыми! Пускай Свет продлит их дни и пошлет им благоденствие!

Вот теперь Драйлин мог откинуть фату и незамедлительно поцеловать свою супругу, что он и поспешил сделать.
Выслушав глашатая с таким видом, будто он предвещал конец света, и этого тоже никто не видел, аминь, леди Крайтен, уже предвкушавшая остальные подарки и первую ночь, казалось, застал врасплох законный поцелуй мужа. Но... он все-таки прекрасен. Пожалуйста, пусть все это... пусть все будет. Ей нравится так. Еще никогда она не целовалась с таким упоением!
Амалия растянулась в довольной улыбке и охнула. Она первой приловчилась поздравить дорогих родственничков, пообещав быть леди Крайтен сестрой. Вот счастье!
Лориенн прислушалась к себе изнутри и обнаружила довольно странную вещь: она не чувствовала себя чужой им. Да, возможно, ей не понять, что такое служба военного или чиновника, но... по стремлению к силе и власти она не была им чужой. С любезной улыбкой новоиспеченная графиня Крайтен принимала поздравления и говорила искренние комплименты... Ей здесь нравилось и ей были близки эти люди. Она видела их амбиции и их планы, их коварство и себялюбие, их волнение и спокойствие, их близость Короне и такую же чудовищную даль от нее... Она видела их счастье заработать на войне и их горе, когда эта же война несла им убытки. Она видела их продажную желчность и в то же время яростное стремление уберечь семью. Лориенн с удовольствием приняла огромную руку Пушкарки и подставила ушко для того, чтобы та поцеловала воздух у ее серег... Точно так же, как миллион раз до этого на чужих приемах и свадьбах... Но теперь рядом был Драйлин. Возможно, он остановил свой выбор на ней потому, что просто устал искать. Или просто устал. И все. Ни клятвы, ни росписи не смогут подарить ей его любовь. Но зато она сможет дарить свою сколько угодно! Лориенн это устраивало. И поэтому графиня улыбалась.

ID: 10515 | Автор: mandarin
Изменено: 21 июля 2012 — 23:48